Поделись с друзьями:

За десять лет в Красную книгу Краснодарского края добавлено более 300 видов растений и животных, оказавшихся под угрозой исчезновения

Конец 2017 года ознаменовался очень важным событием не только для кубанской, но и российской науки. В декабре вышло в свет третье издание двухтомника «Красная книга Краснодарского края» результат многолетней многотрудной деятельности целой плеяды авторитетнейших ученых: биологов, зоологов, географов и экологов, чьи имена давно уже вписаны золотыми буквами в историю советской и российской науки.

Один из этих двух томов, посвященный грибам и растениям, вышел под редакцией профессора Кубанского госуниверситета, доктора биологических наук, профессора кафедры геоэкологии и природопользования КубГУ Светланы Литвинской.

На днях Светлана Анатольевна стала гостем редакции «НГК», и мы подробнейшим образом расспросили ее о том, как работалось над созданием такого, поистине бесценного, научного издания, и насколько «Красная книга Краснодарского края» реально отражает на сегодня экологическую ситуацию в регионе.

– Вообще «Красная книга» переиздается каждые 10 лет, это регламентировано природоохранным законодательством. В течение всего периода между предыдущим изданием и последующим ученые постоянно ведут мониторинг популяций редких видов, отслеживают все изменения, произошедшие за это время в редкой биоте региона или страны, уточняются ареалы.

«НГК»: На колонтитуле издания указано, что «Красная книга» издана на средства, выделенные из бюджета Краснодарского края…

С. ЛИТВИНСКАЯ: Край спонсировал и предыдущее, второе, издание «Красной книги» (вышла в свет в 2007 году. –Прим. ред.), и третье издание. В этом большая заслуга министерства природных ресурсов, руководители и специалисты которого понимали значимость данной работы для Краснодарского края. Их участие не ограничивалось исключительно финансированием проекта. Например, в других регионах, насколько я знаю, наши коллеги поставлены в жесткие рамки по объемам издания: пять печатных листов – и делайте, что хотите. Нам же в этом плане дали «зеленую улицу», не ограничивая ни в объеме, ни в предоставлении иллюстративного материала, поэтому в вышедшем издании содержится наиболее полная научная и аналитическая информация о текущем состоянии редких видов животных, растений и грибов в Краснодарском крае. Вы знаете, я не могу не сказать о помощи Михаила Борисовича Астапова, ректора Кубанского государственного университета. Будучи географом, он понял значимость и трудность подготовки этого издания. Если бы не его поддержка, вряд ли можно было за столь короткий срок довести всё до логического конца.

«НГК»: Многим ли регионам в РФ удалось, как вам, трижды издать Красную книгу?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Первая Красная книга в регионе была издана в 1994 году под редакцией доктора биологических наук, профессора В.Я. Нагалевского и только спустя 7 лет была утверждена в качестве официального документа. Она включала 134 вида растений, 22 лишайников и грибов.По сравнению с двумя последующими изданиями, это была небольшая книга, но то был первый опыт, и сам факт ее выпуска уже давал своеобразный толчок всем нам –работать и совершенствоваться дальше. Ведь все те виды, которые были занесены в первую «Красную книгу», они сохранились и сейчас и также перенесены в последующие издания. 

Вы знаете, в 2011 году исполнилось 30 лет со времени появления первой Красной книги субъектов Российской Федерации на Северном Кавказе. Это была Красная книга Республики Северной Осетии –Алании, которая вышла в 1981 году.  В этой республике уже появилось третье издание, два раза издавали свои книги в Адыгее и Ставропольском крае. Я хочу отметить, что Красная книга Краснодарского края многими учеными в стране признана лучшей среди региональных.

«НГК»: Чем же она отличается других?

С.ЛИТВИНСКАЯ: При работе над третьим изданием Красной книги Краснодарского края мы исходили из необходимости повышения степени научной информативности видовых очерков.Мы ушли от субъективного подхода к внесению видов в список охраняемых. Региональные списки редких видов являются основой для работы над государственной Красной книгой, и сведения должны быть достоверными и как можно более полными. Были разработаны единые научные критерии отбора видов, что позволило делать более глубокий сравнительный анализ положения видов в РФ. Все виды отвечают критериям и принципам оценки МСОП (Международный Союз Охраны Природы.– Прим. ред.). Коллективом ученых список видов был выверен в соответствии с современной принятой номенклатурой без необоснованных таксационных нововведений. Мы, работая над ней, намеренно ушли от формата энциклопедического справочника и постарались сделать наше издание более научным, аналитическим. У нас по каждому виду была собрана углубленная информация по численности и плотности, возрастной структуре популяций, о роли вида в сообществе, экологической валентности по отношению к факторам среды, особенностям размножения, и т.д.

И еще хочется подчеркнуть один важный момент:в Красной книге Краснодарского края для каждого вида установлена категория угрозы исчезновения региональной популяции, определенная по критериям Красного списка МСОП на региональном уровне. Без таких знаний мы не сможем бороться за сохранение видов.   

В общем, можно сказать, что наша Красная книга – это итог многолетнего труда более чем десятка авторитетнейших ученых нашего региона. Нам пришлось изучить немало архивных и научных материалов в ботанических садах, университетах Москвы, Петербурга, кавказских республик. Буквально по каждому виду, представленному в Красной книге, есть ссылки на научные работы и статьи практически всех авторов, изучавших данный вид последние 10 лет. Благодаря этому вы можете без труда найти научную литературу для более полного и углубленного изучения того или иного вида растений. Более полных и точных данных о видах даже представить себе трудно. Здесь каждый автор несет ответственность за каждое слово и каждую цифру. Мы постарались как можно точнее дать характеристику биологии и экологии вида, его географическое распространение по территории Краснодарского края, установить численность и плотность популяции, зарегистрированной в конкретной точке ареала.

Ценным в Красной книге является и то, что для каждого вида приведены все известные варианты названия одного и того же вида – синонимы. Это облегчит работу с материалом Красной книги специалистов из других регионов, облегчит поиск вида в информационных сетях.

Понятно, что латинское название у биологического вида одно, а вот синонимов может быть много.

«НГК»: Вы сказали, что Красная книга обильно проиллюстрирована фотографиями, в том числе и вашими собственными. Но там еще и немало качественных рисунков к статьям.

С.ЛИТВИНСКАЯ: Да, я немного рисую. Например, в Красной книге РФ, в первом и во втором изданиях нашей книги были мои рисунки. Первые иллюстрации в Красных книгах СССР все рисовались художниками. Тогда не было такой прекрасной цифровой техники. Видите ли, чтобы сделать качественный и подходящий снимок, порой необходимо совершить определенный «подвиг». Не так легко порой найти редкий вид, да еще застать его в период цветения. 

Но, надо признать, рисунком автор может показать то, что не способна сделать даже самая качественная фотография.  В данном случае и фотоиллюстрации, и рисунки в равной степени важны. К тому же, знаете, рисование растений доставляет такую радость, погружаешься совершенно другой духовный мир, и когда из многочисленных точек (а я рисую точками) постепенно вырисовывается в конечном итоге лист, цветок или побег, это радость и победа.

«НГК»: Много ли видов растений и животных были исключены из Красной книги в нынешнем ее издании как не вызывающие тревогу?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Исключено не много, а вот добавлено около 170 видов растений и грибов. Если во второе издание мы внесли 386 исчезающих видов, то в третьем издании их уже оказалось 558.

За 10 лет после второго издания Красной книги в регионе произошли значительные изменения, связанные с интенсивной хозяйственной деятельностью человека. Красная книга полнилась видами, произрастающими в трех территориальных комплексах: литоральными видами и видами нижнего горного пояса Причерноморья в связи с усиливающейся рекреационной нагрузкой на прибрежные Азово-Черноморские территории, степными видами, т.к. практически степного биома в регионе не осталось, видами бассейна рекиМзымта, что связано с развитием горнолыжного курорта, а также видами, связанными произрастанием с самшитниками, в связи с их деградацией.

К сожалению, в последние годы в угоду экономическим интересам мы все чаще приносим в жертву окружающую нас природу с ее животным и растительным миром. Последствия такого «жертвоприношения» не сулят нам ничего хорошего в обозримом будущем.

«НГК»: Как, например, последствия олимпийского строительства в Сочи…

С.ЛИТВИНСКАЯ: К сожалению, негативное воздействие мы ощущаем. Особенно трагична ситуация сложилась с самшитом колхидским, который за короткий промежуток времени из категории редкости «Уязвимые» перешел в категорию «Находящиеся в критическом состоянии». Достаточно того, что и в Сочи, и в соседних с ним районах Адыгеи мы полностью потеряли самшитовые леса. Чтобы их восстановить, потребуется не менее тысячи лет.   Не меньшее беспокойство ученых вызывает и состояние экосистемы степной зоны края. Там ситуация– если не катастрофическая, то очень близкая к этому.

«НГК»:Это связано с активной сельскохозяйственной деятельностью?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Знаете, степные ландшафты, которые поражают богатством биологической жизни, самыми плодородными почвами, первоначально на протяжении многих тысячелетий служили мостом, соединяющим и объединяющим народы.Степные ландшафты долгое время практически не имели пахотных земель, что позволило им сохраниться до середины XIX века, когда уже другие ландшафты были изменены интенсивной хозяйственной деятельностью человека. Но эти экосистемы чрезвычайно быстро были разрушены, деградировали и трансформировались.  Деградация степных экосистем началась задолго до научно-технического прогресса. Все народы, связавшие свою жизнедеятельность и природопользование со степными ландшафтами, внесли свою негативную лепту через выжигание степей, перевыпас, уничтожение копытных. А XIX век вошел в историю степных ландшафтов как век начала социальных потрясений и трансформаций природной среды под воздействием человека.

Сейчас сохранились небольшие участки степных экосистем по балкам, оврагам, берегам рек. Мы не можем даже четко установить какие степи были у нас в крае, многие виды, по-видимому уже исчезли.

На сегодня мы располагаем только теми данными, которые нам оставил крупнейший ботаник, профессор Иван Сергеевич Костенко, посвятивший всю свою жизнь изучению флоры и растительности нашего края. Это имя особо почитаемо не только в стенах КубГАУ, где он долгие годы занимался преподавательской и научной деятельностью, но для нас всех – это учитель, это пример преданного служения науке. Мне посчастливилось работать и учиться у него. Время идет, наука развивается и, к сожалению, труды Костенко, несмотря на свою научную ценность, несколько устарели. И мы сейчас продолжаем начатое им дело, собираем данные по биологическому разнообразию, проводим полевые исследования в разных экосистемах. В этот полевой сезон наше внимание сконцентрировано на степях Таманского полуострова. В ближайшее время я планирую туда поездку вместе со своими студентами.

«НГК»: Это будет научная экспедиция?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Как Вам сказать? Конечно, цели мы решаем научные, но это наше желание собрать, описать то, что сохранилось. Нас никто не заставляет, это какая-то внутренняя потребность. Организация научных экспедиций – это очень сложное и дорогое нынче удовольствие, средств нам на это не выделяют. А если просто куда-то выехать поработать, то легко! Вот найду машину – и обзваниваю своих студентов: «Ребята, есть транспорт. Едем туда-то». А они у меня все легкие на подъем.

«НГК»: Трудно представить себе сегодняшних студентов, настолько увлеченных наукой.

С.ЛИТВИНСКАЯ: Студенты разные. У одних средний уровень знаний, и они не стремятся его повышать. Они и ездить-то никуда не хотят. Но есть и целеустремленные ребята, которые готовы пожертвовать многим ради знаний. Вот мне за своих студентов не стыдно, мне с ними просто очень повезло. Вот только на днях осуществляли компенсационные мероприятия по пересадке редких видов близ Холмской для «Транснефти». Мы уже 10 лет в Приазовье проводим мониторинг редких видов, и многие мои ученики собранные в ходе этой работы материалы использовали при подготовке своих научных курсовых и дипломных работ. Но такие поездки тоже даются нелегко. Это полевые условия, палатки, еда на костре, привозная вода.

Мы работаем в рамках мониторинговых исследований ООО «НК «Приазовнефть»», которая ведет активную деятельность по сохранению биологического разнообразия экосистемы Азовского моря, а кроме этого, инвестирует воспроизводство краснокнижных осетровых видов рыб на Темрюкском осетровом рыбоводном заводе. Для нас это огромная помощь и прекрасная производственная и полевая практика для студентов.

«НГК»: Но давайте вернемся к Красной книге. Какую она еще информацию содержит, помимо справочной и научно-аналитической? Есть ли в ней какие-либо рекомендации, которые следует соблюдать, дабы не допустить исчезновения того или иного вида растений или животных?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Все приведенные сведения о редких видах позволяют выработать правильную политику по сохранению вида, создать базу данных для дальнейших природоохранных действий. Для каждого вида предложены рекомендации по установлению режима особо охраняемой территории, на которой он зарегистрирован, по установлению ограничений или запретов, разработаны мероприятия по снижению внешних антропогенных угроз, мероприятия по выведению популяций из-под воздействия прямых угроз уничтожения путем реинтродукции, мероприятия по размножению для последующей репатриации в исходные места естественного произрастания. По многим видам даны конкретные рекомендации, например, где необходимо создать ООПТ, или, вообще, уже требуется внесение данного вида в Красную книгу России. Красная книга – это и руководство к действию.

«НГК»:Сколько всего представителей нашей флоры сегодня внесено в Красную книгу России? Что это вообще дает?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Да она на треть – наша! То есть, 123 вида сосудистых растений нашей флоры занесено в Красную книгу России. Что это дает? С одной стороны, это показывает уникальность и высокий природоохранный или, как мы говорим,созологический статус Краснодарского края на уровне России, а во-вторых, показывает важную роль региона в сохранении уникального биоразнообразия нашего государства.

А природа Краснодарского края просто уникальна! Здесь присутствует такое соседство экосистем, которого больше нигде не встретите.  Представьте, что в районе Большого Сочи вы можете попасть в субтропические колхидские леса, а через час – на альпийские луга и снежники горного массива Аибга!

У нас очень высокий уровень эндемизма среди представителей флоры, и в этом –тоже уникальность нашего края. Такого экосистемного разнообразия, как в Краснодарском крае – плавни, степи, субтропики, субсредиземноморье, леса, редколесья и горы, побережье двух морей, – в России больше нет. И это всё–в шаговой доступности друг от друга!

«НГК»:А много ли вообще у нас в крае эндемиков, и все ли они попали в Красную книгу?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Эндемичных видов растений у нас значительное количество. Есть эндемики Западного Кавказа, Кавказские эндемики, а есть виды, которые имеют очень небольшой ареал. У нас произрастают, например, чабрец маркотхский, чабрец геленджикский, молочай оштенский. Сами названия говорят сами за себя. С. Бондаренко, ботаник краеведческого музея им. Фелицина, установил:флора бассейна реки Белая включает 1885 видов, из которых эндемиков –433 вида. На Фишт-Оштенском массиве зарегистрировано около 120 эндемичных видов. Немало у нас видов так называемых крымско-новороссийских эндемиков. То есть, они встречаются только в двух местах – в районе Новороссийска и в Крыму. Во второе издание Красной книги было занесено 93 эндемика. Дело в том, что много эндемичных видов произрастают в высокогорьях в труднодоступных скалистых местах, и их популяциям ничто не угрожает. 

«НГК»: Если судить по публикациям в местных СМИ и распространяемой общественно-экологическими организациями края информации, сегодня сложилась очень тревожная ситуация в Приазовье, в частности, – в Рамсаарских болотных угодьях. Есть ли обитатели этих мест в новом издании Красной книги?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Обязательно! Это так называемая лиманно-плавневая экосистема, представители которой – такие, как телиптерис болотный (папоротник), кубышка желтая, кувшинка белая, эндемичный орех меотский(водяной орех) – «краснокнижники». А вообще, мы постарались проанализировать состояние биологического разнообразия всех кубанских экосистем, и каждая из них представлена в Красной книге.

«НГК»: Скажите, пожалуйста, Светлана Анатольевна,краевые власти в лице министерства природных ресурсов помогли вам издать Красную книгу. И не просто помогли, а еще и не ограничивали в объеме. Это значит, что вы – ученые – получили возможность написать все, что посчитали нужным и важным. То есть, и научное сообщество, и органы государственной власти вполне себе четко представляют текущее состояние окружающей среды в крае и понимают значимость и актуальность проекта по созданию региональной Красной книги. Понятно, что это издание –академическое, и рассчитано оно отнюдь не на широкий круг читателей. Но как же быть с экологическим образованием населения?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Экологическое образование населения, а в большей степени – молодежи, подрастающего поколения, – это, вне всякого сомнения, одна из первостепеннейших задач в деле сохранения и приумножения природных богатств края, страны. А у Красной книги несколько иные цели. Она должна стать настольной книгой руководителей органов исполнительной власти Краснодарского края при разработке и утверждении планов территориального развития.

Что же касается населения, то не стоит недооценивать его роль в экологии региона. Часто выезжая в разные районы края, я много встречаюсь с местными экологами, краеведами – энтузиастами своего дела. Они нам помогают, это люди с великолепным багажом знаний, с большой любовью к природе. Например, мы много лет дружим с Ольгой Борисовной Безлепкиной – это настоящий кладезь знаний о Таманском полуострове. В Новороссийске живет Николай Антонович Дон – ученый, что называется, от бога. Человек, не имеющий никаких ученых степеней, знает столько о местной флоре, что ему любой ботаник позавидует. И такие люди, преданные краеведению, есть практически в каждом районе.

Ну, а в общем, как я считаю, уровень экологического образования среди населения, его информированности в этой области, сегодня крайне недостаточен. У нас пропаганды всякой хватает, а вот экологической –почему-то нет. Хотелось бы, чтобы власть, наши руководители обратили внимание на этот пробел. Вы знаете, у нас в крае есть Общественный Экологический Совет при губернаторе Краснодарского края, который призван обеспечивать подготовку предложений для органов государственной власти по решению системных экологических проблем. Так вот, из 19 членов Советатолько три профессионально занимаются научной деятельностью.  Хотелось бы, чтобы «советы губернатору» основывались на заключениях ученых. Это только бы усилило значимость Экологического Совета и помогало бы губернатору принимать правильные решения.

Ведь ученые не только над Красной книгой работают. Они пишут статьи, монографии, проводят научные исследования, в которых бьют тревогу, предлагают свои обоснованные решения. Но как-то власти мало обращаются к науке. Действует тезис «наука нам не нужна». С этим, к сожалению, я нередко сталкиваюсь. Изучением охраняемых территорий, мониторингом редких видов, изучением биологического разнообразия должны заниматься ученые, работающие в этом направлении. Когда читаешь некоторые выполненные проекты и видишь, что в урочище «Дубинка» произрастает редкий вид, который характерен для колхидской экосистемы, то становится печально. Край обладает редчайшим научным потенциалом, к сожалению, недостаточно использованным в природоохранных и экологических целях. В крае работают уникальные ученые– ихтиологи, бриолог, лихенологи, орнитологи, энтомологи, географы, ботаники, экологи. Сколько книг они могли бы написать для населения о природе крае и его биологической жизни… К нам в край приезжает много туристов, но купить красивую книгу об орхидеях, бабочках, жуках, познакомиться с тем, чего нигде в России больше нет,–нéгде. Таких книг просто нет. Откуда будет воспитываться любовь к цветку, пчеле, жуку-оленю? Было бы хорошо, если бы представители нашей законодательной и исполнительной власти ближе знакомились с трудами наших ученых-природоведов, больше использовали их знания. Я думаю, что это помогло бы и экологическую пропаганду направить в нужное русло и сделать ее более эффективной, и законотворческий процесс нацелить на сохранение экологии и биоресурсов в регионе.

«НГК»:Авы поддерживаете связи с экологическими организациями?

С.ЛИТВИНСКАЯ: Мы уже очень давно знаем друг друга, регулярно обмениваемся информацией, участвуем в совместных мероприятиях экологической направленности. Мы поддерживаем отношения не только с региональными экологами, но и работаем в этом направлении с российскими и зарубежными экологами. Например, недавно совместно с нашими коллегами из Азербайджана, Грузии, Армении, Ирана, Турции на грант Ботанического сада штата Миссури (США) мы издали совместный уникальный по значимости труд – «Красный лист эндемиков флоры Кавказа», которая была издана в Сент-Луисе.

Мы все друг друга знаем и находимся в постоянном контакте. Сейчас вот тоже работаем над крупным международным изданием «PlantbiogeographyandvegetationofhighmountainsofCentralandSouth-WestAsia» («Флора и растительность гор Центральной и Юго-Западной Азии»). Мне предстоит написать большую работу по Кавказу.

«НГК»: Светлана Анатольевна, среди авторов публикаций в Красной книге есть имена ученых, уже имеющих высокий авторитет в российской биологической науке. А молодежь вы привлекали к работе над этим изданием?

С.ЛИТВИНСКАЯ: А как же! И в нашем университете, и в аграрном достаточно талантливых молодых ученых. В качестве конкретного примера упомяну таких ученых, как Елена Перебора из КГАУ. Она подготовила раздел, посвященный орхидеям (у нас в крае самое большое видовое разнообразие орхидей в России). Елена Александровна, кстати, крупнейший в крае специалист по орхидным. 

Антон Попович из Новороссийска готовил почти все материалы по северо-западной части Черноморского побережья. Антон, воистину ботаник от бога, готов по нескольку дней пропадать в лесах или горах, занимаясь исследованиями. Я считаю, что у этого ученого большое будущее.

Юлия Анатольевна Постарнак (Кубанский госуниверситет)– хороший, грамотный ученый, специалист в области экологии, биогеоценологии, охраны природы. Имея четырех маленьких детей, она не оставляет науку и продолжает успешно работать. Мы растим и молодое поколение. Горжусь Алевтиной Корнеевой, студенткой 3 курса. Только что на научной конференции за исследование редкой популяции тисса ягодного она получила самую высокую оценку, опубликовала уже три научные статьи.

Это, конечно, не все имена, но я должна сказать, что нам уже есть кому передавать свой опыт и знания, и это не может не радовать.

И правда, не может не радовать тот факт, что современная молодежь стремится не только в юриспруденцию, финансовую сферу или в государственные структуры. Кому-то надо двигать и науку. Это хорошо, что у таких научных светил, как Светлана Литвинская, есть на кого оставить свое наследие, это вселяет надежду на то, что наука продолжает жить и будет развиваться.

Хотелось бы, чтобы к моменту выхода в свет четвертого издания Красной книги работы над ней становилось меньше, чтобы туда не заносили новые биологические виды, находящиеся под угрозой, а наоборот– исключали.

Сергей ЛАДОЖСКИЙ

На фото - Пион Литвинской

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.