Поделись с друзьями:

«Денег нет, но вы держитесь!» – этот прошлогодний посыл россиянам премьер-министра Дмитрия Медведева можно было бы смело переадресовать нынешнему руководству краевого министерства природных ресурсов, от которого тот же федеральный центр требует более эффективной работы, но при этом сокращает финансирование программ по разработке эффективных средств борьбы с лесными вредителями.  А из-за их нашествия с наступлением очередного летнего сезона этой работы прибавляется в разы.  О том, как и какими силами ведется борьба с лесными паразитами, рассказал «НГК» заместитель министра природных ресурсов Краснодарского края Дмитрий Медянцев.

 

«НГК»: Дмитрий Вадимович! Вот уже 3 года общественность бьет тревогу в связи с чрезвычайной ситуацией, связанной с нашествием насекомого-паразита, ввезенного на Кубань при подготовке к Олимпийским играм в Сочи. Тогда в Сочи завозились из питомников разных стран мира декоративные растения, вместе с которыми были привезены и обитающие на них насекомые. В бездействии обвиняют Министерство природных ресурсов Краснодарского края, службы Россельхознадзора. Но есть ли смысл тратить сегодня силы и средства на поиски виновных? Может, лучше было бы сосредоточиться на усилении борьбы с вредителями?

Д. Медянцев: К сожалению, в настоящее время можно констатировать гибель самшитовых насаждений в ареале естественного его произрастания.

И сегодня мы наблюдаем, как на наших глазах исчезает растущий на Кубани с древнейших времен самшит колхидский, съедаемый самшитовой огневкой (Cydalima perspectalis).

Однако необходимо отметить, что поскольку указанные вредители являются инвазивными, то в России еще нет утвержденных методов борьбы с ними. Кроме того, неизвестными являются цикл развития, количество полных поколений за сезон, разрешенные к применению препараты, способные уничтожить очаги вредителей, отсутствуют и критерии назначения мер по локализации и ликвидации их очагов.

При этом также не учитываются те обстоятельства, что мы живем в рамках правового поля.

До настоящего времени в действующем природоохранном законодательстве отсутствуют нормативные правовые акты, позволяющие использовать биопрепараты на особо охраняемых природных территориях и водоохранных зонах.

Имеющийся опыт проведения различными способами мероприятий по ликвидации очага самшитовой огневки на различных территориях южного и северного макросклонов Западного Кавказа, в том числе биологическими препаратами, показал, что в результате их осуществления не была достигнута требуемая законодательством (75%) эффективность.

В сложившейся ситуации нарушение порядка назначения, организации и осуществления проведения мер борьбы, а также регламентов применения пестицидов и агрохимикатов, ограничений, установленных действующим законодательством, влечет за собой как правовую, так и бюджетную ответственность.

«НГК»: Представители СМИ и общественности часто отпускают комментарии о том, что человек ворвался в нетронутый мир природы и разрушил его до основания. Так ли это?

Д. Медянцев: Давайте обратимся к статистике. Ежегодно исчезает около 1% тропических дождевых лесов. При этом на планете ежедневно вымирает почти 70 видов растений и животных, что составляет примерно 3 вида в час. Уже исчезла десятая часть зоны наибольшего биологического разнообразия на мелководье – коралловых рифов, а около 30 ее процентов будет разрушено в ближайшие десятилетия. Преимущественно кораллы умирают из-за глобальных изменений климата, загрязнения и потепления воды, неконтролируемого вылова рифовых рыб и гибели симбиотических организмов.

Подсчеты палеонтологов показывают, что виды, существующие в настоящее время, составляют ничтожную часть (около 2–3%) из общего числа видов, образовавшихся на Земле в ходе эволюции: подавляющая часть вымерла. Следовательно, вымирание — столь же обычный эволюционный процесс, как и возникновение новых видов.

Что же касается вмешательства человека, то здесь гораздо более важную роль играет баланс между сохранением отдельного вида и нарушением экологического баланса, к примеру, связанного с применением химических препаратов в водоохранных зонах, что может повлечь за собой человеческие жертвы, гибель целого ряда живых организмов и растительности.

«НГК»: Так что? Можно уже смириться с тем, что с территории края исчезнет как вид древнейший самшит?

Д. Медянцев: Давайте не будем делать столь категоричные выводы. Мы еще в декабре 2015 года проводили рабочее совещание, на котором серьезно обсудили вопрос о возможных способах сохранения популяции самшита колхидского на территории Краснодарского края. Напомню, что в работе совещания активное участие приняли и представители филиала ФБУ «Рослесозащита» – «Центра защиты леса Краснодарского края» – и обособленного подразделения «Российский Кавказ» Всемирного фонда дикой природы (WWF) России.

На совещании рассматривалась, на тот момент и по настоящее время наиболее острая и обсуждаемая экологическая проблема Краснодарского края – сохранение популяции самшита колхидского, в том числе изучение ситуации о фактической невозможности проведения мер борьбы с указанным инвазивным видом.

В качестве единственно правильного способа сохранения генофонда самшита колхидского было принято решение о подборе лесного участка для создания на нем сооружения, обеспечивающего заслон для проникновения карантинного вида, а также оптимальных условий роста и развития самшита.

Тогда в ходе совещания со стороны министерства природных ресурсов Краснодарского края было принято обязательство по подбору места для строительства теплицы (комфортные условия произрастания посадочного и маточного материала), а также по разработке проекта строительства теплицы и выращивания посадочного материала самшита колхидского.

В рамках этих обязательств мы также должны были построить эту теплицу, подвести все необходимые коммуникации, заготовить и высадить в ней чистый генетический материал самшита колхидского.

«Центр защиты леса Краснодарского края» пообещал подыскать подходящий земельный участок под теплицу и подобрать генетический материал, не зараженный вредителями. Кроме того, специалисты ЦЗЛ должны осуществлять регулярные фитосанитарные наблюдения за посадочным материалом в теплице.

Теплицу мы построили на территории бывшего Белореченского питомника. В начале весны наши сотрудники совместно с ЦЗЛ заготовили черенки самшита, и 29 марта было высажено 1700 черенков.

В дальнейшем, в случае стабилизации обстановки с самшитовой огневкой, выращенные в специальном отделении питомника саженцы самшита планируется высадить в естественные условия для восстановления популяции.

Кстати, со стороны ОП «Российский Кавказ» Всемирного фонда дикой природы (WWF) России была обещана материальная поддержка строительства теплицы. Но мы от них так и не дождались помощи.

«НГК»: Как сейчас сложилась обстановка в крае с насаждениями самшита?

Д. Медянцев: В связи с прогнозом полного уничтожения в 2018 году насаждений самшита колхидского (кормовой базы) развитие очагов самшитовой огневки можно будет отнести к четвертой фазе (фаза кризиса), когда численность вредителя начинает быстро идти на убыль, падает до минимума, и вспышка завершается.

«НГК»: В последнее время в прессу из разных источников просачиваются сведения о других, также инвазивных, видах вредителей, от которых следует ожидать беды, не меньшей, чем от огневки. Стоит ли, на ваш взгляд, доверять таким источникам?

Д. Медянцев: Должен сказать, что в адрес министерства природных ресурсов Краснодарского края уже неоднократно выдвигались и экологами-общественниками, и журналистами обвинения в том, что не предпринимаются меры по борьбе с вредителями и защите леса. Но обвинители-общественники даже и представить себе не могут масштабы грядущей катастрофы.

В 2016 году в лесах Краснодарского края был выявлен клоп – кружевница дубовая, который с июля 2017 года включен в перечень карантинных объектов. Площадь повреждения насаждений данным вредителем в 2017 году составила более 370 тыс. га.

Дать оценку последствиям развития очага в настоящее время не представляется возможным, потому что мы не знаем, как вредитель будет развиваться в новых местах обитания.

Вероятно, последствия могут быть самыми плачевными для наших аборигенных видов дуба. В глобальном масштабе инвазия дубового клопа-кружевницы может существенно изменить внешний облик, видовой состав и общее физиологическое состояние древесно-кустарниковых не только насаждений Кавказа и Краснодарского края, но и ареала дуба на всем юге страны.

Специалисты министерства, ограниченные с одной стороны –  законодательством, с другой стороны – отсутствием бюджетных средств, а также имея богатый практический опыт как положительный, так и (что более ценно) отрицательный, незамедлительно обратились за помощью к науке.

Понимая всю значимость происходящих процессов, ФБУ «Всероссийский научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства» (ВНИИЛМ) включило в тему государственного задания на 2017-2018 годы как одно из направлений изучение клопа-кружевницы и разработку методов борьбы с ним.

В связи с этим, на территории Геленджикского лесничества в августе прошлого года с целью защиты дуба от взрослых особей и нимф (личинок) дубового клопа-кружевницы институтом проведены опытные обработки с испытанием препаратов, губительно воздействующих на вредителя.

В итоге, за истекший период ВНИИЛМ испытал пять препаратов, в результате чего не все из них дали надежные показатели. Были выявлены и негативные моменты, поэтому по результатам эксперимента только два из них оказались приемлемыми.

На сегодняшний момент выбран в качестве пригодного к применению химический препарат – клонрин. Требуется уточнение технологии применения бактериального препарата – битоксибациллин.

По указанным препаратам специалисты ВНИИЛМ рассчитывают на 100% эффективности в естественных условиях.

Таким образом, мы можем констатировать тот факт, что развитие очага клопа-кружевницы дубового в конечном итоге может привести к невосполнимой гибели дубовых насаждений не только на территории Краснодарского края.

Вредоносность данного паразита можно сравнить с его ближайшим родственником – платановым клопом-кружевницей.

Эта разновидность клопа в последние годы стала опасным вредителем платана в большинстве стран Европы, куда он попал из Северной Америки. Его массовое размножение привело к значительному ухудшению состояния платанов в городах европейских стран и гибели некоторой их части.

В России повреждения платанов клопом отмечали с 1997 года в Краснодаре в городских посадках. В 1998-2001 годах он распространился в городах Краснодарского края, на Черноморском побережье края и в Адыгее, что стало причиной резкого ухудшения состояния платана в ряде южных регионов страны. В настоящее время этот фитофаг продолжает своё распространение по югу европейской части страны.

Меры защиты от этого вредителя затруднены в связи с тем, что в условиях населённых пунктов применение средств химии нежелательно, а меры биологической защиты – недостаточно эффективны.

Можно констатировать тот факт, что после двадцатилетнего успешного сопротивления платановых насаждений вредителю, в последние годы наблюдается сильное ослабление деревьев, а в отдельных случаях – их гибель. Этому процессу способствовали метеорологические явления в сочетании с различными неблагоприятными факторами.

Также в 2016 году на территории ФГБУ «Сочинский национальный парк» был выявлен инвазивный вид вредителя леса – орехотворка восточная каштановая. Она является карантинным вредителем.

По сведениям филиала ФБУ «Рослесозащита» – «Центр защиты леса Краснодарского края», данный вредитель обнаружен на прилегающих к нацпарку участках лесного фонда.

Название орехотворки определяет ее вредоносность: отложенные в почки каштана личинки, по мере развития, образуют так называемые галлы на черешках листьев, с виду похожие на орехи. После вылета взрослых особей эти галлы отмирают, становятся черными и долго сохраняются в кронах.

Обметанные галлами каштаны могут быть сильно ослабленными, у них резко падает способность к цветению и плодоношению, урожай маронов уменьшается на 50-75%. Кроны заселенных деревьев, из-за гибели почек и побегов, постепенно изреживаются, часть кроны погибает, а при сильном заселении усыхает и всё дерево.

Препараты, разрешенные к применению на территории РФ для борьбы с данным вредителем, в настоящее время отсутствуют.

«НГК»: Только ли насекомые-вредители угрожают лесным насаждениям? 

Д. Медянцев: Разумеется, нет. Вот, к примеру, местные жители и гости города-курорта Геленджик, рассматривая окружающие их живописные пейзажи, обращают внимание на пожелтевшую хвою сосен, приписывая данные изменения климатическим факторам, а то и вовсе промышленным выбросам.

При этом не подозревают, что реликтовые насаждения сосны Пицундской, древнейшего представителя хвойных растений на территории Черноморского побережья, отличающиеся крайней выносливостью, а потому отлично чувствующие себя в почве, богатой солями и способные переносить даже продолжительную засуху, в настоящее время могут оказаться на грани исчезновения. На этот раз вред насаждениям сосны на территории Краснодарского края может нанести инвазивный фитопатоген, вызывающий дотистромоз хвойных, или красную пятнистость (исчерченность) хвои (Dothistroma sp.), Diplodia pinea (Desm.) Kickx.

В последние годы во всём мире наблюдается возрастание вредоносности широко распространённой, но относительно слабо изученной болезни сосен – дотистромоза, наносящей существенный урон лесному хозяйству в более чем 44 странах.

Это опасный патоген хвои сосен, вызывающий сильное угнетение и гибель сосновых насаждений, лесных культур.

Первые симптомы заболевания грибом – водянистые пятна. В дальнейшем на хвое появляются желтые и желтовато-коричневые полоски, отмирание концов старых хвоинок, красная или коричневая исчерченность хвои. Зараженные хвоинки постепенно осыпаются. При сильном поражении деревья теряют более половины хвои, наблюдается замедление роста и гибель деревьев.

Диплодиоз (Diplodia pinea (Desm.) Kickx.) вызывает болезнь вершинных и боковых побегов на всех частях кроны дерева и на всех жизненных стадиях его развития. В молодняках и лесных питомниках развитие болезней может иметь разрушительные последствия. На деревьях старшего возраста развитие болезни и образование язв может привести к развитию гнили. Вредоносность болезни может увеличиваться как в молодняках, так и у взрослых деревьев в случаях дефицита влаги и элементов питания, а также при наличии конкурирующей растительности.

Инвазивные виды вредителей и болезней проникли в уникальные по своим природосохраняющим функциям защитные лесные насаждения.

Земли сельскохозяйственных угодий Краснодарского края в особой степени подвержены негативным процессам деградации, а именно – водной и ветровой эрозии почв, опустыниванию, засолению, пыльным бурям и т.д. В итоге, эти явления приводят к повреждению растений, уничтожению плодородного слоя почвы, и, как следствие, – к угрозе продовольственной безопасности страны.

Единственным спасением от пыльных бурь и суховеев, господствовавших в степных районах нашей страны, стала посадка полезащитных лесных полос, которые не только защитили поля от ветровой эрозии, но и в некоторой степени улучшили климат, повысили урожайность сельскохозяйственных культур. Начало данных работ положено 70 лет назад принятием Постановления Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР».

На сегодняшний день площадь защитных насаждений на землях сельскохозяйственного назначения в регионе составляла 122,8 тыс. га. В основном, это полезащитные лесные полосы.

В настоящее время лесные полосы края также подвержены негативному влиянию инвазивных вредителей, таких как:

галлица белоакациевая листовая;

галлица гледичиевая листовая;

зерновка гледичиевая большая;

зерновка гледичиевая малая;

ильмовый пилильщик-зигзаг;

клоп – кружевница дубовая;

моль минирующая робиниевая верхнесторонняя;

моль минирующая робиниевая нижнесторонняя;

цикадка белая.

Воздействие данных агрессивных чужеродных видов в настоящее время может привести к гибели лесных полос, природным изменениям, ведущим к существенным потерям биологического разнообразия, нанесению значительного экономического ущерба, а в некоторых случаях – даже представлять опасность для здоровья людей.

Существенно уменьшить вредоносность новых для нас вредителей могут только их энтомофаги. Поэтому важно изучить, есть ли у них враги в наших лесах и нужно ли предпринять усилия для их разведения и выпуска, чтобы они стали регулировать численность вредителей.

Принимая во внимание, что до настоящего времени в действующем природоохранном законодательстве отсутствуют нормативные правовые акты, позволяющие использовать биопрепараты на особо охраняемых природных территориях и водоохранных зонах; вредители находятся в стадии изучения; отсутствуют критерии назначения мер по локализации и ликвидации их очагов; неизвестны циклы развития и количество полных поколений за сезон; нет разрешенных к применению препаратов, способных уничтожить их очаги, – меры по ликвидации вредителя не назначаются.

Необходимо учитывать, что мероприятия по освоению лесов, их охраны и защиты выполняются на основании лесного плана Краснодарского края, в котором определяются цели и задачи лесного планирования и осуществляются за счет средств субвенций из федерального бюджета.

«НГК»: Дмитрий Вадимович! Вас послушаешь – страшно становится! Того и гляди, что скоро совсем без лесов останемся. Что, неужели и вправду – всё так плохо? Государство финансирование сократило, а ваше министерство из-за безденежья не в состоянии эффективно бороться с вредителями? 

Д. Медянцев: Ну, зачем уж так категорично? Да, мы испытываем финансовые трудности, но это не повод для того, чтобы опускать руки. Мы работаем, несмотря ни на что. Вот вам конкретный пример.  В 2010 году, благодаря симбиозу научно-исследовательской деятельности и практическим знаниям лесников, удалось победить непарного шелкопряда, отличающегося особой многоядностью (так, самка непарного шелкопряда в период массового размножения откладывает на дерево до 7 кладок, в кладке – от 700 до 1500 яиц, а кормовая суточная норма 1 гусеницы второго-третьего возраста – 7 г. При всей зеленой массе на дереве, равной примерно 30 кг, гусеницы ее поедают за 21 час). Чтобы вы понимали, этот вредитель намного опаснее для лесов, чем какой-либо другой.

Об эффективности борьбы с ним говорит следующая статистика: средний процент технической эффективности борьбы с шелкопрядом, а именно – авиационной обработки лесных участков на площади 92,3 тыс. га – составил 87,4%, что значительно превысило требования нормативных документов и государственного контракта, в которых указано, что техническая эффективность должна быть не менее 75%.

«НГК»: Общеизвестный факт, что защита сельскохозяйственных посевов от вредителей – дело весьма затратное. Защитить лес – куда сложнее задача, в том числе и с финансовой точки зрения…

Д. Медянцев: К сожалению, это так. Однако, несмотря на увеличение количества видов инвазивных вредителей и рост их численности, с каждым годом сокращается финансирование на проведение лесопатологического обследования насаждений для получения информации о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов, назначения лесозащитных мероприятий в лесном фонде.

Так, в 2010 году было проведено лесопатологическое обследование на площади 340 тыс. га, выделено финансовых средств на его осуществление – 1232,0 тыс. руб., в 2017 году проведено на площади 19,2 тыс. га, финансирование составило – 194,7 тыс. руб., в 2018 году уменьшено до 0,5 тыс. га, выделено 5,1 тыс. руб., что составляет по отношению к 2010 году всего 0,4%.

На фоне якобы кажущегося благополучия, при существующем отношении к проблеме проникновения чужеродных вредных организмов, недостаточном финансировании, люди не догадываются, что мы стоим на пороге значительных изменений.

Для решения проблем с распространением и проведением мероприятий по локализации и ликвидации вредных организмов требуется внесение изменений на законодательном уровне – в части рассмотрения возможности проведения мер борьбы биологическими препаратами в водоохранных зонах, на особо охраняемы природных территориях. Осуществление данных видов работ должно проводиться в рамках научно-исследовательской деятельности, соответствующими организациями, где положительный или отрицательный результат будет являться практическим опытом при решении вопросов в борьбе с инвазивными видами.

В заключение хотел бы отметить, что отчасти сведения, публикуемые в СМИ, не лишены оснований. Возможно, кто-то склонен преувеличивать степень экологической опасности, кто-то – наоборот, преуменьшить. Но я бы советовал больше доверять фактам.

Бесспорно одно: проблема с присутствием в наших лесах новых инвазивных видов насекомых-паразитов действительно существует, и замалчивать ее не имеет никакого смысла. Нам надо сообща, в том числе и с вашей помощью – средств массовой информации – активно бороться за чистоту и здоровье лесов.

 

Записал Сергей ЛАДОЖСКИЙ

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.