Поделись с друзьями:

ЧП в Таганроге обрастает всё более трагическими подробностями

Смерть авиастроителя

О первом факте гибели 23-летнего слесаря-сборщика Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г.М. Бериева оповестила газета «Коммерсантъ», куда обратилась мать Максима Терещенко, умершего 30 декабря 2017 года. Её мысль о возможном отравлении сына таллием на момент публикации подтверждения не получила, но, как можно понять, органы МВД России только на этот раз приняли решение о проведении доследственой проверки: источник появления этого ядовитого металла до сих пор не установлен. А руководство предприятия (стоит обратить внимание: на закрытом совещании!) пообещало оказать материальную помощь пострадавшим.

Между тем, история с отравлениями сотрудников ТАНТК развивается довольно долго. Поэтому полицейские взялись проводить опросы пострадавших (потерпевшими их возможно будет назвать в случае вынесения постановления о возбуждении уголовного дела по итогам проверки). Импульс правоохранителям придало заявление СветланыСакевич. По её словам, её сын, 23-летний слесарь сборщик авиастроительного предприятия (проработал он менее года), погиб из-за отёка головного мозга, что могло быть обусловлено отравлением таллием. О недомоганиях Максим Терещенко впервые сообщил 7 декабря: тошнота и потеря сознания были очевидны. Хотя о «тяжёлом запахе», царившем на предприятии, он говорил матери с ноября.Несмотря на ухудшение состояния здоровья, Максим продолжал выходить на работу.

В заявлении, адресованном матерью рабочего в прокуратуру Таганрога, отмечено, что 29 декабря он, вернувшись домой, впал в кому, а проведённые следом в городской больнице реанимационные мероприятия не спасли парня от смерти. Диагноз «вазоспазм сосудов головного мозга» мог быть обусловлен отравлением тяжёлым металлом.  (По-своему показательное замечание газеты «Коммерсантъ» позволяет оценить позицию прокуратуры Ростовской области: там предпочли не комментировать, начата ли была проверка по обращению СветланыСакевич).

Под чёрным крылом…

Самым серьёзным (хорошо, что не смертельным) случаем на авиастроительном предприятии считают отравление ведущего инженера Константина Колесникова, норма таллия в крови которого превышает допустимую в полторы сотни раз. При этом специалисты указывают, что таллий в технологическом процессе ТАНТК им. Г.М. Бериева не используется, и эта «нестыковка» породила предположения по поводу намеренного отравления, предпринятого не известными пока лицами.

По-своему показательно, что завеса секретности вокруг таллия висела, по разным данным, то ли с ноября, то ли с декабря минувшего года. Появление информации только в последнее время пресс-служба предприятия объяснила следующим образом (цитируем по публикации «Коммерсанта» – с сохранением грамматики, пунктуации и стилистики документа): «О настоящей причине недомогания работников предприятия информация появилась только в феврале, после проведения специализированных анализов. Таллий в производственных целях у нас на предприятии не используется. Несколько наших сотрудников сейчас проходят необходимые медицинские процедуры. Мы оказываем им материальную поддержку, чтобы обеспечить полное восстановление здоровья пострадавших. Мы сейчас очень рассчитываем на помощь правоохранительных органов в скорейшем установлении виновника и обстоятельств происшествия. Подчёркиваем, это случай, который к производству отношения не имеет. Скорее всего, это бытовой конфликт. Тем не менее все расходы на восстановление предприятие берёт на себя. Поскольку здоровье наших сотрудников для нас ключевой приоритет».

Такой, возможно, несколько помпезной декларации предшествовало масштабное событие. Издание «Блокнот-Ростов» рассказало о массовом отравлении таллием сотрудников ТАНТК им. Г.М. Бериева 1 марта. Речь шла, в основном, о юристах и экономистах из контрактно-договорного отдела: общее число пострадавших на тот момент составляло до 25 человек. В упоминавшемся случае с инженером Константином Колесниковым, который находится на излечении в Москве, в НИИ имени Склифосовского, – можно, наверное, говорить о некоем «исключении из правила». Своевременное и качественное проведение реанимации (у авиастроителя останавливалось сердце) буквально вырвало пострадавшего из-под чёрного крыла смерти. Ведь таганрогские медики первоначально диагностировали у него… гастрит.

С появления симптомов, похожих на проявление бронхита, началась медицинская «эпопея» сотрудницы контрактно-договорного отдела завода КсенииСергус. Развитие заболевания и появление других симптомов навело представителей здравоохранения на мысль о возможном гастрите.

Когда о сбоях в состоянии здоровья в заводскую медсанчасть стали обращаться работники (в конце декабря их уже было не один-два, а гораздо больше), представители ведомственной медицины не нашли ничего лучше, как провести биохимический анализ, который не показал нарушений.Это был обычный анализ крови, и он не может, как говорится, в принципе показать наличие таллия в крови. Но отмеченные заболевшими случаи выпадения волос побудили заводчан к обращению в стационары не только Таганрога, но и Ростова-на-Дону. Но даже это обстоятельство не сподвигло тамошних светил медицинской науки выдвинуть версию об отравлении таллием. На возможность такой подоплёки ухудшения состояния здоровья указали лишь в одной из частных клиник: там установили избыточное содержание этого металла в волосах КсенииСергус, что навело её на мысль о необходимости проконсультироваться у токсиколога Института имени Склифосовского, и её тут же госпитализировали на две недели. Предварительная диагностика и поездка в столицу «облегчили» бюджет пострадавшей на достаточно значительную сумму, как, впрочем, и её пострадавших коллег.

По секрету – всему свету?

Обнародованная информация позволяет говорить о том, что руководство таганрогского авиастроительного предприятия вынуждено было подтвердить факт отравления таллием, но при этом утверждать, что сейчас опасность, якобы, миновала.

Интересно то, что на заводе 1 марта проведено закрытое (!) совещание, запись которого работники предоставили в распоряжение «Коммерсанта». По утверждению авиастроителей, перед ними выступил генеральный директор ПАО «ТАНТК им. Г.М. Бериева» Юрий Грудинин. И в его речи заводчане акцентируют внимание на следующем фрагменте: «Много домыслов вокруг ситуации по отравлению таллием. Хотел бы внести ясность, что на нашем предприятии данное вещество не используется и эта ситуация носит чисто криминальный характер. И этим пусть занимаются соответствующие органы. Все задачи понятны: мы постоянно работаем с городской администрацией, с управлением ФСБ по Ростовской области, УМВД по Таганрогу, работаем с Москвой. Итоги расследования будут доложены всему коллективу. Паники не должно быть. Предприятие приложит все усилия, чтобы люди были здоровы, это я с полной ответственностью заявляю. Мы все затраты в отношении сотрудников взяли на себя. Этот случай не критичен с точки зрения здоровья людей. Опасности и вреда здоровью для остальных сотрудников нет. Ситуация неприятная, но несмертельная».

Комментируя аудиозапись, журналисты «Коммерсанта» указали на то, что работники предприятия задавали вопросы о ходе расследования. Но выступавший им ответил, что это «лишняя информация» и она сотрудников не касается: по его словам, всё вокруг теперь — безопасно.Мол, локализация источника «уже произошла», и те «бумаги и договоры», к которым прикасались заболевшие сотрудники, — безопасны. Поскольку, по утверждению руководителя авиастроительного завода, яд мог быть подсыпан в воду и пищу.

Очень важные данные привело о драматической истории издание «Медуза», уточнив, что руководство авиастроительного предприятия в Таганроге «несколько месяцев скрывало факт отравления». Автор публикации в ростовском «Блокноте» Елена Романова некоторые обстоятельства журналистского расследования обрисовала в сообщении «Медузы»: «Я мониторила соцсети и наткнулась на такую информацию. Стала искать пострадавших самостоятельно, с помощью местных блогеров. Контакты добыть не удалось. Потом мне объяснили, что пострадавшие и не будут говорить, потому что на них якобы выходили какие-то люди и просили не распространяться. Анонимно я общалась с одной барышней, она рассказала, что в январе, когда люди уже были в панике, потому что волосы выпадают, к ним стали приходить, звонить родственникам, родителям и [требовать]: «Не поднимайте шум! Да это дело государственной важности, работу потеряете!» Прессинг был серьезный, сами видите — 22 человека с отравлением, но два месяца невозможно было достать никакой информации».

По данным издания «Медуза», которые воспроизведены им из публикации в «Блокноте», добиться правдивой информации пытался от руководства ТАНТК им. Г.М. Бериева и уже упоминавшийся Константин Колесников: «Я знаю, что таллий не используется в нашем производстве, и понимал, что речь не идёт о какой-то неконтролируемой утечке. Я потребовал от руководства разобраться, как яд попал в офисные помещения. Мне было отказано. А пока я лежал в больнице, «доброжелатели» попросили моих родителей убедить меня «не поднимать шум»».

На условиях анонимности сходную информацию передал «Медузе» и другой работник авиастроительного предприятия – известил о том, что «на его коллег «оказывалось давление», их «настоятельно просили» не распространять информацию об инциденте».

Автора из ростовского «Блокнота» пытались уверить, что речь шла лишь о «небольшом бытовом инциденте», с которым «уже разбираются». Но когда стало ясно, что шила в мешке не утаишь, и об инциденте уже известно центральным СМИ, –пресс-служба в весьма скупых выражениях подтвердило факт отравления, но отказалась комментировать происшествие, сообщив о проводимом расследовании. В этом же сообщении указывалось на то, что руководство авиастроительного предприятия оказывает материальную помощь пострадавшим работникам. Однако один из работников приоткрыл завесу тайны, уточнив, что выплаты произведены «только юридическому отделу», потому что они «пришли, напомнили, что все ещё живы, и потребовали [компенсации]».

«Медуза» указала, что уголовное дело по факту отравления возбуждено не было, а руководство ТАНТК им. Г.М. Бериева переложило ответственность за отравление на… самих пострадавших работников.

Любопытной, если не сказать иначе, видится и другая информация «Медузы»: заявление представителей Следственного управленияСледственного комитета по Ростовской области давало понять, что территория (очевидно, ТАНТК) «подведомственна Южному следственному управлению на транспорте СК РФ». А старший помощник руководителя Южного следственного управления на транспорте СК РФ Анна Терземан не стала комментировать данные о происшествии в Таганроге, поскольку «дело к нам ещё не заходило», и предложила обратиться в таганрогскую прокуратуру.

Ответивший на телефонный звонок на номер заместителя прокурора города Таганрога человек (он «отказался представляться или комментировать ситуацию») предложил «прийти и задать все вопросы лично».

В Управлении Роспотребнадзора по Ростовской области журналистам «Медузы» ничего узнать не удалось: телефон глухо молчал. А пресс-секретарь центрального аппарата надзорного ведомства Анна Брычева направила в качестве ответа пресс-релиз следующего содержания: «По результатам лабораторных исследований прямая связь заболеваемости сотрудников и производственной деятельности предприятия не установлена, в настоящее время угроза жизни и здоровью сотрудникам предприятия отсутствует». Не больше и не меньше – всё!

В дополнение к ранее опубликованному оповещению о собрании на заводе «Медуза» указала, что руководство предприятия выразило уверенность в том, что «яд был умышленно занесён в административное здание, а отравитель находится среди самих отравившихся».

Информация к размышлению

Вопрос о том, как таллий, не используемый в производстве (при выпуске и ремонте гидросамолётов Бе-200, а также восстановлении пришедших в негодность элементов других летательных аппаратов), мог оказаться в кабинетах, да и, как можно понять, в цехах Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г.М. Бериева, – до сих пор остаётся тайной за семью печатями. Тайной не военной, хотя государственных секретов на предприятии, осуществляющем поставки авиационной техники для нужд Минобороны и МЧС России, – и так с избытком.

Если учесть, что таллий по степени опасности стоит в одном ряду с такими известными ядовитыми веществами, как мышьяк и свинец, – впору задуматься о возможных правовых последствиях сокрытия информации. И – вспомнить о статье 237 Уголовного кодекса РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровью людей». Она, в зависимости от статуса признанного судом виновным в совершении деяния, сулит хоть и не очень страшное, но – весьма показательное наказание. Для лиц, обязанных по долгу службы обеспечивать население и органы на принятие мер по устранению такой опасности указанной информацией, суд может избрать (одну из предусмотренных УК РФ альтернатив) такие меры наказания, как штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет;принудительные работы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трёх лет или без такового; лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Те же деяния, если они совершены лицом, которое занимает государственную должность РФ государственную должность субъекта РФ, равно - является равно главой органа местного самоуправления, а также в случаях, когда в результате таких деяний причинен вред здоровью человека или наступили иные тяжкие последствия, - предопределяют иные санкции против виновных лиц. Осуждённые по части 2 статьи 237 УК РФ могут быть приговорены (альтернативно) к уплате штрафа в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет; к принудительным работам на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового; третий вариант наказания в данном случае - лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Но на сегодняшний день такие, судебные, перспективы видятся в туманной дымке. Однако проблема, вырисовавшаяся в Таганроге, может обрести более чем региональный масштаб: предприятие, выпускающее гидросамолёты, - единственное в России и одно из двух подобных –в мире. Что же это такое – «диверсия» или «несчастный случай», – предстоит разобраться компетентным государственным структурам. Если они, конечно, захотят – пусть не «крови» и «оргвыводов», а, хотя бы, элементарных действий по защите граждан и обеспечению безопасности государства…

Георгий Кулаков

 

Комментарии:

добавить комментарий

Секвестр 07.03.2018 21:10
Гость, когда у тебя начнут клочьями выпадать волосёнки с твоей тупой головы, а из анала вывалится прямая кишка, то таганрогцы тоже тебе скажут - фейк!
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Георгий 12.03.2018 16:41
Свежайшая новость: http://www.ruffnews.ru/taganrog/Po-faktu-otravlenie-talliem-aviastroiteley-v-Taganroge-vozbuzhdeno-ugolovnoe-delo_38893
Правоохранители - в кои-то веки - "возбудились"...
Читать полностью ↓ ответить на комментарий