Поделись с друзьями:

Тракторные марши – это спонтанное явление, возникшее из недовольства фермеров, либо кем-то срежиссированная с определенными целями акция?

Последние два года вошли в историю Краснодарского края открытыми протестами фермеров. Отголоски «тракторных маршей» слышны до сих пор. Кто же стоит за этим движением?

Напомним, что вся эта эпопея началась с пресс-конференции фермеров в начале февраля 2016 года. Фермеры рассказывали о своих проблемах на фоне плаката, на котором был призыв к Макаревичу вернуть земли. Выступающие на пресс-конференции фермеры причиной своих проблем считали именно Андрея Макаревича и аффилированные с ним предприятия. После публикации материала с этой пресс-конференции на редакцию «Новой газеты Кубани» был подан иск о защите чести и достоинства в 10 млн руб., дело завершилось подписанием мирового соглашения.

Пресс-конференция фермеров проходила по ул. Советской, 49 краевой столицы. Как известно, это здание Департамента внутренней политики администрации края. На тот момент руководил департаментом Виктор Тушев, бывший председатель горизбиркома. А вице-губернатором по внутренней политике был экс-председатель крайизбиркома Юрий Бурлачко.

Мог ли Макаревич мешать власти? Исключать это нельзя.

Через полгода после пресс-конференции, в августе 2016 года, фермеры вышли на первый «Тракторный марш». Колонна фермеров на тракторах двинулась из Краснодарского края в Москву, чтобы рассказать Путину о своих проблемах, но была заблокирована в Ростовской области, после чего участники были задержаны. Некоторые из них позднее были подвергнуты административным арестам. Второй тракторный марш был запланирован на 28 марта 2017 года, но был сорван, так как организаторы, уже объединившиеся в движение «Вежливые фермеры», были накануне задержаны сотрудниками правоохранительных органов.

Но самый главный вопрос, ответ на который интересует многих, до сих пор витает в воздухе. Тракторные марши – это спонтанное явление, возникшее из недовольства фермеров, либо кем-то срежиссированная с определенными целями акция?

– Думаю, что эта тема обострилась под выборы. 80% тех, кто стоит за этими лицами (организаторами августовского тракторного пробега) – те, кто под шумок хотят любой ценой, им интересно больше земли без прав, без судов, вопреки всему, просто взять и присвоить… Большинство фермеров, 99%, они вообще этого марша не заметили, – высказал свое мнение министр сельского хозяйства России Александр Ткачев вскоре после первого тракторного марша.

Кого тогда имел ввиду Александр Николаевич?

По мнению собственного корреспондента ИД «Коммерсант» в Краснодарском крае Анны Перовой, в результате передела земли в регионе накопилось недовольство как у владельцев КФХ, так и у крупных производителей сельхозпродукции.

– Конфликт может проявляться в разных формах, в том числе в форме публичных акций, «войн компромата», силовых столкновений, попыток привлечь оппонента к уголовной ответственности и прочее. Тракторные марши – частный случай этой тенденции, – считает наша коллега.

По мнению Сергея Обухова, экс-депутата Госдумы, члена Президиума ЦК КПРФ, смена курса и реформа судебной системы могут переломить ситуацию.

– Кубань и Московская область относятся к критическим регионам, где наибольшая несправедливость в отношении земельных паев и фермеров. Московская область – это близость мегаполиса, а на Кубани, по сути, самые плодородные земли, поэтому и битва на меже за землю. Принятие частной собственности – это великая трагедия для страны, и она будет продолжаться и не будет ограничиваться этими фермерскими маршами, считает коммунист. – Вспомним цапков, вооруженные отряды на услужении латифундистов. Это все уже было в Латинской Америке. И вы видели, к чему приводит укрупнение за счет мелкого фермера. Конечно же, фермеры будут восставать, люди это терпеть не будут. Если посмотреть на опыт той же Латинской Америки, это будет выливаться и не только в тракторные марши. А то, что какая-то политическая сила пытается на этом пиариться и использовать, это тоже будет всегда. Давайте отделим мух от котлет. Котлеты – это та мясорубка, в которую попали конкретные люди, ну, а мухи – это всякие недобросовестные деятели. Я в своем время, когда был депутатом, пытался как-то помочь разрешить эти проблемы. По некоторым из них я писал бесчисленные запросы, но все упирается в нереформируемость судебной системы. Чиновники отписывают по всем этим случаям – «Суд принял решение». Но вспомним судебные скандалы в Краснодарском крае, я не буду называть персоналии. Но мы же знаем, как принимаются решения. Одно тянет другое. Латифундисты, которые захватывают земли крестьян и вытесняют их – это объективный процесс укрупнения, несправедливый суд на службе этих латифундистов – тоже. Поэтому ключевой вопрос – смена курса и реформа судебной системы, неконтролируемой исполнительной власти, – уверен экс-депутат.

На Кубани немало структур, которые созданы для помощи фермерским хозяйствам, разрешения конфликтных ситуаций. Та же АККОР с Виктором Сергеевым, аграрный совет при губернаторе, Общественная палата при кубанском Минсельхозе, а также появившийся в мае 2016 года омбудсмен по аграрным вопросам Вячеслав Легкодух.

Кстати, именно о Вячеславе Легкодухе многие фермеры, с которыми общался корреспондент «Новой газеты Кубани», высказывается довольно-таки положительно.

По мнению Оксаны Щербаковой из СПК колхоз «Новый путь» Брюховецкого района, работа омбудсменом проводится.

– Юридическую помощь оказывают, примирительные процедуры проводит. Нареканий у нас к нему пока нет. Все, что входит в его полномочия, он решал, консультативную помощь оказывал. Приезжал в Брюховецкий район, проводил собрания с фермерами, помогали с оформлением документов. Всегда на связи с нами, или он сам, или его помощник.

Не менее положительно об омбудсмене высказалась и Елена Дрюкова, фермер из Кавказского района.

– Я вам честно скажу, никакой омбудсмен не может стать выразителем ни чьих идей, если есть коррупционные силы, если не поддерживается администрацией края, правоохранительными органами. Он же не может решать те вопросы, которые находятся в компетенции следственного комитета и прокуратуры. Никак не может. Но по каким-то незначительным вопросам он сумел добиться успеха. У меня очень большой опыт, в том числе и руководящей работы, и я вижу, что он старается. Но в крае создана такая система. Со своей задачей в той ситуации, в которой он находится, он справляется. Поэтому у меня особых претензий нет. Потому что я знаю, что такое администрации в Краснодарском крае. Я 10 лет в теме. Я не один раз с губернатором общалась, и я ему говорила: «У нас есть земли, которые принадлежат пайщикам, но ушли в фонд перераспределения по разным причинам, таких причин всего 11. Давайте эту землю вернем муниципалитетам. Я в своем поселении согласна бесплатно работать – пахать и сеять». Я ему сказала на приеме у Кикотя, мы тогда к вам не будем ходить ни за чем, если мы в каждом сельском поселении это сделаем. С помощью этой земли в 300 тыс. гектар, которая находится в фонде перераспределения, мы решим проблему в ближайшие 2-3 года, закроем финансовый вопрос. Но он ничего не ответил, губернатор не заинтересован, вице-губернатор Коробка не заинтересован, они не заинтересованы ни в чем, кроме себя. Какой омбудсмен может что сделать? Он старается, не так уж много времени прошло. Я вижу из того, что у нас было ранее. С ним можно работать. Он хотя бы на звонки отвечает, идеи принимает. Но есть же сопротивление. Если Коробку снимут или заставят работать, тогда что-то сдвинется. Я видела омбудсмена в Павловском районе в работе, мы с ним встречались, вопросы там решаются, медленно, конечно, но есть сопротивление власти. У нас в основном все связано со следствием и прокуратурой, если они наведут порядок, то дальше все пойдет как по маслу, – считает Елена Дрюкова.

– Да, вроде, помогает, они как-то приезжали, были у нас тут небольшие заморочки, он приехал, оперативно все решили, – вот такое мнение об омбудсмене у Эдуарда Карпенкова, фермера из Ленинградского района:

– У меня отняли все, отняли мое будущее. Моя проблема выросла до федеральных органов, региональным органам все побоку, мою ситуацию здесь прячут. Никому мы не нужны. Крепостное право отменили 150 лет назад, но власти, правоохранительные органы хотят, чтобы люди им подчинялись. Я на колени не встану. Почему мне не дали работать? Отняли все по правовому беспределу, – высказал свою позицию фермер из Щербиновского района Алексей Слюсаренко.

Вот так оценивают ситуацию сами фермеры, спустя 2 года после тракторных маршей. А о том, кто их организовал, или вспыхнули они стихийно фермеры говорят неохотно. Как люди, близкие к земле, они предпочитают говорить и жить днем сегодняшним.

 

Все материалы по теме:

все рекомендации

Комментарии:

добавить комментарий

Какулия 10.01.2018 20:28
Что, НГК, заставил вас Макаревич изменить тон? Услужливые вы наши! Продажные...
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Вставай с четверенек,питекантроп! 10.01.2018 20:56
какулия,чу,ты какаешь на свой пустой жбан.или ты животное? раз нет,иди тужся на очко.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий