Поделись с друзьями:

19 апреля был юбилей, на который обратили внимание только отдельные почитатели великих имен. В этот день, ровно 140 лет, назад на Кубани, в станице Отрадной, родился Василий Петрович Дамаев. На его беду, в настоящее время выяснилось, что никаким казаком он не был. Его предки – крестьяне, переехавшие в наши края из Воронежской губернии. И то, что впоследствии он стал знаменитым тенором, которому аплодировали зрители лучших театров Европы, что его талант был востребован великими антрепренёрами – такими как, Сергей Иванович Зимин и Сергей Павлович Дягилев, – мало что изменило в его посмертной судьбе. Краснодар официальный упорно старается не замечать, что на его земле работали Самуил Маршак, создатель первого в России, а, может, и в Европе детского театра, великий антрепренер и режиссер Николай Синельников, и земля эта породила Василия Дамаева. Единственное, с чем смирились, чего скрыть нельзя, – что в Новороссийске и в Крымске осуществлял свои постановки Всеволод Мейерхольд. Ну, это же великий реформатор театра. Тут не отвертишься. У нас как будто упорно держатся за статус глубокой театральной провинции. Есть в нём, должно быть, какая-то своя выгода. Снимает существенную часть ответственности за происходящее подчас на краснодарских сценах.

И всё же Дамаев – был. Об этом и решили поговорить заинтересованные люди, собравшиеся в этот день в уютном зале дома Я.Г. Кухаренко, что сегодня является «Литературным музеем Кубани». Валерий Петрович Опитц, педагог Краснодарского краевого колледжа культуры, что пребывает в станице Северской, – человек, за многие годы воспитавший плеяды учеников, является истинным поклонником идеи сохранения памяти о Дамаеве. Его идея – провести в день юбилея «дамаевские чтения» – была осуществлена Сергеем Толстопятовым – работником Литературного музея Кубани. Были собраны раритеты: фотографии, пластинки, дневниковые записи и даже часы, что подарил певцу его директор, антрепренер Сергей Зимин. Он нам и рассказал историю этой удивительной карьеры.

Молодой парень жил в станице Отрадной, женился, имел уже троих детей. Казалось, жизнь сложилась. И не будет в ней никаких гастролей по Парижам и Лондонам. И, конечно, ничего не предвещало выступления на подмостках Большого театра. Да, он пел в церковном хоре местного храма. Но однажды ему посоветовали ехать в Москву. И Васька-соловей, как звали его в станице, отправился покорять первопрестольную. Внимательно и подробно, как бы смакуя каждую деталь, Сергей Толстопятов разворачивает перед нами интригу пришествия Василия Дамаева на мировую сцену. Создатель молодой оперы Сергей Зимин выбрал этот природный талант в свои главные тенора. Открытие его театра состоялось 1 октября 1904 года. А спустя два года у Зимина появился новый артист. То была эпоха, которую впоследствии назовут Серебряным веком, время больших возможностей, которые Дамаев не упустил. Он пел много в операх Дж. Пучини (Каварадосси – в «Тоске», Рудольф – в «Богеме»), Дж. Верди (Отелло, Радамес – в «Аиде»). Пел Канио в «Паяцах» Р. Леонкавалло, Хосе – в «Кармен» Ж. Бизе, Германа – в «Пиковой даме» П.И. Чайковского, в операх Римского-Корсакова и Мусоргского.

Пришло время, и он стал участником «Русских сезонов» Сергея Дягилева. В опере «Псковитянка» Римского-Корсакова он выступал в театре Елисейских полей и в лондонском, старейшем в Европе, театре «Друри-Лейн». Доводилось ему петь и с Шаляпиным. Вот в уютном зале Валерий Петрович заводит ручку граммофона, и спустя годы мы слышим его подлинный голос. Когда-то вот так же в станице Северской, совсем мальчишкой в 1952-м году по радио – это был уличный рупор, услышал голос своего родственника – Бориса Ивановича Дамаева. Спустя годы внучатый племянник певца находится в зале и сам рассказывает эту историю. Он многие годы проработал в станице Северской в колледже культуры преподавателем. Довелось мне видеть его и в качестве актёра в постановках Валерия Опитца. Это был удивительно точный и глубокий артист.

Так и прожил всю жизнь Борис Иванович под знаком своего великого родственника, несущий его высокие театральные идеи, в чём-то на него похожий. Многие годы они с Валерием Петровичем отмечают в разных точках края – то юбилей оперы Зимина, то юбилей со дня рождения Дамаева. Теперь к этому «бегу с факелом» присоединился «Литературный музей», и сделал он это вполне достойно. Рядом с подвижниками из Краснодара и станицы Северской возникла ещё и талантливая делегация из станицы Отрадной: музейщики, волонтеры, подвижники – те, на ком культуры хрупкое здание держится. У них всё еще горящие глаза, всё еще не угасает энтузиазм. Впереди много дел – переименование улицы Пионерской в улицу имени Дамаева, той самой, на которой великий певец родился и жил. В Краснодаре, кстати, такая улица уже есть. Жалко только, что жители её не стали гостями этого представления. Как не увидят его и школьники Краснодара и его окрестностей. Да и взрослым это могло бы быть интересно. Но, увы, это событие – разовое, для узкого круга почитателей. Приятно, конечно, осознавать себя попавшим в это сообщество, но хотелось бы, чтобы слава Дамаева ширилась и множилась. Впрочем, это дело – уже не в ведении музея. Эти решения принимаются куда выше. Но тогда жаль, что в городе, как ни силились, но так и не могли создать музея театрального. Всё осталось на словах. Но будем надеяться на лучшие времена.

Елена Петрова

Фото Юрия Корчагина

Комментарии:

добавить комментарий

Алексей Королев 28.05.2018 22:30
Отличная статья. Очень хорошо и мероприятие описано и отмечены тенденции мин культа в сохранение памяти города и края.
ответить на комментарий