Поделись с друзьями:

Заметки по поводу прошедшего юбилея

 

Это в ближайшем будущем. В октябре нынешнего года главный режиссёр театра Даниил Безносов, сотворивший бури страстей в спектаклях по Шекспиру и Островскому, ошеломивший трагифарсами и драмами, решил перейти к комедии в своей крайней фазе. На сей раз, он берёт к постановке пьесу Эдуарде де Филиппо «Человек и джентльмен». В ней, по его мнению, ещё сохранились остатки традиционной итальянской комедии маски дель’арте.

Но это – завтрашний день. А пока в Молодежном театре КМТО «Премьера» время воспоминаний, подведения итогов. Ровно 25 лет назад театр появился на свет. По этому поводу 6 июля на улице Седина в Краснодаре состоялось большое торжество. В этот день пришли те, кто имеют к рождению и становлению театра прямое или косвенное отношение. Я себя отношу к последним, думая, что я единственная из критиков, кто посетил в своё время первое в Краснодаре представление «Тряпичной куклы» по пьесе Уильяма Гибсона, с которого и начался театр. Ан нет, по дороге встретила коллегу, она тоже помнит, как это было, хотя прошло четверть века. Как говорится, легло на сердце.

Нынешний директор театра Николай Александрович Табашников и главный режиссёр Даниил Александрович Безносов за три года совместной работы стали творческим тандемом. О себе они в шутку говорят, что они не две хозяйки на одной кухне, а хозяйки двух разных кухонь. Один отвечает за весь, поверьте, немалый спектр экономических вопросов, оставляя на попечение другого все вопросы творческие. Учитывая, что Даниилу Александровичу приходится иметь дело с творческими амбициями актёров, соотносить репертуар с пожеланиями кубанского зрителя, дел у него невпроворот. Впрочем, слово «пожелания» не очень правильное. Здесь принцип «чего изволите», как и в любом серьёзном искусстве, не определяющий, несмотря на то, что с чьей-то легкой руки театр в перестроечное время был отнесён к сфере услуг наравне с парикмахерскими или банно-прачечным комбинатом. Но это не сильно изменило суть дела: публика всё равно делает свой запрос, и режиссёр должен постичь его интуитивно. Режиссер признался, что «Утиную охоту» Александра Вампилова он ставить на Кубани не считает целесообразным. Менталитет южан совсем другой, чем в сибирской провинции.

Об этом и о многом другом мы поговорили в канун юбилея с двумя руководителями одного Молодежного театра.

Н.А. Табашников:

– Это день рождения не мой или директора, а того явления, которое начало свое существование с годов скитаний. Ведь театр преодолел и черные полосы. Нельзя не вспомнить Владимира Дмитриевича Рогульченко, режиссёра, который 17 лет руководил театром. Труппа сколочена была им. Мы не можем историю театра рассматривать вне времени. Ему достались 90-е, когда люди уходили из-за нищенских зарплат, то поколение шло в коммерцию, в бизнес и бог знает куда ещё. Безусловно, это его огромная заслуга, что театр сохранился, выжил и достиг высот.

И приглашённые режиссёры – это тоже целая эпоха. Здесь нужно вспомнить и Холмского, и Михаила Бычкова, и Адольфа Шапиро. Здесь всегда стремились договориться с мастерами первого эшелона. Есть актеры, такие, как Светлана Кухарь, Елена Дементьева или Анатолий Дробязко, есть спектакли – вехи. Это такие постановки как «Атанде», «Сцены в доме Бессеменова», «Убивец» Владимира Рогульченко, «Кьоджинские перепалки», «Над пропастью во ржи» Михаила Бычкова, «Датская история» Адольфа Шапиро, первая сказка Холмского «Шиворот навыворот». Много сделал для театра генеральный директор ТО «Премьера» Леонард Григорьевич Гатов. В трудную минуту появилась Лариса Ивановна Малеванная. Три ее спектакля «Куколка», «Вечный муж», «Чудики» до сих пор в репертуаре и пользуются большим успехом у зрителя. Был какой-то период несколько лет назад, который мог бы стать периодом шатания, но не стал. Это период между Рогульченко и Безносовым. Если взглянуть на историю нашего театра с точки зрения драматургии, у нас идет книжное развитие: конфликт – преодоление конфликта. Вот и у нас: появился театр – негде играть, появилось здание – нечего играть.

Д.А. Безносов:

– Негде репетировать, нет мастерских.

Н.А. Табашников:

– Если взглянуть на историю театра ближе к нашим дням, мы видим, что нечего было ставить. Не было режиссёров. Мы трудно преодолели 12-й и 13-й годы, когда были проблемы с главными режиссёрами. Не было интересных предложений в драматургическом плане.

Сейчас наоборот – нам негде уже воплощать все задуманные планы, потому что их так много.

Д.А. Безносов:

– Мы создали малую сцену, потому что созданное нами пространство нам становится тесным. Мы с Николаем Александровичем разрабатываем проект, который назвали просто «Вне сцены».

Н.А. Табашников:

– У творческих людей всегда возникает большой объём творческой энергии, которая не всегда идёт в основную деятельность – создание и показ спектакля. У них может возникнуть необычная, нестандартная идея, которую сложно реализовать на большой сцене. Понимая это, мы и создали данный проект. У нас там будут осуществляться не только спектакли малых форм, но и, может быть, перформансы. Ну, например не исключено, что наш главный художник Настя Васильева будет делать свои инсталляции. Первооткрывателем стал спектакль «Панды» в постановке Даниила Безносова. Это постановка известной ныне пьесы «История медведей панда, рассказанное саксофонистом, у которого была подружка во Франкфурте» румынского драматурга и журналиста Матея Вишняка, который живет во Франции.

Не могли мы не спросить Даниила Александровича и о его режиссерской программе развития театра. Как говорится, время пришло. Он три года у руля Молодежки, многое понял про театр, труппу, её возможности, чаяния и надежды. Многое понял, как мне кажется, про него и город, признав его, что называется, своим. А это дорогого стоит.

Д.А. Безносов:

– Мы договорились с Николаем Александровичем, что способны выпускать две-три премьеры на нашей основной сцене. И здесь мы идем по такому пути: один спектакль буду ставить я, ещё на один мы будем приглашать выпускников одного из достойных вузов, и наконец, ещё на одну постановку мы будем приглашать режиссёров маститых, что называется первого эшелона.

Что касается молодых выпускников, то здесь я считаю важным дать шанс талантливым начинающим. Особенно это уместно делать в нашем театре, поскольку он Молодежный, и здесь обязательно должны ставить молодые. Во-первых, надо дать им шанс реализоваться, а во-вторых, на мой взгляд, это самый честный период в жизни режиссёра. Человек ещё не начал самоцитироваться, зарабатывать деньги, халтурить. Он ещё полон идей, свеж, молод и всегда является представителем сегодняшнего времени.

Н.А. Табашников

– Почему нам важно говорить с молодыми про молодых. Мы сами не слишком далеко ушли от этих лет, мы их ещё понимаем. Мы с Данилой знаем, он по собственному опыту, я от маститых режиссёров, как им сложно было на старте, когда их никто ещё не знает, никуда не зовёт, когда приезжают в театр, а там директора начинают выкручивать руки, и в результате человек не может реализоваться и сделать то, что он хочет.

Но справедливости ради надо сказать: бывает и такая ситуация, когда молодой режиссёр приезжает и начинает делать то, что интересно только ему одному, а не зрителю, городу.

Д.А. Безносов:

– Всё равно выбор материала – это выбор среды, в которой живешь. Мы же не ставим про мигрантов в Германии. Сложно было здесь в первые два года. Я старался осторожно брать универсальный материал. Сейчас я уже чувствую это пространство, я уже здесь живу.

Что касается приглашенных режиссёров, мы не навязываем им названия, чтобы наше сотрудничество не превращалось в работу по найму. Но с другой стороны, мне кажется, что молодой режиссёр должен предложить сразу десять названий. Это после десятого спектакля сложнее. Что хотелось, уже поставлено. Когда к нам приходит человек с большим диапазоном, всегда есть что выбирать. Мы и выбираем. Это будут три разных поколения режиссёров, три разных мышления, три разных восприятия времени. И в названиях мы также собираемся соблюдать принцип разнообразия. У нас нет такого: мы ставим только русскую классику. Есть один критерий: мы стараемся ставить литературу высокого уровня.

Н.А. Табашников:

– С Константином Демидовым, поставившим «Гедду Габлер» мы выбирали полгода. С Павлом Прониным «Звёзды светят на потолке» – год. И конечно, жирным шрифтом я выделил идею приглашения режиссёров первого эшелона. Мы не планируем устраивать здесь студенческий ТЮЗ. Мы стараемся делать репертуар разнообразным, чтобы как можно большему числу людей здесь что-то пришлось по вкусу. Иногда я просто общаюсь со зрителем. Вот сидит пожилая пара. Я спрашиваю: «Откуда вы узнали про наш театр, про этот спектакль?». Отвечают: «Да у нас дети ходят сюда часто. Вот купили и нам билеты. Сказали – то, что мы предпочитаем, вам не понравится. А этот спектакль вам в самый раз». На мой взгляд, это здорово, что у нас есть спектакли, на которые ходят и молодые, и люди старшего поколения.

А для подростков мы поставили спектакль «Звёзды светят на потолке». Мы имели цель создать не карикатуру, не шарж, не пародию на молодых. Мы хотели, чтобы молодые люди видели себя на сцене, свою жизнь.

Д.А. Безносов:

– Человек должен в первую очередь ассоциировать себя с главным персонажем, он должен находиться с ним в одной среде. Он не поймёт в 14 лет Фамусова. У них не откликнется ничего.

Мне кажется, что страна сегодня очень обеднела на детскую литературу.

Н.А. Табашников:

– Мы читаем все, что появляется нового. В этом плане у нас есть определенные взгляды: мы считаем, что в театре не должно быть так называемой «чернухи». И в то же время, когда на сцену выходит артист, что ему играть? Если персонаж выписан пресно, что тогда делать режиссёру?

Д.А. Безносов:

– К следующему сезону мы репетируем пьесу итальянского драматурга Эдуарде де Филиппо «Человек и джентльмен». Мы переходим к комедии. Здесь вспоминается давний успех на этой сцене «Кьоджинских перепалок» Карло Гольдони. Скорее всего, здесь было совпадение южных темпераментов. И сама история внутри очень-очень понятная. Все происходит в маленьком городке на берегу моря в сильную жару, в убийственный зной. Температура чуть-чуть выше той, что ты физиологически способен выдержать. Многие решения там принимаются не с холодным рассудком, не взвешенно, а на фоне и под действием жары. Это такой солнечный удар. Или лучше сказать – тепловой, чтобы не было ассоциаций с известным рассказом или фильмом.

Это хорошая комедия и хорошие предложения для женщин. Поскольку мы живем половинками сезонов, мы не будем забегать вперед. Но, оглядываясь назад, могу сказать, что в этом году у нас был самый боевой сезон.

Вот таким видится руководителям «Молодежки» отрезок в 25 лет, пройденный театром.

5 июля на сцене Молодежного театра состоялся премьерный показ юбилейного вечера под названием «25». В течение еще четырех дней здесь будут показывать заинтересованной публике (а таковой в Краснодаре много) представление в жанре воспоминания. Но театр ещё довольно молод, чтобы ностальгическая нота здесь брала верх. Напротив, действие было переведено в разряд скетча, фарса, юмористической миниатюры. Форма была так же выбрана не случайно: как-то вспомнилось, что прежде в этом зале располагался детский кинотеатр «Смена». Поэтому весьма кстати смотрится здесь формат чёрно-белого немого кино. Актёры в трико с выбеленными лицами предстали в образах французских мимов. Первым вышел заслуженный артиста России Дмитрий Морщаков. И тут мы почувствовали намек на миниатюры великого Марселя Марсо. Нам очень знакомой показалась эта маска, а точнее, весь образ с красивым, элегантным, полетным жестом.

Актеров по мере развития действия становилось все больше. Нам предлагалось проскользнуть за два часа весь путь развития театра. Местами возникал образ летящего в пространстве поезда. Его купе, где собрались артисты, как в сюрреалистической фантазии, все расширялось и расширялось, вбирая все новые и новые лица. Они пели, болтали и выпивали, что уж греха таить. Кто не помнит этих восхитительных посиделок в пути?!

Но следовали и остановки. Вот старуха процентщица в исполнении Айсылу Федотовой из спектакля «Убивец» по роману Достоевского «Преступление и наказание» все ползёт и ползет по планшету сцены с топором в спине. Она как бы ищет места получше. В спектакле, насколько я помню, она занимала небольшое по времени пространство. Здесь, видимо, решила отыграться. А Раскольников Евгения Парафилова все искал хоть кого-нибудь, дабы похвастаться идеальным преступлением. Да куда там: не до него. А вот еще и люди, львы, орлы и куропатки появляются утрамбованными в коробки. Уже более ста лет о них речь идет в чеховской «Чайке». А до сего дня их никто не видел. Вот теперь довелось. Конечно, досталось и любимому спектаклю «Опасные связи» в постановке Александра Мацко. Там жанры и виды искусства – от драмы, балета до оперы – теснят друг друга. Такая мешанина просто не может оставить артистов равнодушными: она так и просится в пародию.

Не обходят они стороной и последние премьеры. Так мама Людмилы Дорошевой буквально распластывается рядом с ходунками на сцене, дабы добиться нужного эффекта в спектакле «Звёзды светят на потолке». Ходунки – это вам не на пуантах прыгать. Тут долго учиться нужно. А совсем молодой режиссер Павел Пронин все никак не унимается. Реализма ему мало: натурализм подавай. Такого тоже острые на язык, а точнее на жест, артисты ну никак не могли пропустить.

Не забыли они и тех, кто когда-то помогал в создании театра, режиссеров, таких, как Николай Никольский, Наталья Дикая, Станислав Сальников, художник Сергей Аболмазов и многих других. А потом весь театр вышел на сцену. Вместе стояли не только артисты, главный режиссер и директор, но и все службы театра. И оказалось, что их много и они вместе. И зал, стоя, долго аплодировал всем, кто дарит нам встречи с этим ярким искусством.

 

Елена Петрова

Театровед

Фото: Марина Богдан

Даниил Безносов и Николай Табашников

 

 

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Своих не сдаем?

3086 просмотров

«БЕТОН БРЮТ»

1968 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Сегодня: 26 Сентября 2017

все статьи месяца