Поделись с друзьями:

Как известно, основным и непременным условием нашего народного и государственного бытия было и остаётся гармоническое соотношение власти светской и власти церковной. Непросто, трудно и мучительно, но оно всегда всё-таки вырабатывалось. Теперь, как нас уверяют политологи, государство и Церковь находятся «в процессе закладки основ новых отношений», хотя этим отношениям более тысячи лет, а «новых» основ что-то не просматривается. Власть, как бы винясь за притеснения Церкви в прошлом, стала заискивать перед ней, ожидая от неё опоры и помощи в идеологическом вакууме. Хотя почему должны виниться сегодняшние люди за дела революционных террористов, их дедов, мягко говоря, «притеснявших»?

Церковь, забыв о том, что она отделена от государства, в определённой мере предприняла «реванш» и за свирепость первореволюционеров, и за хрущёвский революционный атеистический рецидив, за то, что власть третировала её в течение семидесяти лет. Хотя это вовсе не так, не в течение семидесяти лет…  Революционный атеистический терроризм был всё-таки преодолен. Зачем же к нему  теперьвозвращаться, снова навязывая его общественному сознанию?.. Таким образом, истинное соотношение государства и Церкви было  определено неточно.

Объявлено о создании Общества русской словесности. Прошёл его учредительный  съезд. Возглавил Общество Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Нельзя не задаться вопросом: а собственно, почему литературное дело передано, так сказать, в введенье Церкви, чего в России никогда не было? Ведь по всякой логике этим должны были заняться писательские творческие Союзы.

            Создание Общества русской словесности, вроде бы, призвано возвращать русскую литературу в общественное сознание, из которого она оказалась изъятой. Ведь уже встал вопрос о том, что «сбережение русского языка, литературы и нашей культуры – это вопросы национальной безопасности, сохранения своей идентичности в глобальном мире». Но в ходе работы съезда и по его итогам оказалось, что цель создания общества несколько иная: «Главной целью общества является изучение и популяризация русской литературы и русского языка, а также повышение их роли в образовании и воспитании молодого поколения» («Литературная газета», № 21, 2016). Как видим, обществу, возглавляемому патриархом, вменялась и образовательная задача, хотя проблемами образования занимается у нас профильное министерство и ведомства. Задача же первостепенной важности продолжения русской литературной традиции, без которой и её популяризация немыслима, в предложенном формате Общества вообще не предусматривалась. То есть Общество уже в своём замысле представлялось, как расширенное бюро пропаганды литературы при писательском Союзе.

            Вопрос не столько в том, как пропагандировать литературу, сколько в том, как её создавать, как продолжить русскую литературную традицию. Без восстановления литературно-художественного процесса, без оживления литературы и пропаганда её не пойдёт впрок. Лошадь обыкновенно ставится впереди телеги…

            Провозглашённая цель общества внешне вполне благородна. Ну кто станет возражать против необходимости изучения русской литературы и русского языка? Кто сомневается в воспитательном значении литературы? Однако  цели такой, крайне необходимой работы, достижимы лишь при естественном положении литературы в обществе. Мы же переживаем период её исключительного состояния. Период её погрома «рынком» после «демократической» революции, когда литература оказалась по сути, изъятой из общественного сознания и изгнанной из образования. Так неизбежно бывает после всякой революции.

Примечательно, что Общество русской словесности учреждено, по сути, без писателей. Понятно недоумение, вызванное собранием Общества русской словесности: «Показалось странным, что присутствовало на нём совсем мало писателей… Ещё более странно то, что ни один из писателей не выступил (а кому как не писателям выступать на таком собрании!), потому совсем не удивительно, что разговор вообще не зашёл о современной литературе» («Литературная газета», № 21, 2016). Наш старейший поэт Андрей Дементьев справедливо отметил: «Однако удивило то, что на съезде мало писателей, их, конечно, должно быть значительно больше».                              

            Ведь известно извечное противостояние и даже конфронтация Церкви и всякого художества, а литературы в особенности. Ещё со Стоглавого собора. Оно неустранимо и должно приниматься как неотвратимая данность. И весь вопрос состоит в том, чтобы ни Церковь, ни литература не нарушали этого соотношения в свою пользу. Учреждение Патриаршей литературной премии находится в этом же русле. Почему именно литературной? Казалось бы, Церковь должна быть занята премиями богословскими, но не литературными. Ведь в нашей святоотеческой литературе немало проблем, которые должны и могут быть разрешены только Церковью, только учёными-богословами.       

Пётр ТКАЧЕНКО 
литературный критик, публицист, прозаик,
издатель авторского альманаха «Солёная Подкова»

 

Комментарии:

добавить комментарий

Люди,беда идет на Россию! 22.05.2017 19:51
Не даром к последнему четвертьстолетию в России прочно приклеился мем СУЧЬЕ ВРЕМЯ.Неспроста это.
Конечно,в более чем тысячелетней истории Руси были времена и гораздо трагичней,когда она была покрыта пепелищами пожаров,после иноземных захватчиков.Смутное время.Реформа патриарха Никона,оставившая на много веков подряд кровоточащую рану на теле церкви.И так далее,и так далее...
Но такого,поистину дьявольского шабша,Россия не знала никогда.Оставим в стороне светскую жизнь государства российского,это отдельная большая тема.Скажем о церкви.
Не было в истории русской церкви таких предстоятелей,как ОБОРОТЕНЬ Кирилл,осквернивший соборную душу народа.
Вероломный предатель,лжец и стяжатель ,с бегающими как часики глазами,он посягнул своими раздвоенными козлинными копытами, обутыми в стоптанные грязные башмаки, на самое дорогое,что есть у русичей-СВЯТУЮ ПРАВОСЛАВНУЮ ВЕРУ.
На этот неизсякаемый исочник воды живой,приготовляющий и ведущий сонмы душ человеческих в жизнь вечную.
Кто не знает,Кирилл-ученик содомита Никодима(Ротова),промыслительно сдохшего без покаяния у ног папы.в Риме,который своим отравленным семенем,передал эстафетную палочку.иуде гундяю-окаянному.Этот смердящий пес подписывает в Гаване сепаратное соглашение с папой Франциском. Встреча готовилась тайно,воровски,на протяжении двух лет,О ней знало четыре человека.Презрев соборность и полноту церкви,этот злодей совершил неслыханное за тысячу лет вероотступничество-своей подписью на Деларации сравнял божественную истину с дьявольской ложью.
Архиереи русские,на своем соборе,а точнее-сходняке,за исключением верного епископа Лонгина(Жара),утвердили Шамбезийские соглашения и Декларацию.
Духовная катастрофа русской православной церкви состоялась.
Защиты высшего,ангельского мира у России больше нет,Дух Святой не живет в еретических сообществах.Верхушка церкви презрела возложенное Господом на русскую землю великое служение,,вселенскую миссию -хранить в чистоте святую,апостольскую веру правосланую.
А потому,всех вместе,весь народ, ждет трагедия таковаго масштаба,что ее не вместит разум человеческий.Фальшивые золотые купола гундяевсхих новоделов сгорят в бушующем пламени апокалипсического огня,по всей необъятной земле русской.С ними вместе сгорим и мы,не защитившие безценную отеческую народную святыню.
Этому надлежит быть,разве только Господь своим неисповедимым и всеблагим промыслом,не приведет к власти национального правителя,который арестует вероломных изменников и предаст их заслуженному справедливому суду.
ответить на комментарий
патриот Кубани 22.05.2017 23:22
Да нет, я думаю, что РПЦ жилось хорошо во все времена, за исключением социализма.
Да, историки говорят, что на РУси было монголо-татарское иго. Да только именно на иго приходится строительство огромного количества церквей, часовен и монастырей. Церковь в это время забогатела как никогда.Что за захватчики были такие, что не трогали сусальное золото с церквей-не знаю.
А теперь РПЦ напоминает торговую лавку, прикрывающуюся Божьим именем. На все-от свечки до святой воды, от причастия до освящения-на все есть такса!
А ведь Иисус изгонял торговцев из церкви. ИМХО, никакая она не православная, церковь наша РПЦ, а Гундяев-не наш патриарх.
ответить на комментарий
Православный 23.05.2017 16:32
ОООго загнул!!! Ты поменьше смотри рен-тв
ответить на комментарий
Алилуйя 22.05.2017 20:27
Удивительно всё подмечено автором. Не отнять у Патриарха Кирилла таланта проповеди. Но не более того. Способен увлечь сознание слушателя и читателя к познанию, самокопанию. Успех есть, - но не все же являются поклонниками проповедчества. А литературы, как таковой, осенённой верой, - не было и нет. Разве что редкие книжонки о чудесах, среди которых выделяются работы теократов. Это не является литературой, а всего лишь биллетристика , с претензией на исследовательский жанр, некое "шерлок-холмствовство"... За что же тогда присуждать "хрустальные колокола", - простые служки литературных томов не написали, - ответ один: за проповедчество. Да, они талантливы иной раз. Сиюминутно. Просветлённо глаголят, - устно или письменно.
Вот и дождались прибытия частиц св. мощей Св. Чудотворца, Николая - Угодника. Лично я почитаю и ощущаю его незримое подсобление. Только не радует вот это "беспокойство Его плоти", как и других, т.н. "мощей". О чём это ВООБЩЕ?! Кто из современников поймёт и оценит?! Ну, да! Таскали грОбы при Гришке Распутине.....)) Собирали в пузырьки "мирру", с какой-то царской особы, - извините. Не к столу будь сказано. Дух, - его сила, воздействие на физическом уровне, - да. Сила Веры, её единение с силой энергетики внешнего, космического, - да. Но что бы сказал или написал , и как был бы оценен "под учреждённую премию" мой возлюбленный Св. Чудотворец?
ответить на комментарий
Православный 23.05.2017 16:42
Печально читать такой смрад от человека который почитает мощи Св.Чудотворца. ЛИЦЕМЕРИЕ.
ответить на комментарий
Христианин 23.05.2017 15:48
Скромность, нравственная чистоплотность, милосердие, сочувствие, стремление понять и сопереживать , мудрость - вот чего нет. А хочется именно этого. Зато - бьющая наотмашь постыдная роскошь, бесконечный базар, торговля всем и вся, бесконечные нотации, поучения и угрозы - этот вечно указующий и грозящий перст(от патриарха до бабушки-активистки в храме). Но, как сказал один достойный святой отец: "Кто я такой, чтобы осуждать их?" И правда, Бог - им судья!
ответить на комментарий
Литератор 25.05.2017 13:11
Автор статьи о номинантах и лауреатах Патриаршей литературной премии известный писатель Пётр Ткаченко, полагаю мог бы сказать и большее. Но по-видимому пощадил седины лауреатов. Сам же отбор номинантов-лауреатов говорит о многом. О том, что не пристало Церкви вмешиваться в светские дела. Ничего кроме духовного нестроения из этого не выходит. Казалось бы, Церковь должна быть занята премиями богословскими, но не литературными. Ведь в нашей святоотеческой литературе немало проблем, которые должны и могут быть разрешены только Церковью, только учёными-богословами.
Одна из главнейших из них – это житие митрополита Филиппа – «Житие и подвиги во святых отца нашего и исповедника Филиппа, митрополита Московского и всея России». Взаимоотношения первого русского царя Иоанна Грозного и митрополита Филиппа. История поставления его на патриарший престол и низложения его. История его гибели. Совершенно очевидно, что текст этого жития не отражает исторической правды. Не надо быть ни историком, ни богословом, ни писателем для того, чтобы прийти к выводу: по своему характеру и стилю это не житие, а скорее, политическая прокламация. А ведь оно является сегодня одним из основных источников для характеристики Ивана Грозного. Точнее, для его обличения в «кровожадности» и «тирании», хотя является аксиомой то, что «мы в настоящее время не имеем права судить Иоанна строже, чем судили его современники и подданные» (А. Нечволодов).
И таких проблем немало. Скажем, мы, православные, вправе получить хоть какое-то объяснение тому факту, почему 432 года спустя после кончины, к тысячелетию крещения Руси был канонизирован Максим Грек, осужденный двумя церковными Соборами как еретик…
Почему митрополит Макарий, составитель свода Четьих-Миней, наставник первого русского царя канонизирован только к тысячелетию крещения Руси в 1988 г. вместе с Максимом Греком?.. Пока же мы должны отметить очевидное положение. Миссия на Руси Максима Грека и его личность постигнута и представлена с точки зрения духовно-мировоззренческой более убедительно человеком светским, выдающимся историком нашего времени И.Я. Фрояновым. («Драма русской истории». Издательский Дом «Парад», М. 2007), чем человеком духовным, архимандритом Макарием (Веретенниковым), в его апологетике Максиму Греку «Преподобный Максим Грек» ( Московская православная духовная академия, 21 ноября 2011)…
С первым же лауреатом Патриаршей литературной премии произошло то, что можно определить разве что как «казус Крупина». Не стал бы напоминать о нём, если бы то, о чём теперь стоило стыдливо умолчать, всё ещё не провозглашалось как патриотизм и духовный стоицизм. Крупин – «самый твёрдый и убеждённый противник тех, кто пытается уничтожить страну» («Общеписательская Литературная газета», № 8, 2016).
Но ведь В. Крупин был подписантом пресловутого «Римского обращения»… Как известно, всякая революция, в том числе и «демократическая» нашего времени, должна была быть «освящена» именем интеллигенции и прежде всего писателей. И тогда осенью 1990 года состоялась встреча писателей Советского Союза и писателей диссидентов. В результате этого писательского заговора против своей родины России было подписано «Римское обращение», в котором отмечалось, что «заканчивается существование одной из величайших империй в истории человечества» и что этот процесс уже «необратим». Среди подписантов этого приговора своей Родине были – Астафьев, Залыгин, Солоухин, Крупин… (Станислав Куняев. «Поэзия. Судьба. Россия», «Наш современник», М., 2005).
Неужто это и есть «христианское поведение»? Если это так, значит, в шкале наших ценностей о добре и зле произошли явные сбои. И не потакать им следовало бы, но противостоять им. Неужто после этого мы должны поверить в «набожность» писателя?.. И если, по условиям премии, сами произведения писателя не столь уж и важны, но его поведение, то значит, надо полагать, за это «примерное поведение» и присуждена первая Патриаршая литературная премия…
Напомним, что согласно русскому языку слово диссидент, среди которых оказался лауреат, – это не тот, кто имеет свою, альтернативную точку зрения, но – вероотступник, тот, кто отступает от господствующего в стране вероисповедания… Почему известные писатели оказались в столь сомнительной компании, неведомо. Мы же – только о том, что назвать это духовным подвигом уж никак невозможно.
Я не знаю более идеологически ангажированного автора, прикрывающегося титлом профессионального историка, чем Дмитрий Володихин. Достаточно сказать, что храм Вознесения Господня в Коломенском, воздвигнутый в честь рождения первого русского царя, он из какого-то мальчишеского озорства кощунственно сравнил с мужским детородным органом: «Порой искусствоведы добродушно шутят: дескать форма храма – свеча, устремлённая к небу, – явилась благодаря желанию Василия III сказать ещё разок народу: «Нет, не старик я, люди добрые, отнюдь не старик!» («Иван IV Грозный», М. «Вече», 2010). Мало ли кто и как «шутит», по причине своей испорченности, но не должно историку тиражировать и пропагандировать такие «шутки»… Поэтому естественно было удивительным встретить имя историка среди номинантов Патриаршей литературной премии 2017 года… Каждый судит, конечно, в меру своего разумения. Скажем, современный поэт Евгений Артюхов увидел в величественном храме Вознесения Господня нечто совсем иное, чем Д. Володихин: «Эта церковь парит здесь/ ещё со времён Иоанна./ А превыше её/ птицы лишь, облака и мечты/ тех, кто всё же пришёл сюда нынче – ни поздно, ни рано – / и руками всплеснул/ от вознёсшейся ввысь красоты». Мы же говорим о том, что странно видеть кощунство со стороны номинанта Патриаршей литературной премии…
Почему наши высшие церковные иерархи оказались заодно с идеологически ангажированным и даже кощунствующим историком? Они сошлись на развенчании Ивана Грозного как «кровожадного тирана». Других причин и аргументов не просматривается. Ради этого «можно» и условия конкурса нарушить. Премия-то литературная, а присуждается историку… Председатель Издательского совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент убеждён, что книги Д. Володихина «особо востребованы читателями», которые «не довольствуются рамками школьной программы или распространёнными историческими штампами и стереотипами», адресованы «не только любознательным, но и вдумчивым людям с критическим мышлением». («Литературная газета», № 17-18, 2017). Видимо кощунство историка и есть выход за рамки школьных программ. Д.Володихин – тип историка, который в своём критицизме русской истории с удивительной последовательностью повторяет распространённые догматы, штампы и стереотипы ортодоксального либерализма… А в толковании личности Ивана Грозного и его эпохи в особенности. Лауреатом Патриаршей литературной премии 2017 года стал также Виктор Лихоносов, характерной особенностью творчества которого выставляется «сопричастность родной истории, из которой невозможно исключить ничего». Есть, конечно, у этого лирического, элегического автора и причастность к истории. Но как быть с тем, что за полувековое житие на Кубани, автор, не удосужившись изучить феномен казачества, десятилетиями проповедует коллаборационизм, то есть предательство… Когда Василий Розанов писал в своё время о том, что мы «зашли не туда и в гости не попали», что надо «повертать», он был совершенно прав. Но когда семьдесят (!) лет спустя говорят о том, что мы зашли в «тупик» и надо «вернуться» куда-то, в «историческую Россию», в то время, как ценой самоотверженного труда, ценой неимоверных страданий и непомерных жертв народа в России была создана новая цивилизация, то это – полное непонимание жизни людьми, которые в это время жили. И, кстати, состоялись. Семьдесят лет спустя всё ещё бороться с «красной идеей», значит уготовлять новую очередную, на этот раз «демократическую» революцию в России. Ведь это было отрицание и подвига народа по созиданию новой государственности, и отрицание его подвига в Великой Отечественной войне. Не случайно они впали в коллаборационизм, то есть оправдание предательства, выставляя в качестве образцов патриотизма А. Шкуро, П. Краснова, приходивших вместе с фашистами «освобождать» нас от «коммунизма», а по сути, от своей Родины… Какой парадокс – противники революции в России начала ХХ века оказались идеологами революции 1991-1993 годов, столь же, а, может быть, и более разрушительной, ибо все её последствия пока неведомы. Особенно преуспел в этом «монархист» писатель Виктор Лихоносов с его романом, якобы о кубанском казачестве «Наш маленький Париж», представляющем собой идеологию западничества, то есть идеологию новой революции в России (см. «Чужой «маленький Париж» или Торжество идеологии западничества», «Литературная газета» № 3, 2017 г.). Трудно в таком многолетнем либеральничании В. Лихоносова усмотреть патриотизм. Да и нет его в той системе воззрений, которые были чужды русским художникам. Скажем, великому русскому поэту А. Блоку: я художник, а потому – не либерал, пояснять это считаю излишним…
Такое последовательное выдвижение на Патриаршую литературную премию авторов, которые, видимо, достойны других премий, но не этой, свидетельствует о некой закономерности, как говорят, системном сбое, свидетельствует о том, что непристало нашим церковным иерархам вмешиваться в русскую литературу, о том, что, говоря словами Ивана Грозного, «не подобает священникам творить царские дела»…
ответить на комментарий