Поделись с друзьями:

В 1889 году Лев Толстой написал странную повесть, над названием которой он бился несколько лет. Потом, как бы сгоряча, придумал: «Дьявол». Над финалом же работал до конца жизни. Но окончательной версии так и не родилось. В результате, у этой истории –два разных окончания. Была ли это тайная исповедь, которую он прятал от жены, но не от друзей и редакторов, или просто он счёл повесть неудачей, но напечатана она была уже после его смерти. 

Вокруг произведения много странностей и тайн, за разгадки которых взялся режиссёр из Санкт-Петербурга Денис Хуснияров, когда предложил её постановку краснодарскому Молодёжному театру Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера». В российском театральном мире все заметные постановщики знают друг о друге хотя бы заочно. Главный режиссёр Молодёжного театра Даниил Безносов позвонил своему коллеге. И когда он предложил постановку, название выскочило, как бы, само собой. Было решено: так тому и быть.

У Дениса Хусниярова за девять лет профессиональной карьеры уже сложилось своё авторское лицо. В 2009 году он окончил Санкт-Петербургскую государственную театральную академию у известного режиссёра Семёна Спивака. Затем была череда постановок, среди которых, большей частью,оказалась представлена русская классика. Был и Александр Островский, и Михаил Лермонтов, и Николай Гоголь. Причём в двух последних случаях встречи были именно с прозой, с «Героем нашего времени» и повестью «Нос». Сегодня он много думает именно о Льве Толстом, о «Крейцеровой сонате», об «Отце Сергии», о романе «Воскресение». Страсть земная как повод задуматься о человеческом занимает здесь одно из основных мест. А в «Дьяволе» и вовсе эта тема выведена на первый план.

Сегодня кажется редкостью тот режиссёр, особенно если он молод (а Хусниярову 37 лет), не имеющий в виду современность. Зарубежный материал, конечно, представлен в его творчестве. Был «Дон Жуан» Мольера, «Глазами клоуна» Генриха Бёлля. Были Андрей Платонов и Эдвард Радзинский. Хотя с современной драматургией, по его собственному признанию, отношения пока не складываются. Но нас интересует русское и классическое, то, чем зачитывается весь мир и немного потеряли мы, может быть, в погоне за новизной. Как будто это то, что дано нам по праву рождения, а значит, им можно пренебречь, отложить на потом. Всё равно никуда не денется. А так ли это?

…Герою «Дьявола» Евгению Иртеневу–26 лет. Он –молодой помещик, задумавший переустройство доставшегося ему в наследство имения. Но всё ли он учёл в своих расчетах? Амбициозные планы поначалу начинают осуществляться, однако жизнь оказывается намного сложнее. Молодая крестьянка Степанида – его ни к чему необязывающая связь с ней остаётся в прошлом. Евгений женится на Лизе. И кажется он себе успешным человеком. Но наступает теплый летний Троицын день… Где был Бог, почему не спас, не уберег от соблазна, почему не дал сил сопротивляться вдруг нагрянувшей страсти? Да какой?! Череда вопросов посещает читателя. Что будет со зрителем? Ведь произведение ещё не имело театрального прочтения. Автор пьесы Ася Волошина настойчива в своей просьбе –не называть её пьесу инсценировкой.  Впрочем, расхождений с автором не так уж много, если не учитывать того факта, что сам Толстой расходился с самим собой с его двумя финалами – какой хочешь, такой и выбирай. Театр и режиссёр не торопятся до премьеры открывать тайны. Возможно, мы увидим даже три версии.

В пьесе так же растворилась, исчезла религиозная составляющая. В самой ткани повести– о церкви так же ни слова, но нельзя не заметить эпиграф из Евангелия от Матфея. Да к тому же, Лев Толстой был, как мы помним, страстным оппонентом православной церкви. А уж институт брака, вполне себе по тем временам священный, и вовсе был под его пристальной критикой. Вспомним «Анну Каренину» или «Крейцеровусонату»… Об этом и о многом другом я поговорила с режиссёром.

– Денис Нарисович, как вы думаете, почему его ничего не остановило? Ведь там одна секунда – расскажи он о своих проблемах жене или сходи на исповедь (что обязательно было по тем временам), и всё могло быть по-другому. Где был институт церкви? Это претензии Толстого к нему?

–У Льва Николаевичабыли сложные отношения с церковью. Но, как мне кажется, это внешняя сторона истории. Он и с верой не мог найти общий язык. Вопрос –не только в церкви, но и в вере, что не одно и то же. Толстой был очень мятущийся, ищущий человек, как всякий большой художник. У него не раз менялись воззрения на мир. От этих перемен зависело его отношение к вере. Он был отлучён от церкви и очень страдал на самом деле.

– Сейчас идут репетиции. Понятно, что сам путь, который вам предстоит, –событие в жизни театра. Как идет процесс, и когда состоится встреча со зрителем?

– 19 апреля –официальная премьера. До этого два дня будут сдачи на зрителя. Я считаю, что материал, который мы выбрали для постановки, очень сложный. Любой текст, над которым ты работаешь, становится частью твоей жизни. И ошибочно думать, что мы влияем на процесс этого выбора. Названия приходят не случайно. Каждый текст тебя перетряхивает с ног до головы, делает тебя чуть лучше, умнее, трепетнее, чуть сострадательнее к людям.И, может быть, темы и мысли, которые мы вскрываем в процессе репетиций, попадут в зрительный зал и чем-то помогут зрителям. Тогда понимаешь, что это был даже не твой выбор, понимаешь, что это ты почему-то должен был сделать.

– Ваш репетиционный период кажется очень коротким: всего три недели. Вам не думается, что этого мало для столь сложного произведения?

–Три недели –это период выпуска спектакля. У нас был первый подготовительный период. Я уже приезжал в Краснодар. Мы с января в материале.Сейчас мы вышли на площадку. Я считаю, что нужно репетировать быстро, не расхолаживаясь, тем более, если понимаешь, о чем ставишь. Как говорит Сергей Женовач (вновь назначенный художественный руководитель МХТ имени Чехова, известный режиссёр, начинавший свою карьеру в Краснодаре.–Е.П.), на премьере спектакль –ещё ребёнок, который только что рождён. С первого спектакля он начинает расти вместе со зрителем.

Я считаю, что на постановку нужно тратить от месяца до двух. Если больше, – ты сам себя изживаешь, начинаешь сомневаться в правильности того, что ты делаешь, и начинаешь думать так: «Что-то меня эта сцена не удовлетворяет. Наверное, она неправильная». Этот процесс «проб по-другому» может нас увести далеко от сути. Поэтому я –за быстрый процесс. У меня большие репетиции.С 11:00 утра до 20:00 вечера. Вот накануне мы очень сложно работали с утра, и только к вечеру, в последние полтора часа, что-то«взлетело».

– А кто исполнитель главной роли?

– Главную роль будет играть Лёша Замко. Он –наш единственный Иртенев. Степаниды будут две – Анна Нежута и Полина Шипулина. Две актрисы будут играть и Лизу – Настя Радул и Женя Стрельцова. На роль маменьки распределены Светлана Кухарь и Люда Дорошева. Артисты в работе очень гибкие, подвижные, достаточно современные. С ними комфортно работать. Они бросаются в процесс без оглядки. Это очень помогает.

Остаётся добавить, что в театре, на спектакле, зрителя ждёт встреча не только с интересным режиссёром. Автором сценографии выступает известный и весьма опытный художник из Санкт-Петербурга Эмиль Капелюш, так же, как и режиссёр,–лауреат ряда престижных театральных премий, автор более 250 спектаклей, которые он ставил не только в России, но и во многих странах и континентах, от стран Балтии –до США и Китая. Итак, театр, так горячо любимый краснодарцами, ждёт очередное испытание, проверка на прочность– теперь с помощью одного из мощнейших русских писателей. Не могу припомнить, когда на нашей сцене в последний раз шёл Лев Толстой. Когда мы с таким размахом подходили к теме великой русской прозы? На ум приходит легендарная постановка «Преступления и наказания» (спектакль «Убивец») в постановке Владимира Рогульченко лет эдак 20 назад. Был ещё успешный «Вечный муж» Ларисы Малеванной. Но и там и там был Фёдор Достоевский. Но театр был всё тот же – Молодёжный. Теперь –другой автор, но всё из того же первого ряда русской классики. Будем ждать премьеры.

Елена Петрова

Фото Марины Богдан

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.