Поделись с друзьями:

Сын скульптора об исчезнувших работах отца

Разгорающийся скандал вокруг «наследства Аполлонова» набирает обороты. Все, кто был хоть сколь-нибудь знаком с Александром Алексеевичем, понимают масштаб постигшей культуру страны утраты. Вскоре после похорон 69-летнего скульптора Александра Аполлонова, погибшего в дорожно-транспортном происшествии, летом этого года заговорили об исчезнувших работах Мастера. Ведь кроме памятников, украшающих улицы Краснодара, Новороссийска, других российских городов, член-корреспондент Российской академии художеств, награжденный ее медалями и орденом «За заслуги перед искусством» за 40 лет создал огромную портретную галерею кубанцев. Куда могли исчезнуть эти работы?

Корреспондент «НГК» встретился с одним из сыновей – Петром – в мастерской Александра Алексеевича Аполлонова, как раз во время телевизионного интервью. Не вдаваясь особо в подробности личной жизни скульптора, мы все же задали несколько вопросов, волнующих культурную общественность края.

– Петр Александрович, когда начались все эти разногласия между вашим отцом и его гражданской супругой Верой Гавриловой? Насколько неожиданным для него и для вас стало все это?

– Насколько мне известно, конфликтная ситуация началась в 2016 году, когда Вера Гаврилова подала иск о выселении его из его же собственного дома. Я сам узнал об этом только осенью того же года, когда отец попросил меня прийти на суд в качестве свидетеля. Для меня все это было полнейшей неожиданностью, для него, насколько я понимаю, тоже. До этого они жили, как мне было известно, очень дружно: отец всегда помогал Вере в ее карьере, в ее работе. Он говорил, что организовал ей ряд выставок, в том числе и в Москве, что он помог ей с написанием дипломной работы. Вместе они прожили более двадцати лет, но их отношения начались еще раньше. Дело в том, что отец не был разведен со своей первой женой, нашей мамой. Там были проблемы, требовавшие юридического разрешения. Как я понимаю, именно поэтому дом, который он купил на улице Постовой, он записал на Веру. Но как он сказал мне лично, у них с Гавриловой был договор, согласно которому после окончательного развода с первой супругой, они официально оформят свои отношения, имущественные в том числе. Бракоразводный процесс завершился в феврале 2016 года, после чего, я предполагаю, он предложил Вере законный брак. Но она отказалась, а после, в июне, подала иск о выселении отца из дома. При этом она стала утверждать, что у них не было постоянных отношений, она стала говорить, что ее сын не от отца. Действительно, было так, Иван не был его родным сыном, но отец дал ему свою фамилию и воспитал его, как своего. Он сам не знал, что Александр Аполлонов на самом деле не его отец, для него это был большой удар.

– Как, все-таки, объясняла суду Вера Гаврилова свои действия?

– Она говорила, что дом этот она купила сама, хотя это не соответствует действительности.

– А есть у Вас подтверждения обратного? Есть документальные опровержения?

– Между Верой Гавриловой и Александром Аполлоновым был заключен договор о совместной собственности, – подключается к разговору адвокат Оксана Черепанова, – причем, был заключен именно при покупке дома. Имеются свидетели, которые знают о существовании этого договора, но он остался в том же доме, с остальными документами. Кроме того, есть свидетельские показания отца Веры Гавриловой, который знал, что это была крупная покупка, осуществленная за гонорар, полученный Аполлоновым за памятник императрице Екатерине. Кроме того, имеются налоговые декларации, затребованные по запросу суда, которые подтверждали доход Александра Алексеевича в момент покупки дома и доход Веры Гавриловой: она работала библиотекарем в Армавирской библиотеке. Ее трудовая книжка так же в материалах дела, и она подтверждает невозможность для нее такого дохода и такой покупки. Так что доказательств, подтверждающих финансовую сторону, более чем достаточно.

– После того, как был подан иск от Веры Гавриловой, какими были ваши ответные действия? Насколько мне известно, был подан встречный иск?

– Дело в том, что основной иск был оставлен без рассмотрения, в связи с неявкой истца на судебное заседание, и встречный иск также не рассматривался. Могу сказать, что в деле фигурировала генеральная доверенность, выданная Верой Гавриловой на трех неизвестных Аполлонову людей, на право продажи дома с получением денег и имущества. Это был первый документ, который сподвиг Александра Аполлонова начать судебное разбирательство. Первый его иск был о признании права собственности на дом, но, поскольку он обратился ко мне тогда, когда уже оказался на улице без каких-либо документов, он не мог подтвердить свое право собственности. Мы в кратчайшие сроки подготовили иск о признании права собственности на дом и о наложении ареста на дом, что и произошло 10 января 2017 года. Затем очень много времени было потрачено на сбор доказательств: мы подали в Октябрьский районный суд большое количество запросов с целью получения документов для рассмотрения дела. Все это время с Верой Гавриловой велись переговоры, чтобы она возвратила вещи, произведения искусства, награды, документы. Мы неоднократно направляли телеграммы, письма, приглашали ее за стол переговоров с целью урегулировать этот спор, но все наши попытки, к сожалению, остались без внимания. И тогда Александр Алексеевич по моему совету подал иск об истребовании его имущества из чужого незаконного владения. Был подан второй иск, и Октябрьский районный суд его удовлетворил, восьмого июня наложив арест на имущество Александра Аполлонова. Им же был составлен список предметов искусства, которые подлежали изъятию: около 260 предметов общей стоимостью свыше ста пяти миллионов рублей. Но через три дня после этого произошла трагедия, и в дом вместе с приставами пришли уже наследники Аполлонова. Но когда приставы пришли в дом, ни я, ни наследники в дом допущены не были: Вера допустила только приставов. Они не нашли имущества, и, по их словам, дом выглядел нежилым. После этого Вера Гаврилова подала заявление в службу судебных приставов о прекращении исполнительного производства, приложив к нему свидетельство о смерти скульптора. Однако ей было отказано в удовлетворении заявления. В настоящее время судопроизводство по данному делу приостановлено до вступления наследников в законную силу, поэтому они были вынуждены обратиться в следственный комитет и в прокуратуру с заявлением о хищении указанного имущества. Она даже не вернула награды, с которыми должны были хоронить Александра Аполлонова, несмотря на прямые просьбы из министерства культуры. Просто сказала, что ничем не может им помочь, этих наград у нее нет. Хотя сам скульптор говорил, что они находятся в доме, как и многое другое.

– Кроме вопроса о получении наследства, остается актуальным вопрос и о соблюдении авторских прав на памятники искусства, созданные Аполлоновым. Насколько плотно вы занимаетесь сейчас этой проблемой?

– Этим занимался адвокат Евгений Иванов-Кулигин, насколько нам известно, он занимается этим по сей день. Мы же сейчас обратились к нотариусу с просьбой разобраться и в этом, пока еще малознакомом нам вопросе.

– В связи со всеми событиями вокруг наследства начали появляться слухи, что смерть Аполлонова была не случайной, что авария была подстроенной.

– Да, такие слухи имеются, но доказательств тому нет.

Денис ШУЛЬГАТЫЙ

Петр Аполлонов показывает фотоальбом с работами отца

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Судейская «клюква» Хахалевой

3444 просмотров

Расходы на ЗСК явно завышены

973 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

Сегодня: 18 Ноября 2017

все статьи месяца