Поделись с друзьями:

 

В июне 2017 г. работник социальной защиты - жительница Крыловской, женщина предпенсионного возраста - Светлана Ткаченко получила от мирового судьи конверт, в котором находился один документ – судебный приказ мирового судьи судебного участка №160 Крыловского района от 21.06.2017 г. о взыскании с Ткаченко в пользу АО «ОТП Банка» задолженности по кредитному договору в сумме 184761 руб. и госпошлины 2447 руб. Должница понимала, что какая-то задолженность, действительно, могла образоваться, но ей не была понятна сумма задолженности: ведь она регулярно перечисляла денежные суммы, и на момент получения приказа она уже выплатила более 160 тыс.руб.

В сопроводительном письме и в самом судебном приказе отмечалось, что должник вправе в течении десяти дней со дня получения приказа представить возражения относительно его исполнения.

Кто-то из знакомых пенсионеров, которых Светлана Ткаченко обслуживала, посоветовал обратиться для понимания ситуации к юристу, что она и сделала. Юрист посоветовал ей сходить в мировой суд и получить документы, приложенные к заявлению, и само заявление, а если необходимо, - то снять копии с документов. Она кратко написала возражения об отмене судебного приказа.

4 июля2017 г. в секретариате мирового суда Ткаченко выдали стандартный бланк заявлений об отмене судебного приказа, предложили заполнить и подписать в 2 экземплярах. На просьбу выдать документы или снять копии документов последовал ответ, что в суде копии не снимают.

2 июля2017 г. Ткаченко вновь пошла в мировой суд - сдать заявление об отмене судебного приказа и получить документы, обосновывающие требования заявителя - АО «ОТП Банк». Заявление секретарем суда было принято и даже выдано заявление взыскателя о выдаче судебного приказа, зарегистрированное в суде 21.06.2017 г. В тот же день был вынесен судебный приказ. Но в конверт для отправки должнику заявление не было приложено - то ли в силу недосмотра конкретного секретаря, то ли в силу сложившегося «порядка» в суде, что не соответствует нормам ГПК РФ. В просьбе о снятии копий документов, в том числе - расчета требований взыскателя, было отказано. Предложили снимать копии на телефон. Ткаченко сделала несколько копий на телефон. Качество было плохое, и «снятие» копий было прекращено. Ткаченко работники суда предложили зайти через два дня за получением документа об отмене судебного приказа.

Однако 7июля2017 г. в секретариате суда документ об отмене судебного приказа Ткаченко не был выдан: как пояснили секретари суда, судья должна отменить судебный приказ в течение определенного количества дней, что, наверное, правильно, и пообещали выслать документ по почте. 24июля2017 г. Ткаченко получила документ об отмене приказа, датированный аж 5.07.2017 г. Между тем, согласно ст. 129 ГПК РФ, копия определения суда об отмене судебного приказа направляется сторонам не позднее трех дней после дня вынесения решения.

Вместе с определением об отмене судебного приказа в адрес Ткаченко С.Ю. поступил из суда ответ, озаглавленный «О рассмотрении обращения» - от 24.07.2017 г. Данный ответ судьи является пристрастным, противоречивым и, по сути дела, - издевательским.

Так, мировой судья указывает, что судебный приказ отменен в срок, т.е. 5.07.2017 г., что является правильным, но во время пребывания в здании суда 7.07.2017 г. Ткаченко не было выдано определение об отмене судебного приказа, а определение об отмене судебного приказа выслано почтой 24.07.2017 г., как подчеркивает сам мировой судья. Как будто для судьи не существует разъяснения, содержащегося в ст. 129 ГПК РФ, - о высылке копии определения об отмене судебного приказа в течении 3-х дней после его вынесения. Более существенным является то, что в ответе мировой судья, по сути дела, поддержал свой секретариат в том, что 5 и 7 июля2017 г. Ткаченко был выдан один документ, а в снятии копий других документов - было фактически отказано, в том числе за счет стороны.

В.Х. Атаманчук

 

 

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.