Поделись с друзьями:

Интервью с руководителем Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю

«НГК»: Александр Александрович, в каких единицах измеряется эффективность работы сотрудников Росреестра, и как выглядит Управление Росреестра по Краснодарскому краю на фоне других?

А.А. Долгов: Это количественные и качественные характеристики. Мы традиционно занимаем второе место в России после Московской области по количеству учетно-регистрационных действий и по количеству объектов, содержащихся в базе. У нас в крае – порядка 6,5 млн объектов недвижимости. Что касается качественных показателей – это процент приостановления дел. Это очень важный показатель. Мы стараемся его минимизировать. Сейчас он составляет порядка 10%. По регистрации прав процент ниже, порядка 2-3%. Много приостановлений из-за технических проблем. Речь идет о технических и межевых планах: это те документы, которые готовят кадастровые инженеры. От работы кадастровых инженеров во многом зависит процент приостановлений. Но всё равно мы по-прежнему остаемся на первом месте в России по качественным характеристикам. К критериям качества отнесу и такие факторы, как отсутствие жалоб, соблюдение сроков кадастровых и регистрационных процедур. По срокам мы традиционно – среди лидеров в России. Однодневная регистрация впервые, как вы знаете, была введена в Краснодарском крае.

«НГК»: Сколько сделок в течение дня вы совершаете? Брак в работе присутствует?

А.А. Долгов: В течение одного дня мы отрабатываем около 80% обращений с заявлениями о регистрации прав на недвижимость и сделок с ней, это общекраевая статистика. В 2009 году произошла трансформация системы. Виктор Викторович Колодяжный пришел в Управление как раз в 2009 году, а я к тому моменту уже работал в службе – сначала главным специалистом, потом заместителем начальника отдела, начальником отдела, после чего возглавил Земельную кадастровую палату по Краснодарскому краю (позже – филиал Федеральной кадастровой палаты по Краснодарскому краю), это подведомственное Росреестру государственное учреждение.

 «НГК»: А сколько всего учреждений в   структуре Управления?

 

А.А. Долгов: Подведомственным учреждением на территории края является филиал Федеральной кадастровой палаты по Краснодарскому краю, все остальные направления представлены структурными подразделениями центрального аппарата Управления, территориальными отделами в муниципальных образованиях и межмуниципальными отделами. У нас 28 территориальных (межмуниципальных) отделов и 16 отделов в центральном аппарате в Краснодаре. В Краснодаре находится, в том числе, и государственный земельный надзор, государственный геодезический надзор. Также мы осуществляем контроль за саморегулируемыми организациями оценщиков, арбитражных управляющих и кадастровых инженеров. Что касается государственной кадастровой оценки, то по распоряжению губернатора она была передана краевому БТИ, которое из ГУПа было преобразовано в государственное учреждение.

«НГК»: Сколько людей работает под вашим началом?

А.А. Долгов: В Управлении Росреестра по краю трудятся 1263 человека и в Кадастровой палате 1018 человек, всего – более 2000 человек.

«НГК»: Назовите, пожалуйста, основные юбилейные даты, которые будут отмечать, а, может быть, уже отметили работники Росреестра по Краснодарскому краю в этом году. И еще прошу уточнить, был ли в дореволюционной России какой-то аналог вашей службы?

А.А. Долгов: Аналога не было. Были поземельные книги, если можно их назвать аналогом. Тогда Столыпин особое внимание уделял учету земель, называя землю основным богатством страны. В прошлом году мы отметили дату – 170 лет службе землеустройства на Кубани, потому что первый межевой знак был поставлен казаками в 1847 году. Столыпин, помимо учета земель, вводил систему учета урожайности на землях, количества крестьян. Возвращаясь в наши дни, отмечу, что Павел Крашенниников был одним из основателей – с законодательной точки зрения, преобразования системы регистрации. Тогда у нас были БТИ, которые регистрировали сделки, была система Росземкадастра, земельные комитеты, если помните. Всё было разрознено, а системы не было. Отголосок советского времени, похозяйственные книги, утверждали местные исполкомы. А сейчас эти похозяйственные книги должны храниться у правопреемника, т.е. у местных администраций. Кстати, до сих пор еще идут махинации с ними. Проблема в том, что похозяйственная книга, наряду с постановлениями, договорами или решениями суда, – является одним из правовых оснований возникновения права, это правоустанавливающий документ, с которым человек может прийти и первичное свое право на объект зарегистрировать. И из-за этого все эти махинации. Начинают добавлять фамилии, вырывать листы, новые вклеивать и так далее. Возбуждаются уголовные дела. Поэтому Виктор Викторович Колодяжный в свое время выступал за необходимость оцифровки бумажного архива похозяйственных книг.  В одном из районов это сделали, но дальше опыт пока не пошел.

«НГК»: В каком районе это сделали?

А.А. Долгов: В Успенском районе – на уровне сельских поселений, в качестве пилотного проекта. Но дальше это не пошло по разным причинам, скорее всего, – из-за нежелания местной власти. Вернемся к датам. Владимир Владимирович Путин не так давно прислал поздравление с десятилетием службы Росреестра. В 2008 году объединились Роснедвижимость, Росрегистрация и Роскартография. И эта дата считается началом возникновения службы Росреестра в России. А 18 января 1999 года начало свою работу учреждение юстиции по Краснодарскому краю, и можно связывать с этой датой образование системы госрегистрации на Кубани. 

«НГК»: Какой период в истории Росреестра по Краснодарскому краю был для ваших коллег самым памятным и почему?

А.А. Долгов: С момента подписания закона уже прошло несколько периодов.  С 1999 по 2005 годы – это была краевая структура учреждения юстиции по Краснодарскому краю, с 2005 по 2008 год – Управление Федеральной регистрационной службы, а с 2008 года по настоящее время – это Управление Росреестра по Краснодарскому краю. В 1998 году была предпринята беспрецедентная по тем временам попытка, причем удачная, –создать службу на уровне субъектов. Потому что на местах видны все проблемы, а из центра создавать такую махину очень сложно. Более того, беспрецедентным было решение – дать возможность вновь созданным учреждениям юстиции аккумулировать денежные средства в регионе, никуда не передавая. Государственная пошлина оставалась в этом учреждении, т.е. львиная доля оставалась, и это позволило материально оснастить создаваемую систему. А с 2005 года стопроцентное финансирование стало осуществляться из федерального бюджета, к тому моменту система на местах уже была выстроена: были и здания, и необходимая техника.

«НГК»: А много зданий арендуете?

А.А. Долгов: Порядка 30% зданий по краю у нас находятся в аренде, остальные – либо в оперативном управлении, либо в безвозмездном пользовании. Если используется федеральная собственность, то она – в оперативном управлении, если краевая или муниципальная, – тогда заключаем договор безвозмездного пользования. Архивы у нас огромные, таких площадей у нас нет, приходится арендовать. Взять, к примеру, Краснодар. Только на Сормовской у нас 1800 кв. м в безвозмездном пользовании – это краевая собственность. На ул. Ленина – порядка 2000 кв. м – там собственность федеральная. На Сормовской у нас расположена Кадастровая палата. Кстати, централизация кадастрового учета произошла раньше, чем централизация системы регистрации, поэтому все решения по кадастровому учету принимались с 2011 года только в Краснодаре. Сама работа кадастровой палаты построена по конвейерному типу. Почему и необходимы операторские залы, в которых работают 20-30 человек одновременно. Процесс кадастрового учета очень технологичен, в отличие от той же государственной регистрации. Там больше правовая экспертиза имеет значение, а в кадастре – технология. Сама процедура состоит из 12-14 звеньев. За каждое звено, по принципу Генри Форда, отвечает один человек. В технологической схеме прописано вплоть до минут сколько сотрудник на эту процедуру может потратить времени, чтобы на выходе срок кадастрового учета не был нарушен, и гражданин получил свой документ вовремя. Раньше это был кадастровый паспорт, а сейчас – выписка из Единого государственного реестра недвижимости. Эта конвейерная система построения работы предполагает нахождение в больших операторских залах большого количества людей. Вот такие у нас условия работы, там все на виду. В день поступает порядка 3 тысяч заявлений только по кадастровому учету земли и объектов капитального строительства из 44 муниципальных образований края. Нужно всё это принять, отсканировать, оцифровать, по защищенным интернет-каналам передать в центр. А в центре совершаются уже другие процедуры. Человек, находясь, к примеру, в Белой Глине, должен через пять дней получить выписку из ЕГРН на бумаге. За это время много технологических операций должно пройти; решение, принятое в Краснодаре по защищенным каналам связи, вернется назад, его распечатают, заверит уполномоченное лицо. Каждый сотрудник сделал свою часть операции. У нас работают специалисты с уникальными знаниями. Средняя зарплата в палате – около 22 тыс. рублей, но многие выбирают стабильность и перспективу роста. Молодых специалистов мы всегда поддерживаем, постоянно их обучаем, у нас есть учебные классы. Как только поступает новая программа или изменение в законодательстве, мы сразу всё это доводим до своих специалистов.

«НГК»: А профсоюз у вас есть?

А.А. Долгов: А как же. Первое, что я сделал, когда пришел еще в Кадастровую палату, – создал профсоюз, его там не было, к моему большому удивлению. Мы входим в городской профсоюз работников госучреждений. Профсоюз очень активный. Есть профсоюзная организация и в Управлении. Я также являюсь членом профсоюза и много лет плачу взносы. Здесь важна открытость, чтобы люди понимали, что деньги идут на дело: поздравления, санатории, радостные и печальные события. Профсоюз должен жить. У нас молодежи много, ее привлекаем на мероприятия – походы, турпоездки, спортивные соревнования. На мой взгляд, неформальное общение в коллективе очень важно.

«НГК»: Александр Александрович, что является поводом для гордости коллектива?

А.А. Долгов: Повод для гордости – это сплоченность коллектива. У нас люди получают очень специфические знания. Нам надо удерживать наших сотрудников, ведь коммерческие структуры могут предложить большую зарплату. Случается, что, получив знания у нас, люди уходят. Надо заинтересовывать работников, особенно молодежь. Если есть амбициозные люди с идеями, – нужно их поддерживать, чтобы человек понимал, что он востребован внутри коллектива. Кроме того, есть возможность роста. При прочих равных условиях продвигаем по карьерной лестнице самых профессиональных и талантливых ребят. Всё по-честному, поэтому ни у кого вопросов не возникает. Кроме того, мы мотивируем профессиональное отношение к делу. Если ты больше выполняешь работы и более профессионально ее выполняешь, то и получаешь за это больше. Еще в Кадастровой палате мы разработали методику, при которой в рамках одного отдела у специалистов с одинаковой должностью зарплата может отличаться в два раза.

«НГК»: Как вы объясняете молодым людям значимость этого труда?

А.А. Долгов: Я лично провожу собеседования при приеме на работу. Если человек пришел на собеседование, значит, ему уже интересна служба.  Нужно объяснять, что работать в Росреестре престижно. Люди идут не из-за денег. Для некоторых молодых людей запись в трудовой книжке о том, что он работает в Росреестре, немаловажна в будущем. Человек должен понимать, что он представляет государство, и понимать ответственность своих действий. Государственная регистрация – это акт признания государством наличия прав на недвижимость у человека. Своими действиями он участвует в судьбе другого человека, в юридической судьбе имущества. Принимая решения, сотрудник влияет на имущественные интересы людей и государства. Кроме того, я всегда говорю при приеме, что работа в таком органе позволит получить уникальные знания и уникальный опыт. Может быть, человек не заработает больших денег, особенно сразу после университета, но такой опыт он больше не получит ни в одной другой структуре. А специалиста с такими знаниями и навыками охотно возьмут на работу во многие учреждения.

«НГК»: Специалисты с каким образованием вам требуются?

А.А. Долгов: Прежде всего, это юридическое образование, причем для регистратора – только высшее. Для специалистов кадастрового учета – это факультеты землеустройства. Если говорить о контроле за саморегулируемыми организациями оценщиков, арбитражных управляющих и кадастровых инженеров, то там требуется больше экономическое образование. Если говорить о функциях государственного земельного надзора, то здесь нужны знания на стыке юриспруденции и землеустройства. Если проанализировать количество вузов и специальностей, по которым у нас люди работают, то пальцев двух рук не хватит.

«НГК»: С приходом нового руководителя зачастую начинается так называемая «зачистка» кадров. Планируете ли вы какую-либо «перестройку» в работе Управления по собственной инициативе, и какие не зависящие от вашего желания изменения предстоят?

А.А. Долгов: Виктором Викторовичем Колодяжным за много лет создан работоспособный коллектив, поэтому революционных изменений нет и быть не может, но какие-то точечные изменения возможны. Коллектив создавался годами, поэтому я был бы врагом себе, если бы начал кадровые чистки. Вы правы, кадровые решения – всегда самые тяжелые. Иногда в интересах службы необходимо уволить человека. Для меня это всегда непростое решение. Я сторонник того, чтобы посадить сотрудника напротив и поговорить с ним глаза в глаза, прояснить причину. Зачистки, как вы говорите, не будет, но точечные усиления будут, иногда – не зависящие от моего желания. Кадровые перестановки, вызванные изменением законодательства, предстоят, но незначительные. Если какие-то изменения внутри и планируются, то это связано с внедрением новых программ. В том числе – и перераспределение обязанностей, возможно и изменение штатной численности.

«НГК»: Виктор Викторович Колодяжный в бытность руководителем Росреестра по Краснодарскому краю установил в районных МФЦ интерактивные экраны, с помощью которых он мог наблюдать, что происходит в том или ином отделе в режиме реального времени, мог спросить посетителей, довольны ли они обслуживанием. Эта система сохранилась, пользуетесь ли вы ей?

А.А. Долгов: Когда я начинал работу в службе, то возглавлял подразделение приема. В ту пору мы разгребали эти пресловутые очереди. Представьте, в зале – огромное количество народа, атмосфера наэлектризована, и тут, как гром среди ясного неба: «Добрый день!» – слышится голос Виктора Викторовича. Народ не поймет, откуда голос. Потом люди видят его на экране и понимают, что и им можно говорить, что он их слышит! По этому поводу много добрых шуток по Управлению тогда ходило. Не представляете, насколько эта идея с экранами была актуальна тогда! Ведь в то время в функции Росреестра входила и функция приема заявителей. Сейчас функцию приема и выдачи документов мы полностью передали МФЦ. Раньше специалисты Управления находились в МФЦ. Сейчас у нас в Управлении на исполнении находятся семь государственных функций и 16 государственных услуг гражданам и юридическим лицам. Так что легендарные интерактивные экраны, я считаю, сделали свое огромное дело, и на смену им пришли в нашей работе другие задачи и другие формы контроля.

«НГК»: То есть подлинность документов приемщики не обязаны проверять?

А.А. Долгов: Подлинность проверяет государственный регистратор. Правовая экспертиза осуществляется только регистратором. И есть такое понятие в законе, как «сомнение». Если у регистратора возникает сомнение в подлинности того или иного документа, то регистратор вправе направить запрос в орган, издавший этот документ.

«НГК»: А как обстоит дело с судебными решениями, проверяется ли их подлинность? Очень много жалоб поступает в редакцию на то, что решения вступают в законную силу, но права не регистрируются.  

А.А. Долгов: Есть административный порядок. Здесь регистраторов понять тоже можно. Регистратор – процессуально самостоятельное лицо, но он и уголовную ответственность самостоятельно несет за свои действия. А если это поддельное решение? Но если он по полгода сомневается, тогда уже мы можем усомниться в его профессиональных способностях. Есть административная процедура направления судами решений для их исполнения.  

«НГК»: Но суд может и не направить? Это же не является обязанностью судов?

А.А. Долгов: Не является. Но тогда, если регистратор усомнится в подлинности этого решения, он вправе направить запрос. А если из суда он получил решение с сопроводительным письмом, то и оснований нет сомневаться. Еще вариант: специалист суда с удостоверением и с подтвержденными полномочиями приходит и сдает в канцелярию решение для его исполнения. Есть у нас критерий качества работы регистраторов – «процент приостановлений». Это один из показателей работы подразделения Управления Росреестра. Мне еженедельно выгружаются данные, и, если я вижу, что в каком-то из подразделений вдруг этот процент начал увеличиваться, – это повод проверить регистратора на профпригодность, а то и на коррупцию. Но есть еще и технические моменты. В августе изменилось законодательство. От разрешительной процедуры по индивидуальному жилищному строительству, садовым домикам и дачам мы ушли – заявитель получил право уведомления.

«НГК»: Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

А.А. Долгов: Теперь вместо разрешения на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию граждане подают в муниципалитеты уведомление о начале строительства либо реконструкции своего объекта, а также и об окончании этого процесса. Муниципалитеты в ответ на это в срок, установленный законом (в частности, – десять рабочих дней), обязаны рассмотреть это уведомление. В случае отсутствия замечаний, если гражданин не получил никаких уведомлений, строительство считается согласованным. С одной стороны, это упрощает процедуру, но, когда начинается регистрация права, тогда начинаются проблемы. Идея – максимально оградить гражданина от общения с госорганами. И, если раньше гражданин должен был сам ходить по всем ведомствам, то сейчас, если ты один раз внес в государственный информационный ресурс какие-то сведения о праве, о наличии зарегистрированного брака, например, – то уже задача госорганов между собой взаимодействовать и эти сведения друг у друга получать. Это очень правильная концепция, главное – ее правильно реализовать. Поэтому гражданин может прийти с одним заявлением: «Регистрируйте мне право на объект, я уже сдал уведомление в муниципалитет!» И вот здесь пока идут пробуксовки. Почему? Потому что муниципальная власть не хочет пока принимать эти нормы и работать по ним. Она не готова. Возможно, потому, что не было переходного периода. Закон был принят 3 августа 2018 года, а на следующий день он вступил в силу. Вместе с уведомлением об окончании строительства застройщик должен направить технический план, документ, подтверждающий оплату госпошлины за регистрацию прав, документ, подтверждающий право на земельный участок. Но последний документ не обязателен, потому что мы сами можем проверить наличие зарегистрированного права на землю. И уже муниципалитет весь этот пакет документов со своим уведомлением о соответствии направляет в регистрирующий орган. Вот здесь как раз и пробуксовка. Не готовы муниципалитеты брать на себя функции заявителя вместо застройщика. По сути, идея благая: чиновник встал, взял пакет документов и за гражданина его сдал. Но то ли ресурсов, то ли специалистов в муниципалитетах пока не хватает, а, может быть, нет желания так работать.

«НГК»: За два с небольшим месяца вашей работы в новой должности какое решение было для Вас самым сложным?

А.А. Долгов: Самые сложные решения связаны с кадровыми перестановками. Они и были, и есть, и будут. Управленческие решения принимать намного проще. Принял, поставил задачу, назначил ответственное лицо и сроки. А что касается работы с людьми, – здесь планированием и контролем не обойдешься, здесь эти методы управления не действуют. Тут каждый случай уникален. К каждому случаю я готовлюсь морально и юридически. 

«НГК»: Принимаете ли вы посетителей, в какие дни, и как можно записаться к вам на прием?

А.А. Долгов: У меня прием по вторникам, с 14 до 18 часов, но фактически я начинаю принимать людей с 10 утра. Я поменял порядок приема. Важно, чтобы проблемы людей решались, а где они будут решаться, на каком этапе, – это менее важно для человека. Я максимально уполномочил своих замов и начальников отделов. На совещаниях говорю: «У вас у каждого полномочий – ровно столько, сколько и у меня в рамках вашего направления деятельности!» Они также ведут прием граждан, это я приказом закрепил, раньше этого не было. Вся информация есть на нашем сайте и на информационных досках у начальников отделов на местах. Сейчас у нас трехступенчатая система приема. Трудно решаемые вопросы доходят до третьей ступени, это прецедентные случаи. Складываются иной раз ситуации, когда уже я должен позвонить мэру или главе района для того, чтобы хотя бы проблему сдвинуть с места. Бывают такие проблемы, которые годами не решаются. Главное в работе чиновника, на мой взгляд, – либо самому проблему решить, либо помочь человеку найти пути ее решения. Надо четко разъяснить и направить его действия в нужное русло. А высший пилотаж, и я всех к этому призываю, – это взять эту проблему на контроль. Позвони и поставь в известность службы, чтобы там этого человека ждали с его документами. Если я узнаю, что у начальника отдела или моего заместителя была возможность решить проблему, но он ее не решил, – тогда пусть пеняет на себя. Поэтому сейчас ко мне в неделю на официальные приемы приходят один-два человека, не более.

«НГК»: Есть ли при Росреестре по Краснодарскому краю общественный совет? Каким образом происходит связь с общественностью?

А.А. Долгов: Да, есть у нас Общественный совет, его возглавляет Юрий Николаевич Ткаченко. В потоке документов всё равно глаз замыливается, а взгляд со стороны необходим. Обратная связь очень важна.

«НГК»: В каких случаях при оформлении сделки с недвижимостью граждане должны в обязательном порядке обращаться к нотариусу? А в каких достаточно прийти в Росреестр и оформить сделку?

А.А. Долгов: Не так давно внесены изменения в нотариальное законодательство. Если есть доли в праве, есть несовершеннолетние дети, – заявителям рекомендуют сначала обратиться к нотариусу, а с 1 февраля 2019 по некоторым сделкам гражданам придется при оформлении права на объекты недвижимости обращаться к нотариусам в обязательном порядке. Для категории заявителей, которых я уже назвал, возможно, это упростит процедуру, они придут к нотариусу, и тот выдаст им готовый документ. Но с 1 января нотариусы будут обязаны нам отправлять документы в электронном виде для регистрации по ряду категорий дел, а сейчас же у них есть только право это делать.

«НГК»: У каждого руководителя есть свои методы и принципы управления коллективом. Наверняка есть они и у вас.

А.А. Долгов: Я очень люблю командные виды спорта. В Федеральной кадастровой палате был создан спортивный коллектив, который занимает сейчас первые места в открытых первенствах города Краснодара. Я очень люблю футбол, в свое время был капитаном сборной университета. В администрации края тоже была своя команда, где я был капитаном, когда там работал. Стараюсь подбирать людей, которые умеют работать в команде. Как говорится, кто-то должен носить рояль, а кто-то – на нем играть.

У меня как у руководителя – три основных требования к сотрудникам: профессионализм, порядочность и умение работать в коллективе. При соблюдении этих критериев у сотрудника есть все основания долго и стабильно работать под моим началом. Стараюсь максимально отходить от предвзятости и субъективизма в оценке труда подчиненных

Важно умение работать на единый результат, умение поступиться своим «я» ради общей цели. Вступив в новую должность, я дал поручение провести спартакиаду, она начнет проводиться с нового года. Неформальное общение способствует сплочению коллектива. ГТО готовимся сдавать, придется агитировать личным примером. Двух одинаковых людей не бывает, у каждого руководителя свои методы. Очень много я взял у Виктора Викторовича Колодяжного в работе с кадрами и, в первую очередь, – это отцовский подход к каждому сотруднику. Начальники отделов должны всё знать о каждом своем сотруднике, в том числе – и о его семье. Возможно, какая-то помощь нужна. Такой подход позволяет установить обратную связь. Это немаловажно для создания благоприятного микроклимата внутри коллектива. Есть выражение: «Первый среди равных», – и я стараюсь придерживаться этого правила в руководстве коллективом. Первый – не по должности. Ты можешь переместиться из одного кресла в другое, но авторитет – это нечто большее. Я знаю, что авторитет руководителя зарабатывается годами, и готов к этой нелегкой работе.

Светлана СВЕТЛОВА

Татьяна ГУСЕЛЬНИКОВА

Комментарии:

добавить комментарий

Селянин 22.11.2018 11:36
Полезный материал, хорошо представлен автором. Есть достойные личности, "по-отечески" руководящие коллективами. К тому же из ответов виден ум человека. Удач ему на ответственном месте. Служба, нужная, актуальная. Действительно, по опыту обращения и решения в оперативном порядке своего вопроса, подтверждаю высокую технологичность.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий