Поделись с друзьями:

Политическая жизнь в России представляет сегодня на редкость унылое зрелище. К конкурирующей между собой российской оппозиции приходит понимание, что устаревшие идеологические мантры уже не годятся, нужны новые подходы и новые союзники. Эту тему журналисты "НГК" обсуждали в редакции с депутатом ЗСК от КПРФ, в прошлом депутатом городской Думы Краснодара Сергеем Лузиновым. Сергей Константинович – ярый сторонник объединения оппозиционных сил края для решения конкретной задачи – смене действующей власти посредством выборов. Разговор получился искренний, занял более 3 часов. Публикуем лишь часть нашей беседы

"НГК": Сергей Константинович, как Вы пришли в политику и к своим нынешним убеждениям?
С. ЛУЗИНОВ: Родился я в г. Баку, еще в советском прекрасном многонациональном городе, в семье рабочих. Там же окончил среднюю школу и поступил в Бакинское высшее общевойсковое командное училище. Будучи курсантом, командиром отделения, вступил в коммунистическую партию Советского Союза.

"НГК": В партию вступали по внутреннему убеждению или по разнарядке?
С. ЛУЗИНОВ: Для меня это было понимание некого уровня доверия со стороны командиров и определенной оценки. То, что меня мои командиры пригласили вступить в КПСС, мне тогда показалось прямым признанием моих заслуг. В 1990-м я получил партбилет, который сохранил до сих пор. В 1992 году окончание училища совпало с развалом СССР, и я был поставлен перед выбором – оставаться в г.Баку или продолжать обучение в новой России. Я выбрал второе, как и большинство моих товарищей, доучивался уже в г. Владикавказе. К тому времени я был уже семейным человеком. Учитывая возможность выбора дальнейшего места службы и привыкший в большей степени к южному климату, просил направить меня куда-нибудь на юг. Оценив все "за" и "против", я написал рапорт для прохождения дальнейшей службы в краснодарскую дивизию оперативного назначения МВД РФ. Меня направили в краснодарский полк МВД РФ, и с 1992 года вся моя жизнь тесно связана с Краснодаром и Кубанью. За время прохождения службы я выполнял служебно-боевые задачи в Северной Осетии – Ингушетии, в первую чеченскую компанию. После чего понял, что быть послушным орудием в чужих разборках на российской земле – это не мое. В 1995 году я уволился из армии и ушел, практически, в никуда: родственников и знакомых в городе не было. Денег, кроме расчетных и командировочных, на руках не имелось. Пришлось думать, как адаптироваться на гражданке. Было очень сложно, не скрою. В один из моментов поднял свой партбилет и пришел тогда в краснодарское городское отделение КПРФ на ул.Красную, 3 в Краснодаре и восстановился в партию, после чего, по сути, и началась моя политическая деятельность.

"НГК": Какой период, на Ваш взгляд, был самым драматичным для краснодарских коммунистов?
С. ЛУЗИНОВ: Середина девяностых. Партия тогда только выходила из подполья, я помню перешептывания ветеранов, гадавших, что будет с ними – у них тогда был реальный страх. Потом вроде все наладилось, губернатором стал Николай Кондратенко, появились надежды на изменения к лучшему. Я был молод, ко мне долгое время в партии относились, как к человеку "со стороны", присматривались. С того времени в партийной организации последовательно прошел все ступеньки – от рядового коммуниста до секретаря краснодарского городского отделения партии , что дало мне ценный опыт работы с людьми. Одновременно с партийной работой я возглавлял общественную организацию ветеранов боевых действий в Чечне, созданную в 1999 году. После увольнения из армии занимался малым бизнесом, как и многие, учился "рыночной экономике", пытался кормить семью, порой даже сам стоял за прилавком. Однако бизнесменом так и не стал. Сегодня работаю и живу на зарплату помощника депутата Государственной Думы.

"НГК":Вы помните свою первую избирательную кампанию, когда и куда вы избрались?
С. ЛУЗИНОВ: Это был 2000 год, я избирался в городскую Думу Краснодара от блока патриотических сил "Отечество – Кондратенко", шел по 21-му одномандатному избирательному округу с 22 тысячами избирателей. Тогда меня, 29-летнего парня, в этом округе мало кто знал. Приходилось знакомиться с людьми уже в процессе избирательной кампании. Обходил территорию округа сам и со своей командой, практически, по домам, общались с председателями квартальных и домовых комитетов, с простыми жителями, знакомился с ними, рассказывал о себе. В таком ритме и прошла вся моя избирательная кампания. Кстати, уже потом, после моего избрания, мы познакомились с директорами школ, которые были удивлены, что за время своей избирательной кампании я так и ни разу к ним не появился и не обратился за помощью. Это был сознательный ход с моей стороны: я считал и считаю, что обращаться к директорам школ с просьбой посодействовать (что на практике означает ту или иную форму давления на родителей через учителей и директоров школ) – изначально проигрышный ход. Так можно наоборот оттолкнуть избирателей от кандидата. На организацию своей избирательной кампании по тем временам я израсходовал "смешную сумму", порядка 25 тысяч рублей. Это были мои личные средства. Иной финансовой поддержки ни от партии, ни от какой-либо общественной организации у меня не было. Партия тогда активно помогла агитационной продукцией: газетами, листовками. Но в них были материалы, как правило, общепартийного характера. В результате я победил, причем, с большим отрывом от своих соперников. Такой разрыв в голосах уже просто невозможно было как-то нивелировать или подтасовать. На выборах "административный ресурс" тоже имеет свои пределы, я в этом убеждался неоднократно.

"НГК": Каковы эти пределы на Ваш взгляд?
С. ЛУЗИНОВ: Зависит от того, какие задачи им ставят их руководство и в какой местности проходят выборы – в городе или на селе. В целом, по моему опыту к реальному результату, "административный ресурс" может добавить от 14 до 30 % голосов, используя различные технологии.
Став депутатом Гордумы я работал на освобожденной основе в комитете по местному самоуправлению, ветеранскому движению. Фактически, я тогда уделял большее время не политической составляющей в своей работе, а работе с избирателями на округе, контролем над деятельностью исполнительной власти и выработкой нормотворческих документов в рамках работы в комитете. На муниципальном уровне представительная и исполнительная ветви власти, по сути, решают задачи местного значения. В нынешнем своем составе городская власть и политически, и практически является однопартийной, и не представляет интересы большинства населения нашего города.

"НГК": На этот период пришлись известные события в нашем городе: в 2004 году отстранение от власти мэра Николая Приза, арест председателя городской Думы Александра Кирюшина. Что особенно запомнилось в этих события?
С. ЛУЗИНОВ: Эти события являлись очевидным незаконным муниципальным переворотом власти Краснодара. Произошло унижение двух главных ветвей власти. То, что мы сегодня наблюдаем на территории братской нам Украины, тогда в Краснодаре, по сути, происходило аналогичное, только без кровопролития и беспорядков. При помощи следственных органов и судов по надуманным основаниям отстранялись от должности законно избранные народом руководители города. Было страшно поверить, что такое вообще могло у нас в городе случиться. В минуты ареста спикера Гордумы Кирюшина Александра Ивановича я находился в его кабинете. Видел этот силовой беспредел своими глазами. То, что произошло, для города было, безусловно, трагедией. На глазах у сотен людей просто взяли и сломали все существующие принципы местного самоуправления. Впоследствии прокуратура края от имени государства принесла Александру Ивановичу извинения, но у многих из наших товарищей были попросту сломаны судьбы.

"НГК": А кто, по-вашему, это сделал?
С. ЛУЗИНОВ: Я не думаю, что именно нынешний губернатор был инициатором всех этих беззаконий в городе. На мой взгляд, он был тогда поставлен перед фактом и уже не мог отказаться от согласия на процедуру силового захвата законно избранных руководителей города Краснодара. Сам механизм запускали и контролировали люди из губернаторского окружения, которым мешал глава Краснодара Николай Приз. Мешал тем, что не давал приватизировать ряд важных градообразующих и социально-значимых муниципальных предприятий города. Кроме того, он стал неудобен и с политической точки зрения. В тот момент началась политическая борьба за то, чтобы Краснодарский край перестал быть в числе "красных" регионов. И это тоже сыграло немаловажную роль в произошедшем.

"НГК": Оказывалось ли на Вас давление в момент того противостояния?
С. ЛУЗИНОВ: Политическое давление в тот период оказывали не только на меня. Для того чтобы проголосовать за отставку председателя Думы Кирюшина, требовалось 2/3 голосов депутатов. И длительное время "нужное" им голосование находилось под угрозой срыва. Сначала они решили с колеблющимися депутатами. Когда вопрос встал о нехватке 1-2 голосов для нужного решения, они начали поддавливать меня. С разных сторон пытались меня убедить в правильности их политических действий, мол, ты, молодой парень, зачем тебе поддерживать Приза и Кирюшина, они уже не вернутся, зачем из-за них ты будешь ломать себе жизнь, рушить карьеру?! На эти темы со мной беседовали некоторые мои коллеги-депутаты и вице-губернатор, тогда отвечавший за внутреннюю политику в крае. Всё это было мерзко. Тогда я им всем прямо ответил, что не хочу идти против своей совести, не считаю Приза и Кирюшина виновными в том, в чем их обвиняют, и не собираюсь лгать своим избирателям. Голосовать за их отставку я не буду. Многие, и в том числе Мурат Казбекович, тогда отнеслись с пониманием к моим высказанным словам. С Ахеджаком мы тогда расстались уважительно, и, как мне показалось, мирно. В один из моментов беседы он при мне звонил из своего кабинета руководителю краевой торгинспекции Анатолию Пахомову (нынешний мэр Сочи), чтобы прекратилось давление на общественные организации "афганцев", с которыми я активно в тот период времени взаимодействовал. Такое тоже было тогда. Однако после политического силового переворота в городе из-за своей принципиальной позиции я в 2005-2012 годах фактически для власти стал персоной нон-грата. Но о принятых мной тогда политических решениях я не жалею. Да и с человеческой точки зрения я поступил справедливо. Я не пошел против своих принципов. И если еще раз вернуться к тому времени, то заметьте – те, кто тем или иным образом сыграли ключевую роль преследований Приза и Кирюшина и других депутатов гордумы – многих из них уже нет в живых. Прокурор Александр Ус, вице-губернатор Мурат Ахеджак, председатель Гордумы Николай Котляров, экс-депутат Гордумы Васин Евгений, депутат Гордумы Алешкевич Дима. Может, в этом есть какая-то мистика, я не знаю.

"НГК": Насколько нам известно, Вы сторонник идеи объединения оппозиционных сил в Краснодаре. Это так?
С. ЛУЗИНОВ: Да, это так. С августа прошлого года мы, как партия, ведем диалог с различными действующими политическими и общественными силами города, пытаясь выработать условия, при которых была бы возможность выдвижения единого кандидата от оппозиционных сил на ближайших выборах мэра Краснодара. Конечно, в этом есть определённый политический риск для нашей партии, но я просто не вижу иного выхода для кардинального изменения вектора развития нашего города. Коммунистов пытаются упрекать, что они становятся закоснелыми догматиками в своих убеждениях и подходах в работе, которые не хотят и не умеют ни с кем выстраивать политические перспективы. Это не так, мы умеем искать и находить точки соприкосновения с различными оппозиционными силами. И будем это стараться делать в ближайшей перспективе. По сути, мы сейчас бросаем клич всем политическим партиями и общественным объединениям, существующим в нашем городе, по нахождению точек соприкосновения наших структур, хотя бы для решения одной важной для всех конкретной задачи. И такой задачей, полагаю, может стать общая победа на ближайших выборах мэра Краснодара, а затем и городской Думы Краснодара, если не произойдет очередная реформа местного самоуправления.

"НГК": Вы уже определились с кандидатом от оппозиции на пост мэра Краснодара? Возможно, видите себя в этой роли?
С. ЛУЗИНОВ: Самому за себя говорить неэтично. У нас в партии кандидатуры определяются через так называемый внутрипартийный праймериз, как модно сейчас называть. Кандидатуры выдвигаются низовыми партийными звеньями, затем проходят несколько партийных ступеней обсуждения и уже в конце кандидатура определяется путем тайного голосования на соответствующем партийном форуме. Пока говорить о каком-то конкретном кандидате рано. К тому же, партия ведет консультации с различными политическими и общественными структурами города на тему подбора единого кандидата. В любом случае, партия намерена участвовать в ближайших выборах главы города. Либо это будет путем выдвижения своего кандидата, либо путем поддержки кандидата от объединенных политических и общественных сил города. Важно, чтобы единый кандидат понимал, что, работая на посту главы города, изменить нынешнюю ситуацию в городе можно только с обновленной командой профессионалов, которые имеются в различных партиях и общественных объединениях. И эту команду необходимо формировать не по принципу кум-брат-сват, а на открытой конкурсной основе. А талантливых людей в городе у нас достаточно. Их просто нужно вовремя замечать и оказывать им доверие.

"НГК": Критиковать всегда легко. А кто мешал тем же коммунистам заняться расчисткой территорий после ледяного дождя, показать пример горожанам, доказать, что "есть такая партия"?!
С. ЛУЗИНОВ: Наша партия и призывала, и участвовала в общегородском субботнике по наведению порядка. Но простите, наши возможности несравнимы с возможностями администрации. В их распоряжении находятся все бюджетные средства и имущество. Мы предлагали мэрии действовать вместе, мы сигнализировали им на отсутствие своевременных действий со стороны городских коммунальных служб.

"НГК": Уверены ли Вы в том, что в краснодарской власти назревают перемены?
С. ЛУЗИНОВ:Перемены обязательно будут. Я уверен, что в ближайшем времени у нас сменятся главы города и края. Вопрос только в векторе этих изменений. Я хочу, чтобы они были в позитивном ключе, без потрясений и революций. Перемены возможны только путем выборов, а для достижения смены экономического курса нет иного пути, как объединение оппозиционных сил, представляющих абсолютное большинство жителей города. На мой взгляд, в настоящий момент в самой партии власти присутствуют определенные разногласия. Это можно было наблюдать, когда депутаты ЗСК тайным голосование определяли своего представителя в Совете Федерации. Более 20% депутатов-единороссов проголосовало "против" кандидатуры, рекомендованной и согласованной в Генсовете партии "Единая Россия". Разве это не сигнал тому, что в самой "Единой России" начинают понимать, что что-то идет не так?

"НГК": Неужели Вы и вправду верите в то, что раздираемые внутрипартийными противоречиями и межпартийной конкуренцией краевые и городские отделения оппозиционных парламентских и иных партий на Кубани смогут реально договориться и достичь компромисса хотя бы по одному вопросу. Ведь до сих пор объединить их никому не удавалось!
С. ЛУЗИНОВ: Если такого еще не было, это не значит, что не возможно. Я, например, не просто верю, но и работаю над этим.

"НГК": А у Вас не возникало мысли, что в рамках какой-то другой партии, возможно, даже созданной Вами, Вы имели бы больше шансов для реализации этой идеи?
С. ЛУЗИНОВ: Нет, такой мысли у меня никогда не возникало. Я вообще по природе однолюб.

Отдел аналитики "НГК"

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Диана Горбань поделилась...

5871 просмотров

Брифинг Евгения Первышова: о...

5844 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

Сегодня: 22 Октября 2019

все статьи месяца