Поделись с друзьями:

О миграционных проблемах соседнего Ставропольского края и Северного Кавказа в целом в интервью "Новой газете Кубани" рассказал доктор философских наук, директор Института социально-политических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН Виктор Авксентьев

"НГК": Виктор Анатольевич, в чем, по-вашему, заключается нынешняя миграционная политика правительства Ставропольского края? Насколько она эффективна?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Краевая миграционная политика довольно эклектична. И обусловлено это тем, что на Ставрополье преобладают внутренние мигранты, т.е. граждане России, которые имеют право свободного выбора места жительства на территории России. С одной стороны, все понимают, что активные миграционные потоки создают проблемы и порождают конфликтные ситуации, с другой – нет правовых оснований для их ограничения. Ранее в крае предпринимались попытки поставить преграды на пути миграционных потоков из северокавказских республик, но все они имели сомнительный характер с точки зрения соответствия российскому законодательству и были отменены. В настоящее время упор делается на два направления: первое – адаптация мигрантов и их аккультурация на Ставрополье, второе – привлечение русского населения на Ставрополье. По второму направлению делаются попытки активизировать работу по госпрограмме переселения соотечественников в Россию. В частности, можно привести пример приглашения на Ставрополье семиреченских казаков (из Казахстана и Киргизии). Результаты более чем скромные. Вообще, я не особенно верю в перспективность этого направления работы. Крупных строек и прорывных проектов на Ставрополье нет. Что может привлечь русское население из других регионов, даже тех, где оно испытывает дискомфорт? В России есть экономически более привлекательные регионы, тот же Краснодарский край, например. Кроме того, нужно принять во внимание, что значительная часть прибывающих в Ставропольский край в последние годы – студенты. Именно с этой активной, неспокойной социальной группой связаны многие проблемы и конфликты. Ставрополь в августе и сентябре – это два разных города. В крае и вузах сформировалась система адаптации студенчества к жизни в крае и его вузовских столицах – Ставрополе и Пятигорске. Иногда к студенческим землячествам приезжают даже главы республик.
"НГК": Каковы, на Ваш взгляд, перспективы такой миграционной политики? Можно ли дать долгосрочные прогнозы?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Доля выходцев из республик Северного Кавказа, особенно с выраженным трудоизбыточным потенциалом, будет продолжаться. Но край в последние годы стал скорее транзитной, чем принимающей территорией. Продолжится рост численности северокавказцев в животноводческих районах края.
"НГК": Продолжается ли вымывание русскоязычного населения из Ставропольского края? Если "да", то какие факторы, на Ваш взгляд, являются катализаторами этого процесса?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Вопрос о "вымывании" русского населения непрост. Как исследователь, я не могу ориентироваться на "впечатления" от прогулки по городу и рынкам. Единственный доступный источник для анализа – результаты переписей. В адрес переписи 2010 года было выпущено немало критических стрел, но демографы утверждают, что это одна из наиболее качественно проведенных переписей. В любом случае, других источников нет. Так вот, согласно переписи 2010 года, численность русских увеличилась с 2002 года на 394 чел. При этом нельзя упускать из виду сокращение в межпереписной период украинцев на 15,5 тыс. чел. (т.е. на треть), белорусов на 4,2 тыс. (также на треть). На 900 чел. (23%) сократилась численность казаков. С учетом того, что пик этнического возрождения восточнославянских этносов (украинцев и белорусов) на Ставрополье пройден, значительная часть их убыли объясняется переидентификацией: в ходе переписи 2010 г. они определили себя как русские. Это же касается казачества: идея казачества как самостоятельного этноса не нашла поддержки среди тех, кто считает себя казаками. Суммарно сокращение численности славянских этносов составило 20,6. тыс. чел., т.е. менее 1%.
Тем не менее, миграционные настроения среди русского населения, в первую очередь молодежи, имеются. Особенно это касается восточных регионов. И связано это не только с напряженностью в межэтнических отношениях (этот фактор, разумеется, продолжает действовать), но и с возможностью трудоустройства, особенно в современных отраслях экономики. Нельзя сбрасывать со счетов и природно-климатические особенности. Молодые люди, проведя студенческие годы в комфортных и красивых Ставрополе и Пятигорске, вряд ли захотят возвращаться под палящее солнце востока. В то время как возможности для самозанятости в крае, на которую ориентируются приезжие из республик Северного Кавказа, делают край, в том числе его восточные районы, миграционно привлекательными. Но и это не все: в крае мало карьерных перспектив для молодежи, получившей хорошее образование, особенно в сфере современных технологий. Мало возможностей для того, что сегодня называется "старт-ап". И если раньше такие возможности предоставляли Москва и Санкт-Петербург, то сегодня не нужно ехать так далеко. Вполне подойдут Ростов и Краснодар. Пока не получается с широко разрекламированными проектами нанокластера и фармкластера. Последний, на мой взгляд, вполне реален.
"НГК": Влияет ли трудовая миграция или временный отток населения на уровень социальной напряженности, частоту возникновения межэтнических конфликтов?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Безусловно, влияет. Особенно в овцеводческих районах и сельскохозяйственных районах как таковых. Когда начинаешь разбираться в таких конфликтах, скоро становится понятным, что очень многое упирается в проблемы землепользования, в противоречия и неурегулированность многих вопросов в законодательстве. В других отраслях экономики это выражено меньше, так как ситуация на рынке труда в крае вполне благополучная.
"НГК": В начале ноября Центр изучения национальных конфликтов (ЦИНК) совместно с РИА "Клуб регионов" опубликовал "Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России" "Гроздья гнева". Ставропольский край был охарактеризован, как регион с "очень высокой напряженностью". Вы согласны с экспертной оценкой?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Согласен. (Материал "Оранжевая Кубань" о "Рейтинге межэтнической напряженности в регионах России" был опубликован в "НГК" в № 85 (1983). Интернет версию см. по ссылке http://www.ngkub.ru/news/orangevaya – прим. ред. )
"НГК": В прессе Ставропольского края уже больше десяти лет проскакивают панические нотки: мол, Ставрополье теряет восточные территории. И основная причина – отток русскоязычного населения? Имеют ли место эти процессы? И какую, на Ваш взгляд, оценку им можно дать?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Частично на этот вопрос я ответил ранее. Добавлю, что в оценке ситуации по территориям края сохраняются стереотипы прошлого. Напряженность в краевой столице, на Кавминводах не меньше чем в восточных районах, хотя и связано это с несколько другими причинами. Наиболее острые конфликты последних лет произошли в Ставрополе, Невинномысске, Минеральных Водах.
"НГК": Еще перед сочинской Олимпиадой кубанский губернатор Александр Ткачев охарактеризовал Ставропольский край, как "фильтр между Кавказом и Краснодарским краем". Что Вы думаете об этой оценке?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Это очень конфликтогенная постановка вопроса. Фильтр ставят между чем-то вредоносным и полезным, это приспособление для очистки. Таким образом, "по ту сторону фильтра" оказались северокавказские республики. В свое время это высказывание вызвало бурю возмущения в республиках, на Ставрополье особенной реакции не было, хотя на него все обратили внимание. Тогдашний глава региона Валерий Зеренков отметил, согласно "Интерфаксу", что "мы фильтровали, а они оставались чистыми… Мы будем работать со всеми. Приехал – хорошо, но не нарушай порядок, который устанавливался годами". О высказывании кубанского губернатора уже подзабыли, и, я думаю, не нужно поднимать эту тему вновь. Вообще, для оценки ситуации на Ставрополье использовались самые разные метафоры, наиболее расхожая – "Ставрополье российское Косово" (более 300 тыс. ссылок по поисковым системам в Интернете).
"НГК": В одной из своих публикаций, датированных 2011 годом, Вы прогнозировали, что "эскалация системного кризиса на Северном Кавказе не произошла", однако 2012-й и 2014-й годы будут острыми "с точки зрения развития ситуации на Юге". Оправдались ли Ваши предположения, насколько?
В. АВКСЕНТЬЕВ: Общую оценку динамики системного кризиса на Северном Кавказе я сохраняю. Кризис приобрел затяжной характер, не происходит ни его эскалации, ни заметной деэскалации, несмотря на принимаемые организационные и финансовые усилия. И 2012-й, и 2013-й годы были очень сложными. 2014-й год ознаменован новым раскладом, связанным с ситуацией на Украине и присоединением Крыма. Внешний конфликт, тем более с таким геополитическим акцентом, всегда консолидирует внутренних игроков. Этот эффект мы наблюдали в 2008-м году после войны в Грузии. Российское государство показало свою силу и твердость в ситуации вокруг Крыма, это, безусловно, добавило ему авторитета на Северном Кавказе. Но такой консолидирующий эффект, как показал опыт грузинской войны, недолговечен. После августа 2008-го он длился примерно полгода. После этого в дело вновь вступают внутренние проблемы, и государство для жителей по-прежнему олицетворяют местные чиновники, правоохранители и т.д.
Вопросы задавал
Владимир ПРИХОДЬКО

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Судебное следствие по делу...

2895 просмотров

Некультурный слой

2504 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Сегодня: 07 Декабря 2019

все статьи месяца