Поделись с друзьями:

Интервью с начальником отдела по делам несовершеннолетних Главного управления МВД России по Краснодарскому краю подполковником полиции Еленой Кочкиной.

 

Корр.: Елена Юрьевна, какова динамика преступлений, совершенных подростками в Краснодарском крае на сегодняшний день?

Е.Ю. Кочкина: С 2005 года мы наблюдаем стойкое снижение статистики таких преступлений. Если за 2005 год их насчитывалось 2519, то в 2014 году совершено было 1353 преступления, а в 2015 году – уже 1300. За первые три месяца 2016 года подростки совершили 269 преступлений, эта цифра, в сравнении с теми же тремя месяцами предыдущих лет, значительно меньше.

Корр.: Есть мнение о том, что детская и подростковая преступность в последние два года помолодела, согласны Вы с этим утверждением?

Е.Ю. Кочкина: Это не совсем корректное утверждение, если исходить из тех же цифровых показателей за весьма стабильные 2015 и 2014 годы. Учитывая, что за отдельные виды преступлений ответственность наступает с 14 лет, а уголовная ответственность наступает с 16 лет, то количество преступлений, совершенных подростками 14-15 лет составляет 30%, то есть 70% преступлений совершены подростками 16-17 лет. Хотя за последние три месяца 2016 года наблюдается увеличение преступности среди подростков в возрасте от 14 до 15 лет в среднем на 4%, но говорить о том, что это тенденция, пока рано.

Корр.: По нашим наблюдениям, с уходом с поста вице-губернатора Г.Д. Золиной «Детский закон» на Кубани перестал исполняться истово, так, как это было в ее бытность. Верно ли наше наблюдение?

Е.Ю. Кочкина: Темпы работы не снижены. Проводится масса мероприятий совместно с администрацией края. С ночных улиц Краснодара за 3 месяца 2016 года было возвращено домой около 2000 несовершеннолетних, что больше показателей 2015 года, когда за 3 месяца было возвращено 1703 подростка. Работу перевели на профессиональные рельсы. Руководитель ГУ МВД ежедневно уделяет внимание результатам работы в данном направлении. Работа идет полным ходом, и мы стараемся не снижать заданную планку.

Корр.: Детей, неоднократно попадающих в поле зрения органов правопорядка, ставят на учет в полиции. По сути, этот «первый звоночек» говорит о том, что ребенок уже встал на неправильный путь. Какую профилактическую работу проводят сотрудники полиции с такими детьми и какой эффект она дает?

Е.Ю. Кочкина: С детьми, которые состоят на учете, работает не только полиция. Подключены к работе с ребенком и органы Управления образования, опеки и попечительства, органы внутренних дел. Понимаете, все зависит от тяжести преступления, которое совершил подросток. И это не столько профилактическая работа, сколько исправительная, ведь ребенок, состоящий на учете в полиции, уже преступил закон. Количество детей, состоящих на учете в Краснодарском крае в 2015 году, на 4% больше, чем в 2014 году. А если сравнить три месяца 2016 с 2015, то процент таких детей увеличился на 6%. И то, что детей на учете стоит больше, не говорит о чем-то плохом, наоборот, получается, что сегодня более оперативно выявляют неблагополучных детей, которым окажут всевозможную помощь. Будет уделяться со стороны органов более пристальное внимание досугу и времяпровождению таких детей, этот ребенок будет заниматься с психологом. Ведь почему подростки чаще всего совершают групповые преступления? Потому, что у них развито чувство стаи, группой им проще противопоставить себя обществу, нравственные устои которого они обычно отрицают.

Корр.: Какие виды преступлений чаще всего совершают дети?

Е.Ю. Кочкина: Лидирующую позицию занимает, конечно, блок имущественных преступлений, то есть кражи, грабежи и разбой. Они составляют львиную долю от общего количества преступлений. Например, в 2015 году – это 71%.Конечно, тяжкие преступления, такие, как изнасилования и убийства, к сожалению, тоже не исключены. Они крайне редки, но вызывают широкий общественный резонанс. В прошлом году зафиксировано 6 подобных преступлений и 1 в этом году.

Корр.: Принято считать, что в основном на преступный путь встают дети из неблагополучных семей, так ли это?

Е.Ю. Кочкина: Конечно, нельзя заявлять со стопроцентной уверенностью, что это так. Несомненно, важную роль в формировании личности ребенка играет его семья. Согласно статистике, 60% преступлений совершают дети из неблагополучных семей, при этом 40% преступлений приходится на детей, семьи которых лишь внешне благополучны. Родители этих подростков, могут иметь стабильный заработок, прекрасные условия для проживания. Но, несмотря на все это, отец может выпивать и избивать мать с детьми. Для ребенка поведение родителей – самый яркий пример того, как нужно жить. Зачастую дети копируют это поведение. Конечно, семьи с внешним благополучием и проблемными детьми работникам социальных служб выявить сложнее. Всем родителям нужно больше уделять внимания своим детям, находить время для совместного отдыха, тем более в нашем крае много замечательных мест. Кстати, этот отдых может быть весьма недорогим, не обязательно ехать в Турцию. Ведь можно же отправиться и в семейный поход.

 Помимо этого факта, нами была подмечена тенденция того, что чаще всего преступают закон подростки, которые воспитываются в неполных семьях, особенно в которых нет отца, и чаще всего это обстоятельство касается мальчиков. Мама и бабушка не могут дать им того воспитания, которое необходимо будущим мужчинам, они не знают элементарного: как забить гвоздь или как нужно ухаживать за девочками. Даже если говорить о школе, то большинство педагогов у нас женщины. Отрадно то, что у нас в Краснодарском крае есть «Клубы отцов», где мужчины, у которых есть уже свои сыновья, занимаются с другими мальчишками. В крае уже три таких клуба, где ребята занимаются механикой, мотоделом и другими техническими специальностями, которые пригодятся им в жизни. Тем, что должен знать каждый мужчина.

Корр.: Как часто нарушают закон несовершеннолетние дети сотрудников полиции и как это отражается на работе их родителей?

Е.Ю. Кочкина: Статистики такой у нас нет. Но для сотрудников полиции уголовная и административная ответственность такая же, как и для других родителей. Преференций нет. За всю мою практику я встречалась с одним таким случаем. Родитель – сотрудник полиции понес административное наказание. Почему такое происходит? Да так же, как и у всех, нехватка родительского внимания, влияние улицы, возможен еще и фактор отрицания, когда ребенок противопоставляет себя семье – я не такой, и совершает множество ошибок.

Корр.: А, может, такие ситуации случаются оттого, что ребенок надеется остаться безнаказанным, рассчитывая на то, что родители – полицейские смогут его защитить?

Е.Ю. Кочкина: Родители – это опора и поддержка для детей. В том, что каждый человек стремится защитить своего ребенка, нет ничего плохого. Это абсолютно нормальное человеческое поведение, но делать это нужно в рамках закона. Я бы никогда не стала выгораживать свою дочь. Сейчас ей 23 года, но с самого детства я давала ей право выбора. Мы представляли некий камень и три пути, если направо пойдешь, то «голову потеряешь», если налево – останешься невредимым, но последствия будут плачевными, прямо пойдешь – достигнешь определенного успеха. Ребенок сам должен учиться нести ответственность за свои поступки, но говорить об этом с ним просто необходимо. Причем это должен делать каждый родитель, несмотря на то, является он сотрудником полиции или нет.

Корр.: Многие преступления, совершенные школьниками, приобретают огласку, благодаря выложенным в интернет видео или фотографиям. Получается, подростки гордятся содеянным. Помогает ли в вашей работе интернет выявлять совершенные и готовящиеся преступления в среде несовершеннолетних?

Е.Ю. Кочкина: МВД мониторит интернет ролики, и это значительно помогает следствию. Почему дети снимают такие видео? Опять-таки, стайное чувство. Вы когда-нибудь видели ролики, где один подросток снимал сам себя, где он совершает какое-либо преступление? Нет, ролики всегда групповые. Над отслеживанием подобного материала в интернете работает специальная служба по отработанной схеме. Была подобная ситуация, когда в сеть попало видео драки двух девочек. И часу не прошло, как мы уже знали: кто, что и где.

Корр.: Какое наказание в таких случаях несут «драчуны»?

Е.Ю. Кочкина: Такие драки не остаются безнаказанными, все зависит от степени причинённых повреждений. В любом случае виновников драки ставят на учет в полицию. Если это телесные повреждения по статьям 116 и 112, или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по статье 111, предусмотрена уголовная ответственность. Многие дети удивляются тому, что драка – это уголовное преступление. После того, как с ребёнком-правонарушителем была проведена специальная работа, дети начинают понимать всю ответственность за содеянное, то, как это может отразиться на их будущем. Потому что информация о том, что ребенок состоял на учете, будет отражена в его базе данных, тем более вся эта система сегодня автоматизирована. И зачем самому себе портить будущее?

Корр.: А несут ли ответственность дети-свидетели, которые, снимая все происходящее на телефон, наблюдают за тем, как избивают их товарища?

Е.Ю. Кочкина: Все зависит от последствий. Но законом предусмотрена 125 статья об оставлении в опасности, так что эти дети тоже могут понести наказание, так как видели реальную опасность. Поэтому они автоматически становятся соучастниками.

Корр.: Для преступников-подростков существуют специальные исправительные учреждения. А какие меры применяются для детей, которым не исполнилось 14-ти лет? Были ли случаи совершения тяжких преступлений в Краснодарском крае детьми до 14 лет в 2015-16 годах?

Е.Ю. Кочкина: Они проходят целый комплекс исправительных мер, так как не подлежат уголовной ответственности. На основании 120 Федерального закона они отправляются в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей на срок до 30 суток, где с ними занимаются психологи, педагоги и сотрудники полиции. Это не тюрьма, это преднамеренное изъятие из привычной среды, для того чтобы показать, как можно и нужно жить по-другому. Своеобразный правовой «ликбез». Если ребенок совершает повторное преступление, то через суд его направляют в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Подросткам, достигшим совершеннолетия, там помогают окончить школу и сдать экзамены. В 2015 году в спецшколе станицы Переясловской находилось 205 учащихся с девиантным, то есть общественно опасным поведением, в 2016 году учеников насчитывается всего 68.

Корр.: Дети и подростки, преступившие закон, как правило, снова попадают в места лишения свободы. Почему так происходит, ведь система наказаний должна работать совсем в другом направлении, и как можно это изменить?

Е.Ю. Кочкина: Я с этим совсем не согласна. Я не помню, чтобы кто-то повторно возвращался в Белореченскую воспитательную колонию. В 2015 году был единичный случай повторного совершения преступления. В 98% достучаться до подростка удается! В крае очень хорошо развита система адаптации для несовершеннолетних, отбывших уголовный срок. Подросток не может быть предоставлен сам себе после освобождения, определенное время он был изолирован от окружающего мира, и когда он выходит, то видит, что все другое – мир за это время изменился. Уполномоченный участковый помогает пройти таким людям ресоциализацию. В центре занятости существует квота рабочих мест для недавно освободившихся. Так же в исправительной колонии подростки оканчивают школу, сдают те же экзамены ЕГЭ и ГИА. Так как дети в основном возвращаются домой уже взрослыми людьми, то проводится целый комплекс мероприятий даже с семьей, чтобы подготовить их к встрече с ребенком. Родителей учат, как нужно вести себя с подростком, как правильно помочь адаптироваться, куда нужно обратиться в случае определенных сложностей. Вся система персонифицирована, и это не просто красивые слова! У нас есть конкретный Ваня, у которого есть конкретные проблемы, которые могут подтолкнуть его на преступный путь. И нам нужно сделать так, чтобы у этого Вани этих проблем не было. Что мы и делаем.

Вопросы задавала Мария БОРЩ

Комментарии:

добавить комментарий

Алексей 05.05.2016 10:03
Вся проблема в том что полиция работает по факту то есть совершилось преступлениепотом начинают работать. А вот ежедневная профилактическая работа несовершенна. Ох как много лукавит представитель полиции. Можно давно издать закон о семье тем болеечто она знает какие ожидать преступления от таких семей. Если будет такой закон то работы прибавиться. А кому это надо много работать?
ответить на комментарий
Stanislaw 07.05.2016 19:20
Ох, как красиво Вы сказали... Профилактика несовершенна, да, но и органы внутренних дел, не столько полномочий имеют, чтобы насильно с детьми работать, органы опеки, дают представление, по которому только начинает реагировать ОВД. Да, можно было обойтись законом, но законодательные органы заняты внешнеполитическими делами, уже давно внутренние дела отходят всё дальше и дальше, в первую очередь бюджет государства стоит во главе всех проблем. Попробуйте даже сами, предоставить проект закона, и сомневаюсь что он дальше районной администрации уйдёт.
ответить на комментарий
Алексей 26.05.2016 17:08
Скажу одно 2000 годы на Кубани по шесть месяцев не давали зарплату народ искал работу дети были предоставлены сами себе, но в красноармейском районе в эти годы небыло ни одного детского преступления. Выходит можно работать. Сейчас условия на много лучше а где результат.?
ответить на комментарий

В этом месяце:

«СОЧИ ПЛЮС МИР!»

10493 просмотров

Суд над победителями

2459 просмотров

Списать «по-тихому»

1568 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Сегодня: 21 Июля 2017

все статьи месяца