Поделись с друзьями:

Главу Новороссийска Владимира Синяговского можно назвать человеком-легендой. Он руководит городом-героем, сохраняя на протяжении десяти лет жесткий ежедневный график работы. Вы много знаете мэров, которые трудятся с шести утра до полуночи и практически без выходных? Я знаю только одного. Рабочий день Владимира Ильича расписан по минутам, поэтому интервью у него пришлось брать в дороге, между встречами и совещаниями.


– Владимир Ильич, что Вы сегодня успели сделать до 6 утра, когда начался дворовый обход?
– Я много лет живу по одному распорядку. Поднимаюсь в 4.15 – 4.20 утра, делаю физзарядку, пью чай и к 6 часам уже выхожу на работу.
– Во сколько у Вас заканчивается рабочий день?
– Обычно в 22.30 – 23.00, бывает и позже.
– Когда Вы выработали для себя режим, в котором трудитесь в Новороссийске уже более десяти лет?
– Когда стал работать, в 23-24 года. Как начал, так и работаю. Для меня в этом нет никакой трудности. Трудность в другом. Когда бьешься над каким-то вопросом, даешь поручения, а через неделю
выясняется, что вообще ничего не сделано. Обидно становится до слез!
– Если б в Вашей власти было изменить количество часов в сутках, Вы бы каким образом сделали "перерасчет"?
– Мне немного больше времени нужно на утро. Когда ночью хорошо отдохнул, легче делать зарядку и включаться в работу. А когда 5 часов спишь и потом вскакиваешь на физзарядку – это очень тяжело. Особенно, если накануне весь день ничего не ел и только поздно вечером поужинал...
– А бывает, что Вы не успеваете пообедать?
– Такое часто бывает…
- Владимир Ильич, Вам сны снятся?
– Кошмары снятся! Они не страшные, но сумбурные. Какие-то картинки рабочих встреч, нерешенных вопросов... Не отключаюсь от работы даже во сне, мозг продолжает перерабатывать информацию.
Мне кажется, если б я умел отключаться на сто процентов, я бы быстрей восстанавливался.
– Вы помните свои первые заработанные деньги?
– Помню. Это было еще в школьные годы – на уборке яблок. Еще тару в совхозе сколачивал.
Потом родители позволили нам с братом выращивать на продажу кроликов. Мы на мопед зарабатывали.
После армии я учился, а на практике с раннего утра и до ночи работал на тракторе, на комбайне…Однажды комбайн заглох, я до вечера с ним намучился так, что солярка подошву разъела – домой босиком ушел. Зато сумел починить машину! И сейчас, разбуди меня посреди ночи, смогу это сделать.
Я оттрубил студенческую практику день в день, пахал от зари до зари механизатором и заработал 180 рублей – это были большие деньги. А другие справку отметили и на этом успокоились.
Главное – я обучился делу. А потом главный механик уходил в отпуск, и порекомендовал меня на свое место. Полтора месяца я работал за него, уже свои порядки стал наводить. Мне, допустим, хотелось, чтобы механизаторы по окончании рабочего дня ставили машины в ряд на полевом стане, мыли их… Одни выполняли мое требование, другие – не считали нужным прислушиваться к "салаге".
Однажды приезжаю в поле к шести утра, некоторые машины брошены, где попало. Я завел два или три трактора, загнал их в середину огромной лужи и бросил там… Мату было! Зато больше никто в поле машины не бросал.
– Владимир Ильич, а в советское время как жилось с именем Ленина?
– Никакого особого давления я на себе не ощущал. Единственный раз к моему имени придрались уже в постсоветское время.
В 1994 году я участвовал в выборах депутатов Законодательного собрания Краснодарского края первого созыва. В Новороссийский избирательный округ, по которому я шел, входило семь районов, это 500 тысяч избирателей!
Нас было семь кандидатов. И вот все мы собрались на встречу с избирателями здесь, в Новороссийске, и Михаил Боюр, бывший мэр Анапы, а он тоже участвовал в выборах, говорит мне: "Давай мы тебя не будем называть Владимир Ильич, а просто – Ильич или Владимир, потому что с имя Ленина сегодня немодно".
Вот тогда меня впервые представили: Владимир Синяговский.
Такая история у меня была с именем Ленина... Думаю, пройдет время, и отношение к личности вождя мирового пролетариата изменится. Ленинская эпоха – это тоже часть нашей истории, и не только Советский Союз прошел таким путем. Пена популизма рано или поздно сойдет, останется история.
– Какая личность в мировой истории Вам наиболее интересна?
– Все исторические личности представляют огромный интерес.
Плохо, что история сегодня преподносится с перекосами – то однобоко, то резко негативно.
Мне очень нравилась книжная серия "Жизнь замечательных людей". Взяв любой том, можно было на примере одной личности изучать целую эпоху. А в перестроечные годы стало появляться много информации, перечеркивающей ранее известные факты. Кому верить – непонятно.
Со временем, по мере взросления, и восприятие каких-либо исторических событий меняется. К примеру, все мы изучали в школе роман "Поднятая целина" Шолохова. Два года назад я перечитал эту книгу с упоением, будто заново открывая страницы истории.
На мой взгляд, главное – чтобы факты передавались правдиво, а у кого какие симпатии возникнут – это уже другой вопрос.
– Владимир Ильич, у Вас остается время на чтение книг?
– Не остается. Люблю исторические книги. Вот сейчас у меня "Екатерина II" лежит – открою, закрою... Некогда, хотя читать интересно. На чтение надо хотя бы час-полтора в день, а у меня свободного времени вообще нет.
Кстати, историю, географию я очень любил и в школе. И даже сейчас помню многие исторические даты.
– Владимир Ильич, встречи с российским Президентом были волнительными для Вас?
– Встречи с Президентом, премьером, губернатором, министрами, они всегда волнительны. К ним готовишься особенно, потому что в любую секунду может поступить неожиданный вопрос. И в этом случае нельзя развести руками.
– Какие встречи с первыми лицами страны стали самыми памятными для Вас?
– Первая встреча с Владимиром Владимировичем Путиным в 2003 году. После этого визита мы получили финансирование по программе "Большая вода".
Второй приезд Президента запомнился теплой встречей с ветеранами и тем, что городу увеличили финансирование по программе "Переселение людей из ветхого и аварийного фонда".
Встречи с первыми лицами государства памятны тем, что решаются вопросы, которые без помощи федерального бюджета оставались бы не решенными еще 5 –10 лет.
– Почему Вам помогают, а другим градоначальникам не спешат?
– Не знаю. Наверное, если встретиться с начальством и сразу сказать: "Дайте денег!" – то вряд ли будет результат.
Мне тоже так неинтересно...
Я к Александру Николаевичу Ткачеву никогда не обращаюсь по мелочам. А вот столкнулись мы с проблемой водоснабжения, и он помог.
Выстраиваются в работе и какие-то личные отношения, а без этого трудно управлять городом.
– Вы ожидали, что губернатор Кубани выделит такую огромную сумму – один миллиард рублей – на решение проблемы водоснабжения в Новороссийске?
– Не ожидал. Я знаю, какая сегодня ситуация в крае – она страшнее, чем вы думаете. Краевой бюджет сильно подкосила июльская стихия прошлого года. Очень много средств потрачено на ликвидацию последствий наводнения и строительство нового жилья в Крымске. Это не учитывая Новороссийск и другие пострадавшие населенные пункты.
Новороссийск этим летом в полной мере ощутил поддержку губернатора. Александр Николаевич узнал, что Новороссийск страдает без воды, находясь в Санкт-Петербурге, на экономическом форуме. Он все бросил и прилетел сюда. И буквально на следующий день после его визита на сессии Законодательного собрания края были приняты поправки в бюджет: и Новороссийску, и Троицкому групповому водоводу выделено дополнительное финансирование. Первые сто миллионов мы уже получили, в сентябре придет еще сто миллионов.
Такая помощь краевых властей вдохновляет, но в то же время накладывает большую ответственность и перед народом, и перед губернатором. Деньги ведь надо эффективно использовать!
Вложить их так, чтоб на следующий день отдача пошла. Службы должны работать в разы усерднее. Пока я этого не замечаю.
– Сегодня в администрации города работает много молодых людей. Ставка на молодежь – это Ваша политика?
– Почему бы не дать молодежи шанс проявить себя? Когда я выдвигаю кого-то из молодых на руководящую должность, нередко слышу советы: рано, мол, ему… А по мне, так пусть лучше молодой человек, у которого глаза блестят и есть желание, научится чему-то, идет во власть, чем это место будет занимать чиновник с пустыми глазами. Он годами может сидеть и ничего не делать, и кому это нужно?
– Владимир Ильич, многие люди хотели бы считать себя Вашими друзьями, даже если они всего однажды с Вами встречались. А какими качествами должен обладать человек, чтобы Вы назвали его своим другом?
– Я обожаю деловых людей, независимо от рода их деятельности. Не люблю, когда человек много говорит и ни о чем.
Я знаком с несколькими пожилыми женщинами, которые работают дворниками. Мне приятно с ними общаться на утренних улицах. У них добрые лица, они никогда не скандалят, постоянно на работе, трудятся добросовестно и с хорошим настроением. Прямо хочется расцеловать их!
Есть и молодые люди, которые очень ответственно подходят к делу, берутся за решение непростых задач. Я тоже могу их назвать своими друзьями, товарищами по работе, хотя иной раз и выражаю им свое недовольство, предъявляю более высокие требования. Не боюсь, что они перебегут мне дорогу. Сам готов назвать кого-то лидером и рекомендовать к работе на более высоком уровне.
А вообще, понятие дружбы очень тонкое. Друзья, с которыми можно помолчать или неспешно обсудить какую-то интересную тему, у меня тоже есть. Но их очень мало.
Одно я вам могу сказать точно – среди моих друзей не найдется человека, который бы ничего не хотел делать, а лежал бы днями на диване и телеканалы переключал.
– Вы отдыхать умеете?
– Нет, конечно. Чтобы научиться, надо часто отдыхать.
Я не понимаю, как это – выйти на три дня в море на яхте или бросить вещи в сумку и полететь куда-нибудь без дела, за впечатлениями. И не могу себе это позволить, потому что постоянно на работе. Где бы ни находился, работа напоминает о себе, а отключить телефон я себе не позволяю.
Мне сегодня говорят, что уже можно было бы вполовину сбавить обороты, вроде бы возраст и скоро уходить… Но я не умею работать по-другому.
– Это кто Вам сказал, что скоро уходить?
– Кто сказал… Рано или поздно все равно придется отойти от дел. Но вести праздный образ жизни или делать вид, что работаешь, надо еще уметь! Для меня это в тягость.
– Если сравнить, как Вы работали в первые дни руководства Новороссийском и сегодня, Вы разве чувствуете, что стали на десять лет старше? По-моему, темп в работе тот же…
– В последнее время я прокручиваю в памяти тот очень страшный, жесткий для меня период – первые месяцы работы в Новороссийске. Я понимал, что здесь есть проблемы, раз губернатор попросил меня возглавить город, но я не мог даже представить, насколько будет тяжело. Когда стал вникать во все вопросы, голова пошла кругом, но шаг назад сделать было уже невозможно, я не мог подвести Александра Николаевича. Сегодня, зная, с чем придется столкнуться в Новороссийске, я никогда бы не согласился возглавить город.
Трудностей испытал немало. Десять лет назад я никого не знал в этом городе и сегодня думаю: может, напрасно снял с должностей некоторых людей. Но у меня, наверное, не хватает терпения выслушивать чиновников. Мне нужен результат, а они приходят ко мне с оправданиями своего бездействия. Если я говорю подчиненному один раз, два, три, а он все равно не выполняет задачу, что мне остается? Поставить на его место другого! Может, этот справится, надеюсь всякий раз.
– Какое испытание в Новороссийске Вы считаете самым трудным для себя?
– Чаще всего вспоминаю новогоднюю ночь 2003 года, я руководил Новороссийском всего месяц, и тут норд-ост решил проверить меня на прочность.
В тот день, 31 декабря, я был в Краснодаре по приглашению губернатора, поздно вечером на обратном пути заехал в Славянск – там собрались мои дети отметить Новый год. Через два часа после боя курантов я уже возвращался в Новороссийск…
С ночи и весь день 1 января мы боролись с неприятностями, которые доставила нам непогода. Ударил мороз, в Восточном районе вышла из строя котельная, люди в домах замерзали.
Целый день совершал объезд по городу и только поздно вечером почувствовал, что еще ничего не ел. В Славянске меня бы и накормили, и напоили, а в Новороссийске я тогда никому не был нужен.
Сижу в кабинете, а напротив меня на столе лежат в буквальном смысле горы бумаг – стопки метра по полтора! Чаю выпил, краюху хлеба зажевал, и до двух-трех часов ночи разбирал документы.
– В прошлом году, когда Вас избирали главой Новороссийска на третий срок, природа вновь устроила Вам испытание на прочность. В марте выборы, а в феврале – сорванные ураганом крыши, отключение электричества, холод в домах…
– Если честно, я не думал, что в таких обстоятельствах новороссийцы проявят высокую активность на выборах. И когда узнал, что почти 80 процентов избирателей вновь выразили мне доверие, то ощутил благодарность и в то же время огромную ответственность.
Я ведь не уговаривал их за себя голосовать, да мне в тот момент и некогда было проводить встречи с избирателями, а последствия стихии играли на руку моим оппонентам. И я рад, что новороссийцы сделали вывод по делам.
– Владимир Ильич, как Вам удается находить общий язык с бизнесом ради решения городских проблем? Приведите, пожалуйста, примеры такого взаимовыгодного сотрудничества.
– Крупные предприятия почти все участвуют в социально-экономической жизни Новороссийска. На протяжении десяти лет Каспийский Трубопроводный Консорциум оказывает помощь в приобретении современного диагностического и хирургического оборудования для городских медицинских учреждений, на эти цели предприятие выделило уже более 80 миллионов рублей. На средства ЗАО "КТК-Р" ведется строительство детского сада на 160 мест в Глебовском сельском округе. Кроме того, в этом году КТК пополнит муниципальный автобусный парк девятью пассажирскими автобусами для организации новой маршрутной сети. Немалый вклад в реализацию городских социальных проектов вносит Новороссийский морской торговый порт. В 2012 году ОАО "НМТП" выделило на эти цели 25 миллионов рублей. Средства пошли на организацию городских праздничных мероприятий, на создание бронзовой скульптурной композиции "Исход", посвященной событиям времен гражданской войны, на возведение трех храмов на территории сельских поселений. Уже в течение 2013 года на реализацию городских программ ОАО "НМТП" направило на 10 миллионов больше, чем в 2013 году. Средства направлялись на закупку общественного транспорта, на продолжение строительства храмов в станице Натухаевской и селе Мысхако, на закупку музыкальных инструментов для образовательных учреждений города,
на оказание материальной помощи на лечение социально незащищенных детей. Ежегодно "НМТП" является генеральным партнером в проведении международного фестиваля-конкурса молодых исполнителей "Морской узел".
Новороссийский морской торговый порт, как и Каспийский Трубопроводный Консорциум, оказывает помощь городу в ремонте школ, детсадов, больниц, поликлиник.
ОАО "Новоросцемент" выделяет городу цемент, который идет на бетонирование улиц методом "народной стройки" на селе и городских окраинах. Два года подряд ОАО "Новоросцемент" выделяет городу по 15 тысяч тонн цемента, в денежном выражении это очень серьезная помощь.
– На совещаниях приходилось слышать от Вас такую фразу: "Я не верю этой информации". А на что Вы опираетесь в работе?
– Если речь идет о политической информации, то я стараюсь ее черпать из разных источников. Читаю прессу, смотрю выпуски новостей на разных каналах – в основном, это "Россия-24", РБК, НТВ.
А если речь об информации, которая касается городского хозяйства, то я стараюсь вникнуть во все детали. И сразу вижу, где меня пытаются ввести в заблуждение.
Для меня ориентиром служат контрольные цифры: что нужно было сделать, допустим, за неделю и что реально сделано. Все сразу видно.
Когда мне докладывают, что есть три или двадцать три проблемных вопроса на определенной территории, а на самом деле их 223, вот это печально. Скрывают? Не видят? Или решать не хотят?
– Владимир Ильич, как Вы приучали к труду своих детей?
– Личным примером. Когда я работал в большом хозяйстве главным инженером, потом директором, я много экспериментировал. В перестроечное время начинали внедряться новые формы договорных отношений. Создавались бригады, которые брали в аренду землю, выращивали овощи, я и себе надел нарезал. На прополке томатов, свеклы трудилась вся семья – жена, дети, отец-пенсионер.
Мои дети наряду с другими школьниками трудились и на уборке урожая в совхозе.
Вспоминаю, как приехал на огромную плантацию томатов, детей там – тысяча! И моя дочь, она тогда в пятом классе училась, подбегает ко мне и хвастается, как много у нее звездочек. А я сразу и не понял, что это такое. Оказывается, звездочку давали за собранное ведро помидоров.
В то время дети за звездочку старались! А сегодня многим подросткам вообще ничего неинтересно. Сидят в подвале, пиво пьют… Как вытащить их оттуда? Команда на выход – результата не принесет, надо заинтересовать их чем-то. Если пацану не нравится физика, а нравится мопед, может, из него хороший технарь выйдет! Просто нужно направить его в нужное русло, чтобы он учиться начал, потом на работу пошел.
В нашей семье с детьми проблем не было. Их воспитанием в основном, конечно, моя жена занималась, я все время на работе пропадал. Сегодня нашему сыну Сергею уже 39 лет, дочери Оксане – 36. Дети подарили нам двух внучек: старшая, Милена, пятый класс окончила, учится прекрасно, а младшей, Василисе, всего лишь полтора года.
– Как часто Ваша семья собирается за общим столом?
– Когда сын жил в Краснодаре, мы по воскресеньям собирались на семейный обед. Сейчас Сергей живет и работает в Москве и не может каждую неделю бывать здесь, но дочь с зятем стараются традицию не нарушать, с внучкой приезжают к нам.
Все семейные торжества мы стараемся отмечать вместе. Когда родители, дети, внуки, правнуки собираются за одним столом, это объединяет поколения. Можно найти оправдание в занятости, но в ежедневной беготне мы не замечаем, как отдаляемся друг от друга…
– Успех, на Ваш взгляд, из чего складывается?
– Трудолюбие, прежде всего. Еще цели и знание дела.
Возьмите и проанализируйте, где сегодня ваши одноклассники. Многие ли из них на плаву? Уверен, что нет.
Успех – это необязательно верхняя ступень карьерной лестницы. Не важно, начальник ты или нет, главное – уважать себя и любить свою профессию. Можно быть хорошим сварщиком или плотником, и тебя будут уважать.
Есть хороший начальник и плохой начальник, хороший врач и плохой… Для того чтобы быть хорошим специалистом, нужно пахать.
Я с первого дня работал, как говорится, от зари до зари. А другой приходит на работу – живот болит, на следующий день опоздал – "жена велела ребенка в сад отвести", потом другая отговорка, в воскресенье – выходной... И так, день за днем, начинают наматываться проблемы. Постепенно человек подписывает себе "неуд".
Надо жить той средой, той атмосферой, в которой живет коллектив. И подчинять себя тем задачам, которые ставятся перед твоей командой.
– На Ваш взгляд, какие основные проблемы нужно решить в Новороссийске?
– Главный вопрос – это круглосуточное водоснабжение. Я убежден, если бы не случилось остановки в этом процессе на тот период, пока водоканал находился в частной собственности, мы бы уже вплотную подошли к решению этой проблемы.
Остальных вопросов очень много. Это благоустройство, дороги, жилищно-коммунальное хозяйство. На все требуется немало денежных средств. К примеру, полтора миллиарда рублей надо только на переселение людей из ветхого фонда.
– Владимир Ильич, сколько лет Вашей семье?
– Сорок лет со дня бракосочетания отпраздновали 14 июля, в день рождения моей мамы и в день рождения покойной тещи. Моей матушке исполнилось 87 лет, она до сих пор в огороде трудится. Всю жизнь так, она по-другому уже не сможет.
У меня очень скромная жена – занимается семьей, детьми, она совсем не публичный человек. По профессии она – бухгалтер, до выхода на пенсию все время работала. Мне очень повезло с женой.
– Владимир Ильич, а какой город остается для Вас родным?
– Мне часто задают вопрос, где я буду жить после того, как отойду от дел. Наверное, родной город тот, где ты живешь и работаешь.
Вот я жил когда-то в деревне – там, куда никто из моих сверстников не хотел ехать по распределению. Хутор Голицын, я прожил там пятнадцать лет, дети наши там росли. Местные жители до сих пор меня помнят.
Живя на хуторе и приезжая к кому-то в гости в Славянск, я не мог там остаться переночевать. Всегда возвращался домой, в деревню.
Также сейчас и со Славянском. Пока я там работал, этот город был моим домом. Меня часто спрашивают, не тянет ли в Славянск. А почему меня туда должно тянуть? Я привязан только к родительскому дому, там живет моя матушка, а больше у меня там никого нет.
Я живу и работаю в Новороссийске, теперь мой дом – здесь.
Перестану работать, тогда не знаю, где буду жить. Может, уйду с треском и начну прятаться от людей? А так, чего мне их бояться?
– Вы устаете от того, что люди останавливают Вас на улице и просят решить какой-то вопрос?
– Устаю от нехорошей энергетики, которая исходит от некоторых людей.
Я сам уважаю субординацию и требую такого же отношения к себе. Есть люди, которые подходят и просят помощи в конкретном вопросе. А есть такие – шашкой машут, кричат, что все плохие, но сути вопроса не излагают. И как таким помочь?
Мы обязаны решать проблемы людей. Я и чиновникам всегда говорю: нам проще решить вопрос, который человек будет решать годами, стучась во все двери. Надо услышать человека и подставить плечо! А многие не хотят это делать, вот почему я с ними ругаюсь.
– Вами за десять лет столько сделано, а некоторые люди считают, что недостаточно…
– Тот, кто недоволен, на самом деле недооценивает работу. Он привык потреблять – дай, дай, дай… А так, чтобы самому попробовать что-то сделать полезное для общества – тут его не дождешься!
Многие еще не понимают, что для решения того или иного вопроса требуется немалое финансирование.
К примеру, люди просят продлить маршрутную сеть и хотят, чтобы автобусы пошли по новому маршруту уже завтра. Но это же городская экономика! Мы сегодня троллейбусному депо и автобусным перевозчикам доплачиваем 80 миллионов рублей в год – за убыточные маршруты.
– Владимир Ильич, как получается, что у Вас нет охраны?
– А зачем она мне нужна?
Раньше у меня был служебный пистолет – выдавали главам администраций… Я его ни разу не взял с собой.
Потом уже здесь, в Новороссийске, я получил именной пистолет – за содействие в сохранности государственного имущества. Когда "Трест-12" банкротили, я сумел поломать несколько схем и сохранить стадион "Труд", другие социальные объекты.
У меня есть право на ношение оружия, но я им не пользуюсь. Меня, бывает, спрашивают: "А где же Ваша охрана? В кустах прячется?" Люди не верят, а я что – каждом объяснять стану?
Зачем мне охрана? Еще не хватало меня от просителей оберегать!
– Владимир Ильич, а Вы носите Звезду Героя труда Кубани?
– Нет. Ну чего я буду с ней ходить по городу?! Я ни разу не надевал эту награду. Не хочу давать повод для злословия, ведь не каждый может порадоваться чужому успеху. Люди сейчас убеждены, что все коррупционеры, что любого начальника можно купить… Даже старые бабки мне вопрос задают: "А правда, что плитка в городе с Вашего завода?". Объяснять им что-то – бесполезно!
– Вы на море бываете, Владимир Ильич?
– В этом году еще не был.
– Владимир Ильич, когда Ваш день рождения выпадает на будний день, Вы работаете или отдыхаете?
– Всегда работал, а в последние два-три года стал "теряться" на один день. Не хочу смущать людей. Я вроде бы как обязываю их приходить ко мне кланяться, а не у каждого есть желание…
– А подарки любите получать?
– Большие подарки просто так никто не дарит – значит, кому-то будешь обязан. А подарки, которые потом в гараже валяются, зачем они вообще нужны?
– Владимир Ильич, в какой возраст Вам бы хотелось вернуться?
– Ни в какой. Мне бы хотелось остаться в своем возрасте.
Возвращаясь в памяти на двадцать, тридцать, сорок лет назад, могу сказать, что я в любом возрасте получал удовлетворение и в работе, и в семейной жизни, и во взаимоотношениях с людьми. В своей биографии мне ничего не хотелось бы перечеркнуть.

Татьяна Беседина, пресс-секретарь администрации города Новороссийска. m

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Как обмануть Президента

4853 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Сегодня: 21 Октября 2017

все статьи месяца