Поделись с друзьями:

Гостем «Новой газеты Кубани» стала заместитель главы города Краснодара по социальным вопросам Лилиана Егорова

Мэр города Евгений Первышов в отчете за 2018 год сказал, что в ближайшие годы самой востребованной профессией в Краснодаре будет профессия учителя. Помимо муниципальных образовательных учреждений, в Краснодаре появились частные детсады и школы. Разговор о государственных и частных услугах в социальной сфере кубанской столицы стал главной темой в разговоре журналистов «НГК» с нашей гостьей.

«НГК»: Лилиана Николаевна, поступают ли в мэрию жалобы на работу частных дошкольных учреждений?

Лилиана Егорова: Поступают, и достаточно много. Но, как правило, все эти жалобы идут на нелицензированный сектор. Частные детские садики без лицензии утверждают, что не осуществляют образовательной деятельности, а лишь присмотр и уход. То есть ребенка покормили, спать уложили, погуляли и всё. А никаких образовательных услуг – развивающих занятий с детьми, якобы, у них нет. На деле же они точно так же занимаются с детьми, как и в лицензированных детских учреждениях. Просто не хотят получать лицензию, чтобы не проходить проверку Рособрнадзора, который выдает лицензию, и Роспотребнадзора. Разница между группой присмотра и детским садом – в результате воспитания и в первую очередь – в ответственности перед родителями. Не так давно была жалоба о работе такой нелицензированной группы: мама написала о том, что передала воспитателю здорового ребенка, вечером забрала с температурой 390С, при этом за целый день никто ей не позвонил и не сообщил о том, что ребенок заболел. Мама утверждает, что, когда приводит ребенка, то каждый день платит за него наличкой прямо воспитателю. Сегодня привела – заплатила, завтра не привела – не заплатила. Выходит, у этого «частного садика» – теневой оборот средств.

«НГК»: А есть ли частные группы для детей-инвалидов?

Лилиана Егорова: Любое частное учреждение имеет право набирать такие группы. И они, как правило, все лицензированы. 

«НГК»: А много ли детей в Краснодаре, которые обучаются дистанционно?

Лилиана Егорова: В Краснодаре есть дети, которые по медицинским показаниям обучаются на дому. Некоторые из них, кому позволяет состояние здоровья, ряд предметов изучают дистанционно при помощи компьютерных технологий. Таких детей не так много – ежегодно около 60 человек.  Конечно, нахождение ребенка дома – это вынужденная мера. Но ребенок должен быть социализирован. И, если здоровье позволяет, мы, конечно, убеждаем родителей, чтобы ребенок, по возможности, получал образование в школе. Мое глубокое убеждение, что совместное обучение полезно и для детей с ограниченными возможностями, и для совершенно здоровых. Это взаимный и очень полезный опыт помощи и заботы. Дети с ограниченными возможностями, может быть, не будут ориентироваться на высшее образование, но в школе они получат общение с одноклассниками, воспоминания о конкурсах, детских праздниках. Как бы то ни было, образование на дому не дает всего этого. А ведь для правильного формирования личности в детском возрасте это так необходимо!

Галина Ташматова: Краснодарцы в социальных сетях любят употреблять слово «элитный»: элитный детский сад, элитная школа. Но ведь в классификации нет статуса «элитный». Есть номер школы, форма собственности и т.д. У нас в Краснодаре тоже есть «элитные» школы и «детсадики», если верить родителям.

Лилиана Егорова: Репутация школы создается чуть ли не десятки лет. В учебные заведения, у которых безупречная репутация, родители стремятся определить своих детей независимо от места жительства. Глядя на одних, и другие хотят учиться именно в этой школе, готовы возить детей на занятия через весь город. Родители разные. Кто-то, напротив, считает, что школа плохая, детсад плохой. Начинаешь задавать вопросы: «Почему плохая? Что именно не так?» Отвечают: «Я привела ребенка, вот пусть и воспитывают его, а я работаю целый день!» А есть родители, которые стремятся, чтобы ребенок посещал кружки, дополнительно изучал иностранные языки. То есть они готовы вкладывать в своего ребенка время, средства. Я, честно сказать, не понимаю, что это такое – элитная школа; есть ФГОС, а уже дальше – право и желание родителей развивать своего ребенка. «Элитарность», наверное, складывается исторически. Видимо, речь идет об образовательных учреждениях, которые находятся в центре Краснодара и имеют давние традиции. Например, гимназия №36, гимназия №23, которые славятся высоким уровнем изучения иностранных языков, или лицей №48, который известен своими инженерными классами. Они востребованы, это школы с историей, традициями. Хотя, например, в новой школе №66, в Губернском микрорайоне, – оборудование более современное, просторные кабинеты, широкие коридоры. Главное, на мой взгляд, – это коллектив педагогов. Школы, где учителя уважают детей, стараются привить им любовь к знаниям, создают атмосферу сотрудничества и совместного творчества, – такие образовательные учреждения могут претендовать на то, чтобы их считали «элитными».

Галина Ташматова: Величайшие умы человечества говорили о том, что учитель – это самая главная профессия в мире. Применительно к нашему городу Краснодару, скоро профессия учителя будет одной из самых востребованных в городе. Краснодар – город с богатыми традициями, но голос учителя у нас не слышен. Нет общественных организаций в поддержку учителей, они не имеют консолидированного мнения. Такое впечатление, что на выборах и в избирательных участках учителя проводят всё свое внешкольное время. А ведь учительское сообщество как совесть нации должно реагировать на события в городе, формировать у учителя чувство собственного достоинства, вернуть уважение к учителю, доказать, что учитель – личность, а не просто зависимый от всех и вся бюджетник…

Лилиана Егорова: Сложилась такая негативная тенденция, при которой всегда и во всём виноват педагог. Я школу окончила в 1991 году. Невозможно представить, чтобы у нас дома вели разговоры о том, что учитель неправ. Сейчас, к сожалению, это считается нормой – вести подобные разговоры при детях. Если у вас есть какие-то вопросы, то вы должны решать их конфиденциально, заботясь об авторитете учителя в глазах детей и родителей.

А ваша мысль о том, что голос учительский не слышен, заслуживает внимания. Хотя у нас есть достаточно мощный профсоюз работников образования, Совет молодых педагогов, Совет ветеранов педагогического труда, Общественная организация участников конкурса «Учитель года города Краснодара». Это авангард краснодарского учительства. Это хорошая идея, публичная площадка для учителей нужна.

«НГК»: Какие темы они обсуждают?

Лилиана Егорова: Прежде всего, они обсуждают сугубо профессиональные темы. Две недели назад у нас была конференция на тему детских суицидов, на которой присутствовали педагоги, психологи и родители. Как правило, в 99% случаях такие трагические случаи связаны с проблемами возраста, безответной любовью, желанием привлечь внимание родителей. Мы говорили о том, что ребенок живет среди сверстников, родителей, учителей, и нужно всем смотреть внимательно на проблемы в поведении ребенка. Когда есть хотя бы малейшая тревога за ребенка: своего, чужого – не важно, – нужно действовать! Надо менять психологию родителей, ведь многие считают, что воспитание – дело сугубо семейное, родители сами разберутся. Но детская жизнь стоит того, чтобы беречь ее всем миром.

«НГК»: Дети прибегают к услугам психолога в школах?

Лилиана Егорова: К счастью, да. Особенно – в стрессовых ситуациях: конфликт с одноклассниками или учителем, страх перед экзаменами, контрольной.

«НГК»: А дети, которые совершили самоубийство, обращались к психологу?

Лилиана Егорова: Как правило, нет. Чаще всего эти дети закрыты. Они могут другу рассказать, а взрослым не всегда доверяют. Семьи разные, и условия в каждой семье – разные. Когда психолог видит, что проблема – изначально в семье, он приглашает родителей. Родители начинают понимать, что у их ребенка что-то не так, и готовы работать над этой ситуацией. Много семей, которые работают со школьным психологом, не боясь того, что эта информация выйдет за пределы кабинета. Если для нас обратиться к психологу было чем-то необычным, то для современных школьников – это вполне нормально.

Галина Ташматова: На улицах города можно увидеть рекламные баннеры,

рекламирующие фестивали, в том числе – и конкурсы красоты, на которых дети выступают в качестве моделей, рекламируют одежду из детских бутиков. Эта тенденция появилась относительно недавно в Краснодаре. Что вы можете сказать по этому поводу?

Лилиана Егорова: Знаете, родитель должен понимать, кого он воспитывает, в каких традициях он воспитывает, какие качества он воспитывает в ребенке. Как чиновник, я не могу повлиять на желание родителей отправлять детей на частные конкурсы красоты. Позиция губернатора Вениамина Ивановича Кондратьева и вице-губернатора Анны Алексеевны Миньковой такая, что подобных конкурсов в муниципальных детских учреждениях быть не должно. И их действительно много лет уже нет. Как мама могу сказать, что своему ребенку я бы не позволила участвовать в подобных конкурсах.

Если ребенок красив внешне, позаботьтесь о том, чтобы он стал красив еще и душой. Когда я вижу рекламу детских сомнительных конкурсов, у меня возникает вопрос: неужели мамы и папы не понимают, кого они вырастят?  Шестилетние дети с косметикой, тату и мейкапом у меня умиления не вызывают. Девочки вырастут, они должны учиться ухаживать за собой, но, во-первых, конкурсы и не дают этого умения. У подиумных детей-моделей украли детство. В конкурсах красоты всё же должно быть обязательное ограничение по возрасту.

Галина Ташматова: Истинная культура, которая опирается на классические образцы, должна быть доступна не только взрослым, но и детям.

Лилиана Егорова: Года два назад в Органном концертном зале мы сделали бесплатные абонементы на концерты для детей. Я в душе радовалась, когда две мамы спорили за последний абонемент на детское представление, которое должно было проходить в воскресенье, да еще и рано утром. Мы дополнительный стул им поставили! Самые востребованные абонементы – для маленьких детей, абонементы на цикл концертов «Поздравляем, у вас будет ребенок!». У нас есть отдельный абонемент для беременных, и на этих концертах всегда аншлаг. Когда проходили «Сказки с оркестром», дети, полные восторга, рвались на сцену к артистам, вы не представляете, какое это огромное удовольствие – наблюдать за всем этим. Поэтому каждый родитель выбирает то, что он хочет: напомаженный конкурс красоты, когда четырехлетнего ребенка ставят на «шпильку», либо концерт классической музыки. При главе города у нас есть общественный Совет по работе с многодетными семьями. 27 марта мы его проводили на базе нашей «Кубанской семьи» (общественная организация «Кубанская семья». – Прим. ред.). Там же мы создали организацию «Папы Краснодара».

А не так давно прошел конкурс «Леди Краснодара», куда пригласили многодетных мам. Замечу, что это – не конкурс красоты. Как пели, как читали стихи участницы! Оценивали мам не с точки зрения внешнего вида, а с точки зрения их умений, талантов и развития. Мужья после конкурса признались, что увидели своих жен другими, одухотворенными и прекрасными. Есть, к сожалению, неполные семьи, в которых воспитываются мальчишки. Но ребятам нужен живой пример того, как ведут себя мужчины. В этом помогут общественники, они и спортивные конкурсы проведут, и рыбалку организуют, и обучат основам мужских профессий. Мы не только говорим о том, что Краснодар – город, доброжелательный к детям, но и много делаем для того, чтобы наше будущее подрастало среди любящих заботливых людей.

«НГК»: Лилиана Николаевна, скажите, а что собой сегодня представляют современные социальные учреждения для пожилых людей в Краснодаре?

Лилиана Егорова: Центр помощи пожилым гражданам, социально реабилитационный центр помощи инвалидам и пожилым гражданам – это краевые учреждения. Частных услуг в городе в этой сфере нет, все – только государственные. Когда работала в Департаменте социальной защиты края, у меня было желание привлечь в этот сегмент частный бизнес для оказания услуг пожилым людям. Людей, которые могут себе позволить обслуживание инвалида, нанять сиделку больному, – достаточно много. Но сиделок, которые зарегистрированы как ИП, не так уж много сегодня. В основном, они предпочитают работать в тени. Я – за любые частные инициативы в социальной сфере, но только в рамках закона: любое оказание услуги, любой бизнес должен быть легализован. То ли это сиделки, то ли это частные воспитатели – все они должны платить налоги. А что касается образования, у нас в городе есть частные школы и частные детские сады. Федеральный государственный стандарт подразумевает под собой, во сколько обходится один ребенок. Замечу, что не его содержание, а именно образовательный контент. Мы говорим только о лицензированных частных детских садах, которые имеют лицензию на образовательную деятельность. Сегодня их у нас 13 как учреждений и 30 – ИП, что тоже вполне допустимо. Больше 2000 тысяч детей посещают в Краснодаре частные дошкольные учреждения. Я всегда говорю им огромное спасибо! Наполняемость групп у частников – другая, там есть возможность уделить внимание каждому ребенку, ведь у них в контракте четко прописано: не более 15 детей в группе. Это и есть тот самый социально ответственный бизнес, который помогает городу снять нагрузку и еще и платит налоги.

У нас пять частных школ, это «Эрудит», «Лидер», лицей «ИСТЭК». Они все на слуху, в них учатся порядка 2000 детей. А всего в городе – 142 тысячи школьников. Выпускники частных школ точно так же сдают ЕГЭ: они приходят на пункт приема экзаменов, получают бланки, работают по тем же контрольно-измерительным материалам, что и выпускники муниципальных школ. И показывают при этом высокие результаты.

Галина Ташматова: Вы много внимания уделяете театру. Что для вас –театр?

Лилиана Егорова: Знаете, не только театру, но и культуре в целом. В первую очередь, как вице-мэр я курирую эту сферу. Культура присутствует в каждом аспекте человеческой жизни: культура физическая, воспитания, питания и так далее. Чем больше культуры в человеке, тем более позитивно общество в целом. Человек культурный, он никогда не будет иждивенцем – он всегда созидатель. Поэтому я считаю, что культура – одно из важнейших направлений в развитии общества в целом. 29 марта мы провели театральную конференцию в рамках Года театра. После нее состоялась премьера постановки «Летят утки» на большой сцене, на улице Стасова. Важно получить обратную связь между зрителем и артистами. Какие задачи перед собой ставят режиссер и актеры? Как видят формирование общества? Ведь мы финансируем культуру из налогов, а эти налоги платят граждане. Поэтому мы должны слышать и театральное учреждение, и его посетителей. Какие они хотят видеть постановки, чего им не хватает, или наоборот, – чего избыток. Конференция прошла впервые. Наверное, это громкое название, скорее, – клуб единомышленников, чтобы сделать какие-то выводы, получить свежие идеи. Я всегда говорю: «Дайте идеи!». Можно просить денег, а я всегда прошу идеи. У нас есть замечательный Центр творчества «Содружество», расположенный на улицах Чапаева и Красных Партизан. Он находится в здании, причисленном к историческим памятникам, – там детско-юношеский театр-студия «Гелиос», который знают все! Ему более десяти лет. Недавно они ставили постановку, и мы пригласили туда наших режиссеров из «Премьеры», чтобы они посмотрели, а можно ли с этими детьми поработать профессиональному режиссеру. Можно ли хотя бы часть из них вывести на профессиональную сцену, чтобы они прочувствовали, что это такое. В этом Центре мы хотим учить золотному шитью. На Кубани такой вышивки никогда не было, в основном, это ремесло популярно было в средней полосе России. Мы хотим сделать именно профессиональные курсы для детей и взрослых. Мамы приводят своих детей на кружок и ждут под дверью. Так пусть учатся вместе! Конечно, бесплатно оказывать маме услугу мы не сможем. Рассчитаем тариф, он не будет высоким, это же муниципальное учреждение. Цель – не столько денег заработать, хотя для бюджетного учреждения – это неплохо, но главное – сплотить маму и ребенка, чтобы вечером у них было, что обсудить.

«НГК»: А что с музеем, о котором вы мечтаете? Что это за музей?

Лилиана Егорова: Как я себе его представляю, это должен быть музей городского быта: этнографические экспозиции. Мы будем надеяться, что сами краснодарцы будут приносить в наш музей свои семейные реликвии. Например, у моей знакомой – целая коллекция старинных рушников, и она готова отдать их для экспозиции. Более того, она даже готова читать лекции на эту тему! У многих есть потрясающие коллекции, которые мы могли бы экспонировать. К сожалению, пока нет здания, но я надеюсь, что такой музей мы сможем создать.

Галина Ташматова: Краснодарцы должны задавать тон, ведь мы – краевая столица. Но у нас, к сожалению, нет публичного лектория, а ведь столько вузов, такой потрясающий профессорско-преподавательский состав, к нам много интересных людей приезжает… А ведь любой уважающий себя город со столичными функциями имеет общественный бесплатный лекторий.

Лилиана Егорова: У нас в городском саду есть сцена, где мы периодически проводим лекции. И действительно приходит очень много людей. Например, первую лекцию провел ведущий научный сотрудник Южного филиала РосНИИ Наследия им. Лихачева, эксперт государственной историко-культурной экспертизы, эксперт РАН Виталий Бондарь – об истории Краснодара. У него глубочайшие познания. Это очень хорошая идея, и мы о ней серьезно думаем. Мы готовы предоставлять площадку, но лекторы, которые приезжают, конечно же, хотят продавать билеты. Но даже такую форму взаимодействия мы сейчас рассматриваем.

Галина Ташматова: Я почему-то думаю, что, если местных лекторов попросить выступить на общественной площадке, они почтут это за честь. Есть же «Дом ученых» у нас в Краснодаре…

Лилиана Егорова: «Дом ученых» мы передали Центральному Дому культуры, а наших ветеранов и инвалидов войны, которые там всегда находились, перевели в другое очень хорошее место, которое располагается возле «Авроры». Сейчас приводим здание «Дома ученых» в порядок. Три недели назад мы разговаривали с главой администрации Центрального округа города Краснодара Еленой Маловой о том, чтобы сделать лекции в «Доме ученых». Также прорабатываем вопрос, чтобы нечто подобное сделать на базе Органного зала.

 «НГК»: Вы – дочь знаменитого губернатора Краснодарского края Николая Егорова, который дважды руководил Краснодарским краем. Ваш отец начинал приватизацию в крае. А собственником чего вы являетесь, что принадлежит сегодня вам и вашей семье?

Лилиана Егорова: Из имущества – квартира, дача и всё. Земли у нас нет. У меня, у моего брата, моей мамы, моего сына нет ни сантиметра земли, нет никакого предприятия, никакого бизнеса.

«НГК»: Даже свечного заводика?

Лилиана Егорова: Нету (смеется). У меня же в декларации всё указано. Мой отец для себя и семьи ничего не приобрел.

«НГК»: Вы сожалеете об этом?

Лилиана Егорова: Нет. Я этим горжусь!

Галина Ташматова: Вы занимаете должность, и, наверное, с вами хотят многие дружить? Может ли чиновник, который занимает высокий пост, позволить себе такую роскошь, как дружба?

Лилиана Егорова: Друзей мало, но они у меня есть. Самая моя близкая и любимая подруга со мной идет по жизни с 2004 года. Она была моей подчиненной. Я пришла тогда в Департамент социальной защиты, а она была начальником отдела. И мы до сих пор дружим. У меня много друзей осталось после работы в моей прошлой должности.

«НГК»: Что для вас значит – дружить?

Лилиана Егорова: Дружить – это значит быть вместе и в горе, и в радости, радоваться успехам друга.

«НГК»: Говорят, это самое трудное – искренне радоваться за друзей.

Лилиана Егорова: Мне это вообще нетрудно. Наверное, потому я и работаю в «социалке». Не где-то в бизнесе, а именно здесь.

Галина Ташматова: Какой главный урок преподал вам ваш легендарный отец?

Лилиана Егорова: Когда я была совсем ребенком, мы жили в Вознесенке, папа был председателем колхоза. Это было время так называемых «дел хозяйственников». Посадили коллегу моего отца. Они не были близкими друзьями. Я прекрасно помню, что большую часть срока, который отбывал его коллега, мой отец помогал его семье. Мы по сей день общаемся с дочерью этого человека. Наверное, после этого примера пришло ко мне понимание того, что нельзя быть счастливым и благополучным, когда кому-то рядом плохо, требуется помощь. Нельзя черстветь душой! Это отложилось где-то на подкорке. Можно обладать феноменальными и очень глубокими знаниями, быть исключительным профессионалом, но, не любя и не уважая людей, нельзя считать себя достойным человеком. Нужно отдавать себя людям, что всю свою жизнь делал мой отец.

Записала Мария БОРЩ

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

Библиотеку – в голубятню?!

2707 просмотров

Ваша честь!

2170 просмотров

Операция «Деградация»

2059 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Сегодня: 25 Мая 2019

все статьи месяца