Поделись с друзьями:

«Мечты разные… И пути их осуществления – тоже… получается, что, выбрав неверный путь, можно распрощаться с мечтой, даже не приблизившись к ней» Хьюберт Селби. «Реквием по мечте»

Репортаж корреспондента «НГК» из Центра, где происходит таинство второго рождения бывших наркоманов и алкоголиков

Казалось бы, сегодня, когда спорт – определенно в моде, а фитнес-центры расположены на каждом углу, и в мире больше нет места для наркомании и алкоголизма. Но это не так, проблема с каждым годом усугубляется и молодеет.

Автору этого материала незадолго до его написания один хороший друг пожаловался на то, что переживает за свою младшую сестру. Девочке – 14 лет. Отличница, спортсменка, и, между прочим, мечтает поступить на журфак. И вот, ну, прямо, классика жанра: девочка попала в плохую компанию, естественно, по вине лучшей подруги, которая вся из себя – «крутая девчонка». И начали они употреблять «лирику». Под этим поэтическим названием скрывается медицинский препарат прегабалин, который предназначен при нейропатических болях и генерализованном тревожном расстройстве. Обычно его принимают люди, страдающие эпилепсией. Между тем, этот препарат входит в число «аптечных наркотиков». Минздрав России в начале 2019 года предложил ужесточить наказание – вплоть до лишения свободы на срок до 3,5 или 8 лет – за незаконный сбыт противоэпилептического и обезболивающего препарата «лирика». Но из рассказа нашего друга следовало, что подростки могут купить препарат без каких-либо препятствий практически в любой аптеке.

Поэтому корреспондент «НГК» отправился в три городские аптеки по улицам Красной и Декабристов, чтобы проверить, так ли просто сегодня подросткам приобрести «аптечный наркотик». Возможно, ужесточения Минздрава дали положительный эффект, но купить «поэтический» препарат нам не удалось. В двух аптеках прегабалина не было вообще: как пояснила нам фармацевт, «в муниципальных аптеках этот препарат не продают». В последней аптеке (по улице Красной) этот препарат был в наличии, но без рецепта врача продать его корреспонденту отказались.

…Наркомания подобна войне. У каждого найдутся как минимум знакомые, которые столкнулись с этой бедой. Журналистам нередко доводится встречаться с родителями, которые стучатся во все двери и открыто признают: «Мой сын – наркоман». В этих словах – целая трагедия, которую переживает не только сам зависимый, но и вся его семья. Первым делом у родственников больного возникает вопрос: как помочь? Естественно, начинаются судорожные поиски медицинских учреждений, центров реабилитации и ресоциализации. В Краснодаре таких центров много, но и стоимость пребывания в них – приличная, порой родители отдают целое состояние, чтобы спасти своего ребенка. Но даже самые дорогие центры не могут дать 100% гарантии того, что зависимый не сорвется. Так что цена в этом деле не определяет качества услуги.

В редакцию «Новой газеты Кубани» обратился совершенно незнакомый нам человек, который представился руководителем общественной организации и показал правоустанавливающие документы. Он рассказал о том, что в поселке Знаменском, в «Центре ресоциализации имени преподобного Александра Пересвета», помощь зависимым оказывают абсолютно бесплатно. Правда, на данный момент, Центр помогает только мужчинам.

О проблемах современной наркомании я долго беседовала с руководителем «Центра ресоциализации имени преподобного Александра Пересвета» Романом Ермаковым. Общественная оздоровительная организация «Здоровое поколение Кубани», учредителем которой является Роман Ермаков, проводит в Краснодаре бесплатные консультации для зависимых и членов их семей. Заметим, что консультационные пункты этой организации расположены при православных храмах.

«Центр ресоциализации имени преподобного Александра Пересвета» существует с 2017 года. По словам Романа Ермакова, проект опирается на стратегии социальной реабилитации наркозависимых Координационного центра по противодействию наркомании отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви.

Роман Ермаков: Благословение Владыки мы получили в 2018 году. Есть разделение между понятиями «ресоциализация» и «реабилитация». Это один путь. Но реабилитация – своего рода некий карантин, а ресоциализация, – можно сказать, уже второй этап, направленный на адаптацию этого человека в социуме. Возвращение трудовых навыков, поиск работы, возвращение в социум. У зависимого человека страдают все сферы его жизнедеятельности.

«НГК»: Ваша деятельность абсолютно бесплатна, что весьма благородно, но на какие средства сейчас существует центр?

Роман Ермаков: В 2018 году мы выиграли президентский грант. «Фонд президентских грантов» является системой государственной поддержки некоммерческих организаций и существует с 2006 года. Спасибо президенту Владимиру Путину и его команде, что сейчас есть возможность поучаствовать в гранте. Президент выделяет на это деньги, нам это позволило привлечь к себе специалистов, например, психолога, и решить проблему с коммуналкой, немножко раскрутили «телефон доверия». Сейчас у нас в штате – пять сотрудников: я как руководитель; батюшка – отец Сергий; еще есть социальный работник, который помогает ребятам с документами; мастер, который обучает различным ремеслам и помогает восстановить у наших подопечных обычные бытовые трудовые навыки, и психолог. Сотрудники получают 15 тысяч рублей, деньги здесь небольшие, люди работают за идею, чтобы помочь молодым людям, попавшим в беду. К тому же, у них плавающий график: специалисты приходят в определенные дни на несколько часов. Кстати, особенно сложно было найти психолога. По большей части они отвергают веру, а нам нужен был наш, православный, человек.

«НГК»: Получается, что православная церковь покровительствует вашему центру?

Роман Ермаков: У нас есть официальный договор с епархией, они же и выделяют нам для работы священнослужителя. Это очень важно. Всемирная организация здравоохранения дала четкое определение, что наркомания – это заболевание, смертельное, первичное, неизлечимое, прогрессирующее, которое поражает человека на духовном, психологическом, физическом и социальном уровне. То есть для того, чтобы получить эффективный результат в области выздоровления человека, нужно двигаться в такой системе координат. Нужен не просто врач и психолог, необходим священник, который может дать духовное восстановление больному. Причем между наркоманией и алкоголизмом мы не проводим границ, потому что природа зависимостей – по сути одна. Церковь делает медицинское заключение более глубоким, говоря о том, что это еще и грех. В чем самая главная опасность зависимости: она разрушает ядро духовных ценностей, то есть такие понятия, как «любовь» и «уважение» уходят на второй план, независимо от того, какой социальный уровень имеет человек, например, тракторист он или летчик. Священник приходит в центр по распорядку, а в субботу и воскресенье мы сами посещаем службу. В центре священник проводит тематические беседы и отвечает на вопросы ребят.

«НГК»: Сейчас идет Великий пост, вы его соблюдаете с вашими питомцами?

Роман Ермаков: Да, мы соблюдаем, первая неделя полностью подразумевает отказ от мясной пищи, от молочной пищи, только сухоядение. Сложно, но первую и последнюю неделю поста мы соблюдаем 100%. А в остальные дни ребята соблюдают пост по своему желанию. Потому что у каждого – свой уровень здоровья: кто-то только к нам пришел, а кто-то находится чуть дольше.

«НГК»: На официальном сайте Центра говорится о том, что вы живете, соблюдая монастырский уклад, у вас есть система послушаний, участие в евхаристии. Это так?

Роман Ермаков: Система послушания у нас есть в Центре. Эта система – очень простая и очень действенная. Спустя неделю после того, как человек попал в наш Центр, за ним закрепляется какая-нибудь ответственность: самая первая – это ответственность за святые уголки. Они должны быть чистыми, и наш подопечный должен зажигать лампадку перед молитвой. На самом деле, это очень серьезное послушание. Вот как понять идет ли у человека процесс выздоровления или нет? Просто загляни в его послушание, если там паутиной всё заросло, – значит, в душе что-то не так. Значит, нет старания. Конечно, психолог проводит тренинги, следит за динамикой. Есть послушание – старший Центра, это самая серьезная ступень, когда уже человек прошел все предыдущие: он следит за распорядком дня всех подопечных Центра, за работой в трудовой мастерской. А кто-то отвечает за стирку, и по определенным дням он собирает белье постельное и белье нательное, поэтому просто так нельзя зайти и постирать всё, что хочешь; есть своего рода определенный порядок. Помимо этого, у нас есть дежурные, которые убирают после завтрака, обеда и ужина, также дежурный моет пол и убирает в санузле. У каждого человека есть два послушания, одно – физическое, а другое – духовное: например, за неделю человек должен выучить одну молитву. А человек, у которого есть духовное послушание, должен раздать эти молитвы и затем проверить, как ребята их выучили. Каждый день мы читаем Евангелие. Как пишет один из величайших столпов православия Иоанн Златоуст, «Евангелие является лекарством для нашей души». Даже чтение Евангелия, естественно, с пояснениями, как бы капает на душу и затягивает наши раны. Ведь наркомания – это духовное опустошение.

Корреспондент «Новой газеты Кубани» посетил «Центр ресоциализации имени преподобного Александра Пересвета», который находится в поселке Знаменском. Центр ресоциализации расположен в обычном большом доме в частном секторе. Внешне он представляет собой серый двухэтажный дом, рассчитанный на десять постояльцев, с довольно просторной придомовой территорией. Рядом с домом расположена небольшая мастерская, а у входа стоят новенькие мангал и обувница, которые собственноручно смастерили подопечные Центра.  

Ребята провели экскурсию по своему временному пристанищу: на первом этаже располагается кухня, обеденная зона, гостиная, спальни и ванная комната, а на втором этаже находятся еще две спальни, рассчитанные на несколько мест.

«НГК»: Какой у вас режим дня?

Антон Артемьев, старший Центра: Подъем у нас в 7 утра. В 7.30 – молитва, мы же православные. В 8 утра – завтрак, после которого – спецкурс, то есть программное видео Геннадия Шичко. Затем – уборка наших комнат. С 12.00 до 14.00 мы читаем Евангелие с толкованием. В 14.00 мы обедаем. В 15.00 у нас – трудовое послушание. Например, освоение токарного искусства. В 18.00 у нас – лекции или занятия спортом, мы чередуем их через день. 

Ольга Новик, психолог: Программа, используемая в Центре, разработана Геннадием Андреевичем Шичко, русским физиологом, кандидатом биологических наук. Это программа отрезвления, когда ребята принимают трезвость, как единственное верное состояние. Программа наша – российская… В дальнейшем у нас будет тесная связь с Центром занятости. У Центра уже есть договоренность с местным заводом, и у нас там есть квота – рабочие места. Я еще провожу консультации в храме Святого Духа, в микрорайоне Комсомольском, где проходит первичный прием, куда приходят зависимые, которые хотят дальше проходить ресоциализацию, чтобы избежать срыва, чтобы укрепиться в трезвости. Ребята спасают себя сами, мы только помогаем им в этом – найти себя и раскрыть свои таланты. Например, наш подопечный Станислав проводит познавательные лекции для ребят.

«НГК»: Чему же посвящены лекции?

Станислав, 29 лет, Краснодар: Что такое «тяга», профилактика «тяги», концепция выздоровления, зависимое мышление… Достаточно много тем и много лекций. Я сам проходил курс медико-социальной реабилитации по «12-шаговой» программе, которая абсолютно мне не помогла. Сейчас я нахожусь на ресоциализации, а проведение лекций – это мое духовное послушание, тем более, что я хочу стать волонтером.

Ольга Новик, психолог: В будущем Стаса мы рассматриваем как социального психолога и готовим его к получению второго высшего образования.

Станислав: По образованию я информатик-экономист. Да, я был алкоголиком. Так скажем, крепко «подсел» не от хорошей жизни и не смог с этим справиться. Я неудачно влюбился. Безответная любовь, гормональный фон, и меня понесло… Выпил и «ушел в стакан». Около трех лет назад я осознал, что из-за моего пагубного пристрастия появилось слишком много проблем. В центре я нахожусь четыре месяца, узнал о нем через интернет. Я искал именно православный реабилитационный центр: после того как побывал в монашеском скиту, я понял, что именно там мне было бы душевно спокойно. Я сам обратился. Потом подключились родители (как отметил руководитель центра, родители Станислава поддерживают сына и посещают все собрания. – Прим. ред.). Когда я сюда попал, то первые три дня я находился в карантине. Затем мне объяснили, какую работу со мной будут проводить. Вообще, я думал изначально, что по православному методу будут проходить занятия, но Геннадий Шичко – очень серьезный специалист. Я был зависим не только от алкоголя, но и от сигарет, а на сегодняшний день у меня ушла даже никотиновая тяга. Я никогда в жизни не буду больше курить и выпивать. А до этого я курил с 14 лет.

Антон Артемьев, старший центра: Что касается спортивных занятий, у нас есть гантели, брусья. Делаем физические упражнения. Планируем играть в футбол с центром на центр; вот сейчас, как раз на счет этого договариваемся. У нас есть центр-побратим в Челябинске, мы тесно с ними сотрудничаем. После лекций или спортивных занятий – ужин. В 20.00 смотрим фильмы на христианскую тематику, например, о житии святых. В 21.00 у нас «вечерние правила»: например, завершаем свой день молитвой, к тому же, согласно программе Шичко, мы ведем личные дневники, в которых описываем то состояние, в котором сегодня пребываем. Затем, около 22.00, – у нас отбой. А по воскресеньям мы ходим на утреннюю службу в храм, где обязательно причащаемся. Каждую неделю исповедуемся.

«НГК»: А художественные фильмы вы смотрите?

Антон Артемьев, старший центра: На момент реабилитации этого делать не рекомендуется. Но мы смотрим фильмы на православную или патриотическую темы.

«НГК»: А как соседи реагируют на столь необычное соседство?

Роман Ермаков: Сначала воспринимали нас с осторожностью. А потом – кому-то мы помогли, вскопали огород бабушке, соседи наших воспитанников любят. Даже вкусняшками угощают. Нас и в Храме полюбили: на масленицу мы накормили всех прихожан блинами, которые сами испекли.

«НГК»: Вы говорите, что ребята каждый вечер пишут дневники. Что это за методика?

Ольга Новик, психолог: Эти дневники разработаны еще в 1971 году русскими учеными, одним из которых был Геннадий Шичко. Он – физиолог, который создал эту программу. Конечно, сейчас быть трезвым и заниматься спортом – модно. Люди стали гораздо чаще говорить о проблемах наркозависимости или алкоголизма. По статистике, уменьшилось число людей, которые злоупотребляют запрещенными веществами. Но проблема всё-таки еще осталась. Несмотря на это, общество довольно лояльно относится к употреблению наркотических средств: табак и алкоголь продаются в продовольственных магазинах, хотя именно они являются основной зависимостью наших граждан.

«НГК»: Скажите, сложно ли после должности детского психолога работать с зависимыми взрослыми людьми?

Ольга Новик, психолог: Очень хорошо работать с ребятами, абсолютно не сложно. И работа очень интересная, потому что, когда человек идет к Господу, воцерковляется, – открываются его самые лучшие стороны. Человек задуман Господом, это его самое лучшее творение, и стороны лучшие его открываются, качества, те таланты, что в нем заложены. С другой стороны, есть очень тяжелые моменты, когда ребята пишут в дневнике раздел «Моя судьба»: это очень тяжелая работа, потому что нужно вспомнить все тяжелые испытания, через которые они прошли…

Данил, 18 лет, Краснодар: Я нахожусь в центре две недели. Папа меня сюда отвез. Сначала я встретился с Романом Геннадьевичем, мы поговорили, и на следующий день я приехал сюда для реабилитации. Мой отец – прихожанин храма в микрорайоне Комсомольском. Моя зависимость началась… из-за развода родителей. Ну, среди знакомых употребляли наркотики. Ходили, веселились. Первый раз я попробовал наркотик в 14 лет. Перед тем как попасть, сюда я употреблял «соль». А начинал с «лирики». Героин я тоже пробовал. В 15 лет я первый раз попал в реабилитационный центр в Казани. За мной – уже шесть реабилитаций, я тоже проходил «12-шаговую» программу. Жил, волонтерил, даже консультировал. Но на меня эта программа уже не работала. Я, вот, тоже никогда не верил в Бога. Всегда был атеистом. Но решил дать себе шанс, послушал отца. Сейчас я верую. В душе тепло. Тут мне уютно и спокойно. Наркотики стали развлечением, на улицу Красноармейскую все ходят «потусить». А «лирику» можно вообще в любой аптеке достать. Эти таблетки – от фантомных болей. От эпилепсии. В центре у меня нет тяги. В других центрах, мне хотелось сбежать, я скучал... А здесь я по своему желанию нахожусь и понимаю, что в любое время могу развернуться и уйти, но я не ухожу, потому что мне тут нравится.

«НГК»: Данил, ты говоришь, что был на реабилитации в других центрах, тогда тебе есть с чем сравнивать. Что тебя, может быть, удивило в этом Центре?

Данил: Меня удивила сама атмосфера в доме. Духовность. И общение с ребятами. Вот у меня никогда такого не было. Допустим, в «12-шаговой» опора идет на некую «высшую силу». А здесь – конкретно на Православие. Многие говорят мне, что вот, Данил, ты можешь так грамотно рассказать о том, почему нельзя употреблять, а сам употребляешь… Мне рано помогать другим, но я бы очень этого хотел. Но для начала мне нужно разобраться с самим собой и помочь самому себе.

Володя, 39 лет, город Севастополь, Республика Крым: Я обратился за помощью через церковь. Так я оказался в Краснодаре, в этом Центре. Я хотел попасть именно в христианский Центр. Здесь я нахожусь второй месяц. У меня были все зависимости: и алкоголь, и табак, и наркотики. Моя молодость пришлась на перестройку. Мне было тогда 18 лет. Я не хотел быть таким, как все. Я хотел чем-то выделяться от этой серой массы. Это был мой подростковый протест. Наркотики были в моде. Были хиппи разные… Всякие молодежные движения.

«НГК»: А к какой субкультуре принадлежал ты?

Володя: Я был сам по себе. Возможно, я считал себя металлистом, потому что любил рок-музыку, как я на тот момент считал себя, то ли панком, то ли кем-то еще… Но это недолго было. В детстве я был приятным ребенком. Занимался спортом, играл в водное поло и хорошо учился. А потом – пил, курил, кололся. Я очень много раз пытался уйти от зависимости. Но не получалось. Почему? Потому что я смотрел на это вот так: хотел поправить свое здоровье. Мне вот сейчас плохо, а я тогда думал: вот, поеду, там полежу; затем подумал, ну, вроде, здоров, и можно опять начинать… Да, были хорошие центры, и задерживался я там на полтора года, я даже как-то ушел и провел год абсолютно трезвым.

Роман Ермаков: Я вас перебью, он – даже участник программы, которая сейчас популярна в Европе, скорее, даже ее жертва.

Володя: Да. Там дело так обстоит. Приходишь в наркологию, становишься на учет, что вот ты – наркоман. И как бы дают тебе таблетки заменяющие – метадон, которые, как героин, но только синтезированные. С синтетикой. Сколько тебе нужно грамм: 50 или 100. Их принимаешь, и сутки тебя не тянет, чтобы пойти и ширнуться. Они заменяли наркоту для того, чтобы сократить преступность, чтобы я не ходил и не воровал, не избивал, чтобы например, у вас (Володя оценивающим, полным профессионализма взглядом обвел корреспондента «НГК»)… например, телефон и фотоаппарат не забрать. Это есть и было, и скрывать это нет смысла: и срывал, и бывало, уши обрывал, цепочки срывали, много чего было. Жизнь… Насмотрелся, как другие это делают. И самому довелось. Но в один момент пришлось сказать самому себе: у меня есть ребенок, у меня есть жена. Я столько принес им горя, что последнее время уже просто жил на улице. Уже жена на меня смотрела таким взглядом, что, мол, можешь идти куда хочешь. Мы вместе – 13 лет. Она все годы меня терпит и каждый раз прощает. Родители у меня умерли, сам весь проколот… На стройках, в подвалах, где холодно-голодно, ветер дует, жил и употреблял, где только меня не носило. Это страшная болезнь. Ей никого не жалко, особенно последнее – «соль», которая появилась. Я сидел на ней последние пять лет. «Соль» – это не наркотик, но это тоже – зло.

«НГК»: Она чем-то отличается от других средств?

Володя: А как вы считаете, если сидеть где-то на кладбище и ждать, что сейчас за тобой приедет полиция, при этом ты сидишь на кладбище в ужасе! Ждешь, что кто-то идет, а там просто ветер дует, и веточка по пуховику черкает туда-сюда. А ты думаешь, вот, всё! Пришли они. Ночь… Она уничтожает клетки мозга, она уничтожает всё внутри тебя. Очень сильно бьет по здоровью. Сжирает весь твой иммунитет. Я по себе вижу, что сейчас всё это выходит наружу, даже такие вещи, которые и не должны: что-то болит, потом пропадает боль, потом опять может заболеть. И сейчас я прекрасно понимаю, что теперь, когда я нахожусь, в этом Центре, у меня всё получится, потому что именно здесь я вижу перспективу в дальнейшем для себя. Есть шанс стать волонтером. Помогать дальше людям. Я, например, не хочу уезжать из Краснодара, потому что… ну, что мне делать в Севастополе? Там – все мои соупотребители, а я ведь могу начать зарабатывать и забрать мою семью сюда.

Ольга Новик, психолог: Они сейчас являются носителями трезвости как единственного нормального состояния человека. Они – не в завязке. Они начали понимать, что трезвость – это та самая перспектива нормальной и счастливой жизни. Они у нас – трезвые православные мужчины. Это же счастье для любой женщины. Когда мужчина возвращается к своим истокам, к пониманию себя и своего предназначения. Мужчина – муж, мужчина – отец. Это то, что дает им надежду.

«НГК»: Кстати, почему в Центре вы оказываете помощь только мужчинам?

Роман Ермаков: Во-первых, у нас всё-таки – монастырская система. А во-вторых, я считаю это неправильно: людям нужно выздороветь и уйти в мир, а не привести домой еще одного наркомана. И, конечно же, мы приходим к мысли создать такой же Центр, но только для женщин. Тормозит весь процесс только его финансовая часть. Нам очень часто звонят и просят помощи для женщин. Мы даже наблюдаем такую статистику, что чаще всего эти женщины – учителя, которые имеют сильнейшую зависимость от пива.

…Когда мы уезжали из Центра, к нам присоединился его выпускник, который является мотивационным примером для ребят: ведь он – любящий муж и отец, к тому же, еще и успешный топ-менеджер. Ехали в автомобиле, обменивались мыслями, как вдруг навстречу нам на дороге попались двое мужчин. Я на них не обратила бы внимания, если бы не наш попутчик. Он заявил: «Смотрите, они наркоманы!». Парни явно куда-то спешили, оглядывались, в руках у одного был какой-то пакетик. Невольно мы начали пристально смотреть в их сторону. Когда они поравнялись с машиной и поймали наши взгляды, то страх мелькнул в их глазах. А меня пот прошиб, до мурашек. Всерьез подумалось: «Да они вокруг нас»… Удивительно, как наш то-менеджер мгновенно их вычислил.  Но главное из того, что я поняла в этот день, – на зависимых людях нельзя ставить крест. Мои новые знакомые убеждали, что бы не произошло с человеком, как бы низко он ни пал, – при всём своем сильном желании у него всегда есть шансы вернуться к здоровой и счастливой жизни! И есть в Краснодаре общественная организация, которая готова безвозмездно помочь зависимым мужчинам. А редакция «Новой газеты Кубани», в свою очередь, решила рассказать о ней, чтобы дать надежду отчаявшимся.

Мария БОРЩ

СПРАВКА: Центр ресоциализации имени преподобного Александра Пересвета» осуществляет свою деятельность с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного «Фондом президентских грантов».
В рамках проекта работают четыре мотивационных центра:
– при храме Святого Николая Чудотворца – по адресу: г. Краснодар, пос. Индустриальный, ул. Святоникольская, д. 41;
– при Свято-Ильинским храме – по адресу: г. Краснодар, Октябрьская, 149;
– Свято-Георгиевском храме – по адресу: г. Краснодар, хутор Ленина, улица Пластунская, 25/1;
– при храме Святого Духа – по адресу: г. Краснодар, ул. Сормовская, 126.

 

Комментарии:

добавить комментарий

Пуританин 01.04.2019 17:51
Какая интересная статья! Как написана! Зачитаешься!
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Лейба 02.04.2019 21:17
В советской РСФСР наркомания появилась позднее, чем в Украине. Ползучая зараза капстран достигла и наших пределов. Начинание Православия заслуживает уважения и поддержки. Алкоголизм по масштабам поразил общество в большей степени. Эту статью следует распространить в СМИ по краю. Рассказать об этом факте на популярных радиостанциях, также подробно, как здесь, а не короткой строкой.
В интересах руководителей районов и городов открыть такие же Центры у себя. Сложности в этом нет. Будут спасены жизни и судьбы многих людей.
Спасибо за рассказ автору, - Марии Борщ. Есть у нее чутье на актуальность.
А Центру - развития дальнейшего, расширения возможностей по более широкому охвату зависимых от пагубных привычек.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Никита Сергеевич 13.04.2019 11:08
Очень интересная статья, Ребята молодцы и Журналисты освещающие подобные проблемы общества)
Читать полностью ↓ ответить на комментарий

В этом месяце:

Диана Горбань поделилась...

5222 просмотров

Брифинг Евгения Первышова: о...

5189 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

Сегодня: 16 Октября 2019

все статьи месяца