Поделись с друзьями:

Утром я открываю дверь своего подъезда и сталкиваюсь взглядом с бродягой, привычно разбирающим завалы в мусорном баке в поисках завтрака. Подхожу к автобусной остановке и вижу, как за скамейкой, окруженные сворой собак, бездомные подбирают с земли окурки. А у продуктового магазина на улице Рашпилевской стоит худощавая девушка и просит у прохожих мелочь на хлеб. Люди, оказавшиеся «за гранью», – неотъемлемая часть большого города. Мы привыкли к ним и практически уже их не замечаем. Эта мысль кольнула булавкой. Выходит, что очерствели, утратили способность к сопереживанию? А может, они и не нуждаются вовсе в людской жалости, может, это их собственный осознанный выбор? Ведь есть же выражение, что по-настоящему свободным может быть только нищий человек? Одним словом, после этого внутреннего «диалога» я решила присмотреться к городским бродягам повнимательнее.

Девушку, просящую милостыню на улице Рашпилевской, зовут Нина, ей 28 лет. Нина бомжует на протяжении года. Когда я впервые ее увидела, то первым душевным движением было – отнести пакет со старыми теплыми вещами. Только ни на другой день, ни в последующие ни одной обновки на Нине, которые я ей вручила, не появилось. Как ходила она в легкой ветровке, так и продолжала. Интересоваться, почему она не переоделась в теплую одежду, я не стала. Просто поняла, что ей это ни к чему. Потому что, экипированная по зимней погоде, она будет выбиваться из контекста образа «генералов песчаных карьеров», в который, судя по всему, вошла уже давно.

Помните, как у Максима Горького «На дне»?!  Всё действие пьесы разворачивается в ночлежном доме, обитатели которого – бедняки, проститутки и воры, – и каждый имеет свою собственную жизненную философию. Выражение из пьесы Максима Горького «На дне», которое произносит Сатин: «Чело-век! Это – великолепно! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека», – сегодня ничуть не менее актуально, чем во времена Горького. И тогда, и теперь общество создавало разного рода богадельни для людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. В одно из таких заведений я отправилась для того, чтобы попытаться понять психологию тех, кого называют бродягами.

 В 2018 году наблюдается снижение количества преступлений, совершенных лицами без определенного места жительства. Согласно сведениям Информационного центра Главного управления МВД России по Краснодарскому краю, данной категорией граждан за 10 месяцев на территории Кубани совершено 284 уголовно-наказуемых деяния, что на 52 преступления меньше по сравнению с прошлым годом

Здесь готов и стол, и дом

Оказалось, что такой дом в Краснодаре есть, он находится в поселке Краснодарском, по адресу: почтовое отделение №73; его официальное название: «Краснодарский центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий». И вот я в ночном отделении краснодарского Центра социальной адаптации. Кстати, добраться до Центра адаптации нелегко, когда ты скитаешься по подъездам или ночуешь на теплотрассе. Хотя на брошюрах заведения и указаны рекомендуемые автобусы: №№146, 170 и 21. А также номер телефона бригады мобильной помощи: 8(918)175-00-32. Этот телефон работает круглосуточно, на данный номер может позвонить каждый, кто нуждается в помощи, как и тот, кто желает помочь бродягам.

Как оказалось, «ночлежка» Центра адаптации открывает свои двери для каждого нуждающегося с шести до одиннадцати вечера. Я прибыла с грехом пополам на место к 19.00, и к этому времени уже двое новеньких обратились за помощью в Центр и проходили медицинский осмотр. Дело в том, что при поступлении человеку требуется пройти ряд процедур. Например, когда бездомный приходит в Центр, то все свои вещи он оставляет в «проходной», чтобы бродяга не смог пронести на территорию «ночлежки» запрещенные вещества, алкоголь или оружие. Потом гость проходит санитарную обработку и медицинский осмотр, а затем, уже чистенький, направляется к администратору, где на него заводят карточку с личным делом. Наутро по поводу новенького собирается консилиум, который и решает, на какой срок его определить в Центр адаптации и в какой конкретно помощи человек нуждается.

«НГК»: Как ваши подопечные к вам попадают?

Валерий Масалов, руководитель Государственного казенного учреждения социального обслуживания «Краснодарский центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий»: Сами приходят, либо их привозят специальные службы, например, сотрудники полиции, учреждения здравоохранения. У нас в структуре функционирует отделение мобильной помощи, которое осуществляет объезды по местам скопления лиц без определенного места жительства. Некоторых определяем в стационар, а есть те, кто попадают в ночное отделение. Но, как правило, это самостоятельные обращения, они, по большей части, дееспособные граждане.

«НГК»: Как они узнают о вас?

Валерий Масалов: На вокзалах есть информационные стенды. У нас есть официальные сайты. В полиции и в больницах сотрудники проинформированы, о том, что наш центр функционирует.

«НГК»: Валерий Николаевич, во что обходится содержание Центра?

Валерий Масалов: Подобных ночных отделений по краю несколько, например, есть в Туапсе, Новороссийске, в Кавказском районе. Насколько я помню, финансирование нашего учреждения в том году составило порядка 50 миллионов рублей. В этой сумме – и хозяйственные нужды, и материально-техническое обеспечение, и содержание клиентов, в том числе – и их питание. Например, для отделения ночного пребывания предусмотрено разовое питание. Помимо этого, у нас есть еще и стационар.

«НГК»: А в 2018 году сколько было выделено средств?

Валерий Масалов: В этом году – 51 миллион.

«НГК»: Скажите, как давно появилось ваше учреждение?

Валерий Масалов: Работает оно с 2011 года, но претерпевало реорганизацию – было проведено присоединение еще одного учреждения, которое раньше функционировало в Пашковском микрорайоне. На территории Краснодарского края наше учреждение – единственное, которое предоставляет услуги в стационарной форме. Такие учреждения, естественно, есть и в других регионах России, но их не так много, и мы со всеми взаимодействуем.

«НГК»: Сколько в год к вам попадает людей?

Валерий Масалов: Вы знаете, статистики конкретной по учету за год не ведется. Но, если брать из расчета нашего отделения, то есть 20 койко-мест. То есть за одни сутки 20 человек мы можем принять в ночное отделение. Примерно, около 700 человек в год. Такова статистика ночного отделения. В зимний период количество наших постояльцев увеличивается, на этот случай у нас есть запасные раскладные кровати… Знаете, я уверен, что это нужно обществу. Потому что люди, споткнувшиеся на жизненном пути, не потеряны для общества. Их нужно поддержать. Нас с вами поддерживают наши родные, поэтому мы – счастливые люди. Но бывают случаи, когда от человека отказались его родные, или же он потерял близких в какой-то трагической ситуации. Тогда человеку помогает государство в лице таких социальных служб, как мы.

«Дно» по-кубански

Мы подходили к небольшому зданию, где происходит первая обработка ночных гостей. Белый предбанник, со скамьей и шкафом. Далее дверь ведет в душевую. Из комнаты валил горячий пар, значит, незадолго до нас из нее вышел новый постоялец Центра адаптации.

Валерий Масалов: Если у него нет никаких противопоказаний к тому, чтобы он находился в отделении ночного пребывания, то он принимается на ночь и ему выделяется койко-место. А утром мы определим, что именно нужно сделать для этого человека: частичное восстановление документов либо юридические услуги… У нас есть юристы. Либо – сопровождение по медицинским учреждениям или какие-либо направление запросов о восстановлении родственных связей и так далее.

Мы прошли через главный корпус Центра социальной адаптации и оказались в отделении стационара. Желтый коридор напрямую вел нас в столовую, где как раз заканчивался ужин. Улыбчивая повариха раздавала подопечным зеленые сочные яблоки. Мужчины, сидевшие за столиками, просили не фотографировать их лица: «Мол, невесты узнают!» – пошутил, убирая свой поднос, молодой парень. Значит, и «за гранью» жизнь есть, мысленно отметила я.

«НГК»: А попадаются ли среди ваших постояльцев такие люди, которые, переночевав, отказываются от помощи и возвращаются на улицу?

Валерий Масалов: Недавно как раз на эту тему рассуждали. По городу вы наверняка видите, что есть определенные места, где регулярно находятся так называемые «нуждающиеся граждане», которые выдают себя за людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Но часто бывает такое, что мы наблюдаем, как те инвалиды, которые сидят на коляске, потом встают и убегают от нас. То есть вводят народ в заблуждение и попрошайничают. Много таких. Ну, а те, кто на самом деле нуждается в помощи, приходят к нам целенаправленно, чтобы вернуться к нормальной жизни. 

На обратном пути из столовой мы проходили мимо палат. Из распахнутых настежь дверей доносились звуки радио «Шансон». В первой палате, которую я посетила, по всему периметру были расставлены восемь двухъярусных коек, заправленных мягкими покрывалами, узоры на которых напоминали настенные ковры из 90-х, а еще в глаза бросились инвалидные кресла и тумбочка, заваленная кроссвордами. Постояльцы палаты, не обращая на меня никакого внимания, продолжали непринужденно читать книги, о чем-то разговаривать и улыбаться друг другу. А в ногах как-то по-домашнему путался пушистый рыжий кот по кличке Персик.

Андрей Коваленко, 27 лет, город Сочи (историю парня рассказали сотрудники Центра адаптации). Поступил с черепно-мозговой травмой после жесткого избиения на улице. Он от рождения имеет сильные травмы, но в результате избиения состояние его здоровья сильно ухудшилось. Андрей с семьей жил в Сочи. Семья у него неблагополучная. Жили на стройке, в шалаше, в каком-то полузаброшенном котловане. Отчим постоянно обижал его, заставлял попрошайничать на улице. Потом посадили его мать. И Андрей остался один, отчиму он был не нужен, и мальчик просто оказался на улице. Люди его подкармливали, местные жители старались не обижать паренька. Но его очень сильно избили, и после этого он пропал в больницу. А затем и к нам. Мы ничего о нем не знали, кто он, никакой информации о родителях. Спустя время к нам попала женщина, которая жила в Сочи и тоже вела бродячий образ жизни, она и узнала этого мальчика. И частично пересказала его историю.

Нина Кострова, 58 лет, ст. Новотитаровская: Помню, шо я пьяная была, когда меня сюда привозили! Неподалеку поселок Северный, я оттуда. Там я жила у цыган почти десять лет. Мне так обидно было. Почти три или две недели я жила на улице, когда ушла от них, перед тем как сюда попасть. Я мышцы и ноги, всё застудила! Тут хоть тепло и помыться где есть. У цыган что делала? У них дом трехэтажный. Я дом убирала. Цыганка меня сама забрала к себе.

Андрей Снимщиков, 49 лет, г. Крымск: Как все. Проблемы с жизнью. Начал выпивать, жена погибла. Родственников практически не осталось. Здесь прекрасно, восстановили документы, сейчас помогают оформлять инвалидность. Жаловаться практически не на что. Я ходил, шарахался по своему району, потом попал в больницу, и оттуда направили в Центр. Прекрасно. На улице я был полгода, человек я пьющий. Ходил, пил – то там, то сям. Афера с квартирой была… До этого на должности хорошей работал. И семья была… – нашему собеседнику стало плохо, поэтому разговор пришлось прервать.

Алексей Юсупов, 41 год, Оренбургская область: Просто со мной получилась такая история. Попал в критическую жизненную ситуацию. Пока находился в больнице, мой близкий родственник незаконным путем продал мою квартиру. Затем я поехал к бабушке в Краснодар, но вскоре она умерла, а дом отошел государству. Вот так я и остался на улице. Я болею сахарным диабетом. Эпилепсия. Поэтому я сам обратился в администрацию за помощью. Меня направили в министерство социальной защиты, где подсказали, как обратиться в центр, дали его адрес. Я пребываю здесь в стационаре. Получаю инсулин, медики меня постоянно проверяют и кормят хорошо. Мне помогают с бумагами, с документами. Без прописки же не встанешь на учет к эндокринологу. Мне помогают сейчас переоформлять инвалидность с Оренбургской области. По муниципальному жилью – встал на очередь. На улице спать приходилось, но я недолго там пробыл; сначала, конечно, не поверил, что существуют такие дома, а теперь знаю, что есть. Условия тут отличные. Всё по-простому и по-домашнему. Сотрудники? Даже выражение не такое, приятельское у нас общение, по-простому. Приехал сюда – был мой вес 61 килограмм, сейчас – уже 75! Режим, пятиразовое питание. Еда похожа на ту, что давали нам в пионерском лагере: первое, второе, борщи, салаты. 

Зоя Белая, 62 года, г. Краснодар: На улице я не скиталась. С родственниками не нашла общий язык и ушла. Жила по гостиницам. Потом пошла в администрацию Карасунского округа, где мне рассказали об этом Центре. Я пришла сюда в феврале этого года. Меня сейчас готовят в дом-интернат. Документы медицинские помогают сделать. Мне здесь хорошо. Я нашла подруг (улыбаясь, обвела взглядом своих соседок).

«К нам мечтают попасть!»

Выходя из последней палаты, я обратила внимание на людей, которые работают с социально-неблагополучным контингентом. Это обычные женщины и мужчины, и всё же я не переставала думать о том, почему же они пришли работать в ночлежку?

«НГК»: Валерий Николаевич, сколько у вас в штате сотрудников?

Валерий Масалов: Штат рассчитан на 135 человек. По факту – 88 человек.

«НГК»: Какие специалисты у вас есть?

Валерий Масалов: У нас работают специалисты различного направления: по социальной работе, юристы, медики, есть обслуживающий персонал – это санитарки. Но при всем при этом хочу заметить, что мы не оказываем услуги медицинского характера, однако у нас есть лицензия на оказание доврачебной помощи (первой медицинской помощи) и на сестринское дело. Лечения же мы здесь не осуществляем. Мы можем лишь оказать содействие в медицинском сопровождении: измерить давление, пульс, но лекарственные препараты мы ни хранить, ни прописывать не имеем права.

«НГК»: Есть ли волонтеры, которые вам помогают? Или же только сотрудники?

Валерий Масалов: Мы относимся к бюджетным организациям, и с волонтерами, конечно, соприкасаемся, но опираемся на штатных сотрудников.

Хоть директор учреждения и утверждал, что в штате Центра мужчин работает больше, чем женщин, но в подсобных комнатах то и дело суетились санитарки и уборщицы, а на входе, у дежурного окна, после медицинского осмотра, ночных гостей встречает также молодая женщина – администратор учреждения.

Анастасия Эйсмонт, специалист по социальной работе и дежурный администратор: Я здесь работаю порядка семи с половиной лет. График работы у меня: сутки через трое. Веду и дневной прием, и ночной прием.

Дежурный администратор в таком месте – это та точка, которая связывает все отделения вместе. У нас здесь стационарщики, это малоподвижные люди, отделение ночного пребывания и отделение мобильной помощи, где я начинала свою работу. Требовался специалист по социальной работе: нам нужно было взаимодействовать с бездомными на улицах города, выходить в пешие патрули. Ездили по специальным маршрутам, которые в течение суток нам нужно было объезжать, так скажем, особо злачные районы города. Плюс у нас было дежурство на автовокзале Краснодар-1. Сейчас там размещены новые стенды и раздают листовки с контактной информацией о нашем Центре.

«НГК»: Вы хрупкая девушка, как же вас взяли в рейды?

Анастасия Эйсмонт: У нас было четыре бригады. Я могу сказать, что являюсь единственной женщиной, которая работала в этом отделении, и была старшим специалистом; возможно, это как-то связано с силой моего характера. Или какими-то стремлениями. Грубо говоря, я пошла по той специфике, которая мне нравилась. Это начиналось в 2010-2011 годах, в рамках краевой программы. Сюда мечтали попасть работать! Был большой конкурс. Я подала заявку на рассмотрение вакансии. Из плюсов – у меня было высшее образование, я юридически подкована, поэтому, несмотря на то, что на эту должность в основном набирали мужчин, тем более – крепкого телосложения, получилось так, что я понравилась, и мы сработались. Не могу сказать, что мои методы сильно отличались от моих коллег, но нюансы, конечно, есть.

«НГК»: Бывают ли у вас потасовки? Драки?

Анастасия Эйсмонт: Лично на меня не нападали. В стационаре очень хорошо налажена работа, можно сказать, выработан определенный алгоритм действий. Тут каждая палата – свой небольшой мир, они все дружат между собой, они заботятся друг о друге. Они приходят озлобленные, не верящие, очень сильно напуганные, что встречается часто. Конечно, состояние невротизма есть у всех. Вот как раз четкий распорядок дня очень положительно влияет на людей в таком состоянии. Дисциплина помогает им социализироваться.

Валерий Масалов: Бывает, что они пытаются пронести алкоголь. Делают закладки под забором, но, благодаря контролю, нам удается такие выходки пресекать. Бывает, что в «ночлежку» приходят пьяными: допустим, как сегодня, из двух бездомных, один находился в состоянии алкогольного опьянения. В таком случае мы вынуждены отказать в приеме и направить их к участковому.

«НГК»: Какова зарплата у ваших сотрудников?

Валерий Масалов: Анастасия за свою сложную работу получает от 25-30 тысяч рублей. Санитарки – в районе 25 тысяч.

«НГК»: Есть ли льготы у сотрудников?

Валерий Масалов: Дополнительный отпуск предусмотрен и социальный пакет. Компенсация за вредные условия труда, тяжелую и опасную работу – это всё учитывается. Право на обучение, к тому же.

Ночной гость

Пока мы беседовали с персоналом, около 21.00 в Центр адаптации прибыли двое новеньких. Первого доставила служба мобильной помощи учреждения, он оказался инвалидом-колясочником, а второй обратился самостоятельно.

Администратор строго спросила у вновь прибывшего, оставался ли он на ночлег ранее, а затем начала заполнять документы ночного гостя.

Слава Гинеев, 42 года, г. Краснодар: Я уже не помню. Не первый раз тут ночую. Днем работаю. У меня жена есть и ребенок. И мать жены. Жена тоже раньше здесь ночевала. Сейчас она у матери своей. Я рядом работаю, чтобы вернуть свою жену. Работаю в гостинице разнорабочим, платят 800 рублей в день.

Затем Славу отправили на дезинфекцию.

«НГК»: А бывают ли повторные случаи пребывания в ночном отделении?

Валерий Масалов: У наших постояльцев есть законные 90 суток в году, на протяжении которых они могут оставаться у нас исключительно на ночлег. Но не более. Просто предусматривается, что этих трех месяцев достаточно, для того чтобы подготовить необходимые для человека документы и человека направить в общество. У него появляется возможность, устроиться на работу и снять жилье.

«НГК»: Валерий Николаевич, а вы замечали тенденцию омоложения бомжей?

Валерий Масалов: К нам попадают разные люди и разного возраста. Но в последнее время начала наблюдаться и молодежь. Это может быть спад какой-то, или менее стрессоустойчивыми стали люди. Но взрослых – больше, потому что у молодых нет таких серьезных проблем со здоровьем, и они реже к нам обращаются.

В процессе разговора выяснилось, что у «Новой газеты Кубани» и сотрудников Центра социальной адаптации есть общие знакомые. Речь идет о Василии Евтенко – главном герое публикаций «Губернатор дал сироте пять тысяч и попросил не писать больше жалобы», «Сирота кубанская» и «Мы в ответе за тех, кого приручили». Как сообщила заместитель директора Центра социальной адаптации Анна Уварова, Василию Евтенко выдали квартиру в поселке Белоозерном, которой он так страстно добивался на протяжении двух лет.

Анна Уварова: Да, выделили комнату в общежитии в Рисовом поселке нашего края. Но Василий отказался. Соседи рассказывали, что он всего один раз приходил посмотреть на комнату с каким-то мужчиной, и на этом всё.

И правда, на днях в редакцию заглянул Василий и информацию об отказе от комнаты подтвердил.

Василий Евтенко: Я просил квартиру. Я просил ее в Краснодаре, а не Бог знает где! Лучше уж я буду скитаться, чем так жить.

О своих дальнейших планах Василий редакции сказал, что намерен писать канцлеру Германии, раз Трамп его не услышал.

Вот ведь! Человека не пугает ни улица, ни морозы; он готов скитаться, имея собственную квартиру. Ранее Василий рассказывал автору этой статьи, как собирает мелочь из тележек в ТЦ «Мега-Адыгея», как питается просрочкой из «Магнита», целый день ездит в автобусах или пробирается в кинотеатры, чтобы хоть немного поспать в тепле. Как бы там ни было, тот факт, что в крае существуют «Центры социальной адаптации для лиц без определенного места жительства», – это несомненный плюс.

Этот материал первоначально задумывался для людей, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации. Потом мы подумали, что вряд ли они смогут его прочесть. А потому все, кто его прочтут, должны знать, что люди без денег, без документов, без телефона и без надежды могут найти приют и помощь в этом Центре. Просим вас, уважаемые читатели, сообщить бездомным, нуждающимся в помощи, о том, что в поселке Краснодарском, по адресу: почтовое отделение №73, – находится центр социальной адаптации, в котором им смогут оказать всю необходимую помощь. Возможно, даже просто подсказав адрес или номер телефона центра, вы спасете человеческую жизнь.

Отделение социальной адаптации и реабилитации для лиц, без определенного места жительства:

администратор: 8 (861) 292-21-34, 

отделение мобильной помощи: 8-918-175-00-32.

Телефоны доступны круглосуточно.

Мария БОРЩ

Комментарии:

добавить комментарий

Любовь 29.11.2018 10:00
Тему которую вы подняли, она так необходима не только тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию, но и всем жителям, которые не равнодушные, милосердные, сострадательные. Контингент разный: кто -то желает менять свою жизнь, кто-то нет, но в основном люди желают менять. В Гулькевичском районе такого центра нет, а жаль. Хотя попытки были со стороны священника открыть ночлег в старой церкви. Что помешало, не знаю. В течение 15 лет я занимаюсь оказанием помощи и поддержки таким людям. За эти годы поняла, что чиновникам это не надо. Главы живут от выборов, до выборов, вот их главная задача, удержаться в своих теплых креслах. Я благодарю главного редактора, Галину Васильевну за поднятую тему.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Кубаноид 29.11.2018 10:06
Какие всё таки молодцы! Душа радуется, что есть всё же места в нашем городе для людей, чьи судьбы сломаны!
Здесь готов и стол, и дом! Отличная статья! Корреспонденты НКГ как всегда открывают нам глаза на всё происходящее не смотря ни на что!
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
гость 29.11.2018 14:47
Мария Борщ молодец! Спасибо Галине Васильевне, что нашла, наконец, ей применение
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Никита Сергеевич 01.12.2018 10:43
Отличный материал, очень полезный, для тех кому не все равно. Спасибо НГК и таким журналистам как Мария, что публикуете такую важную информацию.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
группа поддержки 06.12.2018 11:12
Вот настоящие волонтеры, нацелены на помощь остро-нуждающимся людям. Не зачерствели души. Не от хорошей жизни оказались жертвами общей политики государства потенциальные труженики, или уже отдавшие силы и здоровье на пользу обществу. Нужна стойкость и духовные силы, чтобы удержаться в наше время на краю пропасти. Помощь вовремя на местах, всюду, где мы живем, людям, терпящим бедствие, как никогда, важна . Надо стучаться во все двери, не дать "сгинуть" человекам. Спасибо Марии Борщ за отличную публикацию! А как узнать дальнейшую судьбу и успех дела по нашему БОМЖу? Установили ему документы или нет? Приведу данные о нем:*Еле достучались до соцзащиты, - отправили в Реабилитационный Центр Краснодара БОМЖа без документов,- 23.11.2017г. Буздык Александр Анатольевич, 08.08.1954г.р.с.Екатериновка, Партизанский р-н, Приморский край.Участник б/д в Афгане и Грузино-Абхазской войнах. Возможно, земляки знают и помнят этого человека? Его старшая сестра - Давыденко Любовь Анатольевна, 1948 г.р. проживала в с. Екатериновка, но по рассказу её брата - она переехала на новое место жительства.. Отзовитесь, уважаемые друзья, - надо помочь восстановить документы, добиться получения трудовой пенсии и достойной жизни*
Читать полностью ↓ ответить на комментарий