Культура:

Депиляция

25.05.2017

Она в изнеможении ложится на музейную банкетку...

8429

 Сонная, а может быть, пьяная или просто странная женщина, нервно оскаливаясь, стремительно движется по Краснодарскому краевому художественному музею им. Ф.А. Коваленко среди лучших произведений его коллекции. Не обращая на них ни малейшего внимания, она в изнеможении ложится на музейную банкетку.

 

 Это рекламный ролик закрытой музейной вечеринки (посмотреть можно по ссылке: https://vk.com/video-54527483_456239018) и одновременно «путь к переменам» в его более чем столетней истории. Со дня своего памятного открытия Екатеринодарская картинная галерея, получившая имя основателя Федора Акимовича Коваленко, была одним из важнейших культурных и просветительских центров на юге России. Ее преемник, Краснодарский краевой художественный музей, долгие десятилетия хранил верность традициям, заложенным «кубанским Третьяковым». Сотни первоклассных выставок из фондов музея, вернисажей лучших кубанских художников, лекции, незабываемый совместный проект с Государственным Эрмитажем хорошо помнят любители и знатоки искусства.

18 мая сего года в торжественной обстановке было объявлено о смене имиджа музея, о принятии новой «концепции развития нового бренда музея». Видимо, старый имидж культурного центра Кубани нынешнее руководство музея не устраивает. Согласно провозглашенной концепции, из фирменного знака музея выброшены стержневые понятийные дефиниции – шардановское здание, в котором большую часть своей истории находится музей, а также инициалы основателя музея.

 Вопрос – зачем? Хоть что-нибудь придумать, для того чтобы банально потратить немалые бюджетные средства, ежегодно выделяемые музею? До тех пор, пока это не касалось сути и идеологии самого музейного дела, общественность Кубани проглотила бы в очередной раз подобное «новаторство». Но когда руководство музея Ф.А. Коваленко выбросило из новоиспеченного «брэнда» за ненужностью инициалы отца-основателя и силуэт музея, ставший его визитной карточкой, молчать нельзя. Потому что это попахивает уже интеллектуальным рейдерством.

 Вячеслав Саркисов, нынешний директор музея, объяснил основную задачу смены бренда желанием «найти общий язык с нашим зрителем и реализовывать свою просветительскую миссию». Из мессиджа музейного босса следует и вовсе неприглядная картина. Либо все эти годы музей не имел со зрителем «общего языка», либо зритель был не тот, «не наш», не саркисовский.

 Судя по последним закрытым мероприятиям, ставшими очень популярными нынче в музее, В. Саркисов таки нашел «своих», близких ему по духу. Что же это за племя?

 Новый «зритель», по которому так тосковала душа господина Саркисова, видно, долго шел к высокому искусству, что, едва попав в эти поистине святые стены, от изнеможения слег на музейную банкетку и пристроил свое седалище на подоконник прямо во время мероприятия. В рекламном клипе, выпущенном по случаю очередной вечеринки в музее, пропагандируется именно такой способ приобщения к высокому искусству. Для «бывших», опостылевших директору посетителей, подобное поведение в храме изобразительного искусства Кубани было немыслимым и недопустимым. Музейщикам их академизм и священный трепет перед авторитетами, как оказалось, был чужд.

 21 апреля, незадолго до упомянутой конференции, в стенах музея свершилась перманентная бескоровная революция. Закрытое мероприятие с новым авангардным зрителем ознаменовало собой новый этап музейной жизни, как историческую веху в развитии культуры Кубани. В майском номере местного глянцевого журнала в рубрике «Светская хроника» на целый разворот размещен об этом мероприятии подробный фотоотчет. Это был шоу-показ нижнего белья и женской одежды. Но какое новаторство, какой авангард! Он проходил в художественном музее на фоне исторических полотен Квашуры, посвященных казачеству. (Работы известного краснодарского художника Геннадия Квашуры, с одобрения губернатора края В.И. Кондратьева, не так давно получили постоянную прописку на стенах большого зала на Красной, 15.) После ребрендинга и «творческих поисков» они обречены стать фоном для вечеринок, светских тусовок, что на Руси отродясь народ прозвал кабацким духом.

 Фотоотчет журнала – это вещественное доказательство, которое открывает прямую дорогу известным авторам известных картин в суд. Поставьте себя на их место. Художников сделали невольными соучастниками «ню». В самом центре Краснодара, который любит называть себя культурной столицей Юга России, группа людей, которым отдан сегодня на откуп исторический памятник с бесценными полотнами, устраивает в музее игрища по своему образу и подобию, пренебрегая общепринятыми нормами морали.

 На одной из фотографий пышноволосая дама в нижнем белье и серых ботфортах на фоне картины заслуженного художника России (не смею назвать его фамилию, дабы не оскорбить уважаемого мной Мастера) рекламирует то ли качественную депиляцию зоны бикини (как услугу одного из краснодарских салонов – спонсоров мероприятия), то ли нижнее белье из магазина другого спонсора. Понятно, что для этой публики инициалы основателя музея в его названии – нечто лишнее, трудно запоминаемое.

 Это жонглирование символами отечественной культуры кубанские чиновники от культуры оправдывают необходимостью зарабатывания денег. Интересно, что Государственная Третьяковская галерея, на опыт которой ссылается руководство музея, никогда не отказывалась от своего логотипа с историческим зданием в Лаврушинском переулке. Хотя она имеет и другие здания, такие, как комплекс на Крымском валу. Отчего же В. Саркисову так хочется избавиться от символов славной истории нашего кубанского музея? Напрашивается мысль о том, что после этого для краевого художественного музея необходимой переменой должна стать смена его руководства.

Андрей КАРПЕНКО

г. Краснодар

 

«Мне бесконечно жаль выдающегося художника, нашего земляка Геннадия Тихоновича Квашуру, на фоне полотен которого проходила эта алкогольно-бельевая вечеринка. И гордые наши предки-казаки, покорившие некогда Кубань, безмолвно смотрели с его полотен на «нового зрителя».