Поделись с друзьями:

2019 год дал нам немало знаковых годовщин – вековых дат, идущих из одного из самых тревожных годов в истории Кубани и России. 1919 год  – самый разгар Гражданской войны, когда чаша весов клонилась то в одну, то другую сторону и все, казалось, еще можно было развернуть вспять. И одно из  таких знаковых событий, развернувших колесо истории в пользу красных, свершилось 7 ноября 1919 года. Знаменитое «Кулабуховское дело»  вбило один из последних гвоздей в гроб Белого дела на Кубани, причем самое обидное, что в данном случае этот гвоздь «добровольцы» вбили собственными руками, похоронив надежды на создание свободной, «не-большевистской» России. На этой неделе исполняется ровно сто лет со дня этой трагической даты в истории Кубани.

Отношения между казаками и белым движением  были сложными: объединенные общим врагом – большевиками, все же они зачастую расходились во мнении, как будет обустроена Россия после победы над красными. Белые выступали за «единую и неделимую Россию», максимально близкую к дореволюционным границам, тогда как среди казаков были популярны идеи «федерализма», предусматривающие в будущем широкую автономию разных регионов, включая и Кубань. Иные, наиболее радикальные деятели, хотели даже не автономии, а полной независимости Кубани или же вхождения ее в состав Украины – тоже независимой. И хотя подобные настроения все же представляли явное меньшинство, все же они были удобным предлогом для ужесточения политики белых. Ситуация осложнялась тем, что единства не было и среди казаков, где также были сильны «единонеделимские настроения».

Одним из наиболее ярких поборников автономии Кубани и ее сближения с Украиной был председатель Законодательной Рады, один из самых популярных кубанских политиков Микола Рябовол. Идее "Единой и Неделимой"  он противопоставлял идею "Вольного Союза вольных народов", для чего выступил инициатором конференции  в Ростове-на-Дону с участием представителей казаков Дона, Терека и Кубани. Конференция началась  13 июня 1919 года, где Рябовол говорил о необходимости объединения Украины, Кубани, Дона, Терека, Грузии для борьбы с большевиками и объединении на демократических началах. Он критиковал идеологию и политику Добровольческой армии, хотя также видел ее в составе будущего Союза. А на следующий день Микола Рябовол был убит. Хотя убийцу так и не нашли, но многие считали, что это дело рук деникинской контрразведки. На Кубани был объявлен трёхдневный траур. Торжественные похороны состоялись 19 июня в Екатеринодаре. В советское время имя Николая Рябовола было фактически запрещено, лишь из поколения в поколение передавалась казаками песня "На смерть Мыколы Рябовола" (автор Мирон Запорожец). Отношения между казаками и добровольцами испортились, тогда как идея «федеративной России» и объединения разных национальных автономий пользовались определенной популярностью в казачьей среде.

В начале 1919 года Кубанская Рада предприняла своеобразный «дипломатический демарш», послав свою делегацию на Парижскую мирную конференцию.  В состав ее вошел священник Алексей Кулубухов: уроженец станицы Новопокровской, давний участник антибольшевистского казачьего сопротивления. После освобождения Кубани он возобновил свою деятельность как руководителя внутренними делами в составе правительства Луки Быча. После того как в  декабре 1918  Кубанское краевое правительство подало в отставку, Кулубухов получил новое назначение в составе парижской делегации. Как и другие национальные делегации,  кубанская никак не повлияла на политику стран Антанты в Гражданской войне в России: ее предложения выслушивали, но либо вежливо отказывали, либо предлагали «рассмотреть позже»

Алексей Кулабухов прожил в  столице Франции восемь месяцев, участвовал в работах делегации, среди прочего  обработав и подписав проект «договора дружбы»  Кубанской Рады с так называемой Горской Республикой. В сентябре 1919 года делегация командировала Кулабухова для доклада Раде о своей деятельности и с предложением утвердить проект договора. Сам договор, не будучи  скрепленным подписью войскового атамана,  оставался именно что «проектом», не имевшим реальной силы. К тому же к осени 1919 года одна из сторон (Горское правительство и меджлис горских народностей) прекратила свое существование, на что о указывал один из делегатов Султан Шахим-Гирей на заседании Рады 31 октября. Однако в Добровольческой армии  «договор с Горским Меджлисом» был воспринят как долгожданный повод для расправы с непокорной Радой.  Из ставки Деникина отправилась телеграмма: «В июле текущего года  между правительством Кубани и Меджлисом горских народов заключен договор, в основу которого положена измена России и передача кубанских казачьих войск Северного Кавказа в распоряжение  меджлиса, чем обрекается на гибель Терского войска. Договор подписан Бычём, Савицким, Калабуховым, Намитоковым с одной стороны и Чермоевым, Гайдаровым, Хадзараговым, Бамматовым – с другой. Приказываю: при появлении этих лиц на территории Вооруженных сил Юга России немедленно передать их военно-полевому суду за измену.»

Атаман Кубанского Казачьего войска Александр Филимонов подал протест против данной телеграммы, в чем его поддержала Кубанская Рада. Однако члены Рады резко осудили требование Филимонова, заявившего, что  «парижская делегация превысила свои полномочия» и что «Рада должна осудить делегатов и об этом довести до сведения главнокомандующего». В скором времени, все помянутые в приказе явились в суд, кроме самого Кулабухова: он был вызван Александром Филимоновым в атаманский дворец и там арестован. Собственно он был единственным, кто  был подвергнут суду – остальных разместили в отдельной камере, а затем под конвоем отправили в Стамбул.  Антон Деникин, рассмотрев требование атамана Филимонова дал указание исполнить приказ № 016729 только в отношении Кулабухова.

Военно-полевой суд  начался ночью 6 ноября 1919 года. Члены суда знали, что Кулабухов принимал активное  участие в Первом Ледяном походе, что он являлся самым авторитетным антибольшевистским агитатором среди казачества и иногородних, что благодаря ему на Кубани долгое время было спокойно и здесь нашли убежище сотни дворянских семей России, что он лично спасал деникинских офицеров... На суде Кулабухов себя виновным не признал, утверждая, что в Париже он действовал строго в соответствии с инструкцией Краевой рады. Однако суд  все же приговорил Кулабухова к смертной казни.

Рано утром 7 ноября 1919 года Алексей Кулабухов  был повешен  в черкеске  на Крепостной площади Екатеринодара. На груди у него была деревянная табличка с надписью: «За измену России и кубанскому казачеству». Однако само кубанское казачество оценило данную расправу диаметрально противоположно. Как писал в своих мемуарах атаман Филимонов, подавший в отставку после расправы над Кулабуховым: «Следуя безрассудным советам молодых генералов и потворствуя их тщеславным планам, Деникин подрубил сук, на котором сидел сам». После 7 ноября 1919 года началось «открытое принципиальное массовое возвращение кубанских казаков домой на строевых лошадях с оружием в руках». Сам Деникин в феврале 1920 писал супруге:  «Кубанской армии не существует. На фронт не идут, а с фронта бегут. … Проклятие гнусным людям, продающим Россию, особенно кубанским демагогам и господам крайне правых взглядов!». Вскоре после этого Деникин передал полномочия Врангелю и уехал из России. Сам Врангель, принявший немалое участие в «клубуховском действе», оказавшись загнанным в Крым, пытался изменить политику: вел переговоры и с Польшей Пилсудского и с  Украинской Народной Республикой Петлюры и с грузинскими меньшевиками, Даже  с теми самыми горцами, договор с которыми был вменен в вину Кулабухову. Врангель заключил соглашение о признании «горской республики, имеющей федеративную связь с Россией , при обеспечении полной независимости ее внутреннего устройства и управления» . Пытался он заигрывать и с казаками, не исключая и открытых самостийников, куда более радикальных чем покойный Кулабухов. Однако красный потоп уже было не остановить – и борьба Врангеля завершилась той же безысходностью, что и у Деникина. Поражение белых, среди прочего,  имеет истоки и в тех событиях 7 ноября 1919 года, когда на Крепостной площади Екатеринодара, была повешена надежда России на свободное  будущее без большевиков.

Подготовил Денис ШУЛЬГАТЫЙ

Комментарии:

добавить комментарий

кысь 10.11.2019 08:21
"Без большевиков" и "без Деникина"?)))Тоесть и "белые" дерьмо,"вздёрнули надёжду самрстийщиков" и "красные"кровавые жЫдобольшевики" вторую "надежду" вздёрнули(шкуро).куда же бедному рогулю/селюку податься? И те вешают и эти вешают(((
На "нэньку" отправляйся,мабуть там тебя "сепары днр/лнр"успокоят)))
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Ленин-террорист: 10.11.2019 15:27
1905 год

16 (29) октября

«Пусть тотчас же организуются отряды от 3-х до 10, до 30 и т.д. человек. Пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т.д. Проповедники должны давать отрядам каждому краткие и простейшие рецепты бомб, элементарнейший рассказ о всем типе работ, а затем предоставлять всю деятельность им самим. Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях, тотчас же. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие – нападение на банк для конфискации средств для восстания не бойтесь этих пробных нападений, Они могут, конечно, выродиться в крайность, но это беда завтрашнего дня, а сегодня беда в нашей косности, в нашем доктринерстве, ученой неподвижности, старческой боязни инициативы. Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых»

(Ленин, ПСС, т. 11, с. 336, 337, 338).

позднее 16 (29) октября

«Задачи отрядов революционной армии Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди (против кавалерии) Даже и без оружия отряды могут сыграть серьезнейшую роль: 4) забираясь на верх домов, в верхние этажи и т.д. и осыпая войско камнями, обливая кипятком и т.д. К подготовительным [работам – Г.Х.] относится раздобывание всякого оружия (кислот для обливания полицейских) как можно скорее переходить и к военным действиям, в целях добычи средств на восстание (конфискации правительственных денежных средств) Начинать нападения, при благоприятных условиях не только право, но и прямая обязанность всякого революционера. Убийство шпионов, полицейских, жандармов, взрывы полицейских участков отнятие правительственных денежных средств Отряды революционной армии должны выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т.д. и т.д.»

(Ленин, ПСС, т. 11, с. 339, 340. 341, 342).
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Ленин-палач: 10.11.2019 15:29
В.И. Ленин – Л.Д. Троцкому:

«…Покончить с Юденичем (именно покончить – добить) нам дьявольски важно. Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот[5] и добиться настоящего массового напора на Юденича…»

(В.И. Ленин. Неизвестные документы.., 1999, с. 304).
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Ленин-богохульник: 10.11.2019 15:33
"Всякий боженька есть труположство — будь это самый чистенький, идеальный, не искомый, а построяемый боженька, все равно... Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость.."
Читать полностью ↓ ответить на комментарий

В этом месяце:

КГИКовцы

33058 просмотров

Откровения Кондратьева об...

6309 просмотров

Вице-губернатор Алексеенко...

2938 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Сегодня: 13 Ноября 2019

все статьи месяца