Поделись с друзьями:

«Несовременного искусства не бывает…»

Наконец-то, свершилось! Наконец-то, и в Краснодаре теперь, – как во всех заморских городах и «цивилизованных» странах. И в наиболее «продвинутых» регионах России. Правда, краснодарцы и ранее полагали, что их замечательный город – всего лишь «наш маленький Париж». Но такого еще не было!

Всё-таки успели. Можно сказать, заскочили в последний вагон уходящего революционного поезда… В Краснодаре открыт первый арт-объект «современного искусства» «Draped Data», что в переводе с английского означает «зашифрованные данные», о чем «Новая газета Кубани» сообщила в № 41, 2018 г. Теперь и у нас есть свой «культурный продукт». А когда будут открыты остальные тринадцать арт-объектов и «продуктов», – всё пойдет по-другому, совсем по-другому. Это взлохматит консервативное сознание краснодарцев и всех кубанцев, и они с невиданным ранее энтузиазмом примутся за работу. Повысится производительность труда, резко вырастут урожаи, разовьются предпринимательство и ремесла. Торговля выйдет на новые рубежи. Снизится коррупция. Резко увеличится количество «казаков» и снизится количество «иногородних». Или, наоборот, теперь уже не столь важно и всё едино. И тогда… Слух об этом пойдет не только «по всей Руси великой», но проникнет и в европейские страны. Европейский союз в экстренном порядке поднимет вопрос о снятии всех санкций с России. Или, наоборот, ушлые европейцы, видя, что их догоняют, введут новые санкции, чтобы сдержать столь мощное наше продвижение на пути к цивилизации и прогрессу… В любом случае, будут посрамлены ретрограды и туполобые консерваторы, не понимающие «современного искусства», по своей ограниченности, не видящие всех выгод, которые оно несет…

А благодарные краснодарцы потребуют установить по скверам и паркам городов бюсты авторам этих арт-объектов. Кубань должна знать своих героев! И тогда, рассеется невозвратно, говоря строчкой Юрия Кузнецова, «густопсовая пыль Краснодара»…

Правда, опыт открытия арт-объектов «современного искусства» в других регионах говорит о другом. О том, что они неизбежно сопровождаются скандалами. И не только в Перми. Хотя адепты «современного искусства» выходят, так сказать, на международный и даже мировой уровень, о чем никак нельзя умолчать. Ведь наиболее рьяный апологет «современного искусства» Марат Гельман искал поддержки и вспомоществования в немецком Бундестаге против «режима» в собственной стране, не понимающего всех глубин, красот и выгод «современного искусства». Это уже потом, вослед ему, туда же, в немецкий Бундестаг, дяди и тети из «высших» патриотических и педагогических соображений послали «Колю с Уренгоя». На стыдобушку всему свету…

Нет, я совсем не против «современного искусства». Даже очень за современность в искусстве. Да и как не считаться с ним, если это поветрие получило такое распространение «передовых» слоев, прослоек и прокладок нашего общества. Но о мировоззренческих причинах такого его распространения, сказать просто обязан.    

Наши выдающиеся деятели искусства, классики никогда не чурались современности. Наоборот, поднимали и «разрешали» ее жгучие, животрепещущие проблемы. Но при этом помнили, что оно выполняет эту свою высокую миссию лишь в той мере, в какой является искусством. Великий Александр Блок писал даже, что «несовременного искусства не бывает». Если, конечно, это искусство. Но что нам – классики, если можно наипростейшим и самым скорым и универсальным способом показать великую роль искусства в действительности. И тут на помощь приходит «современное искусство». Правда, если мы берем за критерий только и исключительно «современность», то открывается безграничное поле для спекуляций. Ведь какую поделку ни представь, какую загогулину ни сотвори, ее запросто можно оправдать «современностью». А поди узнай, так ли это или нет, если эта «современность» ничем не проверяется, кроме горячих заверений самих авторов этих самых арт-объектов в их несомненной современности. Простоватый зритель станет выискивать современность в этом «современном искусстве», так сказать, приметы времени. И, тем самым, проявит свою наивность и провинциализм, если не сказать больше – примитивность. Ну, не натурализмом же должно заниматься искусство. И он, отсталый и непробиваемый, не найдя современности в этих творениях, станет спрашивать, что это значит. Во всяком случае, все, отозвавшиеся на страницах «НГК», сказали о том, что они не поняли, что это такое и зачем всё это. А наиболее «передовые» и толерантные решили, что к этому надо привыкнуть, и тогда откроется его смысл и значение. И поступили опрометчиво, так как цель таких творений – именно в непонимании, что ясно уже из названия открывшегося арт-объекта: «зашифрованные данные». Такова природа этого «современного искусства», что, чем радикальней, чем революционней оно, – тем «совершенней». Оно призвано смело и решительно отбрасывать, ломать всё привычное и устоявшееся. Расчищать дорогу, да что там, – путь к свету. Не просто удивлять, но шокировать закисших обывателей. Вот его задача. Какие там приметы современности, если тут открывается беспредельный и многогранный мир художника. Каков уж есть. Но спуску отставшим от современности, уставшим от радикализма и убоявшимся терроризма оно не даст. Сказано же еще великим Виссарионом Белинским, что люди так глупы, что их надо насильно вести к счастью…

Можно понять главу города и главного архитектора, не сказавших на открытии арт-объекта ни слова. Их молчание вполне красноречиво. По-человечески им, видимо, ясно, что происходит что-то не то, что по большому счету – это чепуха. Да ведь и не арт-объекты «современного искусства» – на Кубани всему голова. Но и прослыть ретроградом и консерватором, душителем «святой» свободы творчества не хочется. Кому же охота быть сатрапом, перекрывающим все пути к цивилизации и прогрессу?..

Дальнейшая участь этого «культурного продукта» вполне ясна. Он будет не убран даже, а снесен, когда откроется его истинный смысл. И не консерваторами и ретроградами, а теми, в ком он пробудил радикализм и анархизм. Из лени, даже в металлолом не сдадут, а просто снесут. Попутно, правда, побьют и кое-что еще, ларьки, магазины там или иные присутственные места. А потом доберутся и до «культурного продукта». Должен же во что-то вылиться скопившийся радикализм, им же самим, этим «продуктом», выпестованный. Никакие запреты и не понадобятся.

А запрещать, действительно, нельзя. Просто отвести ему, несовременному «современному искусству», подобающее место – выставочный зал. Но не насиловать же им сознание всех… И лезть без спросу в душу каждого.

И всё бы ничего. Пусть творят и буйствуют, как могут, если другим способом заявить о себе городу и миру не могут. Но ведь наряду с этим негласно, но настойчиво и последовательно игнорируется всё традиционное, народное, связанное с духовной природой человека. Знаю это по своему, уже многолетнему, литературному опыту. Ведь в свое время, пришлось издавать даже первый на Кубани словарь диалекта «Кубанский говор» за свой счет… Видимо, это несовременно. Современно – несовременное «современное искусство»… Ну, а как иначе. Надо же как-то приобщать к культуре воспитанников многочисленных казачьих классов и школ…

Петр ТКАЧЕНКО

Комментарии:

добавить комментарий

Жданова Татьяна 07.12.2018 01:26
Хорошо искусство у Гельмана, храмы с клизмами вместо куполов! Не подавиться бы от таких "культурных продуктов".
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Ивановна 07.12.2018 11:50
Ребятам побывавшим в клиниках Кащенко и Сербского это явно понравитсчя.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий