Поделись с друзьями:

От проблем ЖКХ мы незаметно перешли к философским категориям: как Родину любить

Осенью 2015 года в Краснодаре состоялось выездное заседание экспертов рабочей группы центрального штаба ОНФ «Качество повседневной жизни». Главной темой обсуждения той встречи стала ситуация с долгами за услуги ЖКХ в Краснодарском крае.

Спустя 1,5 года в редакции «Новая газета Кубани» журналисты пообщались  с членом рабочей группы «Качество повседневной жизни граждан» Центрального штаба ОНФ  Максимом Соловьяновым и  председателем комиссии в сфере ЖКХ и развития городской среды Совета  при главе администрации Краснодарского края по развитию гражданского общества и правам человека Сергеем Зимой.

Ташматова Г.В., главный редактор «Новая газета Кубани»: На той встрече, в 2015 году, которая запомнилась многим, мы услышали о масштабных системных проблемах в сфере ЖКХ Краснодарского края. Там присутствовали  руководители крупных предприятий-монополистов, депутаты ЗСК, члены Центрального  штаба ОНФ. На этой встрече  Вы и Калинина Светлана Викторовна, член Центрального штаба ОНФ, эксперт рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни»,  рассказали о том, что ряд крупных предприятий края, работающих в сфере ЖКХ, эксперты ОНФ намерены проверить. Калинина, помнится,  назвала эти предприятия,  пообещала спустя время озвучить результаты этой проверки. Речь шла о ГУК «Краснодар»,  НЭСКе, «Краснодармежрегионгазе». Удалось экспертам ОНФ провести обещанные  проверки?

Соловьянов М.А.:  Выяснять проблемы не было центральной частью, потому что работа ОНФ – это, прежде всего,  конструктив. Выяснять и говорить, как все плохо, это задача других компетентных органов. Тогда прозвучала серьезная  критика. Сказать, что мы довольны взаимодействием с местными подразделениями «Газпрома» и частных компаний, таких, как ГУК «Краснодар», нет, я не скажу, что мы довольны. Проблем не стало меньше. Но мы видим конструктивное отношение новой администрации Краснодарского края. В частности, Сергей Николаевич Зима возглавил комиссию  Совета при губернаторе, которая серьезным образом занялась этими проблемами. Они не просто выяснили проблемы,  они нашли решение.  Вчера у нас состоялась встреча с вице-губернатором Краснодарского края Андреем Анатольевичем Алексеенко на эту тему.

Зима С.Н.: Все началось с того, что к нам обратились депутаты Северского района, у них были большие проблемы в сфере ЖКХ.  Мы обратились к Андрею Анатольевичу Алексеенко. Так как я возглавляю комиссию, губернатор поставил задачу заниматься исследованием этой темы и найти конструктивное решение. В середине сентября у нас было первое совещание с А.А. Алексеенко,  появилось следующее предложение. Использование IT- технологий – это, по сути, очень серьезное решение этого вопроса. Если создать определенную программу, которая будет следить за движением денежных потоков, то количество проблем уменьшится.  Мы обратились в ОНФ, в Российскую Академию наук, в Московский государственный университет, пригласили специалистов, была проведена работа. Как Максим Анатольевич ранее сказал, губернатор настроен конструктивно в этом направлении по решению всех этих вопросов. Нам были выделены люди – первый заместитель руководителя  департамента информатизации и связи  администрации Краснодарского края Нечушкин Андрей Андреевич, мы встретились с техническими специалистами «Крайинвестбанка». Вчера мы вновь встретились с вице-губернатором Алексеенко, на встрече присутствовали специалисты из РАН, МГУ, была разработана конкретная концепция.

Ташматова Г.В.: Это будет так называемая программа «меченых денег», с помощью которой плательщик сможет проследить  движение своих денег?

Зима С.Н.: Основная проблема – это человеческий фактор. Как только человек начинает участвовать в чем-то – начинаются коррупционные действия. Поэтому эта программа все это исключает. И то, что вчера предложили коллеги из Российской Академии наук и из МГУ, это как раз та программа, которая должна абсолютно исключить участие человека. Если деньги должны пойти на оплату тепла, они пойдут только на тепло и так далее.

Соловьянов М.А.: Дело даже не в программе, а  в том подходе, который мы в Центральном штабе ОНФ увидели, когда социальные проблемы общества зачастую передаются на аутсорсинг крупному бизнесу. К примеру, Расчетный центр Московской области создавала компания Интер-РАО, солидная, серьезная компания, но как был произвол, так он и остался. Докладывали Президенту, что создадут информационную систему,  которая возьмет на себя распределение платежей. Но оказалось, что этой информационной системой опять управляли несколько человек, которые в своих интересах перенастраивали алгоритм этой системы. Кому-то платили, кому-то не платили.  Есть даже признаки того, что требовали какие-то преференции себе за то, чтобы отдать те деньги, которые положено было отдать. То есть человек имел крипто-ключ. Вот в чем суть. Предложение, которое подготовили коллеги из Академии наук и из МГУ, отличается. Они предложили, чтобы вся информационная система работала в полностью автоматическом режиме, с алгоритмами, которые закреплены либо  письмом Центробанка, либо законом РФ, которые нельзя изменить. С того момента, как вам выпишут квитанцию, система будет знать, каких и сколько денег выписано.   Управляющая компания, получив от граждан 10 млн. рублей и  придя на свой счет с платежкой о том, что она хочет потратить 3 млн. рублей на корпоратив для сотрудников,  должна будет получить подпись робота, так называемого блока контроля, модуля контроля, который знает, сколько и каких денег у него на счете выписано. Появляется новая подпись у этого хозяйствующего субъекта – подпись робота.  И робот говорит: «А вы знаете, у вас на расчетном счете столько-то денег Водоканала, столько-то денег Энергосбыта, и только 200 тыс. вы можете потратить на свой корпоратив». Вот в чем суть. И эту программу, владельцем и распорядителем которой будет непосредственно Центробанк, никто изменить не сможет. Это, в своем роде, железный барьер для произвола. Вчера Андрей Анатольевич Алексеенко, как и многие наши граждане, показал нам вещи, которые наши изобретательные граждане, а именно, хозяйствующие субъекты  могли бы сделать. Сейчас мы не видим транзакций, но эта система отличается тем, что она будет знать каждое прикосновение бухгалтера управляющей компании к компьютеру. Каждое такое прикосновение программа будет сама анализировать на предмет добросовестности.   Например, выдумали новую ресурсоснабжающую организацию, несуществующую, и выписывают гражданам квитанции от нее. Система сразу будет сбивать все балансы и выявлять признаки. Например, в одном доме две ресурсоснабжающие организации – это признак недобросовестности. И тот небольшой штат, который будет обслуживать эту систему, он как раз и будет выявлять эти недобросовестные транзакции. С точки зрения экономики, она снижает нагрузку на граждан в 5 раз. Поскольку у нее будет критерий, который заточен на недобросовестность. Система с бесконечными операционными возможностями по проверке будет каждое ваше прикосновение к деньгам граждан проверять автоматически на его добросовестность.

Ташматова Г.В.: Электронный прокурор?

Соловьянов М.А.: Да, можете и так его назвать, всевидящий электронный прокурор, который не может быть подкуплен. Самое важное – мы снижаем количество необходимого персонала. В пять раз снижается плата граждан за расщепление платежей. Сейчас по всей стране работает масса ЕРЦ, и минимальный уровень комиссии 2,5 %.    Комиссия этой системы с граждан будет составлять не более 0,5 %. Мы надеемся, что и 0,3 %. Поскольку тот персонал, который нужен, только техническая поддержка. Эта система абсолютно прозрачна, поскольку вы можете видеть все, что хотите.

Ташматова Г.В.: Эта система будет распространена на все субъекты РФ?

Соловьянов М.А.:  Мы не хотим ставить телегу впереди лошади. Я как член рабочей группы Центрального штаба работаю для того, чтобы это было для всей страны. Но не я принимаю решения. Я могу только предложить, эту возможность мне предоставляет Народный фронт. Из моего опыта в ЖКХ и энергетике я вижу главную проблему этих отраслей – это произвол. Нужно, используя современные технологии, исключить произвол в любых транзакциях, в любых финансовых потоках.  Вот и все. Для начала нам нужно получить эмпирические данные, показать Владимиру Владимировичу и сказать: «Вот Краснодарский край, вот так изменилась задолженность, вот так снизились неплатежи». Это уже эмпирические данные, это не выдумки. Есть еще одна проблема, которую решает эта система. Вы помните, когда у нас только начинались потребительские кредиты, были такие дописочки внизу кредитного договора, самое существенное писали меленьким шрифтом. Вот во всем ЖКХ есть такая проблема – формализация данных. Когда принимаются законы о раскрытии информации, о том, чтобы гражданам все сообщали, наши изуверские службы придумывают следующее – все написано, но нигде ничего не найдешь. Все опубликовали, но самое главное спрятали. Так вот, самое важное, что дает эта система, она никого не будет спрашивать, какие давать данные. Она будет своими щупальцами залезать во всю бухгалтерию всех хозяйствующих субъектов, вытаскивать непонятные гражданам первичные данные в этом огромном массиве и потом из первичных данных,  в понятных для граждан принципах формализации, давать гражданам абсолютно точную информацию, не спрашивая о том, хотят ли этого хозяйствующие субъекты или нет.

Ташматова Г.В.: По запросам?

Соловьянов М.А.: Это другой вопрос. Это разработки информации, самого интерфейса. Мы должны исключить возможность чиновника влиять на ту информацию, которая идет гражданам. Лукавый ум чиновников придумывает, как сказать гражданам так, чтобы ничего не сказать. Мой знакомый как-то пришел к себе в ТСЖ и захотел что-то выяснить. После долгих препирательств с председателем ТСЖ он ему вывалил на стол кипу бумаг и сказал: «Я ничего не скрываю, разбирайся». Кто там разберется? Так вот, эта система будет знать, что в этих бумагах, выбирать оттуда автоматически то, что нужно, это будет абсолютно объективный алгоритм. Это вторая задача, которая стоит перед этой системой. Как только эти две задачи будут выполнены, безусловно, останутся нарушения, но, по нашим оценкам, 90% проблем уйдут. Система выявит и другие проблемы. У нас очень много небалансов в ЖКХ. Это когда УК обслуживает совершенно нерентабельное жилье, где ее расходы на обслуживание гораздо выше, чем она получает с живущих там граждан. И она перекрывает это, беря с других больше. Это так называемый небаланс. Но из той практики, что мы видим, когда наши предприятия ЖКХ начинают плакаться, мы понимаем, что небалансов у них на рубль, а с граждан они берут 10 рублей, чтобы закрыть рубль, а 9 рублей себе тихонечко оставляют, сильно поплакав. Поэтому все это положение дел будет выявлено. Мы сейчас видим большую инерцию у профильных департаментов администрации края. И мы видим, что эту инерцию преодолевает губернатор. Инерция в том, что все создают ЕРЦ. Как нашему чиновнику легче? Лучше создать, как все, или создать что-то совершенно новое?  Если создаст что-то новое, то он виноват. А если, как все, то все виноваты.  Поэтому  все создают, и в Краснодарском крае в том числе.   Нас только пригласили на рабочую группу, но из того состава участников, из той концепции, которую нам немножко приоткрыли, мы уже видим, что это достаточно инерционный вариант. В Краснодарском крае пока что идет процесс абсолютно аналогичный, который мы наблюдали в других регионах, который закончился там очень печально. Поэтому мы здесь. Губернатор хочет вдохнуть свежее дыхание во всю эту отрасль, и только благодаря воле губернатора нас здесь слушают. Он собрал Совет, и мы видим, что это действительно живые люли, не специально подобранный состав.

Зима С.Н.: Кстати, в нашу комиссию входят люди, которых губернатор сам назначил. У нас 29 марта было внеочередное заседание Совета, посвященное проблемам ЖКХ. Я как раз говорил о решении проблем с помощью этой системы. Это создание межотраслевого взаимодействия. Необходимо создать такую структуру, которая будет работать на развитие направления  ЖКХ, потому что действующая структура ЖКХ тратит много энергии на обслуживание действующей системы. Это тоже необходимо, сегодня людям надо воду, тепло и т.д.  И, конечно, очень важный момент – это принципы формализации, потому что сегодня граждане находятся в полной темноте.

Соловьянов М.А.: Сегодня даже власть находится в полной темноте. Мы видим, как власть обманывают хозяйствующие субъекты. Беспардонно и нагло обманывают.

Зима С.Н.: На сегодняшний день система ЖКХ с советских времен осталась прежней и создана была под другие идеологические принципы. А сегодня  ресурсники и управляющие компании настолько изобретательны, что все  обращают на пользу себе.

Ташматова Г.В.: Максим Анатольевич, вопрос обывателя. Выходит, мы дожили до того, что над руководителями надо ставить для контроля роботов?

Соловьянов М.А.: Поймите, систему строило государство, в котором, к примеру, тепло давали бесплатно. Система строилась под Советский Союз, где была своя методика контроля управленческой эффективности. Называлась она – «Партбилет на стол!». То есть сегодня мэр по той методике может взять всех ресурсников, пригласить к себе и сказать: «Коллеги, будут аварии,  не сделаете, все принесете партбилеты». Когда-то  это прекрасно работало. Но у него сейчас нет этого инструмента.  А система ЖКХ,  которая под этот инструмент создавалась, работает. Допустим, город Саратов расположен на холмах. Систему делали для города в Советском Союзе, когда не было никаких бизнесов, хозяйствующих субъектов и т.д. Все было государственное, построена единая система отопления, она вся работает в одном режиме. Потом один предприниматель  кусок сети  забрал, другой кусок  забрал и так далее. Если один не соблюдает режим, то вся система не работает. Где-то форточки открывают, жарища неимоверная, потому что давление надо увеличивать, циркуляцию надо увеличивать, а где-то люди мерзнут. Все это переходит в деньги, с кого-то нужно брать больше, с кого-то – меньше. И как мэру города с этим разобраться? Эта система не создана для рынка. Либо ее надо всю снести, что понесет колоссальные затраты, либо надо как-то эту систему адаптировать. Дело не в людях, когда вы говорите, что никому нельзя доверять. Здесь есть объективные основания. У нас система ЖКХ построена под совершенно другие принципы контроля управленческой эффективности.   Чтобы ее адаптировать, нужны информационные технологии, чтобы  люди не могли творить произвол. У них есть причины для произвола – небалансы. Просто люди там не могут по-другому работать. И мы, создавая эту систему, по сути, контроль и управление адаптируем из советской – к рыночной. Элемент недоверия  есть, но это не самое главное.

Ташматова Г.В.: Это замечательная идея, но  пока программу утвердят наверху, пройдет по меньшей мере год. Что делать людям, которых обманывают сегодня, ждать?

Соловьянов М.А.: Я сказал уже  о большой инерции в чиновничьих коридорах, надежду возлагаю только на губернатора. Я вижу, как он здесь, простите за моветон, пуп рвет. И я  вижу, какое здесь колоссальное сопротивление снизу всем его попыткам каким-либо образом сдвинуть ситуацию. Здесь я бы не то, что пожалел его, я бы помог ему. Все будет зависеть от граждан. Если они увидят, что он двигает, и поддержат его,  все сдвинется. Мы всегда легко находим негатив,  а когда видим позитив, то просто проходим мимо.

Ташматова Г.В.: Чем могут помочь граждане губернатору в решении этого вопроса?

Соловьянов М.А.: Сейчас Совет собирает мероприятия, это общественный Совет. Там впервые появились живые люди. Просто, пишите, звоните в Совет, требуйте, пишите письма губернатору. Если губернатор видит поддержку народа, для него гораздо проще объяснять, почему он это делает. Ему проще действовать, потому что он просто отвечает на нужды граждан. А граждане, увидев что-то плохое, сразу по клавишам стучат в интернете и соревнуются в своем черном юморе. А когда что-то хорошее, то это само собой разумеющееся, так оно и должно быть. Радоваться надо, когда что-то хорошее происходит. Понятно, что никто ничего не сделает, если не будет поддержки. Снизу все чиновничество привыкло пилить.  У губернатора поставлена задача что-то сделать. Народ, когда видит плохое, возмущается, когда видит хорошее, спокойно ждет: «Ну-ну, посмотрим». И он здесь один в поле воин. Надо включаться в работу общественного Совета. Если народ будет требовать, губернатор все пробьет. Если не будет поддержки  населения, это все очень проблематично.

Ташматова Г.В.: А по другим регионам есть уже подобные пилотные проекты?

Соловьянов М.А.: У нас появляется  достаточно много неплохих  локальных практик. Но, как правило, они все умирают. Просто, нелегитимные правила рынка  все это душат. Только с народной поддержкой что-то прорастает. Есть позитивные изменения. Есть ЕРЦ с автоматической системой, мы видим, что  работают они    неплохо. Всегда что-то происходит, когда граждане активны. У нас масса инициатив, которые требуют гражданской поддержки. Ее нет.  Мы привыкли только возмущаться. А поддержать хороши вещи  у нас просто навыка нет.

Ташматова Г.В.: Это касается не только ЖКХ. Общество российское не умеет  формировать запросы.

Соловьянов М.А.: Это дело политиков –  рождать запросы. Дело граждан – хотя бы на них отвечать. Когда говорят гражданам о чем-то хорошем – вам нужно выйти, собраться, поддержать, позвонить, сказать. Больше же ничего от граждан не требуется. Мы пассивны, мы думаем, что это все собой решится, думаем, что умные люди разберутся… А вот, если все плохо, это наше дело. Это должно измениться.

Ташматова Г.В.: Вы изучали положение дел в ЖКХ разных регионов, можете сравнивать. Так ли плохи дела в этой сфере на Кубани?

Соловьянов М.А.: Я бы сравнил ЖКХ с питательной средой. Просто, вирус мутирует. Мы найдем какую-то схему, ее блокируем, и сразу же этот вирус в ЖКХ мутирует и создается новая схема. Причем эти схемы создаются и в Правительстве РФ. Обманывают и Президента. В прошлом году было направлено письмо в ФАС по поводу объединения двух ценовых зон в энергетике Российской Федерации. По сути, последние выступления 26 марта полностью инспирированы этим решением. Что произошло. Ряд хозяйствующих крупных субъектов нашли обоснование для руководства страны, чтобы объединить две ценовые зоны в электроэнергетике. Это Сибирь и Европа. В Сибири цены всегда были на 30% ниже, так как там много гидрогенизаций, сибирские реки дают дешевую электроэнергию. Но эти зоны не связаны. Энергия из Сибири не поступала в Европу. Маленькую связь создали на 0,3 % всего объема для видимости. Нашли обоснование, что нужно достраивать Саяно-Шушенскую ГЭС. Обманули, на мой взгляд. По крайней мере, я считаю, что есть признаки обмана, которые нужно рассмотреть. Произошли изменения правил оптового рынка.  Обоснования приводились благие, что увеличатся инвестиции и так далее, будет рынок. Но рынок – это выравнивание цен. По идее, в Европейской части  должны были немножко упасть, а  в Сибири немножко подняться цены  после  объединения  этих двух систем. Произошло другое. В Европе остались прежние  цены, а в Сибири на 30% выросли. При  этом три хозяйствующих субъекта стали получать сверхприбыли, ничего не делая, десятки миллиардов рублей. Один из них сразу купил себе яхту за 400 млн. евро, которая проходит в данную минуту Гибралтар. Господин Мельниченко стал обладателем самой крупной парусной яхты в мире сразу же после того, как было принято это решение, когда он начал получать десятки миллиардов рублей дополнительно.   Когда люди обманывают, они  готовятся к этому. Видимо, объяснили, что у нас граждане защищены от роста цен на электроэнергию. У нас же есть индекс роста платежей. Но электроэнергию потребляют все, в том числе и коммунальные службы. Просто, это поднятие цен до граждан дошло через два года. То есть  те же водоканалы в Сибири  стали получать электроэнергию на 30% дороже. А в себестоимости водоканала  70% составляет электроэнергия. Тепловые сети стали получать для своих насосов электроэнергию дороже. Они не сразу подняли тарифы. Два олигарха себе на яхту собрали за счет этого правительственного решения, разбросали за два года на граждан повышение тарифов. К чему это привело? К тому, что в Новосибирске было принято решение в этом году на 15 % или на 20%,  если я не ошибаюсь,  поднять все тарифы. Так аукнулось это решение. В итоге, когда туда приехали инициаторы протестных митингов, народ вышел на улицы. Никто не ожидал, они сами не ожидали, что народ выйдет. Народ вышел конкретно из-за своих проблем с тарифами. Совершенно точно, что проблема только в одном – в этом решении, преступном, на мой взгляд, которое изменило правила оптового, на первый взгляд, далекого от граждан, рынка электроэнергии.  Меня спрашивают, где тут  обман? Вот, пожалуйста. Я не компетентное лицо, с точки зрения правовых оценок. Я могу видеть признаки. Работа ОНФ в этом и заключается. Мы направили письмо руководителю Федеральной антимонопольной службы,  ждем от них реакции.  Потом будем действовать дальше. В этом наша работа и состоит. Не разносить страну в клочья, а не позволять принятие таких решений! Даже  если такие решения состоялись, нужно добиваться их отмены спокойно, а не вытаскивать граждан под дубинки полиции. Чтобы те, кто сделал такие решения, вернули деньги и были наказаны с точки зрения законодательства. А те, кто, пользуясь этими ситуациями, провоцируют граждан на противоправные действия, это люди, которые не любят ни наших граждан, ни нашу страну. Они просто пользуются ситуацией в своих корыстных интересах, чтобы получить публичные дивиденды, а потом их продать. Я уверен, что только в этом ключе и действуют те, кто организовывает подобные выступления.

Мы не пытаемся решать сложные  проблемы простыми методами. Легко придти и все разрушить. А найти решение – это сложно, это долго, но мы это сделаем.

Ташматова Г.В.: Вы сказали об определенной инерции со стороны  кубанских чиновников, вы ее ощутили…

Соловьянов М.А.: Они зубами скрежещут. Я ее ощущаю в Краснодарском крае. Я вижу, как губернатор, чувствуя своим политическим чутьем будущее, старается что-то здесь сделать. Но люди не привыкли работать. У них уже, простите, на речке шашлычок шкворчит, уже водочка греется, а ему работать надо идти. Конечно, будет большое сопротивление.

Ташматова Г.В.: Речь идет о руководителях предприятий или чиновниках краевой администрации?

Соловьянов М.А.: Я бы не переходил на личности. Это бессмысленно. Как говорится в Библии: «Наша брань не против людей, а против духов злобы Поднебесной». Тут общая ситуация. Я вам скажу, что сейчас быть мэром города – очень сложная штука. У нас настолько запутано законодательство. 10 лет прошло с момента принятия Жилищного Кодекса, за эти 10 лет мы приняли около 1 тыс. нормативно-правовых актов, которые дополняют, изменяют Жилищный Кодекс.  Если взять, к примеру, Британию, за всю историю там нет такого, чтобы к Кодексу была принята тысяча дополнений. На мой взгляд, сейчас любого мэра после года работы можно найти за что посадить. В этом наслоении юридических обязательств и норм всегда можно запутаться. А если он будет действовать  в соответствии с этим безумным, на мой взгляд, нагромождением бумаг, то он просто доведет систему до взрыва. И мэры наши и чиновники находятся между необходимостью действовать вопреки законодательству, чтобы спасти ситуацию, и в то же время находятся под надзором органов. Понятно, что они себя не забывают. Но вся эта ситуация достаточно сложная для страны, в которой надо разбираться системно и спокойно. А если мы действует для того, чтобы  выразить свой гнев, и в этом наша цель, чтобы получить удовлетворение от возмездия, а не от справедливости… Я сегодня еду по Краснодару и вижу, в центре города стоит машина, а на ней реклама «Скручиваем счетчик на автомобилях» – и  телефон указан.  Мы все ездим мимо этой рекламы. Мои знакомые, которые торгуют машинами, говорят, что 50% автомобилей на рынке со скрученными счетчиками. Мы все должны решить, чего мы хотим, справедливости или возмездия? Если мы хотим справедливости, то мы должны хотеть ее везде. А если мы хотим справедливости только в отношении конкретных руководителей, то мы хотим не справедливости, мы хотим возмездия. Мы хотим просто выразить свой гнев. А это значит, что придет другой, а несправедливость останется. В этом различаются наши подходы. Когда вы спрашиваете, почему так долго? Потому что по-другому нельзя.

Ташматова Г.В.: Особых усилий нашего регионального отделения Народного фронта в этом направлении не заметно.

Соловьянов М.А.: У нас широкий обхват проблем в ОНФ. И проблемы, которые мы сейчас с вами обсуждаем, это проблемы системы. Для их решения региональные исполнительные комитеты нужны нам только с точки зрения сбора данных. Мы два года ходили по дворам. Мы собрали информацию. А принятие системных решений – это работа центрального штаба. Что касается региональных комитетов, то есть много проектов, которые они сейчас ведут. Например, сейчас идет программа обустройства дворов.  На первый взгляд кажется, что это что-то вторичное. Но если человек живет в  красоте, то у него и мысли красивые. После Послания Президента к Федеральному Собранию этот проект заработал, были выделены деньги. Масштабно, по всей стране идет преобразование наших дворов. Были выявлены системные проблемы, когда по своей инициативе граждане строят что-то для детей, а это потом не соответствует требованиям безопасности. Была проведена большая серьезная работа. Она очень важна для страны. Есть такие связи, о которых я сам раньше не подозревал. Когда, на первый взгляд, незначительные вещи очень влияют на нашу жизнь. Например, есть исследование, что в квартальной застройке, это когда дома строятся между четырех улиц, в них образуется так называемое комьюнити. Там люди становятся обществом. А в микрорайонной застройке, когда есть поле, и «свечки», и к  каждому дому дорожки, не образуется. Во всех странах, где строились микрорайоны, образовались гетто. Неважно, Париж это или Чикаго. У нас в Советском Союзе было принято решение, исходя из инсоляции, из-за того, что в микрорайонной застройке в окнах больше света, чем в квартальной. Когда встает вопрос о том, что граждане не участвуют в управлении дома, не ходят на собрания, для этого есть научное объяснение. Граждане во всем мире не ходят на собрания, если это микрорайонная застройка. Они просто, исходя из той среды, где живут, не ощущают себя единым целым.  Это практика, это психология человека, это его природа. И, наверное, надо изучать эту систему, вникать в нее и сделать системные изменения. Это работа, которую мы ведем, которая незаметна для страны, для прессы, но которая очень важна.  И никогда не знаешь, когда касаешься управления  таким сложным и большим организмом, как страна, к чему все приведет. Поэтому благоустройство дворов – это не вкусовщина. Это вещь, которая  влияет на нас, может быть, незаметно, но очень сильно. Что касается проектов, которые сейчас, возможно, примет Краснодарский край, безусловно, местное отделение ОНФ будет подключено.

Зима С.Н.: Я приглашен в рабочую группу ОНФ РИК, тема «Дворы», выделено порядка 1,7 млрд на Краснодарский край на этот год. Сейчас обсуждаются эскизные проекты и собирается информация от граждан. Порядка 50 дворов в Краснодаре сейчас будет благоустроено. Помимо разбитых площадок, много проблем с гаражами. Все будет зависеть от районов. К примеру, Северский район вообще никак не участвует.

Соловьянов М.А.: Во всем должны участвовать сами граждане. Мы должны к этому привыкнуть. У муниципалитетов не совсем верная роль какого-то ответственного.

Зима С.Н.: Муниципалитеты должны собирать эти данные, информировать граждан. Профильные комитеты по архитектуре и градостроительству должны заниматься всей этой тематикой.

Ташматова Г.В.: У власти много хороших инициатив, но донести их до населения нормальным, простым языком некому.  Это сегодня проблема для всего государства. Власть не может донести свои  инициативы до населения так, чтобы они были понятны.

Соловьянов М.А.: И результаты не могут донести. Я смотрю, как прекрасно работает в Краснодаре система МФЦ.  Иностранцы удивлены: такого нет ни в Америке, ни в Германии. И никто об этом не говорит. Надо подробно гражданам объяснять, что к чему. Поэтому мы с Вами и встретились.

Записала
Татьяна ГУСЕЛЬНИКОВА

Комментарии:

добавить комментарий

НЕТ 19.04.2017 21:54
Комментариев нет и не будет!
ответить на комментарий
пенсионер 20.04.2017 09:02
А вот и будут комментарии! Чтобы люди знали, реагировали и советовали, а значит и "контролировали" и подсказывали Губернатору, да и ОНФ в том числе нужно доходчиво СООБЩИТЬ КУБАНЦАМ ТЕЛЕФОНЫ ИЛИ САЙТЫ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЙ. Есть и такое предложение: сообщите небольшими "плакатиками" -обьявлениями контактные телефоны в тех же МФЦ. Ну и конкретная проблема всего края: сроки отопительного сезона на 201-2017г Устанавливала РЭК краевая( у всех 7 полных месяцев, кроме Сочи), где 6 месяцев). Итог: Сочи продлили отопительный сезон до 21 апреля( по информации СМИ), а в Новороссийске отопления в некоторых домах нет уже с начала апреля, в службе 112 сообщают о том, что мэр издал постановление об окончании отопительного сезона с 15 апреля). А кто знает, каким законом федеральным или краевым, а может местным и КТО предоставил мэру города как увеличивать , так и уменьшать сроки отопительного периода? А, главное, что делать горожанам: платить по закону, как потребуют управляющие компании и ТСЖ, т.е. за 7 меяцев, и на несушествующую услугу или не платить, поверив словам МЭРА города?
Губернатору про эту ситуацию на круглосуточный телефон сообщили вовремя. А результат- ГРОБОВОЕ МОЛЧАНИЕ всех краевых, городских властей, Но самое главное, нет ни документов, ни отопления! Мне бы добраться до этого самого Совета- исключительно, чтобы сообщать насущные проблемы горожан лично Губернатору!.
ответить на комментарий

В этом месяце:

«КИНОТАВР-2017»: диагноз –...

15749 просмотров

«КИНОТАВР-2017»: равнение на......

5665 просмотров

Вендетта

1466 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Сегодня: 28 Июня 2017

все статьи месяца