Общество:

Продадим ли свою историю за коврижки, казаки???

29.06.2016

Братья-казаки, друзья!

4584

Братья-казаки, друзья!

Всем нам опять показали наше место в существующей системе «власть – общество» нашего государства. Нам было сказано, что мы, российское казачество, не можем иметь своей истории, не можем иметь своего казачьего самосознания, своего казачьего мнения.
Все мы с разными чувствами, кто с надеждой, кто со скепсисом, следим за эпопеей, связанной с ликвидацией мемориальной таблички, установленной в станице Петровской Войсковому атаману Кубанского казачьего войска в зарубежье Вячеславу Григорьевичу Науменко, а по сути, со стиранием его самого из истории Кубанского казачьего войска.
16 июня 2016 года краевой суд Краснодарского края оставил без удовлетворения апелляцию атамана Славянского районного казачьего общества Ю.Н. Емельянова на решение Славянского городского суда от 
10 февраля 2016 года о снятии мемориальной таблички атаману В.Г. Науменко, установленной на его родовом доме. И вроде бы рядовое событие, произошедшее в правовом поле, но не совсем так. На самом деле «без шуму и пыли» произошло знаковое событие, показывающее скрытые политические процессы, протекающие в нашем с вами времени и пространстве, то есть здесь и сейчас.
Вызывает большой вопрос реакция самого казачества на все эти события, нас с вами. Да, были истинные патриоты казачьей идеи, которые искренне выразили свое негодование, об этом с удивлением и непониманием писали федеральные и региональные интернет-издания. Из краевых средств массовой информации свою оценку дала «Новая газета Кубани», для всех остальных, пишущих о казачьем крае, даже не стало темой для освещения.
Из всех организаций, позиционирующих себя как казачьих, на эту несправедливость откликнулась только Краснодарская краевая общественная организация «Этническая казачья Община «Черноморская Казарла», в лице атамана А.В. Рудика, направившего в Краснодарский краевой суд заявление с поддержкой апелляции по поводу снятия мемориальной таблички атаману 
В.Г. Науменко. 
А что же само Кубанское казачье войско, одно из самых многочисленных и организованных? На защиту казачьей истории встал только Таманский отдел в лице атамана Таманского отдела И.В. Безуглого и атамана Славянского районного казачьего общества Ю.Н.Емельянова. Свое слово с осуждением происходящего сказал атаман ККВ в период 1990-2007 гг. 
В.П. Громов. И все… На этом защита своей истории Кубанским казачьим войском закончилась…И тогда с нами поступили так, как поступили…
Юридическим основанием для Краснодарского краевого суда оставить решение Славянского городского суда от 10 февраля 2016 года о снятии мемориальной таблички атаману В.Г. Науменко в силе явились предоставленные прокуратурой рассекреченные документы УФСБ Краснодарского края. Эти документы представляют из себя выписки из допросов за период 1945-1947 гг. лиц, сотрудничавших с немецким командованием в период Великой Отечественной войны, а также приказы об объявлении атамана В.Г. Науменко в розыск и его аресте. Другими словами, это материалы оперативной разработки В.Г. Науменко, но не судебный приговор, объявляющий его преступником. В то время как есть четкое и неоднозначное определение Военной прокуратуры о том, что у Советской власти к В.Г. Науменко юридических претензий не было, даже заочных. В оперативной разработке органов ОГПУ-НКВД-МГБ атаман 
В.Г. Науменко был с 1920 года, когда ушел с остатками белой армии в эмиграцию, а врагом Советской власти он считал себя до конца жизни (1979). Кто-то этого не знал? Что в этом нового? Но ни один суд его преступником не признавал!
Вся эта круговерть вокруг 
В.Г. Науменко происходит параллельно с гонениями на музей бывшего донского атамана П.Н. Краснова в Ростовской области. Казачью память корчуют и там. А чтобы народ лучше понимал, кого надо чтить, в Санкт-Петербурге открывают мемориальную доску генералу Маннергейму. 
Все борцы с казачьими коллаборационистами и «предателями» жонглируют именами двух разнополярных исторических деятелей – А.И. Деникина и 
А.А. Власова.
При всем уважении к личности Антона Ивановича Деникина, в эмиграции он был частным лицом и отвечал только за себя и свои поступки. В то время как Вячеслав Григорьевич Науменко исполнял должность Войскового атамана Кубанского казачьего войска, за ним были судьбы людей, доверившихся ему, за ним была ответственность за структуру, за историю, которую удалось сохранить. И поведи он себя резко с немцами, что было бы с казаками и их семьями? 
Тот же А.И. Деникин по завершению Второй мировой войны обращался ко многим западным политикам, ходатайствуя за попавших в плен к союзникам российских эмигрантов, сотрудничавших с немецким командованием. За кого он просил? За предателей или за боевых товарищей, попавших в беспощадный молох бедового ХХ века?
Что же касается уничижительного сравнения с генералом А.А. Власовым, то кем он был? А был он представителем политической элиты того времени, «рукоположенный» самим И.В. Сталиным. И в критический момент он, как и тысячи других представителей политической элиты, забыл о Родине, предал ее! Ни на какие ассоциации не наводит, господа? 
Поэтому сравнения и огульное втаптывание в грязь атамана В.Г. Науменко, как и многих его соратников, тут не уместны. Судьба каждому выдала нести свой крест.
Вызывает глубокое сожаление нежелание политической власти или отдельных ее представителей понять, что казачество – это не «серая» масса, не быдло. За долгий период возрождения казачества оно вобрало в себя знания, информацию, проявились дремавшие до поры историческая память и казачье самосознание. И вот поэтому мы так яростно сопротивляемся очередной попытке подогнать историю под чье-то «высокое» мнение, проходили такое и не раз уже. А представителям политической элиты, активно переделывающим казачью историю, хотелось бы сказать, что никогда среди политиков и публичных деятелей не было и не будет «агнцев Божьих», в том числе и атаман В.Г. Науменко имеет свои заблуждения и ошибки, но не нам быть ему судьями. 
Вместе с тем казачество не собирается в своей истории никого обелять или возвеличивать. Мы принимаем в нашей многострадальной истории все так, как было. И Родину свою мы не меньше других любим, и умирали за нее первыми, а если придет горькая година, то и сейчас готовы встать за Родину нашу матушку, потому как никогда не считали ее мачехой. 
А то, что политическая власть общается с казачеством на языке «кнута и пряника» – это факт. Кто-то будет спорить? 
Ну, так что, братья-казаки, продадим нашу историю, память предков за коврижки?
А.В. Дюкарев