Поделись с друзьями:

Дело Пархоменко: в суде опрошены сотрудники СЭС

«Новая газета Кубани» продолжает знакомить читателей с ходом судебного процесса по уголовному делу в отношении главного врача ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае» Владимира Пархоменко, обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере (по ст. 290 ч. 6 УК РФ).

Напомним, что события, о которых идет речь, а именно – задержание главного врача краснодарской СЭС Владимира Пархоменко с поличным, датируются декабрем 2011 года. Всё это время подсудимый, находясь под подпиской о невыезде, продолжает руководить краевой санэпидстанцией. А его начальство, Роспотребнадзор России, по-прежнему уходит от ответа, дожидаясь решения суда. Выжидательная позиция федеральной службы говорит о том, что в этом ведомстве, как минимум, не заинтересованы бороться с коррупцией на Кубани. Утверждать, что московское руководство мирволит взятому с поличным чиновнику, мы не беремся. Но по-прежнему ждем ответ на запрос редакции.

Напомним, что дело Владимира Пархоменко рассматривает судья Первомайского районного суда города Краснодара Виталий Гавловский, гособвинитель – заместитель прокурора Западного административного округа города Краснодара Сергей Чеботарев.

На очередном заседании были опрошены свидетели по делу – сотрудники ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

Первой из опрошенных была Елена Папихина, сотрудник консультационного центра для потребителей ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

Прокурор: Скажите, что входило и входит в ваши должностные обязанности в качестве начальника консультационного центра?

Е. Папихина: Мы оказываем поддержку потребителям, которые имеют имущественные требования к продавцам или к исполнителям услуг… мы в соответствии с Законом «О защите прав потребителей» защищаем их права.

Прокурор: А какое у вас образование?

Е. Папихина: Два высших – товароведческое и управленческое.

Прокурор: Юридического нет?

Е. Папихина: Нет.

Прокурор: Вам известно об обстоятельствах взаимоотношений Пархоменко с Губаревым?

Е. Папихина: Известно, конечно. В 2011 году весной меня пригласил Владимир Владимирович Пархоменко и попросил: «Вы же защита прав потребителей, вы защищаете права, защитите мое право. Я вот передал деньги на покупку квартиры людям, которых хорошо знаю, которым доверяю…»

Прокурор: Сумму называл?

Е. Папихина: Да, сумма была названа. Это было 3,5 млн, и называлось кому, это была Викторова, подчиненная Губарева. Во-первых, я задала вопрос: есть ли расписка? Как-то это было документально закреплено? Он сказал, что расписки нет. На вопрос: почему нет расписки – ответ был такой, что «это люди, которым я доверяю, тем более, это мои сотрудники, и я не посчитал нужным взять расписку, в голову такое не могло прийти». Я сказала, что мы не можем защитить его права, потому что это не защита прав потребителей, а гражданско-правовые отношения, здесь нужно обращаться к адвокатам и в суд…

Прокурор: Скажите, пожалуйста, а когда он передал эти денежные средства для приобретения недвижимости? И какой недвижимости, он конкретизировал?

Е. Папихина: Если это был 2011 год, он передал в 2010-м, естественно, на покупку квартиры, потому что он – человек приезжий, жить негде.

Прокурор: Вот вы сказали, что необходимо обращаться к юристам, адвокатам, вам известно, в дальнейшем он как-то восстановил свои права?

Е. Папихина: Не совсем понятен вопрос.

Прокурор: Известно ли вам о дальнейшем развитии ситуации?

Папихина: Я спросила как-то: вы деньги-то получили? Он сказал, что частично, но о какой сумме шла речь, я не знаю. Я поняла, что всей суммы он не получил.

Прокурор: А про отношения с Губаревым вам что-либо известно?

Е. Папихина: Это был начальник отдела, он так же, как и я, ходил на планерки, на планерках поднимались исключительно производственные вопросы, речь шла о том, что доходы падают, доходы центра надо поднимать, возвращать людей, нужна грамотная реклама…

Прокурор: Скажите, а известно ли вам о применении каких-либо дисциплинарных взысканиях со стороны руководителя Пархоменко в отношении подчиненных Губарева и Викторовой?

Е. Папихина: К сожалению, не могу сказать.

Прокурор: А о взаимоотношениях центра с предприятиями, которые возглавляли Губарев и Викторова?

Е. Папихина: Я узнала про ООО, когда они ушли, это стало известно. До этого если слухи какие-то были…

Прокурор: Вы сказали, со слов Пархоменко, что часть суммы она вернула, Викторова; я имею ввиду, когда и какая сумма – вам известно?

Е. Папихина: Нет, не могу сказать, может, и было сказано, я не помню.

В диалог вступил Сергей Азаров, адвокат В. Пархоменко: Подскажите, когда были обсуждения на планерках, можно говорить, что со стороны главного врача были предвзятости или было давление на отдел Губарева, на Викторову непосредственно? Предъявлялись ли им какие-то претензии?

Е. Папихина: Нет, не было такого. Я работаю всё-таки уже десять лет, и я вообще не помню случая, когда на кого-то из подчиненных было оказано давление. На них, точно, – нет. Именно давления и предвзятости не было.

С. Азаров: Дисциплинарные приказы какие-то были?

Е. Папихина: Может быть, и был приказ, я не знаю, но давления на планерках не было.

С. Азаров: Скажите, а вы знаете, что произошло в декабре? Расскажите, что знаете, и ваша оценка тех событий, что произошли?

Е. Папихина: Однозначно, я понимаю так, что, прочитав на сайте это сообщение, я посчитала, что это провокация потому, что…

Прокурор: Ваша честь, прошу снять вопрос, потому что свидетель не являлся очевидцем проведения оперативно-розыскных мероприятий, а показания, основанные на доводах и предположениях…

С. Азаров: Ваша честь, возражаю, свидетель является членом коллектива, и этот вопрос, естественно, обсуждался, и мнение…

Прокурор: В своем вопросе вы задали два вопроса – про давление на них, о том, что она знала, и ее оценка произошедшего. Вот про оценку содеянного, я полагаю, нет смысла спрашивать этого свидетеля.

Судья: Я поддерживаю государственного обвинителя, снимается вопрос.

Очередным опрошенным в суде свидетелем стала Ольга Щеткина, пресс-секретарь ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

С. Азаров: Что вам известно об отношениях между Губаревым и Викторовой – с одной стороны – и Пархоменко – с другой – в связи с известными событиями?

О. Щеткина: Я работаю в ФБУЗ с 2010 года, знаю о конфликте, который произошел в декабре 2011 года, когда произошли известные события. До этого знаю, что был конфликт из-за того, что, когда наш руководитель Пархоменко стал на планерках со всех подразделений информацию о доходах требовать, выяснилось, что провальным оказался вопрос с медицинскими книжками. И на многих планерках всё время поднимался вопрос о том, что тут провал. Еще я иногда замещаю секретаря Туренко, когда ее нет, и она мне рассказала, что Пархоменко отдал деньги Губареву и Викторовой на приобретение жилья. Мы еще тогда так посмеялись, никакой расписки, ничего…

С. Азаров: Когда отдал?

О. Щеткина: Я точно не помню. Или в начале 2011 года, или в 2010 году, не могу сказать… Викторова и Губарев занимались медицинскими книжками… Они были всё время вместе. Если Губарева не было на работе, то Викторова его замещала; можно сказать, что они вдвоем руководили этим отделом. И когда начались вопросы с тем, что начисления с медицинских книжек уходят в какую-то стороннюю организацию, – даже мне поступали телефонные звонки, когда я в приемной сидела: «Где вы находитесь – на Дзержинского, 100?» Я говорю: никогда мы там не находились. Потом по слухам… коллеги, все общаемся, что там частное предприятие Губарева было.

С. Азаров: А когда стало известно об этом частном предприятии?

О. Щеткина: Точно не скажу, ну, когда стали подниматься на планерке эти вопросы о том, что доходы учреждения падают…

С. Азаров: То есть те деньги, которые должны были поступать в ФБУЗ, стали уходить в другую организацию?

О. Щеткина: Да. А организация была Губарева и Викторовой. Подробности не знаю.

С. Азаров: Когда вам стало известно, что Пархоменко передал деньги Викторовой, что дальше происходило?

О. Щеткина: Ну, мы периодически: ну, что, ну, как? Всё-таки покупать квартиру в Краснодаре… женские разговоры. Потом появилась такая информация, что якобы она отдала ему 2,5 млн и осталась еще должна. Ну, мы просто… знаете, чужие деньги считать…

С. Азаров: А от кого вы услышали эту информацию?

О. Щеткина: Я эту информацию слышала от Туренко.

С. Азаров: А когда это произошло?

О. Щеткина: Это всё еще было до декабрьских событий.

С. Азаров: Вы Губарева Виктора давно знаете и что можете сказать о нем?

О. Щеткина: Когда я устраивалась на работу в начале 2010 года, меня коллеги предупреждали, знакомые говорили… раньше сайтом занимался Губарев, когда я только пришла, и мне приходилось с ним близко контактировать. Меня предупреждали: аккуратно, человек очень скользкий, никаких финансовых дел, никаких… выверяй каждое слово, что говоришь, потому, что человек может подставить. Пару раз было, что нужно было счета оплатить по работе, «кормил завтраками»… Вот в таком разрезе я его знаю.

Прокурор: А что у вас за бумажка в руках, в которую вы смотрите периодически?

О. Щеткина: Это я сделала заметки.

Прокурор: Вы сами решили сделать заметки для себя?

О. Щеткина: Да, потому что я очень волнуюсь, у меня даже руки дрожат.

Прокурор: Скажите, кому и за что Пархоменко передал денежные средства? Вам со слов Туренко это известно? Дело в том, что на следствии вы давали немного другие показания. У меня будет ходатайство об их оглашении.

О. Щеткина: Что Пархоменко передал деньги Викторовой, Губареву на приобретение квартиры. Я могу ошибаться, я не помню конкретно. Я знаю общую информацию.

Прокурор: А они занимались недвижимостью, что ли?

О. Щеткина: Я не знаю; вроде как, они пообещали помочь в приобретении.

Прокурор: Для чего вам Туренко это говорила? Пресс-секретарю для чего эта информация, посплетничать?

О. Щеткина: Ну, у нас женские просто разговоры, посплетничать и всё…

Прокурор: И по обстоятельствам возврата вы сказали, что Викторова якобы отдала 2,5 млн, да? В какой период, помните?

О. Щеткина: Я узнала… тоже, были разговоры или сплетни, и всё… а когда это было, я точно не скажу…

Была опрошена и Мария Петухова, главный врач Лабинского филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

С. Азаров: Расскажите, что вам известно о взаимоотношениях Губарева, Викторовой и Пархоменко?

М. Петухова: В конце весны – начале лета 2010 года я являлась поручителем при оформлении Пархоменко Владимиром Владимировичем кредитного договора для получения денег. Со слов Владимира Владимировича и Туренко Марины Николаевны я узнала, что деньги ему необходимы для покупки квартиры в городе Краснодаре. Также со слов Туренко я знала, что помощь по приобретению квартиры оказывала Викторова Марина Викторовна. По истечении какого-то времени Пархоменко приезжал в Лабинск на рабочее совещание, где мне рассказывал о том, что Викторова – непорядочный человек, помощь в приобретении квартиры она не оказала, а деньги не вернула. Ходил подавленный, пытался решить проблему с деньгами, требовал от Викторовой долговую расписку… Губарев являлся на тот момент руководителем отдела гигиенической подготовки, где работала Викторова, они с ней были компаньонами, у них был общий бизнес. И на неоднократных рабочих совещаниях Пархоменко в присутствии начальников отделов учреждения, а также главных врачей районов, требовал, чтобы клиенты ФБУЗ не уходили в сторонние организации, так как доходы ФБУЗ падают, а на содержание и приобретение приборов необходимы деньги… После этого отправлялись клиенты в сторонние организации, слышала со слов клиентов, и непосредственно терминалы, которые находились в отделении, выдавались квитанции ФБУЗ, но деньги перечислялись на другой расчетный счет, даже сам клиент не всегда знал, на какой расчетный счет перечислялись деньги. После этого Губарев и часть его отдела были переведены в здание на Рашпилевской, 61, где Губарев угрожал в адрес руководства и лично мне говорил, что произойдет смена руководства, так как Пархоменко перекрывает его бизнес. Викторова, хоть и не является санитарным врачом, всегда подсказывала, как поступить Губареву… она разбиралась во многих вопросах санитарной службы.

С. Азаров: Скажите, вот Губарев говорил вам по поводу смены руководства, когда это было и в связи с чем?

М. Петухова: Это было летом 2010 года, осень… потому, что деньги, которые передавались… часть вернули. И от долга в 3,5 млн рублей оставался долг в 1 млн – 1 млн 200 тыс. И он говорил о том, что он не дает нам работать; соответственно, зачем нам такой руководитель? Это Губарев говорил: «Вот увидишь, будет смена руководства».

С. Азаров: Вы говорили об общем бизнесе, что вы имели ввиду?

М. Петухова: У них было организация, ООО, не помню название, где они получали, еще, будучи работниками в ФБУЗ, лицензию на обучение. Почему знаю, потому что были запросы с филиалов разработать программы, и наверху было, в «шапке», указано ООО.

С. Азаров: А когда узнали по поводу общего бизнеса?

М. Петухова: И Губарев, и Викторова об этом говорили. До произошедших событий…

С. Азаров: А на совещаниях оказывалось давление со стороны Пархоменко на Губарева?

М. Петухова: Нет, он просто настаивал на том, чтобы платные услуги оказывал только ФБУЗ.

С. Азаров: А вам что-либо известно о жалобе «Интуриста» – в связи с тем, что жалобы поступали от сторонних организаций?

М. Петухова: Вообще, сами организации не имеют право ставить аттестацию по гигиенической подготовке, это может делать только организация, уполномоченная Роспотребнадзором. Они могли проводить только гигиеническую подготовку. Тем самым получается, что деньги за обучение поступали в ООО, а аттестация, получается, бесплатно выставлялась ФБУЗом…

…Я знаю, что Пархоменко требовал долговую расписку от Викторовой, которой он отдал деньги, именно те, которые передавались на покупку жилья.

С. Азаров: Что вам известно о декабрьских событиях?

М. Петухова: Я знаю со слов коллег, что он зашел к Владимиру Владимировичу и вернул те деньги, которые обещал заранее вернуть, остаток… а обвинил его в вымогательстве и взятке.

Прокурор: Скажите, какой договор, и в каком банке заключался? И какие были условия банка?

М. Петухова: В Сбербанке, в Лабинском отделении. Про условия я уже не помню…

Прокурор: Вам известно, Пархоменко рассчитался с банком?

М. Петухова: Не знаю, ко мне не было претензии от банка. 

Прокурор: А про приобретение квартиры вам стало известно до заключения кредитного договора?

М. Петухова: Во время оформления, потому что я спросила: на что деньги. Он сказал: на приобретение жилья в Краснодаре. А немного позже я узнала, что помощь оказывает Викторова.

Прокурор: А в чем ее помощь заключалась, не спрашивали?

М. Петухова: Подыскивает жилье…

Прокурор: Вам известно, как оформлялись отношения с Викторовой по оказанию услуги по поиску и приобретению жилья?

М. Петухова: Я просто знаю, что деньги передавались просто так. Потому что Владимир Владимирович мне сказал, что деньги передал, а долговую расписку не взял, надеясь, что это человек порядочный, работает в организации.

Прокурор: А поисками жилья кто занимался?

М. Петухова: Викторова.

Прокурор: И деньги ей передавались?

М. Петухова: Да.

Прокурор: Так почему ж Губарев?

М. Петухова: Меня спросили о взаимоотношениях между Губаревым и Викторовой, он является начальником отдела гигиенической подготовки, в котором работала Викторова. Насколько я знаю, она всегда подсказывала все решения вопросов.

Прокурор: Откуда вам известно, что в данной сделке участвовал Губарев?

М. Петухова: В данной сделке я не сказала, что он участвовал.

Прокурор: Вы сказали, что он деньги возвращал.

М. Петухова: Да, возвращал деньги, ну… потому что они всегда были вместе с Викторовой, всё время все вопросы решали вместе… только поэтому. Это мое предположение.

Прокурор: Об обстоятельствах возврата части денег и, как вы пояснили, окончательный расчет был произведен Губаревым, вам откуда известно?

М. Петухова: Со слов Пархоменко.

Прокурор: А с Туренко или с кем-либо еще обсуждали?

М. Петухова: С Туренко обсуждали. В основном, со слов Туренко и Пархоменко.

Прокурор: А лично вы видели встречи, обсуждения с Пархоменко и Викторовой?

М. Петухова: Нет. 

Далее в заседании суда была опрошена Марина Туренко, секретарь ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

Прокурор: Скажите, что входит в ваши обязанности?

М. Туренко: Прием, распределение корреспонденции, прием звонков, выдача бланков заключений, подготовка документов на подпись руководству.

Прокурор: Вам знакомы такие сотрудники, как Губарев и Викторова?

М. Туренко: Да, я их знаю с 2005 года, когда работала в Лабинском филиале, они постоянно к нам приезжали с проверками. Приезжали всегда вдвоем, хотя Викторова была просто оператором.

Прокурор: Скажите, вы были на рабочем месте, когда действия Пархоменко были пресечены?

М. Туренко: Да, была. В этот день Губарев несколько раз звонил и спрашивал, когда Пахоменко будет на месте. Я предлагала ему позвонить на сотовый и уточнить. Он сказал: «Нет, я буду тебе звонить». Он позвонил часа в три. Потом приехал ближе к четырем, зашел в кабинет, потом вышел, а следом зашли сотрудники полиции.

Прокурор: А цель визита вам была известна?

М. Туренко: Он сказал, что надо подписать документы.

Прокурор: А Пархоменко был поставлен в известность, что Губарев к нему зайдет?

М. Туренко: Нет.

Прокурор: Что было дальше?

М. Туренко: Зашли сотрудники полиции.

Прокурор: С какой целью?

М. Туренко: Они сказали, что Губарев передал ему взятку. За что у нас в организации можно передать взятку?

Прокурор: Этот вопрос я вам не задавал, и вы можете на него не отвечать.

М. Туренко: Я живу девять лет в Краснодаре и не могу себе позволить снять квартиру…

Прокурор: А о взаимоотношениях между Пархоменко, Губаревым и Викторовой вам что-либо известно? О проведении служебных проверок…

М. Туренко: Служебные проверки проводились не со стороны Пархоменко, а со стороны Роспотребнадзора, когда они открыли свою фирму. Сам Пархоменко проверки не инициировал.

Прокурор: А с чем они были связаны?

М. Туренко: Одна организация обращалась, что санминимум… И, пользуясь свои служебным положением, они забрали из организации в свою фирму, а рядом со входом в организацию поставили человека, которому платили деньги и который говорил всем, что здесь книжки не выдаются, чтобы все шли на Дзержинского, 100.

С. Азаров: Скажите, а что вам известно, передавались или не передавались денежные средства Пархоменко Губареву или Викторовой и в связи с чем?

М. Туренко: Пархоменко планировал приобрести квартиру. Об этом, наверное, только ленивый в организации не знал. Он-то – приезжий человек. Он никого не знал в Краснодаре. Он общался с людьми, которые у нас работали. Я точно не помню, но думаю, что всё с подачи Губарева, Калашникова (бывший главный врач ФБУЗ. – Прим. ред.), потому что они лучше всех знали Викторову. Они предложили обратиться к ней. И, наверное, в июне месяце он передал ей 3,5 млн. Это был выходной день, я знаю точно. Пархоменко был просто счастлив. Он сказал, что всё-таки выгодно квартиру купить… но надо подождать. Викторова периодически приходила к нему, показывала какие-то планы квартир... Потом, я так понимаю, пошли какие-то проблемы, она вернула ему часть суммы, и остаток был около 1 млн рублей, который, она сказала, что вернет позже. Потом, когда они организовали фирму, и начался конфликт, потому что у организации упали доходы, бухгалтерия начала проводить проверку, доходы упали потому, что всех наших клиентов они переводили к себе. И когда уже выдачу медкнижек перенесли на Рашпилевскую, тогда уже пошел открытый конфликт. Викторова сказала, что ничего не брала и ничего не должна. У нас работала ее мать, он вызывал всех… он – открытый человек, вызывал заместителей… «Я понимаю, может всякое случится, ты потратила эти деньги. Но напиши расписку!» Она сказала, что ничего не брала. «Ничего я писать не буду!» Потом, когда он ее вызывал, она вообще перестала приходить. Приходил только Губарев.

С. Азаров: А с какой целью приходил Губарев?

М. Туренко: Ну, по работе приходил. Пархоменко говорил: «Ну, ты же за нее поручался?!»… Чтобы с Викторовой он поговорил о возврате этой суммы.

С. Азаров: А что вам известно о какой-либо предвзятости со стороны Пархоменко в отношении Губарева и Викторовой? 

М. Туренко: Вы можете поговорить с людьми: к кому он предвзято относится? Он ни к кому предвзято не относится. У него ровные отношения со всеми.

С. Азаров: А вам известно, что Губарев и Викторова были за что-то наказаны дисциплинарно?

М. Туренко: Они были наказаны по факту того, что Роспотребнадзор писал там какую-то докладную. Я не знаю, как их наказывали. Может, там был выговор какой-то.

С. Азаров: А когда стало известно о фирмах Губарева и Викторовой?

М. Туренко: В середине 2011 года. Потому что резко упал доход. У нас баканализы вообще сошли на «нет».

С. Азаров: И что в связи с этим происходило?

М. Туренко: Перенесли выдачу медкнижек на Рашпилевскую, где рядом баклаборатория.

С. Азаров: Я правильно вас понимаю, что ограничили в полномочиях?

М. Туренко: Да, Губарева ограничили. Их отдел. Он был руководителем отдела, но книжки выдавались именно на Рашпилевской. Я считаю, что это стало главным конфликтом, потому что людям ехать из одного конца города в другой, чтобы сдать у них анализы…

С. Азаров: А вам известно о видеозаписи в вашей приемной, на которой Губарев и Викторова?

М. Туренко: Это было не в приемной, а там, где выдаются медкнижки. Знаю, что Губарев разговаривал с Викторовой о том, что надо Пархоменко закрывать в трюм, что они всех клиентов теряют. Смысл им было открывать свою организацию. Я видела эту запись с камеры. Это было в начале декабря 2011 года.

С. Азаров: А с кем-то вы разговаривали об этой записи?

М. Туренко: Разговаривали со всеми сотрудниками. У нас весь коллектив написал письмо в поддержку Пархоменко. Все написали в Москву, подписались. Ну, человек новый в городе был, он тут вообще никого не знал. Меня когда следователь вызывал на допрос, к нему постоянно заходила Викторова и говорила: «Мальчики, я вам кофе принесла, может, вам что-то нужно?» Она всем своим видом показывала: мол, сиди, сиди… делая вид, что она меня первый раз видит.

С. Азаров: Это к кому она заходила?

М. Туренко: Ну, еще мужчина был следователь, в Следственном комитете.

Прокурор: Эти вопросы для чего??? У нас сейчас вообще уже цирк будет…

Прокурор: Почему вы ни следователю, ни на мои вопросы, когда я спрашивал об обстоятельствах взаимоотношений между Пархоменко, Губаревым и Викторовой, и поясняли про дела с этими квартирами и тремя миллионами…не говорили.

М. Туренко: Я поясняла.

Прокурор: О том, что имели место такие взаимоотношения.   

М. Туренко: Значит, я не поняла ваш вопрос. Я не специально.

Прокурор: Вам известно, Пархоменко заключал с Викторовой какие-либо договоры, доверенность выдавал для заключения сделок с недвижимостью?

М. Туренко: Не заключал.

Прокурор: Он вам это говорил? Всё на доверии? По старинному русскому обычаю?

М. Туренко: Ну, вот такой человек, представьте себе. Мы ж с колхоза приехали. У нас всё на доверии.  

Прокурор: Бывает. Понимаю. Скажите, а вот об этой сделке вы кому-либо из подчиненных Пархоменко рассказывали?

М. Туренко: Он и сам рассказывал. Щеткиной я рассказывала, Менакер.

Прокурор: А их то зачем было посвящать во всё это?

М. Туренко: Ну, такой я человек.

Судья: Скажите, свидетель, так очевидцем чего вы были? Очевидцем передачи этих трех с половиной миллионов?

М. Туренко: Нет. Я знаю поскольку-постольку.

Судья: Вы сказали, что это было в воскресенье.

М. Туренко: Это было или в субботу, или в воскресенье. Я была в общежитии на Тургенева.

Судья: А откуда вам известно, что это происходило в воскресенье?

М. Туренко: Это был выходной день. Он не на работе ей деньги передавал, он приезжал к ней на Тургенева, они там еще находились.

Судья: А вы там проживаете в общежитии?

М. Туренко: Да.

Судья: И вы видели, как он…

М. Туренко: Я не видела. Пархоменко мне в этот момент позвонил и спросил: «Ты в Курганинске?» Я говорю: «Нет, я в общежитии, а вы что тут делаете?» «А я в твоем районе нахожусь». Потом рассказал, что выгодно у него получилось купить квартиру в этот день, он передал деньги Викторовой.

Продолжение следует

Татьяна ГУСЕЛЬНИКОВА

Комментарии:

добавить комментарий

Костя 07.06.2019 14:04
Ой, умора прямо! Это просто Грибоедов! Живо рисует воображение эту конторку, в которой начальник "на поруках" у этих кумушек. Да в состоянии ли вообще этот
инфантильный человек руководить коллективом, спрашивать с подчиненных, добиваться от них результата в работе?! Гнать на до таких поганой метлой. В магазинах , куда ни кинь торгуют просроченной дрянью. Предлагаю добавить статью за развал работы в коллективе и последний вагон на север!
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Владислав 07.06.2019 15:00
Не контора, а балаган! Им там время на работу остается? «Мы с колхоза» - это точно!!!)))
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Воланд 07.06.2019 15:51
Пархоменки были и будут, а вы завистники жалкие писаки ничего не добьетесь. Пора понять, что позволено Юпитеру не позволено быку.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Харакришна 10.06.2019 17:02
Знаю этого фрукта по Лабинску. Когда Пархоменко покидал наш район народные гульнья устраивали, две гармони порвали. Я заключил пари с сослуживцем, что его в Краснодаре посодют. И вышло по-моему! Вор должен сидеть в тюрьме!
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Сергей 18.06.2019 14:56
заказной ты фраерок
Читать полностью ↓ ответить на комментарий

В этом месяце:

КГИКовцы

35765 просмотров

Откровения Кондратьева об...

6825 просмотров

Вице-губернатор Алексеенко...

3285 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Сегодня: 17 Ноября 2019

все статьи месяца