Поделись с друзьями:

Сегодня у кубанского казачества траурный, но крайне знаковый юбилей – столетие со дня издания приказа, положившего начало самой скорбной вехе в истории казачества. И не только кубанского – расказачивание коснулось всех без исключения войск бывшей Российской империи после того, как 24 января 1919 года появилось Циркулярное письма Оргбюро ЦК РКП(б) «Об отношении к казакам», положившее начало красному террору против казачества.

Поначалу отношение большевиков к казачеству было двойственным: с одной стороны, оно было негативным, поскольку казаки, являясь профессиональными военными, не так давно «верой и правдой» служили российской монархии, не только защищая государство от внешних врагов, но и участвуя в подавлении беспорядков и выступлений рабочих, разгоняя демонстрации и конвоируя осужденных по этапам. Казачество имело в собственности землю и привилегии, что не соответствовало определению эксплуатируемых, то есть тех, от чьего имени большевики проводили свою политику. С другой стороны, большевики, понимая, что казачество является хорошо организованной вооруженной силой, хотели привлечь казаков на свою сторону, либо, как минимум, на начальном этапе быть с ними в нейтральных отношениях. Казачество также первоначально не вполне определилось со своим отношением к новой власти. Однако вскоре политика большевиков, в особенности – в земельном и религиозном вопросе, начало репрессий против казачества повлекли за собой и ответное, зачастую вооруженное, сопротивление, итогом которого стало свержение Советской власти в ряде казачьих областей.

В ответ на это 24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б), после обсуждения 6-го пункта повестки дня – «Циркулярного письма ЦК об отношении к казакам» – приняло секретную директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах» с резолюцией: «Принять текст циркулярного письма. Предложить комиссариату земледелия разработать практические мероприятия по переселению бедноты в широком масштабе на казачьи земли». Эта директива, подписанная 29 января председателем ВЦИК Я. Свердловым, и положила начало расказачиванию. В самой директиве говорилось буквально следующее:

«…учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно…

5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи…»

По мнению ряда историков, идеологом и составителем данной директивы являлся Иосиф Сталин.

- Если говорить о репрессиях Советского государства в отношении казачества, то они начались задолго до этой директивы,- рассказывает Владимир Громов, атаман ККВ в 1990-2007 годах,- она лишь юридически оформила и закрепила политику расказачивания. Причем политика эта продолжалась и после официальной отмены  директивы: звеньями этой политики были и коллективизация и искусственно организованный голод 1932 года и многое другое.  Эта политика была направлена на фактическое уничтожение казачества, как отдельной этносоциальной группы, на приравнивание казаков к советскому крестьянству и вовлечение их в «социалистическое строительство». Ломалась и психология казаков – исконно казачий дух свободы, подменялся страхом, рабской ментальностью - чтобы никто из казаков не смел поднять голос против советской власти. Кроме того, расказачивание, идущее, зачастую, рука об руку с раскулачиванием и коллективизацией, ставило своей целью и подрыв хозяйственной самостоятельности казаков, подрыв их экономической основы. В сочетании с массовыми репрессиями в отношении казачества эту политику можно по праву считать настоящим геноцидом казачества.

В момент подписания директивы Кубань, как и ряд иных казачьих регионов, находилась под контролем Добровольческой (Белой) Армии, вне зоны действия директивы, – хотя казаки уже успели хлебнуть горя от новых властей еще в 1918 году. Новый виток репрессий начался в 1920-м, когда красные вновь заняли Кубань. Кровавые события разыгрались в конце лета – осенью 1920 года. В казачьих станицах Майкопского отдела были убиты более 900 казаков. Это привело к нарастанию повстанческого движения. Особенно мощным оно было в Майкопском, Лабинском и Баталпашинском отделах, а к осени 1920 года еще более усилилось. Бюро Кубано-Черноморского обкома РКП(б) приняло решение о скорейшем подавлении «бело-зеленых банд» (т.е. повстанцев) и о самых беспощадных мерах к ним с широкой публикацией фамилий расстрелянных. В приказе Реввоенсовета Кубанской трудовой армии №1247, подписанном В.А. Трифоновым и В. Гиттисом, подчеркивалось, что «всякий, поднявший оружие против Советской власти, будет рассматриваться как закоренелый, сознательный и неисправимый враг трудящихся и будет беспощадно уничтожаться, а станицы разоряться. Население… несет ответственность за те преступления, которые совершаются на его территории».

После перехода к нэпу отношение казачества к новой власти стало меняться. Этому способствовала не только новая экономическая политика, но и появление в станицах демобилизованных из армии казаков-красноармейцев, которые по-иному относились к революционным преобразованиям. В 1922 году ситуация начала меняться в лучшую сторону: сказывались мероприятия нэпа. В 1921–1922 годах в станицы стали возвращаться репатрианты-врангелевцы и участники других белых армий. Однако с 1927 года начался новый виток репрессий – после свертывания нэпа и начала коллективизации. На Кубани только 25 января 1931 года была осуществлена депортация казачества в числе 9000 семей, около 45 тысяч человек из районов Черноморья были выселены на освоение засушливых районов Ставрополья и Сальских степей. В течение 1930 – 1931 годов были арестованы и депортированы не менее 300 тысяч казаков из различных регионов, в большей степени – из Уральской области и бывших территорий казачества на Северном Кавказе.

– Безусловно, это трагическая дата в истории кубанского казачества и российского казачества в целом, – говорит историк Андрей Дюкарев, – как этносоциальная группа казачество понесло тяжелые потери. Уничтожались люди, причем не самые худшие, колоссальный урон был нанесен казачьему генофонду. Сегодня этому должны быть даны правильные юридические оценки и, самое главное, – это не должно замалчиваться: ни властью, ни обществом.

Лишь в 1990-е, со сменой власти и принятием декларации о государственном суверенитете России, была осуществлена и переоценка тех событий. В 1991 году в России был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», который и по сей день отмечается Кубанским казачьим войском как поворотная веха в его истории. Также российское казачество как сообщество, подвергшееся террору и репрессированное в годы Советской власти, было реабилитировано Постановлением Верховного Совета РСФСР от 16 июля 1992 №3321-1 «О реабилитации казачества».

И по сей день казаки вспоминают эту дату как одну из самых скорбных в своей истории. Как сообщается на официальном сайте Кубанского казачьего войска, «по традиции в этот день во всех отделах Кубанского казачьего войска проходят памятные мероприятия. Потомки зажигают в храмах свечи, служат панихиды, к местам захоронений возлагают цветы и венки».

– Сегодня по всему отделу проходят поминальные мероприятия, мы вспоминаем жертв той директивы, – рассказал в беседе с корреспондентом «НГК» атаман Таманского отдела Иван Безуглый. – Если бы не этот циркуляр, не эта директива, казачество сегодня было куда более сильным и могло сослужить много большую службу Отечеству, нежели сегодня. Но была эта директива – директива преступная, на мой взгляд. И мне совершенно непонятно, почему именами преступников и палачей, что претворяли в жизнь положения этой директивы, по сей день названы улицы в городах и станицах края. В том числе – и именем Свердлова, который даже не по локоть – по уши в крови! Это не только мое мнение, так считают и казаки Таманского отдела. Буквально недавно я беседовал с одним казаком, который мне рассказывал, что у него деда репрессировали и расказачивали, а сейчас он живет на улице имени Свердлова. Даже не имени – почему-то настоящее имя его не указывается, – а партийной клички.

Церемония, посвященная Дню памяти жертв массовых репрессий казачества, прошла и на Всесвятском кладбище в Краснодаре. В ней принял участие глава кубанской столицы Евгений Первышов.

– Это страшная дата в истории нашего города и края. Ровно сто лет назад по циркулярному письму РКП(б) началась «зачистка» казачества, – сказал мэр. –  Пострадали главные защитники и опора Отечества – те, кто работал на полях, стоял на страже рубежей, защищал страну. Сотни тысяч казачьих семей подверглись репрессиям. Но, как показала история, казачество невозможно уничтожить. Оно возродилось, снова стало сильным. Казачий парад, который проходит ежегодно на главной площади города – яркое тому подтверждение.

В церемонии также приняли участие председатель городской Думы Краснодара Вера Галушко, атаман Екатеринодарского отдельского казачьего общества Виктор Светличный, первый заместитель главы Краснодара, атаман Екатеринодарского районного казачьего общества Сергей Васин, казаки, руководители общественных организаций города. Церемония прошла на Всесвятском кладбище, в так называемом «расстрельном углу», у поклонного креста – места памяти жертв политических репрессий. Именно здесь были перезахоронены останки 128 человек, погибших в 1937 – 1938 годах.

Не забыли об этой дате и на федеральном уровне: на пленарном заседании Госдумы депутат от фракции «Единая Россия», заместитель председателя Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий выступил с предложением сделать 24 января «Днем памяти казаков – жертв политического большевистского террора».

– События конца 1918 – 1919 годов вошли в историю как кровавая политика расказачивания, которое практически продлилось до середины 30-х годов, – сказал депутат. – Мы жестоко виноваты перед казачеством, геноцид казачества – самая большая трагедия XX века. Несмотря на страшные гонения, казаки выжили и не только неистово отстаивали свои свободы, но и героически служили Отечеству, своими потом и кровью создавали великую державу.

– Говоря о геноциде казаков, понимаем ли мы ту глубину трагедии, которая постигла наш народ, осознаем ли мы в полной мере его последствия, и представляем ли мы то, что необходимо сделать, чтобы эти трагические последствия, уже свершившегося, исправить и начать трудный и долгий путь возрождения народа и обустройства его добротной жизни на своей земле? – пишет на своей странице в «Фейсбук» донской казак Владимир Мелихов, генеральный директор  ООО «Станица» и создатель мемориального комплекса «Донские казаки в борьбе с большевиками». – В этот скорбный день, вспоминая о жертвах геноцида, нужно не только поминать всех убиенных, но и помнить, во имя чего эти жертвы были принесены – во имя своей свободы, за свое достоинство, за право жить на своей земле в соответствии с политической культурой казаков, обеспечивающей достойную и добротно-скроенную жизнь всех живущих на казачьих землях. За это наши предки сражались и умирали прежде. За это мы должны бороться и жить сегодня.

Подготовил Денис ШУЛЬГАТЫЙ

Комментарии:

добавить комментарий

Андрей Трубицын 26.01.2019 21:07
Когда была подписана директива Кубань находилась не под управлением советских органов и если и были репрессии в 1919-1920 году, то деникинцев по отношению к жителям Кубани, чьи семьи ушли с краснотаманской армией в астраханские степи. После установления советской власти в марте 1920 года репрессий тоже практически не было, они начались после улагаевского десанта в августе 1920 года, когда противники советской власти попытались свергнуть её на Кубани, бывшие офицеры и многие молодые казаки ушли в леса, образовав бело-зеленые отряды, которые убивали сторонников советской власти и большевиков. В ответ на эти преступления были созданы отряды ЧОН, которые боролись с "бандитами" по "законам военного времени" (в том числе держа "заложников": родственников руководителей отрядов в тюрьмах), после разгрома "бело-зеленых банд" многие их члены были отправлены в концентрационные лагеря в Краснодар, а в августе и октябре 1920 года, октябре 1921 года политкомиссиями воинских частей принимались решения о расстреле лиц, сотрудничавших с бело-зелеными отрядами. Так в станице Ахтырской в августе 1920 года было расстреляно 4 человека, в октябре 1920 года - 12 казаков, в октябре 1921 года - 26 человек, в т.ч. 5 женщин. Всего за период советской власти с 1918 по 1991 год в десятитысячной станице Ахтырской было репрессировано 110 человек, в том числе 10 греков. Назвать репрессии 20-30-ходов 20 века против жителей Кубани геноцидом, по-моему преувеличение, хотя у кого-то есть другое мнение, но которое они имеют право.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Андрей 29.01.2019 17:26
Мой прадед 13 января 1919 года бежал из Тамани в Керчь из-за репрессий Советской власти. Имел неосторожность разбогатеть от реформ Советской власти.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
НАТАЛЬЯ 13.08.2019 01:06
Геноцид русского народа обиженными представителями еврейского народа все же состоялся и не только на Кубани - кто бы что ни говорил
Читать полностью ↓ ответить на комментарий

В этом месяце:

Главный по политике

6329 просмотров

Отмашки не было. Но шансы у...

1643 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Сегодня: 18 Сентября 2019

все статьи месяца