Общество:

Умпырский перевал

03.05.2017

Журналисты НГК приняли участие в общественной акции памяти – горно-туристическом походе к местам боев за Главный Кавказский хребет

4397

Журналисты НГК приняли участие в общественной акции памяти – горно-туристическом походе к местам боев за Главный Кавказский хребет

Кордон «3-я рота» на территории Кавказского государственного природного биосферного заповедника – тихое, не тронутое цивилизацией место в 13 километрах от села Никитино Мостовского района. Попасть сюда, как впрочем и в сам заповедник, в принципе невозможно. Заповедник не место для прогулок, хотя через него проходят популярные у туристов маршруты, как, например, 53-километровый переход через перевал Аишха к Черному морю. Но такие походы надо организовывать заблаговременно, зарегистрировав группу в МЧС с последующим получением пропуска в администрации заповедника. Все это возможно только с открытием летнего туристического сезона 6 июня. Однако бывают исключительные случаи, когда в канун праздника Победы в заповедник отправляются группы для возложения цветов к месту захоронения бойцов 20-й горнострелковой дивизии, которые в 1942 году держали оборону на подступах к Умпырскому перевалу. Именно через него части немецкой дивизии «Эдельвейс» стремились пробиться к Черному морю, выдавливая 20-ю дивизию генерала Турчинского из Красной поляны.

В состав группы, в которую были включены корреспонденты НГК Сергей Ладожский и Людмила Тимошенко, вошли участники интернет-форума «Кубань.ру» – краснодарцы Алексей Киров, Екатерина Черкасова, Валерия и Сергей Погиба, а также наш руководитель и организатор Вячеслав Рубежной.

– Понимаете, в мае доступ в заповедник закрыт, – объясняет Вячеслав, – а на его территории сооружено несколько мемориалов, отмечены места захоронения останков советских солдат, державших оборону горных перевалов. Вот администрация заповедника и сделала такое исключение для тех групп, кто к 9 мая намерен возложить цветы и венки к этим памятникам. Все они находятся на пути турмаршрутов. Мы выбрали своей конечной целью мемориал, установленный на кордоне «3-я рота».

Наша группа, численностью 9 человек, вышла на маршрут 30 апреля в 10 часов утра. В горах в районе Псебая в это время еще довольно прохладно, а нам предстоял долгий путь с многочисленными переходами через горные реки и ручьи с ледяной водой. Первое испытание нас ожидало сразу же при выходе из села Никитино – это подвесной мост через реку Малая Лаба. Для некоторых участников похода этот вид переправы длиною метров сто стал легкой разминкой, да и остальной путь был не таким уж и трудным, хотя и долгим. Правда, перед выходом на маршрут от кордона «Черноречье» государственный инспектор Юрий Красько вежливо порекомендовал нам не растягиваться на маршруте, а держаться в группе, дабы избегать нежелательных встреч с обитателями заповедника. Ведь помимо мирно пасущихся на прикордонном лугу лошадей, в заповеднике хватает всякого зверья. Теоретически можно нарваться даже на переднеазиатского леопарда, популяция которого медленно, но верно восстанавливается, о чем свидетельствовал огромный баннер при входе на кордон. К счастью (а может, к сожалению?), леопарда в дикой природе нам встретить не довелось, но какой-то медведь явно успел перебежать дорогу к реке задолго до нашего появления. Подтверждением тому были четкие отпечатки его лап на подсохшей на солнце грязи.

В дороге Вячеслав Рубежной увлеченно рассказывал нам все, что знал о том, как защищали красноармейцы подступы к перевалу Умпырь:
– Немецкие егеря были очень хорошо подготовлены в плане тактики ведения боя в горной местности. Чтобы успеть до выпадения снега в горах, они предприняли массированную атаку на наши позиции в августе 42-го сразу по нескольким направлениям. Кроме Умпырского, пытались еще взять под контроль перевалы Псеашхо и Аишха. Завладев ими, они получали бы прекрасную возможность дальше развернуть наступление на Красную Поляну, где был расположен штаб 20-й дивизии, и дальше выходить на Сочи. Один раз им даже удалось выбить наших с Умпырского перевала, но закрепиться они там не смогли.

За разговорами дошли до кордона. Мы спросили у Юрия Красько: почему кордон носит такое название – «3-я рота»?
– В 1867 году в этом месте (Шахгиреевское ущелье) располагались полувоенные поселения, которые как раз и основали 3-я и 4-я казачьи роты 3-го линейного батальона. Перед казаками стояла задача закрепиться в этих местах и вытеснить горцев с долин рек Малая Лаба и Уруштен (Черная речка). С тех пор за кордоном и закрепилось название «3-я рота».
Было два часа пополудни. Мы слегка перекусили, попили чайку на травах, а затем направились к мемориалу – отдать дань памяти погибшим советским воинам.

На мемориальной доске не указаны имена – только цифры: сколько убито, сколько замерзло, сколько скончалось от ран и болезней, сколько пропало без вести. За каждой цифрой – человеческая жизнь, которую оборвала война. Признаться, мы немало были удивлены тому, что пропавших без вести по статистике оказалось намного больше, чем погибших и умерших.


– В горах пропасть без вести проще, чем погибнуть, а в военное время – тем более, – пояснил Вячеслав, видя наше удивление.
Когда говорят об истории войн и о ее жертвах, то часто приводят в качестве цитаты фразу, приписанную Александру Суворову: «Война не заканчивается до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат». Значит, для многих бойцов, пропавших без вести в горах Кавказа, она так и остается незаконченной по сей день.

«…28 августа 1942 года разведчики 174-го горнострелкового полка установили, что к перевалу Умпырский двигались немецкие части 49-го горнострелкового корпуса. Это были подразделения 4-й горно-егерской дивизии «Эдельвейс» генерала Эгельзеера. 5-я и 2-я роты полка с пулемётной ротой и кавалерийским эскадроном дивизии в 12 часов неожиданно для немецких егерей нанесли огневой удар. Егеря, усиленные большим количеством миномётов, перешли в наступление, пытаясь захватить Умпырский перевал.

Сосредоточенным огнём и контратаками красноармейцы двух рот 174-го полка отразили все вражеские атаки. За два с половиной часа боя враг потерял более 600 солдат и офицеров. 17 немцев были взяты в плен. Разгром передовых отрядов немецких егерей в тот день воодушевил наших бойцов. Враг дважды предпринимал наступление на Умпырский перевал и оба раза, неся тяжёлые потери, откатывался.

31 августа противник, подтянув по долине реки Малая Лаба резервы, после мощного миномётного огня повёл наступление по долинам рек Умпырь и Луча, пытаясь обойти Умпырский перевал. Одновременно егеря перешли в наступление в направлении перевала Аишха и по долине реки Уруштен в направлении перевала Псеашхо. В силу численного превосходства гитлеровцам удалось выдвинуться к Умпырскому перевалу и 31 августа овладеть им. Потеряв более 500 человек убитыми и ранеными, противник добился лишь частичного успеха, но подойти к перевалам Псеашхо и Аишха ему не удалось.

В сентябре 1942 года два егерских батальона перешли в атаку на участке от водопада реки Уруштен до долины Лехнена за лагерем Холодным. Готовя оборону, советские воины и жители поселка Красная Поляна вырубили на этом участке лес – и противник оказался как на ладони. Атаку егерей поддерживали миномётчики и четыре самолёта Фокке-Вульф. Но и здесь у них ничего не получилось. Немцы потеряли более 800 человек...» (текст pandia.ru)