Экология:

Создание полигонов ТБО в предгорных районах Краснодарского края: проблемы, поиски, решения

09.04.2021

По материалам круглого стола, организованного «Новой газетой Кубани»

Автор: Татьяна Гусельникова

2174

2

Галина Ташматова, главный редактор «Новой газеты Кубани»:  

В России ежегодно производится 60 млн тонн бытовых отходов, из них 2,5 тонн принадлежат Краснодарскому краю, это твёрдые бытовые отходы. В среднем 400-500 кг отходов приходится на одного россиянина. Кроме ТБО есть ещё промышленные отходы, медицинские отходы. В Краснодарском крае пять районов прикреплены к полигонам по сбору ТБО. А часть районов ещё не определилась с зонами, к которым они прикреплены. И вот именно эти предгорные зоны сегодня и вызывают у общественности особое беспокойство. Возможно, и не возникла бы такая необходимость собирать круглый стол, если бы в крае была отлажена система оперативного получения экологической информации. Надо сказать, что нет её сегодня и в целом по стране. Информация необходима гражданам для контроля решения проблем экологии. В 2014 году была разработана система информирования «Наша природа» – всероссийский онлайн-ресурс. На создание сайта потратили 75 млн рублей. Предполагалось, что каждый гражданин сможет оставить на сайте информацию о выявленных нарушениях в экологической сфере. Но ресурс не активен до сих пор, красивый дизайн, но не более, а эффективности и обратной связи как не было, так и нет. Надеемся, что наш круглый стол поможет участникам, приехавших из разных районов Кубани, в какой-то мере восполнить информационный вакуум и получить ответы на волнующие вопросы от присутствующих здесь представителей органов власти разного уровня.

Татьяна Плешакова, депутат Совета МО город Горячий Ключ, председатель ТОС № 41 МО г. Горячий Ключ:

За экологию нашего города-курорта мы боремся с 2019 года. Мы узнали, что в нашем городе планируется размещение полигона ТБО. Общественность поднялась против размещения полигона, так как город является бальнеологическим курортом. Город нужно развивать именно в этом направлении курортологической отрасли. Потом у нас открыли завод по сжиганию медицинских отходов, хотя администрация заверяла, что такого завода у нас не будет, пока мы не поймали на месте преступления с подтверждающими фактами, когда сжигались медицинские отходы, всё шло в воздух, мы вызвали полицию, прокуратуру. Мы сами отравились, пока фиксировали эти факты. Но всё-таки подозрения есть, что полигон планируют открыть вблизи именно нашего курорта. У нас в 80 км Белоречка находится, в городе есть своя свалка, которая еще не рекультивирована, плюс предприятие «Пиретта-Технологии», которое сжигает медицинские отходы. Хочется, чтобы на уровне края эти вопросы поднимались, и хотя бы законы исполнялись.

Галина Ташматова: Скажите, а на вопрос о том, что на территории Горячего Ключа не будет размещаться полигон ТБО, вы, как депутат, получили официальный ответ?

Татьяна Плешакова: Да, из Роспотребнадзора мы получили ответ, из администрации края о том, что в районе нашего города полигона не будет. Но сомнения у нас есть, поэтому мы снова здесь поднимаем эту тему и хотели бы услышать ответ.

Валерий Курлов, депутат Совета МО Абинский район, член Совета общественной организации «ЭкоВахта по Северному Кавказу»:

В Абинском районе планируется размещение полигона. Мы выезжали на то место, где планируют его размещать, у нас возникло много вопросов. Территорию в 94 гектара купила «Мусороуборочная компания» год назад, а выиграла тендер недавно, 17 марта. Выходит, компания заранее знала, что выиграет этот конкурс? То, что полигон необходим, это все осознают и прекрасно понимают, что с мусором мы не знаем, что делать. Но мусорная программа охватывает не только полигоны. Мировая практика подсказывает, что, прежде всего это производство экологически чистой упаковки. А у нас мусорная реформа это не решение вопросов, а желание добраться до тех средств, которые государство обещало за решение этих проблем. Люди боятся не самого полигона, а того, что проблемы не уйдут. Мы говорим о мусоропереработке, а будет обычная свалка…

Галина Ташматова: Полигон – это всё-таки складирование, не переработка. То есть вы не против того, чтобы был полигон? Вас пугает возможный коррупционный сговор?

Валерий Курлов: К полигонам предъявляются особые требования. И до полигона должны доходить остатки после сортировки всех отходов. А у нас идёт всё валом. У нас было предприятие «Абинск-ТБО». И мы, «ЭкоВахта», участвовали с ними в разработке программы – это и экологичная упаковка, и вторичное сырьё. А у нас мусорная реформа – это вывоз и складирование. Никто не думает о том, чтобы в корне решить вопрос. Сначала у нас планировали разместить полигон прямо на берегу реки Хабль, отбили. Потом в хуторе Первомайском, в 1,5 км от Крюковского водохранилища, 800 м от реки Зыбзы и в 600 м от самого хутора, практически в водоохранной зоне. Тоже высказались «против», хотя этот участок из схемы не исключен, он так и значится, как промышленный. Сейчас обсуждается размещение в середине большого пахотного массива. Хотя губернатор говорил о рекультивации пахотных земель. А мы такое богатство бросаем под полигоны! Вернусь к «Абинск-ТБО». Они рядом с существующим полигоном выкупили 20 гектаров земли. Мы посмотрели – 28 метров жирной глины, то есть там практически природный замок. Мы планировали, что мусоропереработка здесь станет, есть программы «Чистая Россия» и «Чистая страна», где идёт рекультивация уже сложившихся полигонов. Вот он рядом – бери и перерабатывай. Но как-то не сложилось. А теперь вот переходят на пахотные земли. Заказываем в Росреестре состав земель – глубокие чернозёмы, когда-то были плавни. В общем, мусорная реформа проходит так, как вы правильно сказали, – информацию невозможно уследить. Я хочу один вопрос поднять: вот к нам приезжают люди из Санкт-Петербурга и предлагают технологию, где остаётся 10% от переработанного, которые можно сразу отправить на газон? Поэтому у людей и возникает вопрос к краевым властям: у нас что, переработки не будет, будет только складирование?!

Ещё один момент. Когда полномочия по ТБО передали краевым органам власти, местная власть часто стала уклоняться от ответов. И сегодня в сложившемся мусорном коллапсе в Абинском районе сложно разобраться. У нас было два полигона – один полулегальный в пос. Ахтырском и второй был зарегистрирован «Абинск-ТБО». Но то, что везут на полигон, должно контролироваться, дозиметр должен быть. У нас ведь район богат на организации, которые вредные отходы оставляют. Это и «Ртутная безопасность», и «Кубаньцветмет», плюс у нас негативная нагрузка на окружающую среду от Абинского электрометаллургического завода. Опыт мы приобрели, но вопросов возникает гораздо больше, чем мы имеем ответов на них.

Николай Дегтярёв, депутат Совета МО Новокубанский район:

О мусорной реформе было объявлено давно, естественно, с каждым годом мы производим всё больше и больше мусора. И сегодня возникла необходимость укрупнения зон по переработке мусора. Я помню 2014 год, когда мне глава Новокубанского района говорил, что выделяется площадь в 40 га для мусороперерабатывающего завода. Сама реформа, наверное, должна начинаться с возведения данного предприятия по мусоропереработке. Сегодня регоператоры говорят, что мы свезём, потом будем перерабатывать. Об этой теме надо забыть. Никто тот мусор, который лёг уже в отвал, поднимать не будет ни при каких обстоятельствах, начинается процесс гниения, и из всех этой массы можно вытащить только полиэтилен. Два года назад возник вопрос о начале работы уже мусорного полигона на территории Новокубанского района. Станица Советская – это уже предгорная зона. Общаясь со специалистами в области геодезии, мы получили информацию о том, что на данной территории в связи с тем, что это предгорье, идёт интенсивный выход подпочвенных вод. Размещение полигона планировалось в 700 метрах от ст. Советской, зона выхода подпочвенных вод – это дельта реки Уруп. Подняли вопрос о том, что нельзя этого делать! С восьми муниципальных образований будет свозиться на данную территорию около 2 млн тонн мусора ежегодно. Жара, дождь и весь этот фильтрат пойдёт в ручьи, в родники и прямым ходом в Уруп. Здесь присутствуют представители и Роспотребнадзора, и Росприроднадзора, это всевозможные палочки, а самое питательное место для патогенной среды – это вода. Уруп впадает в Кубань и по руслу реки – Армавир, Новокубанск, по всему краю. Поэтому сегодня нужно ставить мусороперерабатывающий завод, а под него сколько угодно муниципалитетов, которые будут свозить, а он перерабатывать. Сегодня в каждом муниципалитете есть своя местечковая легальная, нелегальная свалочка. Но самой природе проще локализовать, потому что она не успевает расползаться.

Ольга Наумова, ООО «ЕвропаВторРесурсы»:

Нужно мотивировать граждан. Как у нас сделали – поставили четыре бака: стекло, бумага, пленка, полиэтилен. Граждане не будут свой пакет разбивать на четыре и нести всё в отдельный бак, они не мотивированы. Если бы они знали, что за каждый килограмм они получат плюс 15 рублей или минус в квартплате, они бы это сделали. Точно так же, как мы работаем с предприятиями. Мы приходим на предприятие, заходим на любой рынок – на каждом есть мусорка. С чего начинает менеджер работать – он смотрит, сколько на мусорке валяется картона. И когда мы подходим к дворникам, мы его мотивируем, покупаем у него сырьё. Сейчас сырьё поднялось с 5 рублей до 25 рублей, по такой цене оно уходит в Липецк, Нальчик, это за килограмм картона. К примеру, на ул. Сормовской, где «Табрис», рынок, у них каждый день собирается по 300-400 кг картона каждые две недели. И дворники понимают, что это их зарплата помимо основной зарплаты. Если они соберут те же пластиковые ящики из-под овощей, они также их сдают. Мы делаем коммерческое предложение администрации рынка – их это обычно вообще не интересует. Мы приходим в «Леруа», в «Кастораму», там нас слышат – они сортируют, берут пресс, прессуют тюками по 270, по 300 кг. И всё это делается за деньги, бесплатно никто бы не тратился на этот пресс. Каждое предприятие получает по 150-160 тысяч рублей. Тот же Wildberries, который стоит за ТРЦ OZ МОЛЛ, у них порядка 30 тонн за три недели в среднем. Они сначала пресс не ставили для сборки этих отходов, но, когда они понимают, что это финансовая прибыль, картон, кстати, не облагается даже НДС. Если мы берём стретч-плёнку, сопровождение любой транспортировки, загрузки, разгрузки, весь этот мусор откуда берётся? С завода всё едет в упаковке, доезжает до магазина, на каждом складе эта упаковка либо перематывается, либо наматывается. Сказать, что тонны, это ничего не сказать. На стретч тоже есть цена, и есть переработка. И у нас в Краснодаре стоят заводы, принимающие эту стретч-плёнку. Вот вы сказали, что картон ляжет на мусорке и никуда не денется. Нет! К сожалению, им занимаются только бомжи. Наши менеджеры приезжают на полигоны и предлагают бомжам денег, они согласны сортировать этот мусор в своё свободное время. Одну тонну картона они собирают дня за три-четыре, с тех же холодильников, со складов. Мелкие магазины они также обходят и там собирают картон, весь этот картон сдаётся, за тонну картона они получают 15 тысяч и очень счастливы. Они на работе, и денег заработали, и убрали тот мусор, который оставили предприниматели. Если наших граждан мотивировать, они тоже всё соберут. Эти же архивы заседаний, их тоже куда-то девают, это МВД, ФСБ, Сбербанк, они тоже свои архивы утилизируют. Им нужен акт об утилизации. Если ценные материалы, то уничтожаются шредером. Если не ценная информация, то мы всё это просто отдаём в переработку. А пока приходится мотивировать дворников, которые сдают по 300-400 кг. А ЖЭКу это не интересно – у них зарплата есть, есть свой план. С частниками гораздо проще работать. Что касается школ – с половиной школ в Краснодаре, которые на самообеспечении, с директором договориться проще, они свои архивы на коммерческой основе тоже списывают. Возьмём пластиковые бутылки, ПЭТ, которыми завалены все дачные массивы в городе, все каналы, лесопосадки, а он стоит минимум 25 рублей за килограмм. Заводы принимают прессованный ПЭТ – 50 рублей за килограмм.  

Галина Ташматова: На мой взгляд, это в первую очередь недостаток информации. Если бы население Кубани было информировано о том, что есть заинтересованные компании, которые принимают сырьё по такой-то цене, и сдать его можно там-то и там-то, то я думаю, что желающие бы нашлись. Но информации этой у граждан нет.

Галина Бухальцева, общественное движение «Помоги городу» г. Горячий Ключ:

У нас люди осознанно собирали ПЭТ в специальные сетки, предприниматель поставил их за свой счёт. Как только зашёл регоператор, по крайней мере у нас, сразу дал указание убрать все сетки. Люди, которые за несколько лет привыкли это делать, стали искать, куда теперь можно девать пластиковые бутылки. Мы нашли этого предпринимателя, договорились, теперь возим ему за город, в частном порядке. Вопрос этот в целом для горожан так и не решен.

Ирина Костромина, г. Абинск: Дети заинтересованы в раздельном сборе мусора, и они будут это делать. Те же автоматы, которые принимают ПЭТ и сразу выдают деньги. У нас в Абинском районе есть проблема с мусорными баками. Зашёл новый регоператор, и они стали расставлять баки в частном секторе. Площадок по СНИПам нет под баки, вокруг мусор, а отсюда крысы, тараканы, собаки появились. Кто отвечает за установку баков?

Николай Дегтярёв, Новокубанский район: Даже если сегодня отдельно будем собирать стекло, полиэтилен и так далее, то всё равно будет подъезжать машина и всё выгружать в одну ёмкость. Когда будет стоять три контейнера разного цвета, и будет подъезжать машина соответствующего цвета и забирать отсортированное сырьё, тогда да. Ну, коль уж мы сегодня нянчим региональных операторов, значит, всё это должно быть прописано в их ответственности.

Татьяна Плешакова, г. Горячий Ключ: В прошлом году мы внедрили в наши школы сбор ПЭТ – бутылок и бумаги. Мы купили контейнеры и для бутылок, и для крышечек. Мы подтянули наш Горячеключевской завод, они нам принесли большие бутылки, оформили красиво и внедрили это в школах. Но появилась проблема, говорят, что в школах запрещается ставить такие контейнеры. У меня вопрос к Роспотребнадзору. И второй у меня вопрос. Знаю, что несколько лет назад администрация нашего города предоставила регоператору землю под строительство сортировочной станции. Но так вопрос и остался открытым, а это позволило бы снизить тарифы.

Владимир Гринглаз, руководитель ТОС № 6 в г. Армавире, член инициативной группы по противодействию строительства площадки ТБО в г. Армавире:

На армавирскую свалку отходы будут завозиться из восьми районов. Это единственная сертифицированная свалка. Тот объём мусора, который будет доставляться туда, он в течение года её всю закроет и всё будет по верху идти. Сейчас там часто можно наблюдать людей без определённого места жительства. Организовать через бомжей сбор – это невозможно. Как уже говорилось, в ст. Советской люди выступили против свалки, там и возле водозабора, и на пахотных землях решили делать свалку. Когда была встреча в станице с регоператором, он объяснил, что они только собирают мусор и уплотняют. В итоге полигон в ст. Советской отбили. И подключали минобороны, потому что глиссада взлетающих и садящихся самолётов не должна пересекаться со взлётами птиц. А дальше что? Самое главное, что надо делать, это перерабатывать.

Константин Чекуджан, председатель Совета депутатов Новодмитриевского сельского поселения Северского района:

У нас была мусорная свалка, проблема не решалась лет 15. Решением сессии мы её закрыли. Теперь региональный оператор «Кубаньпереработка» вывозит мусор за 75 рублей с человека в месяц. Отходы везут на полигон в Ильский. Но, конечно, нужна переработка. Мы просто избавились от мусора, дверь закрыли и всё. Мусор не покинул район, он покинул нашу деревню.

Татьяна Аркадьева, член штаба ОНФ в Краснодарском крае:

Спасибо, что дали возможность всем собраться. Можно собрать депутатов из всех муниципалитетов, и все озвучат эту проблему. Особенно важно и это было озвучено, что на пахотных землях начали размешать полигоны, в курортных районах. Необходимо создать рабочую группу по решению всех этих вопросов. У нас есть учёные, есть опыт политеха и аграрного вузов, именно специалистов в этой отрасли, есть мировой опыт. Ничего нового изобретать не надо.

Галина Ташматова: У нас страшную ситуацию представляют не только полигоны, но и лесополосы, так как они завалены мусором. Когда уже жители Краснодарского края соберутся, поделят участки и вместе с детьми выйдут и уберут, а органы власти предоставят машины и вывезут мусор. Давайте очистим леса и лесополосы от этого жуткого и не менее опасного хлама!

Николай Сытник, «Центр защиты прав граждан» в Краснодарском крае:

У меня вопрос, а нацпроекты «Экология» и «Чистая страна» у нас работают в регионе?

Галина Ташматова: Прежде чем мы перейдём ко второй части нашего круглого стола, в ходе которой представители органов государственной власти ответят на ваши вопросы, я позволю себе реплику.

От темы полигонов ТБО мы перешли к вопросу переработки твёрдых бытовых отходов. С полигонами, так или иначе, люди уже смирились. Все понимают, что полигоны – это отсроченный приговор человечеству, нужна переработка. Но вот, к примеру, в Горячем Ключе идёт переработка, но это тоже определённая угроза экологии. Психология общества меняется, все понимают, что надо сортировать, перерабатывать вторсырье, и часть утилизировать. Тут, как говорится из двух зол придется выбирать наименьший вред. Однако ни один муниципалитет не хочет, чтобы переработка была организована на его территории. А это уже вопрос достижения компромиссов.

Евгений Низовой, начальник отдела обращения с отходами производства, потребления и санитарной очистки Министерства ТЭК и ЖКХ Краснодарского края:

Я понимаю, что вы высказываете чаяния жителей, накипело, есть масса проблем. Мы сегодня подняли пласт вопросов, по каждому из них необходимо отдельно собираться и проводить совещания. Я, к сожалению, сейчас узнаю, что присутствующие не знают полномочий муниципалитетов, то есть кто за что отвечает. Полномочий регоператоров мы не знаем, не понимаем и то, отвечает регоператор за контейнерную площадку или нет, не понимаем, кто должен вывозить вторичные материальные ресурсы. Оказывается, нет понимания, как отбираются земельные участки для строительства полигонов, что с тарифами, что у нас с нормами накопления?

Что касается отсутствия информированности. Уважаемые коллеги, кто из вас заходил на сайт министерства природных ресурсов, министерства ТЭК и ЖКХ края? Территориальную схему никто не открывал? И когда проводятся общественные обсуждения, а они идут сейчас, кто-нибудь хоть одно предложение для корректировки территориальной схемы направил министерству ТЭК и ЖКХ? Информация вся есть, законы утверждены, чёткие постановления о том, кто и чем должен заниматься, есть, их нужно просто исполнять. Кроме этого, если нужны какие-то разъяснения, то они есть на сайте. Что касается основополагающих вопросов – контейнерные площадки, кто за них отвечает, что можно туда сбрасывать, а что нельзя, входит ли закупка контейнеров в тариф или не входит и так далее.

Что касается работы региональных операторов, давайте посвятим этой теме отдельное совещание. Что касается разделения и переработки, то вспомните, у нас была проблема свинцовых аккумуляторов. Она исчезла потому, что спрос родился, исчезли все аккумуляторы. Так же исчезли все металлы вместе с проводами в некоторых районах. Исходя из того, о чём мы говорили, есть много нюансов. Да, региональные операторы зачастую работают недостаточно хорошо. А сколько можно их менять? Давайте дадим им поработать. Мы говорим, что у нас не ведётся раздельный сбор. Давайте определимся – у нас муниципалитет свои полномочия исполнил в части оборудования и обустройства контейнерных площадок? В части утверждения реестра контейнерных площадок, утверждения схемы их размещения, заключения договоров на содержание этих площадок? Контролировать регоператора правильно, его нужно держать в тонусе. Но надо подходить к этому вопросу как положено. Что вошло в тариф регионального оператора – твёрдые коммунальные отходы и крупные габаритные отходы, которые в тарифе «сидят». А строительные отходы, шины и так далее? – нет. И действительно, проблема-то поднята серьёзная. В законодательстве не урегулирован данный вопрос. Утверждены правила 1156 по обращению с ТКО.  Приехал региональный оператор – лежит свалка деревьев, к примеру. Его действия не регламентированы.

Мы говорим, что лесополосы начинают заваливаться мусором. Нам нужно устранять первопричину. Почему человек поехал в лесополосу и выбросил? Чистить лесополосы правильно. Но мы просто будем вычищать и ждать следующего субботника. Да, у нас идёт мусорная реформа, тяжело, по некоторым зонам не выбрали региональных операторов, мы не можем определиться с полигонами. А разве у нас 10 лет назад была ситуация лучше? К сожалению, она была такая же, лицензированных полигонов не становится больше. Более того, у нас и лицензированные закрываются, потому что не соблюдаются требования действующего законодательства.

Нам нужно системно отобрать региональных операторов, запустить их. Потому что только с приходом регионального оператора появляется конечный человек, с которого можно спросить. Потому что пока нет регионального оператора, у нас в районах работают пять-шесть, десять- пятнадцать различных фирм, и кто куда везёт отходы, мы вообще не знаем. Необходимо отобрать всех региональных операторов. Но у нас не хватает лицензированных полигонов в установленных схемой зонах. И сама идея круглого стола была изначально правильной – давайте определяться, что мы будем строить и где? И кто будет строить? Когда мы говорим, что за рубежом в центре города стоит мусороперерабатывающий завод, сразу вопрос: Горячий Ключ, а вы хотите, чтобы у вас в центре города стоял мусороперерабатывающий завод? – нет. И я вам скажу, что в каждом районе точно такая же позиция – нам не надо, увозите, куда хотите! Туапсе, Сочи, Белореченск и все районы так рассуждают.

Татьяна Плешакова: Это происходит, потому что мы боимся, что у нас будет как всегда, а не так, как положено по закону, с очистительными фильтрами.     

Евгений Низовой: Я понимаю, что мы начинаем дуть на воду. Но, исходя из этой позиции, у нас всё встало. Мы говорим, что надо бежать вперед. Но как только мы заходим на проектирование, появляется, в том числе, многоуважаемая «Экологическая Вахта», и у нас всё приостанавливается. У нас приостановлены проекты по Новокубанке, Староминскому району, в Крымской зоне, в Тимашевской зоне. Ну не хотите строить полигон, давайте сядем и определимся с тем, чего тогда мы хотим. Хотим поставить, образно говоря, один мусоросжигательный завод в центре Краснодарского края???

Владимир Гринглаз: Если Краснодарский край не пускает инвесторов для строительства мусороперерабатывающего завода… А зачем нужны регоператоры в Краснодарском крае? На примере Армавира, если есть «Армавиргортранс», который исправно выполнял сбор ТБО за меньшие деньги. 

Евгений Низовой: Если инвестор захочет, он вправе хоть сейчас подготовить необходимые документы и зайти в департамент имущественных отношений на инвестиционный масштабный проект. К нам в министерство приходят инвестиционные компании и говорят: «Ребята, мы посмотрели вашу территориальную схему, нам вот эта, эта и эта зоны интересны, а эта – нет» и вот тогда должна подключаться бюджетная система и строительство за счёт Краснодарского края, как вы правильно сказали. У нас какое-то лоббирование просматривается. Не с вашей ли стороны? И какого инвестора вы предлагаете сейчас?  

Владимир Гринглаз: Сам Краснодарский край – самый лучший инвестор.

Евгений Низовой: Позиция Законодательного Собрания Краснодарского края – полигоны за счёт бюджетных средств строиться не будут.

Владимир Гринглаз: Речь не о полигонах, а о перерабатывающих заводах.

Евгений Низовой: Давайте определимся с вами – что такое переработка?? Термическая переработка? Есть нюансы, которые необходимо обсуждать.  

На наш взгляд, необходима база (фундамент) – это строительство сортировочных комплексов и полигонов, на основе которых будем внедрять производства по переработке пластика, макулатуры, внедрение компостирования и так далее.

Валерий Курлов: У полигона есть свои требования – всё прессуется, пересыпается землями. Как вы собираетесь потом все это перерабатывать?

Николай Дегтярёв, Новокубанский район: Город Армавир. Когда была стоимость ниже, и «Армавиргортранс» производил уборку города, недалеко от меня стояла контейнерная площадка, вокруг которой цвели тюльпанчики. Сейчас, когда пришёл регоператор, по колено грязи и всякого хлама, который они отказываются вывозить. Вопрос – кто лучше для населения и вообще для края? Силами города поддерживать порядок, когда есть личная ответственность главы администрации, или когда кто-то пришёл, левый, нет ни одной единицы техники, пользуются техникой города, берут в аренду, за большие деньги и ничего не делают.

Евгений Низовой: Когда министерство ЖКХ объявило конкурс на региональных операторов, честно скажу, мы просили действующие предприятия – зайдите на конкурс. А уж по «Армавиргортрансу» сколько было переговоров и совещаний – зайдите на конкурс, станьте региональным оператором. А то, что теперь работает региональный оператор, –это требование закона, а не министерства ЖКХ. Да, стало грязнее. С чем это связано? Я приведу маленький пример. По Краснодару, когда вошёл региональный оператор, тут же в бюджете перестали выделять деньги, порядка сотен миллионов рублей, на содержание территорий. Закончилось это тоже не очень удачно, потому что решили, что региональный оператор должен вывозить всё. И, наверное, вы правы, но дайте правовую базу вашим пожеланиям. Министерство не раз озвучивало позицию – включите в тариф регионального оператора содержание контейнерных площадок. Мы с этим предложением выходили и на ЗСК, и на Госдуму, и на Минприроды РФ, и на Минстрой: закрепите содержание контейнерных площадок за региональными операторами, это логично. Но не приняли это.

По следующему вопросу. Мы можем поставить в край максимально современнейшие технологии, но как это скажется на тарифе? – он однозначно вырастет, а как население относится к повышениям тарифов, мы понимаем. РЭК может предоставить все расчёты по экономически обоснованному тарифу регионального оператора. Официально у регионального оператора не может быть рентабельность более 5%.

По поводу полигонов. Строить или не строить полигон решит государственная экологическая экспертиза, которая проводится, в том числе, с участием населения на общественных публичных обсуждениях. Когда «Экологическая вахта» пишет письмо и говорит, что там строить нельзя потому, что там что-то, это её личное мнение. Если бы вы в рамках 174-ФЗ организовали Общественную экологическую экспертизу, подготовили бы официальное заключение, оно бы рассматривалось экспертным советом государственной экологической экспертизы.

Ольга Наумова, ООО «ЕвропаВторРесурсы»: Почему-то опять упускается вопрос сортировки. Уже на этапе сортировки мегатонны уходят. У нас цена вторсырья за год поднялась в пять раз. Заводам по переработке картона не хватает сырья, они готовые приехать и забрать его.

Семен Ткаченко, начальник управления охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов Краснодарского края:

Мы взаимодействуем с Минтэком, информируем население, проводим акции по уборке территории. Как контролирующий орган ведём работу с органами местного самоуправления по выявлению несанкционированных мест размещения отходов, привлечения лиц к административной ответственности. Всё, в первую очередь, зависит от самих людей. Если человек посчитает необходимым выбросить отходы в отдельные контейнеры, то это его личная гражданская ответственность. 

Галина Ташматова: Скажите, а за прошлый год у вас есть статистика, какие предприятия были наказаны, какие выезды были в рамках контрольных функций министерства?

Семен Ткаченко: Из-за пандемии все выездные плановые проверки были сокращены. Были только внеплановые проверки, когда нанесён вред или есть угроза окружающей среде. В части предприятий, которые осуществляют обращение с отходами в части лицензированной деятельности, этим занимается Росприроднадзор. Мы ведём работу в части юридических и физических лиц, которые нарушили требования ФЗ-89 в части обращения с отходами. По статистике сейчас не могу сказать, но постоянно ведём работу по обращению граждан, в каждом муниципальном образовании есть инспектор экологического надзора, информация, контактные номера размещались в администрациях. Есть телефон горячей линии. 

Галина Бухальцева, общественное движение «Помоги городу» г. Горячий Ключ:

Целых два года мы бились с фирмой «Вертикаль» – это сжигание медицинских отходов, незаконное. Сейчас это предприятие вывезло своё оборудование по решению суда. Город не расторг договор аренды на земельный участок с этим предприятием. Контракты предприятие выполняет. Периодически в курортном городе, где расположены санатории, запах есть. Мы жалуемся, приезжает лаборатория и по адресу места жительства гражданина, который написал жалобу, берёт пробы. Город у нас находится внизу. У нас народ осуществляет надзор. Вопрос – кто должен это контролировать, куда нам писать?! Предприятие убрали, а предприятие процветает, выигрывает торги, где жжёт? Никто не знает, никто этим не интересуется из контролирующих органов!

Галина Ташматова: Уместный вопрос представителям присутствующих органов. Кстати, в Московской области объявили конкурс на единого оператора по утилизации медицинских отходов.

Елена Лапина, заместитель руководителя Южного межрегионального управления Росприроднадзора:

По поводу Горячего Ключа и переработке медицинских отходов. Росприроднадзор не осуществляет надзор за медицинскими отходами. Законодательством не нормированы требования по захоронению, размещению и сбору медицинских отходов. Мы осуществляем надзор за соблюдением требований федерального законодательства. Если требованиями не регламентировано, как размещать, кто должен собирать, где должны размещаться, эти требования были исключены из федерального законодательства по обращению с отходами. Что касается запаха при сжигании. Если данный объект, как вы говорите, исчезает, появляется, не стоит на учёте как объект, оказывающий негативное воздействие на окружающую среду, то Росприроднадзор не может осуществлять над ним надзор. Мы точно так же не видим и не знаем, где он. Всё, что касается санитарно-защитной зоны, то здесь надзор осуществляет Роспотребнадзор. И мы не отбираем пробы воздуха, который уходит за периметр предприятия. К примеру, на Афипском НПЗ люди постоянно жаловались на сильный запах. Мы с Роспотребнадзором и минприроды практически месяц просидели в Афипском поселении. Что мы только не мерили и что не отбирали! Поэтому словить вот эти превышения…то, что вам пахнет, не значит, что оно вредно. Теперь о том, что касается полномочий Росприроднадзора из того, что я услышала. По «Армавиргортранс», о котором вы говорите, какой он замечательный. Не всё так радужно, как вы рассказываете. Мы сейчас завершили плановую проверку, по результатам которой установлены факты грубейших нарушений эксплуатации полигона эксплуатирующей организацией МУП «Армавиргортранс». Регоператор, который зашёл в эту зону, никакого отношения к эксплуатации полигона не имеет. Самые серьёзные нарушения, их два, первое – полигон горит. Второе – отсутствие фильтратов вообще. Вода, которую мы отобрали со скважин, имеет цвет «Кока-колы», я уже не будут говорить, что она содержит. Руководство привлечено к административной ответственности, и в дальнейшем будет поставлен вопрос о дисквалификации данного руководителя с должности. По поводу регоператора этой зоны. Как сказал мой коллега с министерства ТЭК и ЖКХ, есть территориальная схема, которая утверждена постановлением губернатора, которая прошла все публичные обсуждения, и были определены все точки размещения ТБО. Эта схема работает с 2018 года. Соблюдать её регоператор обязан. Если он нарушает её, то мы вынуждены будем привлечь его к административной ответственности, написать в адрес администрации Краснодарского края о лишении его статуса как регионального оператора в связи с нарушением территориальной схемы. И то, что вы требуете от регоператора: «туда не возите, а возите сюда», тем самым вы требуете нарушить закон. Теперь, что касается «Кубаньпереработки», это предприятие не имеет лицензированного объекта для размещения отходов. Во-вторых, у «Кубаньпереработки» на сегодняшний день есть объект, который не поставлен на учёт как объект, оказывающий негативное воздействие на окружающую среду, за что директор привлечён к административной ответственности. А то, что вы говорите, что они возят на Ильский полигон, так вот они и не возят на Ильский полигон. Это выяснилось в ходе административного расследования, все материалы были направлены в правоохранительные органы, и сейчас возбуждено уголовное дело. Они никуда не возили, а размещали рядом, у себя на участке.

Людмила Лаврёнова, и. о. начальника отдела надзора за состоянием среды обитания и условиями проживания Управления Роспотребнадзора по Краснодарскому краю:

Наше управление тоже осуществляет свою работу по законодательству, работаем с юридическими лицами и предпринимателями. За 2020 год нами было рассмотрено 60 заявок из департамента городского хозяйства и топливно-энергетического комплекса администрации муниципального образования город Краснодар об оценке соответствия мест накопления твёрдых коммунальных отходов. Из них было 24, которые соответствовали в то время действующим санитарным нормам и правилам. Вы помните, что с 1 марта у нас поменялась нормативная база, и теперь те санитарные нормы и правила, которые действовали ранее, недействительны. Нами также были согласованы реестры размещения мест накопления по округам города Краснодара. По большей части мы рассматриваем обращения граждан на сбор, утилизацию, транспортировку. Из них было рассмотрено 615 обращений, выдано 31 предостережение. В прошлом году было проверено 18 объектов, в том числе полигон Ейского городского поселения. Всего выявлено 128 нарушений, составлено 62 протокола об административном правонарушении. Общая сумма наложенных административных штрафов – 727, 8 тыс. руб. В суды на рассмотрение было направлено 12 дел, по шести принято решение о применении административного наказания. Контроль есть, как видите. Однако проблем нерешённых, как мы сегодня убедились, в городах и районах края очень много.

Г.В.ТАШМАТОВА: К сожалению, время работы круглого стола истекло. Спасибо всем участникам за живой заинтересованный разговор. Ещё раз убедились, что людям остро не хватает информации о ходе мусорной реформы на Кубани.

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Елена

14.04.2021 15:10

Странно, что на этой встрече не было представителей Белореченского района, куда половина Краснодарского края свозит свой мусор.... Вот уж кому есть, что сказать...

Татьяна

14.04.2021 17:02

Число участников ограничено из-за ограничительных мер.