Экономика:

Рост цен как предвестник обвала

15.10.2021

Стремительное повышение издержек бьёт по аграриям

Автор: Игорь ЯРМИЗИН

1169

1

Растёт стоимость ГСМ и удобрений. Тонна селитры только с начала месяца (!) подорожала на 6 тысяч рублей. Сегодня, по данным пресс-службы администрации края, её цена в среднем составляет 27,5 тысяч рублей.

– Текущее повышение стоимости селитры на 50%, а также иных удобрений ставит под угрозу получение высоких урожаев 2022 года. Если не принять экстренных мер в виде заградительных пошлин на вывоз минеральных удобрений, то неизбежен рост цен в целом на всю сельскохозяйственную продукцию, выращиваемую и производимую в Краснодарском крае, – сказал Вениамин Кондратьев.

Говорят, что можно смотреть бесконечно на огонь, воду и… обычно, прибавляют ещё что-то третье. Например, «как паркуется блондинка». Так вот на вышеизложенные события и реакцию на них тоже можно смотреть вечно. Впрочем, они и повторяются с завидной регулярностью. Возникает эффект дежавю. Кто помнит 90-е – не даст соврать.

Алгоритм очень прост. Сначала политика игнорирует объективные тренды, здравый смысл и т. д., что вполне предсказуемо заканчивается очередным кризисом. На него, впрочем, не обращают никакого внимания и всеми своими действиями лишь усугубляют его. Одним из неотъемлемых атрибутов кризиса является бесконечный рост цен, который тоже абсолютно рукотворен (вспомним хотя бы одну из его составляющих, – постоянные повышения в плановом порядке цен на газ, электричество, коммуналку).

Параллельно рост фискального бремени выталкивает с рынка законопослушных производителей. Последний пример такого рода – уход из Краснодара табачной фабрики «Филипп Моррис», одного из «пионеров» иностранного бизнеса в новой России. Помнится, в 90-е, во времена тотального чёрного нала, доля «табачки» в бюджете города в отдельные периоды составляла едва ли не четверть (по словам налоговиков). А причина ухода проста. Постоянный рост акцизов давно уже превысил скудные финансовые возможности нищающего населения, и потому расцвела альтернатива с серыми схемами, завозом сигарет из Луганска-Донецка и прочих подобных территорий. Нормальный производитель, вынужденный платить все поборы, в такой конкуренции проигрывает. А вместе с ним и бюджет, и все мы. Но это, похоже, никого не волнует. Прощай, табачка.

Кризисные явления: настоящее и перспективы

Власть, разумеется, не может ничего сказать о причинах кризиса и даже назвать его своим именем. А тем более предпринять расследование его истоков. Ибо в его итоге она непременно выйдет на себя. Однако в предлагаемых мерах по борьбе с ним недостатка нет. Хотя почти всегда они, мягко говоря, странные. Это касается не только нашей, российской власти, но и её коллег во многих частях света. Вспомним хотя бы, как президент Венесуэлы Мадуро, борясь с ценами и дефицитом, вызванным, по его мнению, спекулянтами-перекупщиками, вводил армию в магазины.

Ну и реакция власти на постоянный ценовой форс-мажор тоже характерна: нужно ввести заградительные пошлины, чтобы остановить экспорт. Всё предельно просто: «запретить и не пущать». Здесь, по сути, и решение, и весь анализ ситуации. Из него следует пара неизбежных и неприятных, хотя и несколько отложенных последствий.

Пока что просьба о запрете касается только отправки произведённой продукции на экспорт, но в недалеком будущем, как только давление федерального центра чуть ослабнет, запрет на вывоз продукции превратится в самостоятельный инструмент, который региональные власти будут применять по своему усмотрению. Он неизбежно «переместится» с государственной границы, на региональные, а то и районные. Более того, возможность налагать такой запрет станет одним из признаков «настоящей» власти (т. е. той исконной, в русском понимании, над которой нет начальника, абсолютной власти, пусть даже на уровне какого-нибудь чахлого района). И мы тут же увидим целый букет запретов на вывоз всего, чего угодно, – явный признак и преддверие «парада суверенитетов» (ещё один привет из 90-х). Это неизбежно, поскольку главный источник и запретов, и «парада» сохранился. Он – в сознании людей, в привычке быть единоличным правителем (неважно, какого масштаба; важно властвовать, а не договариваться), решать все вопросы самыми простыми способами, с помощью запретов и силового давления.

А второй вывод очень короток. Это слово «экстренно». Экстренно ввести запрет на вывоз. Т. е. прервать обычный товарообмен. Разорвать цепочки поставок, наплевав на все договоры, контракты, обязательства и последующие неустойки, финансовые потери, судебные иски для компаний. Работающих, кстати, на «твоей» территории и платящих налоги. Т. е. абсолютный правовой нигилизм, действие по принципу «написано, но я говорю вам». Невзирая ни на какие побочные эффекты. Потому лишь, что такова воля суверена этой земли.

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

кто

15.10.2021 18:55

Процесс расширенного капиталистического воспроизводства время от времени сменяется сокращением производства. Речь идёт не о случайных сокращениях, вызванных какими-либо чрезвычайными обстоятельствами (войны, неурожаи, стихийные бедствия), а о периодически повторяющихся уже на протяжении почти двух столетий сменах периодов расширенного воспроизводства периодами резкого сокращения масштабов производства. Такие явления получили название периодических экономических кризисов.

Периодические экономические кризисы перепроизводства затрагивают все сферы капиталистической экономики: производство, обращение, распределение и потребление.

Первый кризис разразился в 1825 г. (он охватил только Англию), второй — в 1836 г. (кроме Англии он охватил и США), третий — в 1847 г. (были вовлечены Англия, США, Франция и Германия). Кризис 1857 г. явился уже мировым экономическим кризисом, охватившим все главные страны мира. За кризисом 1857 г. последовал кризис 1866 г., затем кризисы 1873, 1882 и 1890 гг. В XX в. годами кризисов были 1900, 1907, 1920–1921, 1929–1933, 1937–1938, 1948–1949, 1953–1954, 1957–1958, 1973–1975, 1987. В XXI в.: 2001, 2008–2013(?).