Интервью:

Александр Селиверстов: «Поражает равнодушие – могила основателя Екатеринодара Захария Чепеги пребывает в заброшенном состоянии»

15.12.2023

Респондент: Александр Селиверстов

Интервьюер: Галина Ташматова

20898

«НГК»: Александр Владимирович, не так часто встречаются сегодня историки, которые работают «на вольных хлебах» и могут всецело отдаваться любимому делу. Какой жизненный путь пришлось Вам пройти, прежде чем посвятить себя истории безраздельно?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: После окончания Кубанского госуниверситета я два года работал в Государственном архиве Краснодарского края, но, так как постоянного места там не имел, в самом конце прошлого века согласился возглавить один из предложенных ведомственных архивов – в Краснодарском банке Сбербанка России. Как всякий вступающий в самостоятельную жизнь человек, в ту пору я нуждался не только в деньгах, но и в обретении постоянства, определённого социального статуса, и работа заведующим большим архивом в крупной организации позволила получить всё то, чего так поначалу хотелось. С немалым энтузиазмом принялся я преобразовывать своё архивное хозяйство, многое переделал в соответствии и с потребностями организации, и с современными требованиями. Работы хватало, но творческой назвать её было трудно. Хотелось заниматься тем, к чему всегда лежала душа, – историей. Для меня изучение, а главное – понимание человеческой истории означает понимание самого человека, замысла его сотворения, смыслов его существования, это означает понимание существа нашего бытия.

«НГК»: Мучительное чувство выбора между любимой работой и деньгами в молодости знакомо многим.

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Поначалу я нашёл для себя компромисс, историческим исследованиям стал посвящать своё свободное время, благо не был обременён семьёй.

«НГК»: Историки, как правило, люди одной темы. Как вы пришли к теме истории Православной Церкви?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: «Монастыри РПЦ в новейшей истории России» – так звучала тема моей дипломной работы. Однако дело не в дипломной теме, интерес к религиозной и церковной тематике возник ещё раньше. Откуда, почему? Видимо, потому, что на занимающие меня вопросы о существе человеческого бытия ответы дают именно религия и Церковь… Между тем, возвращение в профессию произошло нескоро и началось вполне себе буднично. «Бродя» по просторам Интернета в свободное от работы в банке время, я однажды наткнулся на сайт «Храмы России». Сама архитектура этого сайта, его энциклопедичность, удобная навигация, продуманный и весьма серьёзный, научный подход к делу основателей данного проекта произвели на меня сильное впечатление, и я загорелся идеей – собрать материал о православных храмах своего города. На тот момент проект не располагал никакой информацией ни о краснодарских, ни о других кубанских храмах. Именно тогда, в нулевые годы, началось моё сотрудничество с этим сетевым проектом.

Сначала во время долгого отпуска, затем по выходным на общественном транспорте я отправлялся к очередному краснодарскому храму. Причём в этих поездках открывал для себя не только храмы, но и районы, пригороды Краснодара, в которых прежде никогда не бывал. Со временем сфотографировал экстерьеры всех храмов РПЦ, действовавших тогда в городе, потом – места несохранившихся екатеринодарских церквей. Кроме снимков отправлял на сайт историческую информацию по церковно-приходской истории города, а затем и края. Спустя несколько лет у меня уже имелся объёмный материал по данной тематике, и сама собой пришла мысль издать его отдельной книгой.

«НГК»: Издание книги, да ещё иллюстрированной цветными фотографиями – удовольствие дорогое. Если не секрет, за чей счёт была издана Ваша первая книга «Все храмы города» в 2014 году?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Честно говоря, немалое время копил я деньги на издание этой книги. Но к моему немалому удивлению и, прямо скажем, радости вдруг нашёлся издатель. Руководитель краснодарского издательства «Традиция» пришёл в Краснодарское епархиальное управление с инициативой издать книгу по истории краснодарских храмов. Это случилось в то самое время, когда я сам явился в управу, чтобы поставить церковные власти в известность о своих работе и планах. «Традиция» взяла все расходы по подготовке книги на себя, за что я безмерно благодарен издательству! Результат получился хороший – она стала лауреатом конкурса на лучшую книгу года, изданную в России, в своей номинации. 1000 экземпляров «Всех храмов города» приобрела администрация Краснодара, в частности для пополнения всех муниципальных и школьных библиотек. Поскольку книга здорово продавалась (издатель однажды поделился, что ни одна другая книга, выпущенная им, не расходилась настолько успешно), я получил предложение продолжить тему. К этому времени я был уже уверен в собственных творческих силах, решился оставить работу в банке и всецело посвятить себя истории и литературе. В материальном отношении, конечно же, потерял, зато приобрёл в моральном. В 2016 году вышел первый том книги «Все храмы края. Кубанская митрополия», в 2020 году – её второй том. В ходе работы над 2-томником я объехал уже весь край, все его 44 района. Это было по-настоящему счастливое время!.. В 2022-м родились книги «Белый собор на Красной улице» и 2-частное издание с укрупнённым шрифтом для слабовидящих «Все храмы края: избранные сведения».

«НГК»: Александр Владимирович, среди кубанских краеведов вы также известны как поборник идеи проведения раскопок могилы Захария Чепеги и его перезахоронения. Напомните, пожалуйста, молодым людям, чем славен этот герой.

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Кошевой атаман Черноморского казачьего войска Захарий Алексеевич Чепега – историческая фигура общероссийского масштаба. Это один из русских военачальников конца ХVIII века, один из героев Русско-турецкой войны 1787–1791 годов и Польского похода 1794 года. Он имел звание генерал-майора, был кавалером высших государственных орденов. 3ахарий Чепега – бывший запорожский казак. После упразднения Запорожской Сечи в 1775 году он не предал Россию, не ушёл на сторону Османской империи, в Задунайскую Сечь. Оставшись верным Родине, получив под своё начало новообразованное Черноморское казачье войско, привёл его на ставшую частью России Кубань – чтобы защищать новые русские рубежи. Именно он основал кубанскую столицу город Екатеринодар.

«НГК»: С кем из известных исторических личностей, на Ваш взгляд, сопоставима фигура Захария Чепеги?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Фигура Захария Чепеги почти равнозначна фигуре Юрия Долгорукого для Москвы. Чепега – основатель нашего города. Равнозначна почти – потому что Чепега, в отличие от Долгорукого, не предполагаемый, не гипотетический основатель, но безусловный, неоспоримый. В июне 1793 года он приехал на один из 10 пограничных постов, которые по его же указанию были основаны казаками на правом берегу Кубани, и решил, что именно здесь будет войсковой град. Спустя примерно 3 месяца, основанный Чепегой город был назван Екатеринодаром. А в январе 1797 года, спустя 3,5 года, Чепега умер и был похоронен в екатеринодарской крепости, «посреде назначенного для соборной войсковой церквы места».

«НГК»: Напомните для тех, кто слабо знает историю нашего края, был ли построен запланированный казаками храм?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Да, его построили в 1800–1802 годах, Екатеринодар украсился грандиозным собором Воскресения Христова. Возведённый из дерева, без каменного фундамента через несколько десятилетий он пришёл в ветхость и к февралю 1879 года был разобран. На его месте решили соорудить каменную церковь с тем же, Воскресенским, посвящением. При разборке деревянного собора, как свидетельствовал современник, «найдены были хорошо сохранившиеся деревянные гробы нескольких давно погребённых именитых кубанцев. Между ними поражал своей величиной гроб Чепеги». Найденные останки закопали на том же месте.

«НГК»: А что с ними, с останками, «именитых кубанцев» стало потом?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Летом 1887 года останки были снова извлечены и перезахоронены под трапезной строящейся каменной церкви. Вместе с Чепегой захоронили троих из 6 найденных погребённых под старым собором: атамана Т. Котляревского, протоиерея Р. Порохню, полковника А. Высочина. Летом 1930 года кирпичный Воскресенский храм был уничтожен. Захоронение основателя города оказалось заброшенным на многие десятилетия. Вот уже 93 года на месте храма и этих захоронений – затоптанное пустое место.

«НГК»: Насколько точно удалось определить место, где находился Воскресенский храм и могилы славных казачьих сынов, которым многим обязана современная Кубань?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Не только по архивным, но и по фотодокументам место храма и захоронений под его трапезной, в том числе Захария Чепеги, хорошо известно.

«НГК»: Выходит, что нам известно точное место захоронения основателя Екатеринодара-Краснодара Захария Чепеги, а могила его и других казаков, сыгравших важную роль в истории становления кубанского казачества в XVIII веке, до сих пор никак не обозначены?! И это при том, что мы возрождаем казачество, много говорим о любви к своему родному краю и призываем изучать его славную историю?!

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Начиная с 1990-х годов, неравнодушные краснодарцы неоднократно обращались к властям города и края с предложением – перезахоронить прах основателя города. Было подготовлено на эту тему и письмо президенту Путину, которое подписало около ста известных, авторитетных людей Кубани. Несмотря на эти обращения, политической воли кубанских руководителей так и не последовало, и могила Захария Чепеги на сегодняшний день продолжает оставаться заброшенной.

На фото: так выглядит место упокоения Захария Чепеги и других казачьих сынов

«НГК»: Если бы на месте могилы Захария Чепеги было какое-то строение, то ещё можно было бы понять, с чем связаны проволочки. Но ведь там сквер, и ничто не мешает по христианским обычаям восстановить могилу отцу-основателю города Краснодара и поставить на ней памятник Захарию Чепеге.

А. СЕЛИВЕРСТОВ: Современные технологии позволяют с большой долей точности по черепу восстановить внешность человека. Ведь прижизненных портретов Чепеги написано не было, и мы не знаем, как он выглядел. Воссоздав черты его лица, можно сообщить их достойному отдельному памятнику Захарию Чепеге, которого на Кубани до сих пор нет. Где его можно было бы установить? На мой взгляд, лучшее место такого памятника – одна из центральных площадей нашего города. На месте же Воскресенского храма и захоронений под ним лучше всего было бы поставить часовню-усыпальницу, под которой восстановить склепы Чепеги, Котляревского, Порохни, Высочина, а в самой часовне – поместить информацию обо всех похороненных на небольшом кладбище, которое существовало при Воскресенских храмах…

И прежние, и нынешние руководители Кубани вроде бы соглашаются, что это надо делать, но дело с мёртвой точки почему-то не движется.

«НГК»: А к нынешнему губернатору – Вениамину Кондратьеву обращались с просьбой – восстановить могилу Захария Чепеги?

А. СЕЛИВЕРСТОВ: За последние годы я подготовил три обращения к Вениамину Ивановичу по данному вопросу; последнее, коллективное, – в 2021 году. Все три он переадресовал в Департамент по делам казачества, который каждый раз присылал отрицательный ответ-отписку. Впечатление такое, что кому-то из губернаторского окружения эта идея пришлась не по вкусу.

Сейчас на месте храма и могилы Захария Чепеги находится сквер Детской краевой клинической больницы

«НГК»: Но ведь этот вопрос не рассосётся сам собой! Нынешним ли, будущим ли руководителям города и края его будут снова и снова задавать неравнодушные граждане. Разве можем мы считать себя истинно православными людьми, если могилы казачьих героев, тем более могила основателя Екатеринодара Захария Чепеги, превращены в газон, на котором выгуливают собак?! Стыдно должно быть всем нам…