Интервью:

Громов Владимир Прокофьевич

25.06.2012

897

О путях и перспективах современного казачества наш корреспондент побеседовал с депутатом ЗСК, заместителем председателя комитета по военным вопросам, воспитанию допризывной молодежи и делам казачества Владимиром Громовым. Владимир Прокофьевич не так давно побыл в Москве на конференции, посвященной проблемам казачества.

– Какие вопросы обсуждали на этот раз в Москве, и что Вы вынесли для себя по итогам этой конференции?
– В последнее время вообще много проводится конференций, посвященных проблемам казачества и его современному положению. Сравнительно недавно в Москве в "Центре исследования Кавказа и Востока", созданном на базе Российского государственного торгово-экономического университета, прошла упомянутая вами конференция "Современное казачество России: 20 лет возрождения и этнополитические перспективы". Там были отмечены серьезные успехи, сделанные ККВ войском на пути возрождения, – успехи важные не только для кубанских казаков, но и для всего российского казачества в целом. Это вызвано несколькими причинами. Во-первых, кубанские казаки и казачья интеллигенция внесли огромный вклад в формирования казачьего самосознания, в пробуждении интереса казаков к казачьей истории, культуре, традициям. Позволили вообще заявить о своей принадлежности к тому или иному казачьему войску. Кроме того, казачество на заре своего возрождения выступало как определенная стабилизирующая сила на фоне ослабления центральной власти и беспредела 90-х годов. Многие тогда искали защиты в рядах казачества и получили ее. В то время казачество, с его демократическими традициям, представляло собой элемент гражданского общества. Это проявлялось и в повседневной жизни казачества, и в том, как голосовали казачьи депутаты в ЗСК, и в отношениях с центральной властью. Все это позволило кубанскому казачеству четко позиционировать свое возрождение, как возрождение именно этнокультурной общности, исключающей те или иные сословные элементы. Когда ККВ был принято в государственный реестр в 1998 году, наши традиции и устои были сохранены в неприкосновенности, это было одним из условий нашего вступления в реестр. Казачество было представлено в различных органах власти, в ЗСК, причем мы именно выдвигали своих казачьих кандидатов на те или иные должности, а не объявляли казаками того или иного чиновника, как это было у донских казаков, где человек принимался в казаки только по факту своего нахождения у власти.
С начала 90-х годов параллельно происходили процессы национального возрождения и формирования самосознания у казаков и народов Северного Кавказа. И наша позиция, цели и задачи этнокультурного возрождения встретили понимание и одобрение у властных структур и интеллигенции, общественных организаций национальных республик.
Однако в последнее время, после принятия "Закона о государственной службе", в российском казачестве наметилась тенденция превращения казачества в служилое квазисословие. "Квази" потому, что понятие сословности подразумевает все-таки не только обязанности, но и определенные права, как это было до революции. А сегодняшняя концепция подразумевает одни обязанности. Я полностью согласен с мнением донского историка Александра Козлова, что государство всегда подходило к казачеству с точки зрения меркантильных интересов, без учета интересов самого казачества. И эта концепция приводит к затуханию этнического самосознания казачества на фоне растущего самосознания народов Кавказа. Это приводит к определенному этническому дисбалансу в регионе.
– Насколько мне известно, после выхода закона о партиях заговорили о создании казачьей партии, которая могла бы отстаивать интересы казачества?
– Да, об этом много говорят в последнее время. В воздухе витает идея создания некоей структуры, параллельной казачьему войску, которая позволила бы казачеству сохраниться еще и как элементу гражданского общества. Многие считают, что такой структурой могла бы стать некая казачья партия. Я много общаюсь с казаками: рядовыми и атаманами. Порой у меня дома собиралось по тридцать человек зараз. Я знаю, что их не устраивает ситуация, сложившаяся в войске, его чрезмерное администрирование и другие проблемы. Некоторые из них уже готовы выйти из войска. Но я всегда говорю в таких случаях: "Не для того мы войско создавали, чтобы сейчас из него выходить. Лучше заставьте к себе прислушаться тех начальников, что пытаются сейчас вами руководить, станьте реальной силой в самом войске, а не кричите просто: "Любо"! Что же до казачьей партии, впервые эта идея возникла еще в 2007 году на Большом круге казаков в Москве в Храме Христа Спасителя. Я тогда выступил с речью, в которой убедил казаков, что никакой казачьей партии не может быть, что идея эта высказывается либо далекими от казачества людьми, либо и вовсе провокаторами.
Теперь эти идеи вновь витают в воздухе. Я спрашиваю казаков, какую партию они собираются создавать: оппозиционную или проправительственную? В оппозицию казакам идти как-то не с руки, а бегать из одной партии в другую тоже не по-казачьи. Тем не менее, сейчас в Минюсте ждут регистрации около пяти партий, которые по идее будут представлять интересы казачества. От руководителя одной из таких партий я получил предложение возглавить их региональное отделение. Ну, встретился я с этим человеком, когда был в Москве. Просто интересно было посмотреть, кто же этим занимается. То, что я увидел и услышал, меня совсем не воодушевило. Нормальной программы у предполагаемой партии нет, устава тоже нет, есть некий туманный "социальный консерватизм" в качестве идеологической основы данной партии. Неизвестно даже, кто будет ее лидером. Да и пока руководят ею люди весьма далекие от казачества. Так что от предложения я того отказался, приглашение приехать на учредительный съезд отклонил, а здесь казакам сказал: "Хотите езжайте в Москву, но я эту идею не поддерживаю. А вот недавно узнал, что съезд прошел, выбрали заместителя – человека, с которым я говорил в Москве, а вот председателя – так и нет. Лишний раз убедился, что все это крайне несерьезно. Все эти партии – однодневки, у них нет будущего, а значит, и пользы казакам от них никакой не будет. Кстати, я проинформировал о создании казачьей партии атамана Николая Долуду, и тот согласился с моей точкой зрения. Все эти партии – явление казакам чуждое и, значит, им не нужное.
– Насколько я знаю, не так давно прошел очередной Совет атаманов Кубанского казачьего войска, где государственный чиновник представил "Стратегию развития российского казачества до 2020 года".
– Да, представителя Минрегионразвития чуть ли ни освистали, когда он попытался предложить эту "Стратегию". Ее подвергли жесточайшей критике и в итоге ее теперь будут радикально менять, и дорабатывать. К чести кубанского казачества, наше войско – единственное в России, кто ясно и четко сказал свое "нет" этой концепции. Ведь, по сути, ее принятие означало бы попрание всех устоев казачества, растворение самобытных казачьих войск в некоей аморфной "всероссийской" структуре.
– Скоро выборы в Законодательное собрание края. Будете ли Вы снова баллотироваться на пост депутата?
– Этот вопрос мне задают многие: казаки и мои земляки в Приморско-Ахтарском районе. На это я отвечаю, что в ЗСК я являюсь членом фракции партии "Единая Россия", я являюсь сторонником этой партии и прошел в кубанский парламент именно по единороссовским спискам. Соответственно и мое выдвижение в ЗСК является вопросом партийной дисциплины и решается партийным руководством. Захотят меня видеть в следующем составе кубанского парламента – вопрос открытый. Там знают, что у меня есть свои взгляды, принципы, свои представления о том, каким путем следовать кубанскому казачеству и Кубани в целом. Не всем это нравится, так же, как и не всем по душе то, что я много знаю и понимаю в делах казачества. Законодательное собрание края этого созыва приняло ряд важных законопроектов, отстаивающих интересы кубанского казачества, да и вообще казачества в России. В частности, благодаря внесенным поправкам в федеральные законы "О некоммерческих организациях" и "О государственной службе казачества", удалось закрепить правовой статус казачьих войск, внесенных в государственный реестр. В частности, четкое и недвусмысленное определение ККВ как некоммерческой организации дает все юридические основания для того, чтобы войско получило бюджетное деньги напрямую, отменяет необходимость создания так называемого ГУ "Казаки Кубани", которые, правда, почему-то никто не распускает. Кроме того, в ЗСК было принято постановление "Концепция государственной политики Краснодарского края в отношении кубанского казачества". И в этом документе четко очерчена задача этнокультурного возрождения кубанского казачества. Это очень важный документ, но казаки и атаманы основных положений его не знают. С осени этого года буду пенсионером, пойду туда, где мои знания и опыт будут более востребованы. Пусть даже если это окажется место на шлагбауме или на проходной.
Денис ШУЛЬГАТЫЙ