Общество:

Про суд и Минпромторг

08.05.2024

Журналиста «НГК» не пустили на заседание открытого процесса по требованию прокурора

Автор: Редакция «НГК»

1767

«Гласность является гарантией справедливого судебного разбирательства и обеспечивает общественный контроль за функционированием судебной власти», – подчеркнул недавно на одном из совещаний наш земляк, глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

Несмотря на глобальную работу, которую ведёт судебная система России в части взаимодействия судов и СМИ, на местах представители Фемиды продолжают игнорировать пожелания своего руководства, нарушая права журналистов на получение информации.

Журналисты «Новой газеты Кубани» на протяжении 20-летней истории издания сталкивались с разными случаями, когда судьи пытались отказать им в допуске на судебные заседания. Доходило даже до того, что судья требовал предоставить оригинал свидетельства о регистрации СМИ (Каневской районный суд). Бывали, конечно, и курьёзные случаи. Недавно судья Северского районного суда вынесла постановление – «разрешить журналисту вести аудиозапись». Много чего было за эти 20 лет, впору уже книгу издавать о том, как судьи Краснодарского края на деле претворяют требование о транспарентности судебной системы нашей страны.

А вчера … мы столкнулись с тем, что судья не допустил журналиста на судебное заседание, сославшись на статью, которую сам и нарушил.

На днях, 6 мая 2024 года, мировой судья судебного участка № 53 Прикубанского округа г. Краснодара Антон Назаренко рассматривал дело об административном правонарушении в отношении предприятия «Кубань – Монтаж - Строй» по ч. 2 ст. 19. 28 КоАП.

Административное дело было возбуждено в феврале 2023 года прокуратурой Прикубанского округа Краснодара, сама прокурорская проверка велась с ноября 2022 года.

В рамках этой проверки ни сотрудниками Туапсинской районной прокуратуры (организация ведёт свою деятельность, в том числе и на территории  Туапсинского района), ни сотрудниками прокуратуры Прикубанского округа  г. Краснодара решения о её проведении не принималось. Соответственно и руководству предприятия оно не направлялось, чем надзорное ведомство нарушило ряд федеральных законов, в том числе и приказ Генпрокурора РФ. Органам прокуратуры было достаточно лишь заявления  начальника управления по экономической безопасности «РН-Туапсинский НПЗ» Загита Рысмухаметова для начала проведения данной проверки.

Последствия данной прокурорской проверки – арест счетов предприятия и полная блокировка его деятельности. А ведь предприятие – одно из немногих в крае, кто выполняет технологическую работу по нефтяным трубопроводам. Дело даже дошло до процедуры банкротства.

Но возвращаемся к нашей судебной системе.

На этом судебном заседании мировой судья Назаренко  счёл необходимым поинтересоваться у представителя прокуратуры Екатерины Шарун её мнением о присутствии журналиста «Новой газеты Кубани» в судебном заседании.  

Представитель прокуратуры ответила буквально  следующее:

– Прокуратура ранее возражала против участия СМИ в судебных заседаниях в связи с тем, что НПЗ включён в реестр предприятий оборонно-промышленного комплекса, кроме того, в ходе судебного заседания у нас неоднократно исследовались материалы, относящиеся  к частной жизни лиц, участвующих в деле, в связи с чем возражаем об участии СМИ в судебном заседании, – уверенная в собственной непогрешимости пояснила Шарун.

 Даже судья Назаренко не сразу понял, о чём речь.

– Прокуратуре вопрос, я просто не в курсе, это чё за реестр о включении? – поинтересовался судья.

– Уважаемый суд, реестр предприятий оборонно-промышленного комплекса – это у нас Приказ Министерства обороны издан, в связи с чем это предприятие входит в военную структуру и осуществляет там поставку, предоставление услуг Министерству обороны, а также государству, – парировала представитель прокуратуры, уверенная в том, что слово «гостайна» произведёт магическое действие на участников.

В итоге, судья отказал в удовлетворении ходатайства о допуске СМИ на основании ч. 1 ст. 24.3. КоАП РФ и велел журналисту «НГК» покинуть процесс.

Спорить с ним мы не стали, но должны же мы заявить свою позицию по этому инциденту. Редакция настаивает на том, что и прокурором, участвующим в процессе, и судьёй права журналиста были грубо нарушены. Попытаемся доказать это с помощью закона.

«Дела об административных правонарушениях подлежат открытому рассмотрению, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 ст. 28.6 настоящего Кодекса, либо случаев, если это может привести к разглашению государственной, военной, коммерческой или иной охраняемой законом тайны, а равно в случаях, если этого требуют интересы обеспечения безопасности лиц. С учётом того, что НПЗ входит в систему обороны, возможно разглашение военной и иной, охраняемой законом тайны», – зачитал в процессе норму закона судья Назаренко.  

Позже журналист попросил представителя прокуратуры Екатерину Шарун назвать нормативно-правовой акт, на который она сослалась.

«Приказ Генерального прокурора № 138 от 17.01.2024 года, в котором перечень предприятий оборонно-промышленного корпуса на территории Российской Федерации», – ответила сотрудница надзорного ведомства.  

Однако в тот же день из прокуратуры Краснодарского края мы получили уже другую информацию:

«На основании приказа Минпромторга от 17.01.2024 #138 (ДСП) «РН-Туапсинский НПЗ» включён в реестр предприятий оборонно-промышленного комплекса, в связи с тем, что в ходе судебного заседания изучаются материалы,  относящиеся к деятельности юридического лица (коммерческая тайна, а также финансово-хозяйственная деятельность предприятия), а также затрагивается частная жизнь лиц, участвующих в деле, что нарушает права и законные интересы таковых, присутствие СМИ в судебном процессе недопустимо».

Как видим, данный приказ предназначен чисто для служебного пользования.

А как же статья 123 Конституции Российской Федерации, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, часть 1 статьи 10 ГПК РФ, часть 1 статьи 24.3 КоАП РФ, часть 1 статьи 241 УПК РФ, статья 12 «Закона об обеспечении доступа к информации»? Постановление Пленума Верховного суда РФ от 13 декабря 2012 года № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», да и сам «Закон о СМИ»?

Вся эта законодательная база обеспечивает гласность судопроизводства, возможность присутствия в открытом судебном заседании представителей СМИ.  

Ведь при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении «Кубань – Монтаж Строй» по ч. 2 ст. 19. 28  КоАП в соответствии с ч.1 ст. 24.3. КоАП РФ, дело подлежит открытому рассмотрению. Действительно, закрытое судебное заседание может быть проведено в случаях возможного разглашения государственной или иной охраняемой законом тайны, когда этого требует обеспечение безопасности участвующих в деле лиц. Но для этого требуется предварительная процедура!

Сославшись на эту норму закона, мировой судья Назаренко не допустил журналиста на открытое судебное заседание. Но поскольку он не вынес мотивированного определения о закрытии судебного заседания, не обосновал,  какие именно сведения могут быть разглашены в ходе рассмотрения дела, то и не имел права удалять журналиста  из судебного процесса. Судья вынес лишь устное определение о том, что журналисту отказано присутствовать в суде, не предприняв мер к тому, чтобы дело рассматривалось в закрытом процессе.

То есть, сославшись на ч. 1 вышеуказанной статьи КоАП, судья Назаренко не выполнил нормы следующего пункта этой же статьи, которая гласит:

«Решение о закрытом рассмотрении дела об административном правонарушении выносится судьёй, органом, должностным лицом, рассматривающими дело, в виде определения».

Желание не допускать журналиста в это судебное заседание было столь велико, что и судья, и представитель прокуратуры  не взяли себе за труд изучить документ, на который они сослались. Мы же в свою очередь не имеем права оставлять подобные факты без внимания. Тем, кто стремится скрывать от журналистов информацию всякими правдами и неправдами, пора понять, что СМИ умеют не только писать, но и читать законы!

Отдел расследований «НГК»