Общество:

Воины Макаровы

29.04.2021

Вот она, наша нерастраченная сила, неразгаданная грусть, величие священного Подвига того поколения

Автор: Читатель НГК

Фото: Читатель НГК

336

0

Моя бабушка, Макарова Ульяна Стефановна, – простая русская крестьянка, мать-героиня (родила 18 детей), в 1941-м благословила своих шестерых сыновей и троих внуков на войну. И они с честью выполнили свой священный долг…

В той войне нашему семейному роду Макаровых повезло – все девять воинов вернулись, хотя и израненными, но живыми.

Наверно, благодаря молитвам бабушки. Дни и ночи напролёт она просила Господа Бога спасти и сохранить её кровинушек.

Она ведь по-своему воевала за девятерых. Обширна география полей их сражений, трудно описать словами, какую боль испытала бабушка, когда получила в 41-м похоронку на своего сына Никифора. Материнское чутьё подсказывало ей, что молиться нужно не за упокой души убиенного, а за здравие… И она просила об этом Всевышнего. И сын в 46-м перешагнул   порог родного дома.

Внук Николай – мой двоюродный брат, участник сражений на Малой земле, рядовой морской пехотинец, оказался в гуще боёв в районе Новороссийска…

      

 На фото (1977 г.)  Николай Карпухин-Макаров, капитан первого ранга в отставке, кавалер орденов Отечественной войны II степени и Красной Звезды, многих медалей.

Из его скупых рассказов о тех далёких событиях:

«Обстановка на южном направлении советско-германского фронта в начале 1943 года складывалась следующим образом: успешно завершена ликвидация армии Паулюса под Сталинградом; на Кавказе готовилась наступательная операция на Майкопском направлении силами Черноморской группы (18, 46, 47, 56-й армий)…

В районе оккупированного врагом Новороссийска планировалось проведение двух десантных операций: отвлекающей и основной.

По планам командования, на направлении главного удара десантирование должно было осуществить под прикрытием огня кораблей поддержки и авиационной бомбардировки, подавление сопротивления противника на берегу, и соединение с уже ранее высадившимися воздушными десантниками. После чего планировалось прорваться к Новороссийску, соединиться с основными силами, обеспечить блокирование и последующий захват города.

То есть основной десант должен был высадиться с кораблей в районе Южной Озереевки.

Отвлекающий – в районе Станички. Участок местности на западном берегу Новороссийской (Цемесской) бухты и южной окраины Новороссийска (мыс Мысхако) впоследствии был назван Малой землёй. Как раз второй десант должен был дезориентировать противника, создав впечатление десантной операции на направлении главного удара.

Основная группа десанта состояла из 83-й (в которой я служил матросом) и 255-й бригад морской пехоты, 165-й стрелковой бригады, отдельного фронтового авиадесантного полка, отдельного пулемётного батальона, 563-го танкового батальона, 29-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка.

А вспомогательный десант под командованием майора Цезаря Куникова насчитывал 275 бойцов морской пехоты без тяжёлого вооружения.

Но операция пошла не по плану. В районе Южной Озереевки (места планируемого основного удара), встретив яростное сопротивление и шквальный огонь противника, десантирование сорвалось… Высадка оказалась безуспешной и привела к колоссальным потерям в живой силе, технике и кораблях. Наша операция на направлении главного удара захлебнулась, наступательный характер вынужденно сменился оборонительным…

Оперативно было принято решение: бригадам морской пехоты перенести высадку в район Станички (Малой земли). То есть усилить позиции вспомогательного десанта, высадившегося ранее в ночь на 4 февраля.

В тёмное время суток 8 февраля морские пехотинцы продолжили атаковать этот плацдарм. Высаживались с тихоходных ботов (6 узлов, это лишь 11 км/час) под плотным огнём противника.

Немец яростно сопротивлялся, лупил по нам из всех видов вооружения…   Каждая неприятельская батарея применяла свой цвет снарядов, очевидно, для корректировки огня. Этот смертельный фейерверк, цветное «шоу», трудно описываемое словами…

Взрывной волной многих, и меня в том числе, смыло в ледяную купель… А потом был отчаянный рывок – попытка закрепиться на суше… Холодный берег встречал нас горячим дыханием…

Каждый из оставшихся в живых старался как можно быстрее зарыться в землю, построить собственноручно в каменистом грунте персональный   окоп.

Сверху поливал то ледяной дождь, то сыпал колючий снег с роящимися пулями и осколками, под ногами хлюпала вода…Чтобы не промокнуть, мы устилали дно своих укрытий ветками кустарников.

Чумазые, голодные, мокрые, продрогшие… Но, что удивительно, не болели. Очевидно, организм был максимально сосредоточен на выживании в этих адских, нечеловеческих условиях!

Самым страшным для меня, 18-летнего мальчишки, казалась не сама атака десантирования, а нахождение в секрете и… танковая атака. Секрет – это наблюдательно-сторожевой дозор в составе одного-двух человек, высылаемый на 30-40 метров между нашими и немецкими передовыми линиями. Он менялся через каждые два часа и, по сути, представлял собой живую мишень…

А танковая атака – это огромная смертельная масса металла и огня, несущаяся на тебя с рёвом и скрежетом, давящая на голову леденящим душу ужасом…

Костя Романов, мой сосед по окопу, простой паренёк из рязанской деревни, в той атаке подбил танк, но погиб и сам. Ранее он участвовал в обороне Одессы, Севастополя, сражался на высоте, названной Огненной. Словом, был бывалым воином. О его мужестве и героизме писали тогда газеты Черноморского флота. Был награждён орденами Красного Знамени, Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Накануне, за несколько часов до боя, Костя делился со мной воспоминаниями о совсем вроде бы недавнем детстве. Как вместе с братьями и сестрёнкой в уютной теплой избе за нехитрым семейным столом они пили чай с ароматным земляничным бабушкиным вареньем и вкусными пирогами… На фоне фронтового быта с его грозной и грязной повседневностью эти дни казались лучшими в жизни.

В том бою, 21 марта сорок третьего, получил тяжёлое ранение и я. Осколок остановился в нескольких миллиметрах от позвоночника. А стоило ему продвинуться ещё чуть-чуть, и остался бы я навечно там, на Малой земле.

Эвакуацию раненых осуществляли тихоходными катерами, которые подвозили боеприпасы и продовольствие. После их выгрузки брали только тех раненых, которых можно было поднять на борт.

В их числе оказался и я... А все нетранспортабельные, фактическое большинство, навсегда остались там, на небольшом клочке суши, на котором не было ни метра площади, куда бы ни свалилась бомба, не упала мина или снаряд…

Не случайно наш командир Новороссийской базы контр-адмирал Г. Н. Холостяков, выступая перед своими воинами-десантниками, с благодарностью признал: «Кто побывал на Малой земле, уже стал героем!»

Бои на Малой земле, вопреки планам командования, продолжались до осени 43-го…

9 сентября началась знаменитая операция по освобождению Новороссийска. И именно плацдарм в районе Станички сыграл свою роль – с него наступала одна из трёх групп войск, обеспечивавших блокирование и захват города.

К 16 сентября Новороссийск был полностью освобождён. Этот день и считается датой окончания эпопеи Малой земли, которая длилась 225 дней и ночей и стала ещё одной страницей мужества и героизма   советских воинов. Считаю, что это произошло и благодаря  профессиональным действиям наших талантливых командиров, в частности, начальника Новороссийской базы, расквартированной тогда в Геленджике, контр-адмирала Г. Н. Холостякова, Героя Советского Союза, нашего любимца… Его заслуги в Великой Отечественной достойно отмечены не только высокими советскими наградами, но и иностранными орденами. Ведь решающую роль в освобождении города сыграли моряки Новороссийской базы. Именно по инициативе Холостякова из них были обучены и сформированы подразделения спецназа хорошо подготовленных моряков-десантников. Они на торпедных катерах стремительно ворвались в акваторию порта, а за ними последовали «охотники» с главными силами спецназа. Дерзкий внезапный манёвр в этот раз сработал безотказно – враг не ожидал такого напора, дрогнул и, опрокинутый, побежал…»

Я всегда с интересом слушал скупые рассказы старшего брата и поражался его способности с высоты прожитых лет подвергать     анализу пережитые дни войны...

Вот она, наша нерастраченная сила, неразгаданная грусть, величие священного Подвига того поколения.

Борис Макаров, ст. Старощербиновская

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Комментариев к этой новости пока нет.