Соц. сфера:

Армавир: Детская деревня может стать международным центром

22.06.2022

Почти 8 лет в Армавире существует Детская деревня. Она небольшая, – всего 3,15 га, – но эта территория вместила целый мир

Автор: Редакция «НГК»

322

Такие миры, как жемчужины, разбросаны по всей территории планеты. Они вырастают там и здесь после 1946 года, когда их придумал австриец Герман Гмайнер. Как альтернативу для сирот, миллионы которых неприкаянно бродили по полям великих сражений или в лучшем случае пребывали в казенных учреждениях. Как путь к спасению и альтернативу казенщине, убивающей душу.

В нашей стране первая подобная Деревня появилась в 1996 году в Подмосковном поселке Томилино. Сегодня их уже полтора десятка. Об истории и перспективах армавирской Деревни мы беседуем с её бессменным директором Галиной Юдиной.  

– А если вкратце, в чём основная цель проекта и его отличие от Детского дома?

– Разница существенная. Такие проекты как раз и создаются для того, чтобы дать как можно большему количеству детей, оставшемуся по разным причинам без кровных родителей, жить и воспитываться в условиях семейной заботы и тепла. Прежде всего, принимаются на воспитание те, кому трудно найти семью – родные братья и сёстры, подростки, дети с особенностями развития. В нашей Деревне живут семьи, которые воспитывают по 8-10 детей. Большим дополнительным плюсом такого социального проекта является наличие собственной Службы сопровождения (психологи, социальные педагоги, логопеды, арт-терапевты). Специалисты помогают семьям эффективно преодолевать последствия травматического опыта детей, получать новый опыт позитивного взаимодействия.

– Большие, наверное, должны быть «хаты» на такую большую семью?

– Весьма большие. Двухэтажные коттеджи, площадью около 300 кв. м.: 5 жилых комнат, кухня-столовая, терраса, гардеробная, подсобные помещения и 4 санузла. Каждый дом рассчитан на проживание родителей и 6-8 детей. Разумеется, в нём заранее присутствует всё необходимое – от мебели до бытовой техники и посуды. Так что обустраиваться, «обживать» его практически не приходится. И это тот случай, когда сама обстановка оказывает терапевтическое воздействие, по контрасту в большинстве случаев с убогим бытом прежней жизни.  

– А как выглядит сама деревня?

– Она состоит из 12 жилых коттеджей, в каждом из которых проживают приёмные родители и 6-10 детей, а также административного здания с конференц-залом, детского центра дополнительного развития, спортивной и игровой площадок.

Подлинной «точкой притяжения» Деревни стал социально-образовательный центр, значение которого выходит далеко за её пределы. Здесь предоставляются услуги специалистов, ведётся работа по ранней профилактике сиротства, проводятся досуговые мероприятия. Есть актовый зал на 154 места, библиотека, 25 кружков, секций, студий; игровые комнаты и ещё много чего.

Причем мы работаем не только «на себя», но и предлагаем свои услуги всему городу, всем желающим. Напомню, у нас, вдобавок к 25 различным кружкам и секциям для детей от 6 месяцев до 18 лет (исправление речи, помощь психолога, подготовка к школе, рисование, английский, пение, танцы и даже гончарная мастерская, студия пластилинового мультфильма), существует более 30 образовательных курсов для взрослых. 

На сегодняшний день в нашей Деревне проживают 10 приёмных семей и более 70 детей. На смену выросшим ребятам приходят новые, которые попадают в семейную обстановку со сложившимися домашними традициями. То есть постоянного населения примерно 90 человек (включая родителей и гостевой домик).

– Когда она началась?

– В 2013 году заложили первый камень, года за полтора стройку завершили, а в 2015 году в деревне появились жители, – дети, родители, специалисты службы сопровождения – и началась жизнь. 

– А кто они такие, эти родители приёмных детей?

– С декабря 2013 года по апрель 2015 года Благотворительный детский фонд «Виктория» проводил в Краснодарском крае отбор и подготовку приёмных семей для участия в программе Детская деревня «Виктория». Вся работа шла при поддержке и помощи Министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края. Летом 2015 года выбранные семьи переехали жить в Детскую деревню.  

В процессе отбора перед специалистами Фонда стояла задача определить те семьи, которые наиболее отвечают формальным и психолого-педагогическим критериям программы. Сначала была заочная форма отбора, потом очная. Мы заранее проинформировали о своём проекте более 2000 приёмных семей, с 200 из них провели встречи, собеседования.

Могу перечислить основные требования. Тем более, что в них нет ничего необычного: возраст – 30-55 лет, стаж приёмного родительства не менее трёх лет, образование – не ниже среднего специального у обоих родителей. Семья должна иметь собственное жилье, приемлемое для проживания, без обременения и задолженностей. Один из родителей должен иметь постоянную работу. Другое дело, что это общие требования, а при отборе на такую работу, которая на самом деле неотличима от жизни, которая и есть сама жизнь, важны тонкие нюансы. 

– Ну то есть в итоге приёмные родители всё же отличаются от обычных?

– И да и нет. С точки зрения восприятия ребёнка, мы стремимся, чтобы родители воспринимались как обычные, родные. Но с точки зрения нашей «внутренней кухни», технологии, мы решаем важную задачу, которую ставили изначально, – создать сообщество родителей и обеспечить их постоянное профессиональное совершенствование как родителей. Для этого мы проводим встречи с представителями московской школы приёмных родителей, «родительские университеты», тренинги, постоянно повышаем их родительские компетенции, подробно разбираем все произошедшие случаи. Когда надо, на помощь приходят дефектологи, психологи и другие специалисты.

Плюс, что ещё очень важно, мы не замыкаемся в себе, как большинство «обычных» семей. Ну, знаете, не принято «выносить сор из избы» и пр. У нас все проблемы переживаются и решаются в коллективе, как бы в такой общине. Поддержка и совет соседей и коллег намного облегчают положение самих родителей и делают намного эффективнее поиски выхода из тех или иных жизненных ситуаций. 

Повторю ещё раз: мы стремимся создать сообщество профессиональных родителей. Да, кому-то это покажется смешным, мол, все взрослые люди – родители, зачем тут ещё какие-то особые знания? Я не буду ничего доказывать, просто приведу такой пример. Почти все мы сейчас являемся фотографами, снимаем друг друга в памятные дни или на отдыхе, ничего не зная о фотографии. Но вы попробуйте хоть раз поинтересоваться хотя бы основами фотомастерства. Откроется просто бездна. Этому можно учиться всю жизнь! А у нас всё-таки дети, всё-таки люди. Самое сложное существо во Вселенной. Уж здесь, поверьте мне, точно есть чему поучиться.

– Какими достижениями детей вы гордитесь?

–  Не всем достижениям ещё, наверное, настало время, ведь нам ещё нет 8 лет. И я верю, что многие дети ещё себя проявят. Но уже сейчас, к примеру, можно говорить о спортивных достижениях. Есть у нас один парень, чемпион края по боксу, сейчас он, по-моему, включен в сборную России, ещё одна девочка была призером чемпионата России по фехтованию. Другие тоже активно занимаются спортом. Время от времени играем, к примеру, с ФК «Армавир» в футбол. Хоть и проигрываем, но не разгромно, что приятно. Но это так, в порядке благотворительной помощи и просто по дружбе.

В целом нужно понимать, что в большинстве случаев притязания детей-бывших сирот очень невелики. И то, что наши дети заканчивают школы, служат в армии, а потом поступают в вузы, – естественные по меркам обычного человека этапы жизненного пути – уже вызывает у нас законную гордость. Потому что, поверьте, слишком уж много проблем  выпало на их долю. Многие из этих проблем сильно бьют по психике, мешают социализации и т. д.

Конечно, в мире нет человека, который бы не был чем-то травмирован. Но в нашем случае нередко эти травмы слишком серьёзны. Приходится проявлять изобретательность и через самые разные формы деятельности, – театральную, изобразительную, арт-терапию и прочие – мы снижаем остроту этого травматического синдрома.

– Поддерживаете ли Вы связь с детьми после 18 лет?

– Пару лет назад мы открыли на территории Деревни Дом выпускника, предварительно выиграв для этого специальный президентский грант.  По закону после совершеннолетия дети должны получать квартиру и идти в «большую жизнь», но на практике этот процесс получения жилья нередко растягивается на несколько лет. Так что сегодня в этом Доме проживает семь мальчиков и девочек, которым уже исполнилось 18 лет.

– А с чем вы связываете основные перспективы своего развития?

– В настоящее время в Краснодарском крае создан банк данных приёмных семей, ведётся широкомасштабная работа, направленная на развитие института приемного родительства. А наше главное достижение как раз заключается в отработке, если можно так сказать, технологии приёмного родительства. 

В 2018 году мы получили лицензию, и у нас заработал социально-образовательный центр. С его развитием мы и связываем свои основные перспективы. Наша главная задача – подготовить ребёнка ко взрослому возрасту максимально социально адаптированным. Это касается всех аспектов жизни. Мы и финансовой грамотности учим, и юридической, и многому другому. Даём очень много. Может, конечно, возникнуть вопрос – а берут? Я так отвечу: «Берут настолько, насколько могут».

А если буквально в двух словах о том, какими мы видим свои перспективы, то можно сказать, что в перспективе мы хотим стать не региональным и даже не федеральным, а международным центром по обмену опытом во всём, что касается приёмного родительства. Мы готовы делиться собственным опытом с приёмными родителями, да и с людьми, которые только собираются ими стать.