Спорт:

Артур Тлисов о себе и о футболе

22.07.2022

О карьере, тренерах и многом другом шла речь в интервью

Автор: Редакция «НГК»

757

Артур Тлисов редко даёт интервью, поэтому побеседовать с легендой «Кубани» было вдвойне приятно. С первых минут знакомства с этим человеком бросилась в глаза его открытость и какая-то простота в общении, что, признаюсь, очень подкупило. Артур сразу стёр все границы и попросил обращаться на «ты» просто потому, что ему так комфортнее. О карьере, тренерах и многом другом шла речь в интервью.

Артур, болельщики Кубани потеряли тебя из виду! Расскажи, как у тебя дела?


– Да всё хорошо. Проживаю в Краснодаре, так как этот город стал для меня родным. С футболом вообще никак не связан в данный момент, так сказать ноги отдыхают. Первые годы после завершения карьеры постоянно приглашали где-то побегать, но желания особо не было в тот момент. Другие ребята рассказывали, что как только вешали бутсы на гвоздь, то испытывали «ломку», хотели вернуться на поле. У меня таких ощущений не было от слова совсем, а выступать где-то на коммерческих турнирах на расслабоне – это не про меня.
 

– Ты родом из Карачаево-Черкессии, где в местном ДЮСШ работал твой отец Руслан Тирович Тлисов заслуженный тренер по футболу. Именно под его началом Артур Тлисов сделал первые шаги в футболе. Расскажи о том времени.
 

– Да, заниматься я начал под руководством отца. Примерно до восьми лет он со мной провозился, а потом отдал меня в ДЮСШ, где я попал к тренеру Соломоденко Валерию Витальевичу, который сначала не хотел меня брать в команду по результатам тестов, но в итоге на занятиях в общей группе я себя проявил, и меня оставили. Чуть позже отец перешел в другую школу, где принял группу 1980-1981 года рождения и забрал меня с собой. Так я начал играть с ребятами, которые были старше меня на год-два. Отец в матчах заставлял идти бить штрафные, а куда я пойду, ведь там парни старше меня? Мнительным был в общем, в команде меня даже называли «стесняшкой». Но со временем я освоился, и в 14 лет получил вызов в юношескую сборную России. В шоке были все, так как из республики вообще никто не ездил в национальную команду в то время.


 

– Как ты попал в СУОР (Ставропольское Училище Олимпийского Резерва) к легендарному Николаю Васильевичу Швыдкину?


– Я по 82 году периодически играл на различных турнирах за пятигорский «Машук», где пересекался, например, с Романом Церютой, потом за Ставрополь позвали выступить – вот где-то там и заметили. В 15 лет пригласили в СУОР, и я почти 2 года провёл в интернате. Очень классное было время, остались только тёплые воспоминания!
 

– В 16 лет состоялось твоё возвращение домой в «Нарт» – команду второй лиги. Была ли дедовщина в клубе?


– Нет, никакой дедовщины и близко не было! Мужики, которые рубились за премиальные, нас хорошо приняли. Из СУОР нас взяли двоих молодых, заявили на сезон, но по итогу мы так и не сыграли ни разу в официальных матчах. Максимум мячики носили, но это нормально! Даже бутсы не чистили никому. Мы недолго там побыли, зарплату, кажется, не успели получить, после чего вернулись в Ставрополь, где играли за команду «СКА».
 

– В 2000 году тренер Адольф Поскотин забирает тебя в «Центр-Р Кавказ» – предшественник футбольного клуба «Краснодар-2000». Та команда собирала лучших молодых игроков со всего ЮФО и пестрила именами: Георгий Микадзе, Константин Зуев, Александр Орехов, Максим Савостин, Александр Олейник. Как возник интерес к твоей персоне?
 

– Позвонили отцу и предложили попробовать свои силы в этой команде, причём взяли без просмотра. Я сразу согласился на это. Мне было на тот момент 17 лет, и я выпускался из СУОР. Мы поначалу после предложения краснодарцев поехали в ставропольское «Динамо», вроде нас хотели забрать туда, как местных воспитанников. Спросили у руководства, мол, так и так, выпуск на носу, нужен ли им игрок Тлисов? Там замялись, предложили подождать, и в итоге мы уехали в Краснодар подписывать контракт. Самое интересное, что когда в Ставрополе узнали об этом, то сразу стали звать обратно, просить какую-то компенсацию. В итоге Александр Борисович Молдованов, который тогда руководил «Центром-Р», сам лично закрыл все вопросы, и я стал полноправным игроком краснодарского клуба.

 
– Какие условия были в «Центре-Р» в то время?


– Мы жили в общежитии КЮИ МВД вперемежку со студентами, а тренироваться ездили в посёлок Красносельский Динского района – там была просто шикарная поляна. Неплохое было время, и коллектив был очень хорошим, мы вышли во вторую лигу как раз! У Молдованова были хорошие отношения с руководством «Черноморца», и спустя полгода он сообщает мне, Зуеву и Олейнику, что так и так, завтра пришлю за вами машину, поедете на просмотр в новороссийский «Черноморец». Я, если честно, очень испугался ехать в клуб высшей лиги, так как считал, что мне ещё рано делать такой шаг, что нужно повариться как минимум во втором или первом дивизионе. Приехала машина, пацаны сели, а я спрятался в кустах и…… не поехал! В итоге охранники в общежитии набрали Молдованова и сообщили, что Тлисов никуда не уехал!


– Как можно отказаться от игры в элите отечественного футбола?


– Да меня пацаны постоянно подкалывали по этому поводу – тебя в вышку зовут, а ты в кустах прячешься! (смеётся). На следующий день за мной прислали другую машину, и я всё-таки уехал в Новороссийск. На просмотре мы себя хорошо показали, и нас оставили в команде. Байдачному я сразу приглянулся – отец научил меня финтам в детстве, так вот я весь свой арсенал и продемонстрировал. Чуть позже Николаевич прозвал меня «Пелесиком» (смеётся).


– В «Черноморце» Тлисов играл в нападении – как так получилось?


– Байдачный видел меня игроком атаки и выпускал нападающим. Навык игры впереди у меня имелся, поэтому на тренировках он наигрывал меня в паре с Виталием Пушкуцей.


– Дебют в Высшем дивизионе и сразу первый забитый мяч в ворота «Спартака» – Новороссийск до сих пор помнит тот гол. Какие эмоции были после игры?


– В первом туре играли с «ЦСКА», и я в том матче не принял участия, а во втором туре приехал «Спартак». У нас «сломался» Максим Шевченко ещё в первом тайме, и мне пришлось выходить. Очень хорошо помню тот гол, хотя забил скорее случайно. Когда заходил на удар, болельщики кричали «куда ты бьёшь»? Там метров 30 до ворот было (смеётся). Но в итоге попал. Первый гол в Высшей лиге – такое не забыть! После матча был случай – охранник на базе подзывает и говорит: «Артур, там Тимур Журавель звонит, хочет интервью взять». Я застеснялся и ответил: «Да скажите, что меня нет!». На следующий день вышло моё интервью, которого я не давал (сметётся).


– В том же году ты дебютировал в Кубке УЕФА, сыграв против «Валенсии». Каково это – ещё вчера бегать в 3 лиге, а сегодня выходить против очень сильной в те годы испанской команды?


– Домашний матч я пропустил, а во втором матче Сергей Андреев выпустил меня минут на 10. Там счёт уже 5-0 был, поэтому мой выход – это скорее пороху понюхать. Да и в первом матче дома скорее повезло, благодаря новороссийским ветрам, гости не могли долго приспособиться. А состав у них был, конечно, очень сильный – Канисарес, Руфете, Хуан Санчес, Ангуло и так далее. Выше головы прыгнуть нам не удалось.

 
– Ты застал в команде Константина Коваленко – игрока, которого считали огромным талантом. Что можешь о нём сказать?


– Костя очень сильный футболист! Футбольный интеллект, конечно, у него зашкаливал, а что он с мячом вытворял – это что-то! До сих пор играет в чемпионате Краснодара и много забивает.


– В юношескую сборную России ты вызывался регулярно, где, кстати, одним из тренеров был Игорь Осинькин, а среди партнёров были Марат Измайлов и Александр Кержаков. Кто в то время выделялся сильнее всех?


– Марат, конечно, очень выделялся – техничный, быстрый. Керж хорош был, но ещё был в команде Андрей Рябых – он играл у Слуцкого в «Олимпии». За него тогда говорили, что миланский «Интер» им интересовался. Он очень много забивал (75 матчей, 56 голов в составе «Олимпии»- прим.ред)! Гаджи Баматов выделялся, Валериан Бестаев, Антон Рогочий – приличный составчик был.
 

Говорят, что за несколько дней до нового 2002 года, когда ты находился с «Черноморцем» на сборах в Кисловодске, тебя прямо после завтрака вызвал тренер на разговор, в ходе которого ты узнал, что больше не будешь выступать за клуб. Так ли это?

– Да, после завтрака помощник тренера Хазрет Дышеков попросил подняться в номер к главному, тогда у руля был Валерий Нененко. Я зашёл, и он говорит, мол, так и так, я на тебя очень рассчитывал, но спасибо тебе большое за игру, наши пути расходятся. Ты теперь игрок другого клуба, так что собери вещи или позвони отцу, пусть он всё заберёт. Я там и присел... В общем позвонил отцу, попросил забрать вещи, говорю, тут меня куда-то отправляют. Руководство вручило мне билет до Москвы, и я улетел, даже не зная куда меня продали. По прилёту меня встретил парень, который и сообщил мне, что едем в «ЦСКА»!

– Получается ни отец, ни ты не знали про интерес «ЦСКА»? А если бы ты отказался?

– Нет! Мы не знали ничего, просто руководство уладило этот момент между собой.  Дали билет и сказали лететь в Москву, там тебе всё объяснят. Мы приехали в гостиницу, где я как раз пересекся со своим товарищем, ещё одним экс-игроком «Центра-Р» Александром Ореховым, и вместе с ним отправился на медосмотр. Я всё прошёл, а Саню завернули в итоге. У него были какие-то проблемы из-за того, что резко в рост вытянулся, температура держалась несколько месяцев. Видно, армейцы побоялись его взять, хотя позже все его проблемы остались в прошлом.

– Зато в 2004 году он забил первый гол «Кубани» после длительного отсутствия в элите!

– Это да! Он некоторое время потренировался в «ЦСКА», но потом вернулся в «Краснодар-2000», и его даже одно время наигрывали в нападении.

– Как прошла первая встреча с Валерием Газзаевым?    

– Зашёл в кабинет, поздоровался, а там Газзаев с Гинером сидят. Спросили, как дела, сказали, что нравится моя игра, перспективный парень и всё в этом духе. Протянули контракт на 5 лет.

– В детстве ты болел за «Аланию», которая под руководством Валерия Георгиевича взяла золото в 1995, а теперь он лично зовёт тебя в «ЦСКА» –какие ощущения ты испытал в тот момент?

– Конечно, мы болели за «Аланию», так как это команда из соседнего региона, играла в элите, а то чемпионство я очень хорошо помню – смотрел практически все матчи. Было очень приятно, что такой тренер обратил на меня внимание. А ещё Евгений Леоннорович произвёл на меня очень хорошее впечатление – мировой мужик!

– Газзаев тогда ещё параллельно и молодежную сборную тренировал, куда стал вызывать и тебя. В той команде были Аршавин, Колодин, Павлюченко, Березуцкие, Гогниев, Кузьмин. С кем конкурировал в национальной команде Тлисов?

– Да, подтянул к сборной меня он, а дебютировал я уже при Чернышове в матче против Швеции. Наигрывался либо в центре, либо на краях полузащиты. В молодёжке провёл не так много матчей, конкурировал со всеми можно сказать, поэтому даже само нахождение в той команде было для меня успехом.

– Расскажи, что за история приключилась на сборе армейцев в Португалии, когда ты с Габуловым, Гогниевым и Нахушевым чуть не угодили в полицию?

– Возле гостиницы стоял гольф-кар с бельём, которое мы выгрузили и поехали кататься сначала по территории отеля, а потом и в соседний лес заскочили (смеётся). Покатались, приехали обратно, загрузили бельё на место и разошлись, а сотрудники отеля подумали, что мы его угнали. Ну, в итоге вызвали полицию. Руководство кое-как порешало этот вопрос. Помню, идём с Нахушевым, слышим крики, а там Гогниев с Габуловым получают от Газзаева. Короче отскочили мы с ним (смеётся).

– После чемпионского сезона армейцев ты остался без медали из-за малого количества матчей. Было ли тебе обидно в связи с этим?

– Диплом чемпиона России получил, ещё серебряная медалька лежит дома –финалист Суперкубка. В том сезоне действительно отыграл немного игр, даже забил гол «Торпедо-Металлургу» – ну как забил, добил в пустые, подобедал так сказать (смеётся). Конечно, хотелось бы получить медаль, но ничего страшного.

В 2004 году ты поехал за игровой практикой в «Кубань» – волею судеб именно в этой команде проведёшь всю оставшуюся карьеру. Как возник вариант в Краснодаре, куда ты отправился вместе с Денисом Поповым, сообразив армейскую связку?

– В «ЦСКА» было объективно сложно попасть в состав, нужно было искать варианты. Где-то может наглости не хватило, характера, плюс тут меня не видели в центре поля и постоянно ставили больше на край. На тренировках, было даже пробовали в защите под Роланом Гусевым. Почувствовал, что начинаю закисать на скамейке, да и в отборе не был особо силён, честно сказать. Позвали в «Кубань», как раз там уже Молдованов был. Подумал и решил поехать, хотя тренировочный процесс у Артура Жорже мне нравился, может стоило где-то перетерпеть. А с Денисом Поповым у нас получилась хорошая связочка – отдал ему несколько голевых, сам парочку забил, но не смогли сохранить команду в элите.

– «Кубань» тогда каталась на лифте между Высшей лигой и Первым дивизионом. Не было вариантов в других командах, которые решали более серьёзные задачи?

– Конечно, может и хотелось остаться, но прежде всего хотелось играть. Да и я не особо любил постоянно что-то менять, бегать из команды в команду. Много раз видел, как пацаны чуть что, сразу агентам жалуются, и те начинают воду мутить, звонить в другие клубы и предлагать своих клиентов. А у меня агента не было, всю карьеру я всегда напрямую с Молдовановым общался по своим моментам. В команде меня приняли хорошо, всё устраивало, поэтому хотелось в первую очередь быть полезным здесь.

– Кстати, агенты предлагали тебе свои услуги?

– Ну, я всё решал через Молдованова напрямую – и когда в «Черноморец» переходил, и позже – в «Кубань». Так что комиссии и всё прочее я никогда никому не платил, да почти всю карьеру в одном клубе провёл, так что вполне мог обойтись и без агентов.

– Вытаскивать «Кубань» из пучины Первого дивизиона доверили чешскому специалисту Йозефу Хованецу, под чьим руководством ты провёл больше всех матчей в сезоне. Как думаешь, он понял, что попал в Лучшую лигу мира?

– О, даже не знал такой статистики! Как тренер он был неплохим, но многие специалисты, которые приходят в Первый дивизион зачастую не понимают, где они оказались! Во-первых, перелёты, во-вторых, неделями тебя нет дома, потому что матчи спаренные, поля и так далее. Это действительно очень сложный чемпионат, хотя сейчас, как мне кажется, немного проще стало, потому что матчи не два раза в неделю, как раньше. Даже Петреску говорил что-то в духе «Мужики, давайте больше не будем сюда вылетать, а то надоело жить в самолётах» (смеётся).

– После Хованца пришёл Яковенко, который славился своими тяжелейшими тренировками. Как команда справлялась с нагрузкой?

– Тренировки, конечно, жесточайшие были. В 6 утра ты уже должен быть на поле! Утром спишь и сквозь сон слышишь, как по этажу идут его помощники и стучат в двери игрокам, а ты в этот момент мечтаешь, чтобы мимо тебя прошли (смеётся). Мы приходили на поле, а Яковенко уже там! И фишек расставлено столько! Такое ощущение, будто он их всю ночь расставлял. На сборах были трёхразовые тренировки и плюс занятия в бассейне. Если в самом начале после утренних тренировок мы в душ ходили, где-то могли побродить по отелю, то через несколько таких дней мы доползали до номера и грязные, потные падали на кровать без сил. Самым сложным упражнением у него было ведение мяча с постоянной сменой направления вокруг фишек, а на каждый шаг ты должен касаться мяча! Сравнивая Яковенко с другими тренерами в своей карьере, могу однозначно сказать, что больше всего я уставал именно после его тренировок.

– Зато команда вернулась в элиту!

– Конечно, его заслуга в этом есть, но у нас команда для Первого дивизиона была очень сильная! Подписали Асильдарова, Иванова, Янбаева – с такими игроками мы просто обязаны были выходить в высшую лигу, и любой другой результат был бы провалом. Однако, повысившись в классе, нагрузка меньше не стала, и мы функционально были выхолощены.

– Возможно, именно это стало причиной заваленного сезона, и «Кубань» снова понизилась в классе. Ты вылетел с командой во второй раз – в тот момент не было вариантов перейти в другой клуб Высшей лиги?

– Был предметный интерес от «Рубина» и ФК «Москва», где меня хотел видеть Слуцкий. Викторович позвонил и спросил, кто ведёт мои дела? Есть ли желание переехать в столицу? Я был не против, но отправил его договариваться с клубом, но не срослось. А ещё в 2011 году Черчесов звал в сочинскую «Жемчужину», но не стал рыпаться.

– За время в «Кубани» ты успел поиграть под руководством 23 тренеров! Давай соберём из них твой ТОП-3?

– Да, много их было (смеётся). Я назову не по достижениям, а по своим личным ощущениям. На первое место поставлю не самого очевидного – Александра Тарханова! Тренировки у него очень нравились – много всего на технику, квадраты интересные, да и с молодыми Фёдорович много возился всегда. На второе место поставлю Петреску – благодаря ему многие в клубе стали более профессионально подходить к футболу, например, тщательно следить за питанием, чтобы твой организм начал более правильно работать. Дан был очень требовательным, и мы тренировались на максимуме всегда при нём. А самое главное, он всегда мог этот максимум повысить – мотивировал, своим примером показывал некоторые вещи, поэтому многие реально смогли прибавить при Петреску. Ну, а на третье место поставлю Красножана. У него мы мало играли в футбол, но теория, тактика у Красножана мне нравилась. Очень грамотный специалист.

– А как работалось с Сергеем Овчинниковым?

– С Овчинниковым очень хорошо работалось! Он вёл себя с игроками на равных, нам нравились его тренировки, вся команда была за него, но после серии неудачных матчей его убрали. Как о человеке и тренере у меня остались только хорошие воспоминания о Сергее Овчинникове!

– При Петреску в команду поехали легионеры хорошего уровня, которые закрепились в клубе и принесли много пользы – Армаш, Букур, Пицелли, Ласина Траоре и так далее, плюс русские игроки – Александр Беленов, Алексей Козлов. Пятое место «Кубани» в сезоне 2012/2103 – это был её потолок?

– Да всегда можно забраться выше и выжать из себя максимум, но если бы состав сохранялся и не было бы частых перестановок на тренерском мостике, то можно было и за медали в идеале побороться именно той командой в следующие сезоны, но имеем то, что имеем.

– В сезоне 2011/2012 в составе жёлто-зелёных числился Борис Ротенберг, что можешь сказать о нём?

– Боря – нормальный парень! Ничего плохого о нём сказать не могу. Всегда тренировался с полной отдачей. С возможностями его отца любой другой бы вообще бы наслаждался жизнью, а он старался, пахал наравне со всеми. Возможно, и не дотягивал до уровня РПЛ, но это уже вопрос к тренерам.

– Как в команде отнеслись к новости о переходе Джибриля Сиссе? Верили, что такой игрок может приехать в Краснодар?

– Поехали встречать его на такси (смеётся)! Если честно, то были немного в шоке, что это стало реальностью. Слухов всегда много ходило, но что его подписали, мы узнали чуть раньше, чем журналисты. Хоть Сиссе уже и в возрасте приехал, всё равно видно было, что он в порядке! Он поначалу больше общался с Каборе и Бальде, а потом влился в коллектив.

– Он перемещался по городу на такси?

– Не-е-е (смеётся)! Сам передвигался, без водителя. Купил Jeep Wrangler камуфляжного цвета и гонял на нём.

– Роман Павлюченко и Андрей Аршавин – как с ними игралось?

– Очень сильные игроки, поигравшие. Как-то в одной игре зацепились с Аршавиным – он плохо отрабатывал в обороне, на мой взгляд. Поговорили на повышенных тонах прямо на поле, но в раздевалке эмоции улеглись, пожали друг другу руки, и на этом конфликт был исчерпан.

– Какие матчи до появления ФК «Краснодар» были самыми принципиальными для жёлто-зелёных?

– Принципиальными всегда были игры против «Ростова» – такое южное дерби за право называться столицей Юга. Но когда команда Галицкого появилась, то матчи именно против них уже стали самыми ожидаемыми среди болельщиков. Там даже дополнительной накачки не нужно было, так как мы сами прекрасно всё понимали, насколько это важно для болельщиков, для города. Фанаты к нам и на базу перед этими играми приезжали, и письма лично каждому игроку передавали. Так что на дерби можно было спокойно обходиться без тренеров, настрой всегда зашкаливал.

Фанаты «Кубани» подарили тебе золотой перстень за рекордное количество матчей в составе команды, но ещё ты вписал своё имя в историю клуба тем, что забил 3000-й гол «Кубани» в чемпионатах страны!

Да, болельщики у нас очень крутые! Для меня такой подарок стал большой неожиданностью! Позже они ещё хотели организовать мне прощальный матч, но мне как-то неудобно стало, и я отказался. А по поводу юбилейного гола – мне подарили специальную футболку с цифрой 3000, дома лежит!

– После того, как «Кубань» не стала продлевать истекающий с тобой контракт, ты, по сути, завершил карьеру. Не звонили, например, из стана того же «Краснодара»?

– Нет, с «Краснодаром» контактов не было, да и я бы после стольких лет в жёлто-зелёной футболке не смог бы туда перейти. Я особо не занимался поиском команды, так как были некоторые семейные моменты, которые нужно было решить. Ходили разговоры, что вроде «Уфа» интересовалась, ещё кто-то. Из реального – мне звонил Дмитрий Парфёнов. Помню, предложил перейти к нему в «Тосно», условия неплохие были, но я вежливо отказался. Не хотелось подводить человека, пока я решал свои личные вопросы. Спустя время понял, что стоило тогда соглашаться, как-нибудь справился бы… В итоге получилось, что, по сути, завершил профессиональную карьеру.

– Как ты воспринял смерть «Кубани»?

– Очень больно воспринял, да и все ребята так восприняли, такая команда была! Общался со многими футболистами – все не могли до конца поверить в случившееся.

– Сейчас в ФНЛ выступает «Кубань», которая кроме общего названия не имеет никакого отношения к той легендарной команде. Болельщики же создали свою «Кубань», которая стала играть среди любителей, но при этом сохранила эмблему и цвета. Какая команда из этих двух тебе ближе?

– Против «Урожая» (экс-название новообразованной «Кубани»), назовём его так, я ничего не имею, но мне ближе любительская «Кубань», даже удалось сыграть за них.

– А правда ли, что тебя звал Евгений Савин к себе в «Красаву»?

– Не думаю, что он хотел меня позвать именно в команду, возможно хотел что-то поснимать для своего канала, когда был в Краснодаре. Я с ним не разговаривал, но несколько человек мне передавали, что Савин спрашивал за меня и искал мои контакты. Видимо, не нашёл (смеётся).

– Задумывался ли ты о тренерской карьере?

– Знаешь, до тех пор, как с тобой не познакомился, то вообще никогда не задумывался! Закончил карьеру, ну и закончил, а благодаря твоей страничке в Instagram как-то всколыхнулись воспоминания, стал скучать по футболу! Вполне начинаю допускать, что могу попробовать себя детским тренером, тем более мне нравится возиться с детьми. Так что всё может быть.

 

БЛИЦ

– Самый странный легионер, с кем играл в одной команде?

– Ох, очень сложно! Столько игроков у нас прошло за эти годы (смеётся).  Шумоголовенький был у нас чех один, назову его. Ян Резек – такой с причудами парнишка, смешной.

– Самый красивый стадион, на котором довелось сыграть?

– Самый красивый, наверно, стадион «Фейенорда» – поле, атмосфера, очень понравился.

– Голевая передача или забитый мяч?

– Я больше кайфовал от голевых передач, если честно.

– Победа со счётом 1:0 или 3:2?

– Ну, для болельщиков интересно, когда много голов забивается, поэтому если смотреть с этого угла, то 3:2.

– Петреску или Газзаев?

– Дан Петреску!

– Самый памятный матч в карьере?

– В 2007 году матч против ФК «Москва» запомнился!

– Я так понимаю, вопрос про самый памятный гол можно не задавать, так как он был забит как раз в этой игре, когда Артур Тлисов в стиле Диего Марадонны пробежал через всё поле, не замечая соперников, и забил четвертый мяч «Кубани» в ворота москвичей?

– Да, это мой самый красивый гол в карьере. В тот день у моей дочери Дианы был день рождения, и я просто летал по полю. Тот гол я посвятил ей. Его потом признали лучшим голом сезона по версии телеканала «Спорт». Потом даже памятный кубок из Москвы прислали.

– Ну и финальный вопрос под символичным номером 8! Я хотел было спросить про самого сильного партнёра по команде, но давай составим dream team из футболистов «Кубани» за всё то время, когда в команде играл Артур Тлисов, причём он должен быть в стартовом составе этой команды!

– Ох, много хороших игроков было у нас. Сложно собрать всех в одну команду, чтобы кого-то не обидеть! Ну, давай попробуем! Схема 4-4-2. Основной состав: Александр Беленов, Виталий Калешин, Александр Орехов, Игорь Армаш, Аслан Засеев, Артур Тлисов, Андрей Топчу, Андрей Ушенин, Ивелин Попов, Георге Букур, Сергей Давыдов. Запас: Владимир Габулов, Алексей Козлов, Ренат Янбаев, Олег Иванов, Алан Касаев, Роберт Зебелян, Ласина Траоре.  Возможно, спорный состав для болельщиков, но это реально сложно так сходу назвать! Пусть будет такая команда!

– Артур, большое спасибо, что уделил время и ответил на вопросы! Надеюсь, наш следующий разговор состоится уже с тренером Артуром Тлисовым!

– Тебе спасибо, мне было интересно! Пользуясь случаем, хочу передать большой привет всем болельщикам «Кубани». Ещё увидимся!

 

Андрей ГОЛУНЧЕЕВ