Поделись с друзьями:

С 15 марта по 03 апреля 2016 г. в художественной галерее «САНТАЛ» работает персональная юбилейная выставка живописи Юрия Пономаренко «Дорожная карта». В экспозицию вошли пейзажи и тематические композиции, созданные в новом тысячелетии и объединенные темой путешествий

Краснодарский художник, выпускник художественно-графического факультета КубГУ, член Союза художников России Юрий Пономаренко – один из немногих пейзажистов на юге России. Он родился 
17 апреля 1951 г. в Ленинграде, в семье полковника-артиллериста, участника Великой Отечественной войны. Когда Юрию было 5 лет, семья переехала в Краснодар. 
Пейзажистом он почувствовал себя еще в Ленинграде, когда в четырехлетнем возрасте с натуры писал Финский залив. Но после окончания института в 1970-1980 годы работал художником-оформителем в станице Каневской, занимался декоративно-прикладным искусством, писал «цветочные» натюрморты. Вернувшись в Краснодар в начале 1990-х, Пономаренко осознал, что его дар – быть пейзажистом и что для этого ему никак нельзя сидеть на месте. Первыми местами его пленэров стали Творческие дачи Союза художников на Байкале, в Горячем Ключе, в Вышнем Волочке. С начала двухтысячных годов он стал ездить на Русский Север и за границу. 
 Тип художника-пейзажиста возник сравнительно недавно, менее двухсот лет назад. Появились авторы, которые в поисках мотива были готовы значительную часть своей жизни проводить в пути. Первыми их представителями были французские живописцы, собиравшиеся в деревне Барбизон во Франции, чтобы писать пейзажи на пленэре. Их эстафету продолжили импрессионисты. В ХХ веке в СССР художники отправлялись в творческие командировки по всей стране, реже – за рубеж не только в поисках ускользающей натуры. Их интересовали простые люди, погруженные в пространство эпохи. Эти две тенденции и наследует краснодарский мастер пейзажа и тематической картины, который с начала 1990-х постоянно странствует по миру, нагруженный тяжелыми холстами и красками. Он делает тяжелую мужскую работу, по многу часов работая над своими этюдами и картинами на заснеженных равнинах Русского Севера или в не менее холодных алтайских горах. Не останавливают его ни дождь, ни снег, ни жара. 
Из поездок он привозит десятки готовых работ: ландшафты родной Кубани, северные и среднерусские пейзажи, написанные с натуры на Валдайской возвышенности, Алтае, Байкале, в Архангельской области. На выставке также представлены итоги путешествий по иным странам и континентам – Венгрии, Черногории, Мадейре. Художника интересует «одноэтажная» провинция, сохраняющая в отличие от разного рода столиц национальную или региональную идентичность. 
Он попадает в основной код русского национального пейзажа, связанного с освоением громадных пространств, что предполагает умение создавать монументальные образы ландшафтов. Для этого часто используется аксонометрический прием (взгляд с высоты птичьего полета), позволяющий увидеть землю в ее целостности и обобщенности («Горное озеро». Алтай. 2013. Холст, масло). Этот взгляд, отчасти космический, встречается в творчестве Рерихов, Рокуэлла Кента. Как и для его великих предшественников, для Пономаренко важны не только эстетические, но и философские категории. И главные из них – взаимодействие пространства и времени. Пространство для него не только реальное, но и знак бесконечности мира, в котором нет места безделицам. Художника интересует Вечное, но при этом живет любовь к жизни «маленького человека» («Бабушкины цветы». 2016.Холст, масло»). В этом смысле он продолжает линию русского реалистического искусства середины ХIХ века, которое впервые обратилось к глубинам народной жизни. В жанровых работах отсутствует понятие фона как безразличного и второстепенного к происходящему на переднем плане. Пространство, как знак вечности и как носитель нравственного закона, активно вмешивается и диктует свои императивы. Пономаренко мог бы сказать о своем творчестве словами Э.Канта: «Две вещи удивляют меня: звездное небо над головой и моральный закон внутри нас».
 «Моральный закон» присутствует не только в тематических работах, но и в пейзажах, в которых он словно задает вопрос, на который до сих пор нет однозначного ответа: может ли пейзаж быть портретом эпохи? Может, если это картина Юрия Пономаренко («Монастырский маяк». Черногория. 2010. Холст, масло», «Разбитая лодка». Байкал. 1996. Холст, масло). 
В отличие от многих более молодых краснодарских собратьев по кисточке, ищущих красоту в маргинальных продуктах массовой культуры, Пономаренко избегает любой формы «попсовости». Он также выпадает из отчасти легкомысленного, гедонистического южно-российского регионального контекста. По месту рождения, образу жизни, эстетическим и философским пристрастиям живописец сближается с контекстом северным, меланхолическим, спокойным, созерцательным. Разгульному буйству красок и легкомысленной кубанской декоративности он противопоставляет палитру монохромную, сдержанную, основанную на умении соединять тон и цвет в единую гармоническую симфонию. Юношеская любовь к суровому стилю соединяется с реалистическим языком и романтическим мироощущением. Поэзия обыденной жизни в пейзажах и легкий гротеск в жанровых работах одинаково исходят из морального императива, свойственного русскому реализму ХIХ-ХХ веков. 
Личное, приватное у Пономаренко обретает глубокий социокультурный смысл. Он редко пишет портреты близких, но часто в типических образах наших современников проглядывают черты близких людей. Одна из проблем, которая волнует художника, проблема гуманитарной и связанной с ней экологической катастрофы. Идеи французского философа Ж.Ж. Руссо, актуальные еще для русской культуры классического периода, сохраняются до сих пор. Стремление к подлинному существованию есть способность человека к нравственной жизни на лоне прекрасной природы. Окружающий ландшафт, таким образом, формирует гармонично развитую личность. 
Соединяя византийское православное миросозерцание с рациональным мышлением человека нового и новейшего времени, Юрий Пономаренко в своем художественном творчестве создает мир, в котором Бог (или Природа) и человек способны договориться. Мистический исихазм соседствует в его творчестве со стихийным русским пантеизмом: природа наделяется божественной сущностью. Русский странник (причем, не только в бытовом смысле), Пономаренко готов применить к своему творчеству слова Ф.М. Достоевского: «Назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать настоящим русским, стать вполне русским, быть может, и значит только – стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите».
Член АИС 
Татьяна Соколинская 

ул. Коммунаров, 58
Выставка работает до 03 апреля. Без выходных. Вход свободный.
Тел. для справок: 267-11-37; 267-11-57 www.santalcompany.ru

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.

В этом месяце:

УФСБ не рекомендовало…

1816 просмотров

Карьерный лифт

1425 просмотров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Сегодня: 26 Июня 2019

все статьи месяца