Поделись с друзьями:

По материалам круглого стола, состоявшегося в минувшую среду в  редакции «Новой газеты Кубани»

Галина Ташматова, главный редактор «Новой газеты Кубани»: «Центр политического мониторинга», который является издателем «Новой газеты Кубани» на протяжении 13 лет, активно освещает выборные кампании всех уровней на территории России и Краснодарского края. На всех этапах избирательной кампании по выборам в Государственную Думу журналисты, эксперты  давали   собственные оценки происходящего, информировали наших читателей об участниках выборной гонки, их программах, событиях, связанных с выборами. Сегодняшняя встреча – итоговая.   Всем известно, что выборы в Госдуму  – это самые политизированные.   
Именно эти выборы показывают, как изменились электоральные предпочтения населения, что из себя сегодня представляет политическая элита, как организован сам выборный процесс.  Надеемся, что нашим читателям будет интересно услышать оценки прошедших выборов от людей, которые непосредственно принимали участие в прошедшей избирательной кампании. Поскольку за нашим столом собрались политические оппоненты,  призываю всех участников  к соблюдению этики ведения дискуссии.

Леонид Запрудин, руководитель Краснодарского регионального отделения партии «Парнас», кандидат в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва: Мы, кандидаты от оппозиции со стажем, поэтому ничего удивительного для  нас в течение этой избирательной кампании не происходило. Выборы состоят из двух этапов – это агитационный период и день голосования. У нас в обществе, к сожалению, присутствует такое убеждение, что выборы – это только день голосования. Нет, выборы – это то, что предшествует дню голосования. 
Я был кандидатом по Краснодарскому одномандатному избирательному округу № 46 от оппозиционной силы. В принципе, наверное, единственной, потому что партия «Яблоко» не выдвигала кандидата по этому округу. Я думаю, что самые большие камни достались именно мне.   Мы планировали избирательную кампанию с учетом тех небольших средств, которыми располагала партия, преимущественно в форме публичных мероприятий – это митинги, пикеты, хорошо зарекомендовавшие себя в Москве агитационные кубы и раздача в рамках этих мероприятий листовок. Но, к сожалению, мы столкнулись  с определенными моментами и пришли к выводу, что однозначно необходимо менять наше избирательное законодательство. Дело в том, что примерно пару лет назад в законе о выборах появилась ссылка на закон о публичных мероприятиях. И таким образом муниципальные власти получили, на мой взгляд, излишние полномочия. Теперь они вправе разрешить или запретить кандидату вести свою публичную агитационную кампанию в определенном месте. Это главная проблема, с которой мы столкнулись. 
Фактически, наша избирательная кампания в Краснодаре была полностью заблокирована, потому что мы не смогли согласовать ни одного публичного агитационного мероприятия, ни одного куба, ни одного митинга. Мы подаем уведомление о проведении публичного мероприятия, нам не отказывают, переносят из Краснодара в пригород. А какой смысл нам вести агитационную кампанию где-то в пригороде, например, в учхозе «Кубань», куда нас, в основном, отправляли, когда нам нужно вести агитацию в центре нашего избирательного округа?! Я был готов заявить публично о том, что не признаю выборы на территории города Краснодара еще задолго до дня голосования. Именно по причине полного срыва всех наших планов по ведению агитационной кампании.
 Что касается самого дня голосования. Понятно, что без хорошей кампании особо и защищать на избирательных участках было нечего, но тем не менее мы смогли выставить членов комиссий с правом совещательного голоса в участковые избирательные комиссии города Краснодара. Общий вывод мой такой. Я не смотрел на день голосования, как посмотрит на него «Голос», т.е. сверху вниз, по-научному, статистически. Я смотрю снизу вверх на то, что мы видели на избирательных участках. Общий вывод – выборы были такими, какими были всегда в Краснодаре. Такое было и год назад на выборах в Гордуму, то же самое было и в 2012 году на выборах в ЗСК, то же самое, что было и на выборах президента и выборах в Госдуму 2011 года.    
Может быть, даже  лучше в том плане, что мы в этот раз не столкнулись с переписыванием протоколов.  А все остальное было. Наших наблюдателей не допускали до контроля списков избирателей, нам отказывали в регистрации жалоб, запрещалась фото- и видеосъемка, грубо нарушался  порядок подведения итогов голосования. На некоторых УИКах не озвучивались должным образом отметки в бюллетенях теми, кто считал. Была установка ЦИК на то, чтобы все было честно и открыто, думаю, что региональные избирательные комиссии, в частности, наш крайизбирком  тоже такую позицию выдерживал в целом. Когда мы обращались с жалобами в крайизбирком, они принимали нашу сторону, но эти решения на уровне ТИКов и УИКов все равно не исполнялись.   Поэтому кто бы ни был во главе Центральной избирательной комиссии, какую бы позицию ни занимала бы региональная избирательная комиссия, все остается по-старому.

Дмитрий Коломиец, депутат Городской Думы г. Краснодара, кандидат в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва от партии КПРФ: 
Я немного не согласен с коллегой в том, что выборы проходили так же, как это было раньше. Первая особенность, на которую все обратили внимание, это то, что впервые за всю историю федеральных выборов была самая низкая явка. Я полагаю, что причиной такой явки послужило то, что агитационный период пришелся на лето – впервые за всю историю выборов федерального уровня. Кроме того, не было большого интереса к самой избирательной кампании. Это я могу говорить с  уверенностью, исходя из тех встреч, которые мы проводили в округе. Собрать население для встреч было очень тяжело в силу того, что время отпусков. Большая часть округа – это сельская местность, люди в это время заняты сельхозработами. Это была проблема, так как самое эффективное это личное общение кандидата с избирателями. Это полезно и для кандидатов, так как общение с людьми позволяет вносить изменения в нашу повестку. 
Что касается итогов выборов. У нас сейчас в Государственной Думе 76% депутатов – это депутаты одной партии. По моему мнению, такой перевес политических сил будет иметь негативные последствия как для самого парламента, так и в целом для страны. «Единая Россия» отражает интересы далеко не всего населения страны. Однако в данной ситуации именно она будет принимать ключевые решения на законодательном уровне, касающиеся всех граждан РФ без исключения, и соответственно нести за них полную ответственность. Кроме того, сложившаяся ситуация сама по себе уже станет тормозом для развития демократического плюрализма, к которому на протяжении длительного времени стремится Россия. Я с уважением отношусь ко всем партиям. Но я считаю, что стабильность в обществе зависит от того, насколько будут представлены интересы и мнения всех избирателей. Этого, на мой взгляд, не произошло. Не большинство из населения пришло и поддержало одну партию, у нас представителей одной партии подавляющее большинство. У тех людей, которые думают иначе, представителей в парламенте нет. 
Еще одна проблема этих выборов – это дебаты. Я считаю, что та повестка, которая была представлена на дебатах, абсолютно не актуальна. Ни один избиратель не поднимал тех вопросов, которые были озвучены в рамках дебатов на федеральных каналах. Людей интересовали, так скажем, земные проблемы – низкие пенсии, низкий уровень здравоохранения, платное образование, отсутствие финансов в местных бюджетах, особенно в сельских поселениях. Что касается отличительных моментов именно этой избирательной кампании. Мне на двух встречах в ст. Холмской и ст. Курчанской люди пришли и процитировали слова Марка Твена: «Если бы от выборов что-то зависело, нас бы к ним не допускали». Я сделал вывод, что это тенденция всего общества. Люди не хотят идти на выборы, так как понимают, что от их голоса ничего не зависит. Такое было и раньше, но в основном это касалось людей трудоспособного возраста. Но когда это звучит из уст людей пожилого возраста, из уст того поколения, которое всегда делало процент явки на выборах, это тревожный сигнал. Было представлено 14 партий, многие из них выдвинули одномандатников, это хорошо. Но мы понимаем, что на многих округах работали только представители парламентских партий. К сожалению, кандидаты от других партий никак не обозначались.

Илья Шакалов, координатор Краснодарского регионального отделения ЛДПР, кандидат в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва от партии ЛДПР: 
Для меня эти выборы первые, раньше моя деятельность была связана с работой в силовых структурах. Можно сказать, что Краснодар был самой горячей точкой Кубани, потому что здесь столкнулись два политических мастодонта. Постоянно здесь происходили события:  кто-то протестует, кто-то ломает кубы, кто-то пытается сделать информационные вбросы.  Лично я считаю, что то, что  множество партий выдвинули своих одномандатников, не имеет смысла. Плюс лишь в том, что они смогли заявить о своих программах и то только на уличных дебатах на ул. Красной в 
г. Краснодаре.  Так как у одномандатников не было возможности выступить на телевидении, и по сути одномандатников непарламентских партий мало кто из избирателей знал. А заявить о себе  у них не было возможности. Лично моя точка зрения – в России должна сформироваться двух- или  трехпартийная система, которая будет защищать интересы народа. А небольшие партии, набравшие по 1-2%,  просто оттянули у нас голоса,  оттянули голоса у видных политических деятелей, за которыми идут сотни тысяч людей. 
Что касается моей избирательной кампании. Я не делал кубы,  я делал упор на встречи с населением, я не испытывал проблем со сбором людей на эти встречи, по крайней мере, в Краснодаре. Мы разработали план встреч и практически ежедневно их проводили с освещением этих встреч в соцсетях. Таким образом, в день мы общались с 30-40 избирателями в Краснодарском одномандатном округе. Это вполне допустимо. Я ездил со своим активом в общественном транспорте,  общался с жителями города. Проблем с общением нет. Идите в народ, на рынки и так далее. В многоквартирных домах мы за 20 минут собирали  людей. Сами проблемы от округа к округу не менялись по краю, я могу это сказать как региональный руководитель.   Это прежде всего социальная сфера, здравоохранение, дороги, надбавки, пенсии. Я считаю, что работа с электоратом, с людьми должна быть постоянной. С нами на встречах был юрист, мы параллельно консультировали людей, помогали составлять документы для разрешения тех или иных вопросов граждан. Поднимали те вопросы, до которых администрация города, округа не всегда доходит.  Та же самая амброзия, от которой люди задыхались. Мы пишем письма главе округа, звоним депутатам, в том числе, от «Единой России». И они, понимая, что ЛДПР –  такая партия, что не отстанет, откликались и разрешали ту или иную проблему.   Мы рассказывали на встречах об образовании, у нас есть «Институт мировых цивилизаций» в Москве, есть филиал в Краснодаре. Если люди не могут себе позволить поступить в вузы государственные и частные на территории Краснодарского края, мы предоставляем возможность учиться заочно. 
Что касается участковых избирательных комиссий, мы «закрыли» практически все УИКи своими представителями на территории края, выставили более 2,5 тыс. людей. Были проблемы в ходе голосования, но нам удавалось их оперативно решать с помощью наших депутатов-кураторов Напсо Юрия Аисовича и Лугового Андрея Константиновича.  В тандеме с ними, местными координаторами, членами УИКов от партии, нам удалось разрешить ряд серьезных проблем: отказ в допуске на избирательные участки наблюдателей от ЛДПР,  требование  излишних документов у наблюдателей и т.д.
 Проблема на сегодня состоит в том, что мы не можем по закону отозвать тех членов комиссий от партии, которые по тем или иным причинам покинули ряды ЛДПР.   В итоге они числятся членами избирательных комиссий от партии, но никакой помощи мы от них не получаем. Мы будем выходить с законодательной инициативой, чтобы партия могла отзывать назначенных ею членов избирательных комиссий в случае, если член комиссии покидает ряды партии. Это необходимо, потому что база и тандем УИК, ТИК и крайизбирком, включая членов комиссий от партий,  должен работать в связке.  В противном случае мы не добьемся успеха. Хотя у нас достигнуто взаимопонимание  с крайизбиркомом, есть понимание, но на уровне ТИКов и УИКов все блокируется.  Мы сегодня видим доверие населения к партии ЛДПР как на Кубани, так и в целом по стране. И в Краснодарском крае – это беспрецедентная победа ЛДПР, которая заняла второе место, обогнав КПРФ в традиционно «красном» регионе, где коммунисты всегда были сильны. Я могу сказать за свою часть работы, а я руковожу отделением с декабря прошлого года, мы за это время приняли в ряды партии более 1 тыс. человек.  Это, прежде всего,  молодежь, люди среднего возраста,  30-35 лет, это активные, образованные, по большей части люди с высшем образованием.  И ведь многие сотрудники местных администраций также поддержали ЛДПР, несмотря на то, что их призывали голосовать за партию власти. Они мне сообщали об этом по телефону в день голосования. Мы поставили в соцсетях #проголосуй за ЛДПР, и молодые люди его поддержали. Главная задача у нас – это привлечение молодежи.   У КПРФ свой электорат, который  к 10 час. утра уже весь на участках, это граждане 70-80 лет, и дай Бог им долгих лет и здоровья. И в каком бы состоянии здоровья они не находились, они всегда приходят и голосуют, а молодежь, как правило, игнорирует выборы. И тем самым мы побудили молодежь придти на участки, сделав такой эксперимент. 
Таким образом, я, как одномандатник, занял третье место. Понятно, что действующего мэра  тяжело победить, тем более с административным ресурсом, второй кандидат – депутат Госдумы, который многие годы работает в главном законодательном органе страны и имеет огромный опыт, также является политическим тяжеловесом. Но тем не менее мы набрали почти 10% – это более 14 тыс. голосов наших избирателей. Мы могли бы и больше набрать. Возможно, «Единая Россия» у нас украла, а может быть, КПРФ, а может быть, и мы где-то недоработали. Но 10% – это намного больше, чем остальные партии, та же «Справедливая Россия». Хоть Башмаков и позиционировал себя от «Справедливой России», но больше занимался собственным пиаром. Теперь наша задача – наращивать позиции, закреплять успех. Второе место на Кубани говорит о доверии людей, говорит о том, что мы работаем в правильном направлении. 

Евгений Витишко, кандидат в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва от партии «Яблоко» (по телефону): 
Я очень рад, что у нас есть площадка, на которой мы можем обсудить вопросы, возникшие как в период предвыборной кампании,  так и после  самих выборов. В силу специфики своего положения я отбываю наказание до марта месяца, я не могу сейчас быть с вами. Я участвовал в кампании по выборам депутатов Госдумы в 2011 году и хочу сказать, что  для меня эта кампания одна из черных кампаний. Мало того, что много нарушений в предвыборный период. Это  и  плохая работа УИКов, и агитация кандидатов от «Единой России» непосредственно на избирательных участках и в радиусе 50 метров от них.  ЛДПР разместила свой баннер в 10 метрах от двух избирательных участков,  нам удалось все это снять. Мне казалось, что достаточно адекватно на все это реагировала окружная избирательная комиссия, массу нарушений удалось пресечь. Поэтому не было необходимости апеллировать к каким-то вышестоящим органам. 
Но самым циничным для меня было то, что при подсчете голосов меня не пустили в городскую избирательную комиссию. Пустили в окружную, пустили в районную, а то, что происходило в городе Туапсе на 27 избирательных участках, я не мог понять – какие протоколы привозили. Еще один неординарный случай – партия ЛДПР подготовила   более 100 человек наблюдателей, но все эти наблюдатели не пришли и оставили представителей   КПРФ одних. И был получен результат, который для меня во многом не понятен. В Туапсе всегда была одна из самых низких явок,  а здесь стала одной из самых высоких.  Я полагаю, и давно мы с таким не сталкивались, что фальсификация происходила именно в избирательной комиссии. Мы будем пытаться обжаловать результаты выборов в нашем округе. 

Екатерина Пьянова, доверенное лицо кандидата в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва от партии «Справедливая Россия» А.А. Фролова, г. Армавир: 
Эти выборы показали, что на сегодняшний день ничего в лучшую сторону не меняется. У нас неравные права. Административный ресурс начал работать еще в мае, когда был праймериз. Уже тогда, 22 мая, народ подумал, что прошли выборы в Государственную Думу. Был включен административный ресурс, свозили людей, которые не понимали вообще куда идут. То есть праймериз был не внутрипартийным мероприятием.  Затем началась агитационная кампания. Пошла война компроматов, а не борьба идей. Вот предыдущий кандидат выступал,  и мне понравилось его выступление. Но, однако, на нашем Армавирском округе кандидат от их партии вел себя недостойно, выпустив ролик, вышедший по ТВ и очернивший тем самым нашего кандидата. Да, затем вышел ролик с опровержением, но первый ролик уже выполнил свою миссию. Что касается КПРФ, да, ей всегда доверяли, особенно старшее поколение. Но как можно понять то, что административный ресурс призывает голосовать за кандидата от КПРФ, а не за партию власти?! Это не воспринимается народом. Совет ветеранов – это те люди, которые отработали, прожили долгую жизнь и вдруг к ним приезжает кандидат, который в течение 5 лет не появлялся в Краснодарском крае. С чего бы это  у нас депутаты городской Думы пошли в народ. Они стали отчитываться о своей работе и при этом  призывать голосовать за конкретного кандидата и за партию власти. 
Это все сказывается на предвыборной кампании нашего кандидата, который проехал все районы, начиная от глубинки,  и где ему народ говорил, что к ним за последние 10-15 лет даже местные депутаты не приезжали. Это Отрадненский, Лабинский районы. Поэтому я считаю, что некоторые товарищи вели себя недостойно. 
 Канун дня голосования, 17 сентября. Наши наблюдатели и члены комиссий с правом совещательного голоса прибывают на избирательные участки, начинается ажиотаж. Председатели УИКов категорически отказывают им в регистрации. И это нервозное состояние, которое началось в день тишины, сказалось и на дне выборов. В 7.15 час. 18-го числа Лабинский район взрывался от телефонных звонков. Как наблюдателей, так и  членов комиссии с правом совещательного голоса категорически отказывались допускать на участки.  Мы еще 17-го числа написали письмо в окружную комиссию, чтобы с ними провели занятие, чтобы не создавать нервозности, а создать равные возможности. На протяжении 2-3 часов в Лабинском районе шла борьба за то, чтобы этих людей запустили. Мы считаем, что в УИКах работают некомпетентные люди, которые не обучены. УИКи не укомплектованы. И только 16-го числа я узнала в окружной комиссии, что, оказывается, действительно не закреплены за нашими партиями те места, на которые три года назад были назначены члены комиссий от партии с правом решающего голоса. Кто эти люди? Почему они не работают? И только 17 числа мы получили список тех, на кого они их заменили.  
 Выносные урны. В 9 час. три урны по 50 бюллетеней «пошли в народ» на машинах и пешком.  Мы прибыли на три участка, где не было ни реестра, просто список никем не подписанный, не  было ведомости, кто подал заявление. Одной и той же рукой написано заявление от 50 человек, «они, якобы, подпишут». Вызвана полиция, написано заявление, составлен акт, жалоба. Но на выходе мы видим депутатов городской Думы, которые открыто помогают и считают это правильным. На другом участке опечатали одну урну, признанную недействительной, так как нет реестра, останавливаем машину: покажите реестр – то же самое. Просто ездят с каким-то списком, кого-то пишут, на дороге кого-то ловят. Спрашиваю председателя УИК № 47  о том, по какому принципу составлен реестр? Мне отвечают – по поводу обхода.   То есть можно обойти один дом и принести урну с бюллетенями. И это только после того, как мы к обеду все восстановили, написали жалобы в ТИК, в полицию. Но пока собралась комиссия, чтобы принять решение о том, что сделать с этими урнами, они готовят другие три урны  и говорят: «Мы сейчас все равно поедем».  Чувства страха у них никакого не было. А чувство совести они уже давно потеряли. Низкая явка говорит о том, что люди потеряли всю веру.  Депутат ГД Харитонов, который вновь баллотировался, еще не зарегистрировавшись, проехал по округу, вроде как бы отчитываясь, проводил в то же время агитацию. Народу не только не понятно, а просто отвратительно такое отношение, когда сгоняет  администрация на встречи с кандидатом, угодным власти. И выборочно решают, кому можно, а кому нельзя встречаться с народом. 
Но зато в эти выборы себя очень хорошо показала сельская местность. Там, где были проконтролированы УИКи,  наш кандидат там победил. Я к ним ездила и говорила, «если вы включите в списки тех, кого предоставила соцзащита, председатели ТОСов, ветеранские организации, мы будем поднимать эти вопросы, и вам придется за это ответить по закону». Реально видно, где административный ресурс не вмешался. 

Александра Матвеева, главный редактор газеты «Лабинские вести сегодня», г. Лабинск: 
Я очень внимательно следила за этими выборами, в которых все кандидаты должны были быть в равных условиях. В ходе выборной кампании нашей газете был предъявлен иск. В одной из статей я обратилась к избирателям с призывом придти на выборы и рассказала о том, кто идет на выборы, о кандидатах. По одномандатному округу у нас шел Харитонов от КПРФ  и Фролов от «Справедливой России». Написала о том, что кандидат не совсем честно проводит агитацию, опаздывает на встречи с людьми. Он написал на меня в прокуратуру. И у нас с Харитоновым сложились непростые отношения. Мы также столкнулись с многочисленными нарушениями, в том числе с выносными урнами, ездили к тем, кто не приглашал. В итоге на одном из избирательных участках аннулировали переносную урну, а когда ее вскрыли, увидели, что там только галочки за КПРФ, за Харитонова. 
Есть в нашем Лабинском районе большая станица Зассовская, где я, как доверенное лицо кандидата Фролова, увидела такую картину: пронесли урну и бюллетени три женщины и мужчина и ушли в другую комнату. Я пошла за ними и только тогда эту урну принесли в зал для голосования.  В итоге наш Лабинский район лидирует по голосованию вне избирательных участков. 

Любовь Фролова, член комиссии с правом совещательного голоса УИК № 2924 г.  Лабинска:    
Прибыв на избирательный участок, мы были выдворены оттуда до выяснения причин, почему нас нет в списках. Вопрос разрешился лишь в 7.55. Мы хотели осмотреть журналы избирателей, но возможности такой уже не было, так как на участок стали заходить избиратели. Мы заняли места для наблюдателей. Увидев, что у членов комиссии под столом находятся сумки, рулоны бумаги, какие-то вещи, я предложила вынести все это в другую комнату.  Председатель пошла навстречу. В 8.30 у нас два КОИБа останавливаются. Избиратели стали говорить, что это специально. Понимая, что это техника, и вмешательства никакого извне не было, я поддержала председателя, было решено до устранения поломки использовать урну для выездного голосования. Через 10 минут КОИБы заработали. 
На выезде особых нарушений не было, но на просьбу предоставить реестр председатель не отреагировала. В итоге, посмотрев на  реестр у выездной группы, я увидела, что даты нет, подписи председателя и секретаря нет,  я  увидела два листа реестра, заполненных совершенно другим человеком. К вечеру мной было написано заявление в ОМВД по поводу нарушений.  
 

Андрей Новосельцев, доверенное лицо кандидата в депутаты Государственной Думы ФС РФ VII созыва от партии «Родина» Маняка Н.И.:
 Я первый раз участвую в выборах не только в качестве избирателя. Перед тем, как заниматься выборами, мне попалась в руки инструкция  ЛДПР для наблюдателей; надо отдать им должное, я ее прочитал, в ней изложено все, в том числе, как могут быть совершены вбросы. И я заметил одну вещь. Большая часть урн в Славянском округе  были затянуты обычными строительными хомутами. Но к каждой урне выдавался специальный номерной  хомут, который шел в комплекте с урной. Я так понял, что на каждой урне должно было быть определенное количество хомутов, которые являлись пломбами и были номерными. Но они отсутствовали практически на всех избирательных участках округа.  Когда я это заметил и сказал об этом секретарю одного из участков, она ответила, что им никакие инструкции на этот счет не были даны, «мы вообще ничего не знаем». То есть фактически можно было урну взять, открыть, всыпать сколько нужно голосов и опять ее закрыть. Я их заставил надеть на все пломбы   хомуты единого образца. Они ссылались на закон, что там написано, что урны  должны быть опломбированы, но не написано – как. Но если ни на всех углах есть пломбы, то урну можно запросто открыть. На каждой урне,  помимо хомутов, была бумажная пломба с печатью, которая сверху была заклеена скотчем.  Таким образом, сделать вброс не составит труда. Если бы пломба была только из бумаги, она бы порвалась при вскрытии, а так как она подстраховывалась скотчем,  можно вскрывать урну сколько хочешь.
 По «Справедливой России». Надо отдать им должное, у них везде в округе на участках стояли камеры, и они следили за ходом голосования. Но сами наблюдатели, видимо, не были осведомлены по поводу урн, ни один из них не обратил внимания на пломбы.  

Юрий Динилевский, заместитель начальника отдела информационного, документационного обеспечения, государственной службы и кадров избирательной комиссии Краснодарского края:  Согласно законодательству, пустые переносные и стационарные ящики для голосования опечатываются печатью участковой избирательной комиссии, т.е. пломбируются. Как показывает практика, это делается путем наклеивания бумаги с оттиском печати или постановки пломбы. Каких-либо требований к форме и виду самих пломб законодательство не предъявляет. Требования к постановке номера на пломбе также нет.

Галина Глущенко, руководитель исполнительного комитета  Краснодарского местного отделения партии «Единая Россия»: 
Я с глубоким уважением отношусь к тому, что  сегодня услышала о тех нарушениях, о которых здесь рассказывали. Понятно, что двух мнений быть не может. Над этим нужно работать, и это не есть хорошо. Но поскольку тема круглого стола «Выборы. Личный опыт», я бы хотела тоже поделиться. Понятно, что «Единая Россия» всегда вызывает критику. Но я бы хотела обратить внимание на такой момент. Поскольку я возглавляю исполнительный комитет, я хочу сказать, что мы работаем не в день выборов, не только тогда, когда идет избирательная кампания. 
Самая главная отличительная особенность, о чем я могу сказать, это то, что мы работаем постоянно. Подготовку к этому избирательному циклу мы начали еще в конце прошлого года, когда объявили праймериз. Можно по-разному относиться, ссылаться  на административный ресурс… Я скажу на примере Краснодарского местного отделения партии. У нас почти 18 тысяч членов партии, у нас 306 первичных отделений, их возглавляют секретари «первичек», это студенты, пенсионеры, разные люди, которые работают на общественных началах. У нас, например, в Краснодаре, местное отделение имеет соглашение о сотрудничестве с 90 общественными организациями. Это не просто слова, это люди, с которыми мы ежеквартально встречаемся. В праймериз у нас участвовали 79 кандидатов, с февраля по апрель они были выдвинуты, праймериз был беспрецедентный, полмиллиона людей по Кубани, наверное, насильно не загонишь только административным ресурсом. Были дебаты, встречи, причем все были в равном положении. И все кандидаты, которые принимали участие в праймериз и которые впоследствии не были выдвинуты, не остались не у дел, они все пришли в актив. Они за собой вели людей, они уже видели эту кампанию изнутри. Прозрачность для нас была самым главным принципом в организации этих выборов.
 Что касается партийной программы, я сама провела порядка 15 семинаров в разных частях города, где было по 150-200 человек, эта программа очень широко обсуждалась. Поэтому, чем больше мы будем организовывать работу на местах на постоянной основе, тем больше сторонников приобретем. У нас большой институт сторонников «Единой России», эти люди работают на общественных началах, они участвуют в праймериз, получают хороший опыт. А сколько мы провели субботников, отремонтировали крыш, 72 агитационные палатки, раздача газет, листовок, количество общественных приемных, мобильных приемных. Я и сама стояла в агитационных палатках.  Да, был и негатив, но было и приятно, когда подходили люди и говорили:  «Я обращался к вам в приемную, мне помогли, я обращался к кандидату, мне он помог». Я думаю, мы и сильны тем, что работаем постоянно. Много молодежи идет в партию.  Люди, идущие за партией власти, это тоже люди,  они идут по велению сердца,  это не загнанные административным ресурсом люди. Мы правда много работали и довольны полученным  результатом. 

Давид Канкия, региональный координатор движения «Голос»: Спасибо главному редактору и коллективу «Новой газеты Кубани» за возможность выступить. Свое выступление я хочу построить на трех главных тематических блоках. Первый – это то, что сделал «Голос», что нам удалось, чего не удалось. Второй – общие выводы о ходе избирательной кампании в Краснодарском крае. Третий – примеры самых ярких вопиющих нарушений. Нам удалось подготовить порядка 200 наших представителей в статусе наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса. Это разные районы, разные избирательные округа, разные города – Сочи, Краснодар, Брюховецкая, Ленинградская, Ейск, Приморско-Ахтарск и некоторые другие сельские поселения и города. Мы использовали технологию параллельного подсчета голосов. Получили протоколы более, чем с 54 избирательных участков. А всего наши представители были на 114 избирательных участках. Основной акцент мы сделали на городе Ейске, где наши представители были на всех избирательных участках по 3-4 человека. Мы сделали своеобразную «контрольную закупку», чтобы соотнести результаты с тем, как мы покрываем населенный пункт с общими результатами. Также у нас работал сервис по сбору информации о нарушениях – «Карта нарушений», куда поступило порядка 150 сообщений по Краснодарскому краю. Надо сразу сказать, что не все, с чем обращались к нам, является нарушением, но есть и серьезные факты.
 Теперь о выводах по итогам наблюдения. Я представляю вам график распределения голосов по партиям, исходя по количеству проголосовавших на каждый процент явки. Так называемое гауссовское распределение. Готовил его известный математик Сергей Шпилькин. Считается, что распределение по выборам должно иметь на больших статистических цифрах вид параболы, как мы видим по Москве, картина близка к идеальной. На второй странице – распределение по нашей любимой Кубани – Гауссом здесь и не пахнет. Вместо параболы зубчатая кривая с пиками приблизительно каждые 5%. Раньше, когда такие графики строили по России, их называли «пила Чурова». Я предлагаю этот график назвать «пилой Черненко». Это очень хорошо характеризует результаты наших выборов. Скажу в оправдание – мы еще не хуже всех. Есть регионы, где графики еще страшнее. 
Возвращаясь к теме Ейска. Для нас там была очень интересная картина. В ходе дня голосования мы получали сообщения о вбросах и других серьезных нарушениях из разных районов края. В Ейске мы серьезных нарушений не выявили. О чем говорят и результаты. Если в среднем по Кубани результат партии «Единая Россия» приближается к 60%, то в Ейской городской территориальной комиссии – 41%, самый низкий результат по краю. Явка на 12% ниже, чем по краю. Я не буду говорить, что это результат нашей работы, результат того, что там было мощное независимое наблюдение. Ейск, наверное, город особый, со своей спецификой, но это факт, который мы зафиксировали.
 Следующее, о чем бы я хотел поговорить – это самые серьезные нарушения, которые мы выявили. Приведу три характерных примера. Уникальная ситуация, УИК № 2756 ст. Родниковской, может быть, многие об этом случае слышали. Один из кандидатов от партии «Парнас» Александр Сафронов снял свою кандидатуру, и по закону должен был быть вычеркнут из 6 млн. бюллетеней по Кубани, Севастополю, Крыму и Адыгее. Создал вот такую проблему для всех комиссий. Некоторые комиссии то ли неправильно поняли свои должностные инструкции, то ли какой-то умысел, но, скорее всего, нет, они вычеркнули не кандидата, а всю политическую партию, заступив на квадратик партии «Парнас». Таким образом, еще до момента голосования в этих бюллетенях стояла отметка за эту партию. Значит, все бюллетени должны были быть аннулированы. В течение дня голосования с этого участка от простого избирателя поступило сообщение о том, что вычеркнута вся партия. Мы начали эту ситуацию проверять. «Парнас» сделал заявление. Мы подтвердили через наблюдателей, которые там присутствовали, что да, факт имеет место. Со всей очевидностью, что результаты голосования по партиям на этом участке должны быть отменены. Но нет, избирательная комиссия, не знаю, было ли это решение самой участковой комиссии или же рекомендация краевой комиссии, решила результаты не отменять. Они провели подсчет. Вот результаты из «ГАС Выборы» по этому участку. На этом участке победила партия «Парнас». При этом порядка 80% бюллетеней признаны недействительными. Это единственный участок в стране, где победила партия «Парнас». Поверить, что в этой станице 70 сторонников партии «Парнас», я не могу. Совершенно очевидно, что при подсчете избирательная комиссия учла испорченные бюллетени. Не может таких результатов быть. Мы считаем в «Голосе», что результаты должны быть отменены по этому участку, а виновные привлечены к ответственности. 
Второй случай. Сообщение на «Карту нарушений» из г. Крымска. На видео, которое уже есть в сети Интернет, изображено, как мужчина засовывает несколько комплектов бюллетеней в урну. Вызвали полицию, начали разбираться. Совершенно очевидно, что это вброс. Что такое вброс – это многократное голосование за других лиц. Если вы два комплекта бюллетеней засунули – извините, это тоже вброс. Данная урна должна была опечатываться, должны были проводиться мероприятия, лицо, которое таким образом проголосовало, должно было быть привлечено к ответственности. Этого сделано не было. Насколько я знаю, проводилась проверка, и было принято решение, что произошла техническая ошибка, и этот человек, якобы, голосовал за членов своей семьи. Но простите, если он голосовал за членов своей семьи, он должен был за них расписываться в книге избирателей, значит, те члены комиссии, которые ему это позволили сделать, также должны быть привлечены к ответственности?! 
Третий случай, с которым мы столкнулись, это хамство и возмутительное поведение членов некоторых комиссий, в том числе территориальных. Например, территориальная комиссия Приморско-Ахтарска приняла решение о том, что свое итоговое заседание она запрещает наблюдателям, членам комиссии с правом совещательного голоса снимать на видео. О какой открытости выборов мы можем говорить, когда у нас территориальные комиссии принимают такое решение?! Может быть, мы и заседание крайизбиркома будем проводить в закрытом режиме? Я прошу обратить на это внимание. Кстати, возвращаясь к Крымску, на каждых выборах из Крымска приходят тревожные сообщения о нарушениях. На прошлых выборах возбудили уголовное дело по фактам фальсификаций, председатель получил 210 тыс. штрафа за то, что фальсифицировал бюллетени при подсчете, до этого там со скандалом сняли кандидата Витишко, результаты партии власти по Крымску всегда у нас зашкаливают. Приведу пример. До наводнения там был избран мэр от «Единой России», который получил  95 % голосов, через месяц после наводнения он оказался в колонии, следующий мэр от «Единой России» – 95 %, тоже сейчас отстранен. Вот такая порочная практика по Крымску.
 С чем столкнулись наши наблюдатели? Члены комиссии плохо знают законодательство, не знают разницы между статусом наблюдателя и члена комиссии с правом совещательного голоса. Тот случай, когда не допускали на участок, потому что не знали, что есть такая форма – ЧСГ. Для них все наблюдатели должны аккредитоваться в ТИК. Здесь краевая комиссия, территориальная, не доработали, не донесли информацию. Конечно, это новая процедура аккредитации наблюдателей, но здесь стоит отметить, что не все поняли закон.

Сергей Мышак, член Объединенного штаба общественного наблюдения за выборами в Краснодарском крае, Уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае: 
Я считаю, что само назначение Эллы Александровны Памфиловой председателем Центризбиркома накануне выборов позволило начать кардинально пересматривать все внутреннее устройство этого очень сложного механизма. Выборы – это не просто голосование: пришел и опустил бюллетень. В эту орбиту вовлечено огромное количество людей, это и наблюдатели, и члены комиссий всех уровней, сторонники, агитаторы, все те, кто соприкасается с этим очень сложным механизмом. С самого начала Памфилова задала тон честности, прозрачности и открытости выборов. И когда мы обсуждали эту ситуацию в нашем крайизбиркоме, то сошлись на том, что три кита избирательной кампании, которые должны держать всю эту конструкцию,  – это конкурентность, прозрачность и легитимность выборов. Об этом  говорил и Президент, и это общая тональность всей государственной машины, но она через Эллу Александровну начала насаждаться, где-то даже силком, не побоюсь этого слова. Если в целом оценивать прошедшие выборы, то, на мой взгляд, они прошли честнее и легитимнее, нежели выборы в 2011 году. В 2011 году все было гораздо сложнее. И мне очень импонировало, что крайизбирком, в частности, все заседания проводил открыто, выдавал все это в Интернет, приглашал к обсуждению общественников. И что очень важно, опять же не без посыла Эллы Александровны, в эту орбиту, невзирая на то, что федеральное законодательство выводит уполномоченного за пределы политической деятельности, тем не менее, уполномоченные в части обеспечения избирательных прав граждан в эту орбиту были вовлечены. 
Поэтому, разговаривая с Алексеем Дмитриевичем Черненко, я поддержал идею создания штаба общественного наблюдения. Общественного контроля много не бывает, это очень хорошо коррелируется с законом «Об общественном контроле в РФ», который, если я не ошибаюсь, отметил свое двухлетие. Нас  поддержал Совет при губернаторе, Ассоциация Юристов, «Центр прикладной социологии и политологии» Геннадия Ивановича Подлесного,  другие общественники, и штаб начал работать. У меня складывается впечатление, что благодаря, в том числе,  этим новациям,  открытости прибавилось. Навряд ли мне на карте покажут страну, где выборы проходят идеально. Наверное, не существует такой избирательной системы ни в Америке, ни в Европе, ни у нас. Просто существует критическая масса нарушений, которая у нас зачастую превышает разумные пределы. И в эти выборы эту массу удалось снизить, слава Богу. 
То есть, на мой взгляд, дан задел и надо этим путем идти. То, о чем говорили уважаемые коллеги, это все имеет место быть, с этим надо разбираться. Я поймал себя на мысли, что очень многие нарушения связаны, прежде всего, с незнанием законодательства, с недостаточным осознанием собственной ответственности за то, что ты делаешь, я имею в виду участковые избирательные комиссии, а где-то с длительным неприменением юридической ответственности за эти нарушения. И те первые сигналы, к примеру, Крымск, когда есть решение суда по фальсификациям, говорит о том, что вся эта машина начинает разворачиваться в сторону легитимизации процесса. Это нужно и очевидно, потому что легитимно избранная власть имеет совершенно другие полномочия в части взаимодействия с обществом, она может сильнее опираться на общество, она более расторможена в плане принятия решений. И если такая власть потом еще сверяет эти решения с гражданским обществом,  получается то, чего мы все так ожидаем. Тогда идет нормальное политическое развитие, которое притягивает к себе экономику, запускает инвестиционные механизмы. Слава Богу, что все это с мертвой точки сдвинулось. Я вижу в этом позитив.
Я не хочу давать политические оценки избирательному процессу, это не моя задача, есть избирком. А с точки зрения соблюдения избирательных прав граждан, мне хотелось бы обратить внимание на то, что в крае проживает около 450 тыс. людей с ограниченными физическими возможностями. Мы неоднократно обсуждали эти проблемы в рамках работы краевой избирательной комиссии и апеллировали к ТИКам, к муниципальным  образованиям, к участковым комиссиям, чтобы этим людям были созданы условия для волеизъявления. И причем это необязательно должно быть надомное голосование. Многие люди очень активны, они хотят сами придти, они хотят посмотреть. Поэтому мы обращали внимание и на трафареты, и на шрифт Брайля, на пандусы, на доставку. Я не скажу, что у нас все решено, у нас вообще система доступной среды после Паралимпийских игр в Сочи только стартанула, когда ей стали заниматься. И сразу мы все сделать не сможем, потому что многое надо менять. В том числе и в сознании.
 Следующий, небольшой, может, пласт проблемы, но на него тоже мало обращали внимание. Человек лишается избирательного права после осуждения, вступления приговора суда в законную силу, а подследственный такого права не лишен. В крае таких людей 2 226 человек. И они должны были проголосовать. Мы раннее обговаривали это с УФСИН, я сам для контроля выезжал в наши закрытые учреждения, в СИЗО вместе с общественниками, и мы увидели, что голосование идет. Я не скажу, что там все идеально. В Краснодарском крае 163 человека использовали свое избирательное право, находясь под домашним арестом. Вырабатывался механизм, который тоже, кстати, законодательно не прописан, взаимодействия уголовно-исполнительной инспекции со следствием либо судом. Это тоже удалось. Перед выборами я посещал несколько учреждений, где оказывается медицинская помощь людям, страдающим психологическими заболеваниями. Пока гражданин судом не признан недееспособным, он же тоже должен голосовать, если захочет! У нас кое-что не получилось идеально. Кое-что получилось неплохо. Но мы, общество, начали обращать внимание на эти вещи. Я думаю, это позитивная тенденция. 
Возвращаясь к «пиле Черненко». Математические модели всегда точны, безусловно, надо изучать, обращать внимание, и самое главное, чтобы у нас не обсуждением все заканчивалось, и не публикацией в уважаемом издании, а чтобы рутинно, постоянно, административно эти вещи начали выравниваться и реализовываться. Правовая грамотность – следующий большой аспект, который, возможно, мы недоработали в плане популяризации информационной системы соцсетей, консультаций, сайтов. Наверное, нам надо было шире выступить с разъяснениями  избирательных прав гражданина, а избирком должен очень серьезно проводить обучение комиссий. Многие технические вещи раздражают наблюдателя, наталкивают его на подозрения, обоснованные или нет, и вносят нервозность в этот процесс. На самом деле мы, обращая внимание на мелочи, упускаем крупные вещи,  и потом нарисовываются вот такие «пилы». Я призываю к комплексности подходов к избирательному процессу через общественные институты. Власть очень гибко реагирует на изменения выборного законодательства, обратите внимание, цикличность выборов и законодательство претерпевает изменения: пропорциональная система, мажоритарная система, пропорционально-мажоритарная, то есть власть подстраивает текущую политическую ситуацию законодательно  под проведение избирательного процесса. Но при этом зачастую власть очень медленно реагирует на нарушения в сфере, допустим, гражданской ответственности. К примеру, власть не может решить на протяжении нескольких лет вопрос обманутых дольщиков, не может решить другие вопросы, о которых мы говорим. Поэтому участковые комиссии не всегда успевают перерабатывать избирательное право. 
Галина Ташматова, главный редактор «Новой газеты Кубани»: Убеждена, что откровенные высказывания наших участников будут полезны всем: тем, кто организует и проводит выборы, тем, кто в них участвует, и тем, кто голосует за кандидатов. Важно встречаться, обсуждать, доносить свою точку зрения.  Журналисты «Новой газеты Кубани» тоже работали на избирательных участках, причем в   самой глубинке. Мы сознательно не стали озвучивать свое мнение. Задача была другая:  донести до наших читателей ваше мнение, уважаемые гости. Благодарю всех, кто к нам пришел, за то, что все участники проявили максимальную политкорректность.

Комментарии:

добавить комментарий

Михрюта 30.09.2016 10:01
Огромное спасибо "Новой газете Кубани" за этот честный обстоятельный диалог. Не монолог власть придержащих, который мы слышим каждый день в зомбоящике, а мнение реальных людей, которые пропахали на выборах и пощупали своими руками почем фунт лиха. Хоть материал и больтшой читал все от буквы до буквы. Удивительно, как вы нашли нашли этих честных людей. Хоть умом понимаю, что от одного этого честного разговора наш бардак не изменить, но жить становится легче, когда видишь, что на Кубани живут такие люди.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий
Дред 04.10.2016 07:28
Фикция а не выборы. Что не делается все к лучшему, ждите адские законы и сушите сухари.
Читать полностью ↓ ответить на комментарий