Интервью:

Александр Кынев: «Предпосылок для массовой ротации губернаторов в России нет»

15.04.2024

Респондент: Александр Кынев

Интервьюер: Галина Ташматова

10411

«НГК»: Александр Владимирович, 7 мая предстоит инаугурация президента, 8 мая произойдёт переназначение премьер-министра, а затем и смена кабинета министров. Стоит ли ожидать после президентских выборов серьёзных изменений в губернаторском корпусе страны?

А. КЫНЕВ: Массовой замены губернаторов, я уверен, не произойдёт, а вот отдельные изменения вполне возможны. Они могут быть связаны с переходом губернаторов на должности министров в новый состав кабмина, как это было в своё время с губернатором Владимиром Якушевым, который сменил кресло губернатора Тюменской области на пост министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации. Или губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Кобылкиным, избранным депутатом ГД, Алексеем Гордеевым, губернатором Воронежской области, возглавившим после ухода из региона Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. Предпосылок для массовой ротации губернаторов в стране сегодня нет.

«НГК»: Оправдала ли, на Ваш взгляд, практика назначения на губернаторское место варягов, и насколько сегодня она в ходу?

А. КЫНЕВ: Если мы посмотрим, что было до сентября 2022 года, то увидим, что в 85 регионах 49 губернаторов это так или иначе варяги, которые в регионе не работали и не имели к региону какого-либо отношения. Если говорить о заместителях губернаторов, то из 800 человек по стране варягов наберётся около 28%. Внутри этой системы происходит жёсткая ротация. Для многих работа в регионе – это строка в биографии, в анкете, и главное – её не испортить, чтобы, отработав какой-то срок, подняться по кадровой лестнице и перейти на работу в федеральные структуры. Про новые регионы я не говорю, поскольку там  только начинают формироваться институты власти и ситуация во властных структурах сильно пока ещё отличается от общероссийской.

Поэтому при такой технократичной системе губернаторы и их замы должны быть функциональны, взаимно заменяемы. У нас есть такой феномен «бродячих менеджеров», вице-губернаторов, которые успели поработать в 5 или 6 регионах. Очевидно, что они карьеристы, службисты в классическом понимании этого слова. Для того чтобы стимулировать губернаторов и их замов и показать, что у них есть какие-то шансы карьерного роста, время от времени губернаторов и замов повышают, но повышают редко. Для большинства губернаторов это всё же остаётся тупиковой ветвью эволюции, и после ухода с поста они переходят либо в министерские структуры, либо оказываются в бизнес-структурах.

«НГК»: Как бы Вы оценили сложившуюся практику смены губернаторов на Кубани? Какая политическая традиция наиболее характерна для нашего края?

А. КЫНЕВ: Что касается Кубани, то она отличается тем, что варягов на Кубани среди губернаторов никогда не было, все губернаторы были местные. Да и администрации края в основном формировалась из местных кадров. Такая ситуация для России довольно редка. Она является административно стабильной. Власть наверху понимает, что эти регионы держатся на давних тесных связях внутри. Такая система, при которой власть региона формируется за счёт местных кадров, является укоренённой и стабильной. Если в таких регионах перейти к технократизму, то стабильность может быть утрачена. Может произойти обрушение системы, начаться интриги, и регион потеряет управляемость. Такая модель формирования власти не характерна в целом для центральной части России, она характерна для республик Северного Кавказа. Если мы внимательно посмотрим, то примерно такая же кадровая политика будет характерна и для Адыгеи, и для Карачаево-Черкессии, и для Кабардино-Балкарии и др. Стиль примерно тот же, в основном этот стиль доминирует у нас в регионах юга. Клановость и землячество – это вещи по сути одинаковые.

«НГК»: Какие критерии, на Ваш взгляд, решающие при оценке руководством страны качества работы глав регионов?

А. КЫНЕВ: Мы не знаем случаев, когда главу региона увольняли бы за какие-то плохие показатели. Система власти внутри многослойная, все администрации в регионах представляют собой многослойный пирог. Все заместители губернаторов согласуются сегодня с Москвой. По финансам, по образованию, по природным ресурсам, у всех у них есть свои московские начальники. Да есть регламенты, по которым согласуются чиновники на местах отдельных ведомств. Поэтому у ключевых замов есть своя вертикаль московская, помимо местной. Там есть свои планы, свои графики, своя отчётность и так далее. А поскольку система подотчётности получается на самом деле двойная, то и ответственности у губернатора меньше. Каждое ведомство отчитывается по-своему, поэтому многие показатели достигаются за счёт ведомственной политики, она за этим следит. Специалисты знают, как улучшить показатели. Главное, для регионов – это управляемость и отсутствие скандалов. Не должно происходить в публичном поле вещей, которые дискредитируют власть, демонстрируют недовольство населения властью. К скандалам можно отнести не только публичные протестные мероприятия, но и криминальные истории с возбуждением уголовных дел на заместителей губернаторов, всплывающих в публичной плоскости. Кого-то арестовывают, кого-то сажают и так далее. Наличие подобных скандалов, конечно, ослабляет любого главу и говорит о его неспособности урегулировать проблему внутри. Мы понимаем, что всё очень сложно устроено, есть разные отношения между разными группировками в элитах. Наличие скандалов в региональных элитах – это сигнал для центра о неспособности руководителя края эти конфликты урегулировать и того, что ситуация зашла слишком далеко. Это главное.

Бывают, конечно, случаи, когда губернатор сам не хочет работать, потому что понимает, что это не его, не лежит душа. Такое тоже бывает. Бывают губернаторы политические. У нас в основном все губернаторы технократы, но бывают назначенцы политические, которые получают должность в ходе каких-то элитных обменов. В таком случае они сильно зависимы от тех, кто их назначение лоббировал. Как только расклад меняется, уходит тот, кто это назначение лоббировал, то сохранить эту должность тяжело. Самый яркий пример за последние 2 года – губернатор Алексей Островский из Смоленской области. Он получил должность по квоте ЛДПР, просто потому что при Жириновском он входил в руководство партии и был у него одним из фаворитов. Но никогда никаким хозяйственником он не был, он был журналистом и держался только за счёт Владимира Вольфовича. Как только Жириновского не стало, выяснилось, что никакого защитника в Москве у него нет. После этого он покинул губернаторский пост, долго его не было видно и слышно. В итоге недавно всплыл в министерстве иностранных дел, на какой-то второстепенной должности.

Это что касается отдельных случаев ухода губернаторов.

Если оценить сегодняшнюю ситуацию в целом, то сейчас никаких замен с массовой заменой губернаторов быть не должно, потому что система в принципе не настроена ни на какие кадровые эксперименты. Массовая замена губернаторов у нас произошла в 2017–2019 годах, основную массу губернаторов поменяли. Соответственно, у них прошли первые сроки, сейчас они переизбираются на вторые сроки, которые будут заканчиваться в 2027–2029 годах. Вот тогда-то и возникнет вопрос о следующей волне замены губернаторов. Будут взвешивать в Москве: достаточно двух сроков, недостаточно… До этого времени, я думаю, никаких массовых замен не будет, могут быть только отдельные точечные случаи: либо кто-то пошёл на повышение, либо это громкие коррупционные скандалы, либо это история как с Островским. К тому же два последние года, после того как началась спецоперация, количество смен губернаторов резко снизилось. Три – пять сменившихся губернаторов в год – это очень мало. В осложнившихся геополитических условиях, в которых находится сегодня страна, нужно минимизировать все риски. А замена – это всегда риск, дополнительный фактор адаптации, перенастройки. Лучше проверенные люди с пониманием того, что они могут, а что не могут, чем эксперимент с неизвестным результатом.

«НГК»: Влияют ли в нынешних условиях политические партии на вопросы назначения и снятия губернаторов?

А. КЫНЕВ: Вообще никак не влияют, даже «Единая Россия», партия при власти, её особо в этих вопросах не спрашивают, поскольку при назначении губернаторов она не является субъектом. Многие губернаторы нынешние вообще были беспартийные. Задача партий – поддерживать действующих губернаторов. Кого ни назначат, того и поддержат.