Культура:

История хора, как история Кубани

05.10.2021

В преддверии юбилея Кубанского казачьего хора «НГК» размещает статью историка, заслуженного работника культуры Кубани Наталии Корсаковой

Автор: Денис Шульгатый

593

0

В этом году старейшему учреждению культуры Кубани – Государственному казачьему хору – исполняется 210 лет. История его уходит ещё к 1811 году, когда по инициативе протоиерея Черноморского казачьего войска Кирилла Россинского был основан войсковой певческий хор. В письменном ходатайстве протоиерея от 2 августа 1810 года перед Войсковой канцелярией говорилось: «Для благолепного богослужения при нынешней соборной церкви нужно иметь певческий хор, на содержание коего должно определить ежегодно по крайней мере тысячу рублей». Войсковой атаман Фёдор Бурсак одобрил предложение Россинского. Была составлена смета и штаты хора в следующем составе: один регент, два баса, два тенора, два альта и два дисканта с общим содержанием всего хора в 900 рублей. Идею создания хора поддержал и Херсонский военный губернатор Дюк де Ришелье, который 18 января 1811 года утвердил эти штаты: «с отпуском на них денег из войсковых сумм». Так было создано одно из первых учреждений культуры Кубани, которое почти двести лет, с небольшим перерывом с 1920 года по 1936 год является символом, гордостью и хранителем историко-культурных традиций.

Рассматривая историю и деятельность Войскового певческого хора на протяжении XIX – начала XX веков, необходимо отметить его особую роль в структуре Кубанского казачьего войска и значение в культурно-нравственном воспитании и духовности кубанского общества в тот период. Начальник Кубанской области и наказной атаман ККВ Михаил Бабыч в своём приказе от 10 июня 1910 года отмечал: «Всем известно, какое громадное значение в жизни каждого имеет песня, к ней, как к другу, прибегают и в горести, и в радости и, зачастую, в ней почерпывает бодрые и живые силы уставший нравственно и физически человек». В первые десятилетия своего существования певческий хор участвовал в богослужениях, исполняя религиозные песнопения и, как подчеркивали современники, «принося огромную пользу, облагораживая дикие нравы тогдашних жителей Черномории и внося в их серую и неприглядную жизнь светлый луч эстетического наслаждения». Деятельность хора в этот период проходила на территории Екатеринодарской крепости в Войсковом Воскресенском соборе.Проживали певчие в специальном общежитии, а в середине 40-х годов XIX века по проекту архитектора Черника было построено отдельное здание для певчих хора.

Уже в ранний период деятельности хор оказывал огромное эмоциональное воздействие на культурную среду Черномории. В дни православных праздников, войсковых кругов, парадов, выносе регалий, хор принимал непосредственное участие, а также устраивал духовные концерты в Войсковом соборе. Летописец певческого хора, архивариус Войскового штаба Иван Кияшко в своих воспоминаниях отмечал огромную очищающую и объединяющую силу пения хора, одухотворяющее влияние песни на душу казака-воина. В исполнении духовных песен певчие хора показывали высокохудожественные образцы чистого, эмоционального и возвышенного песнопения. Кубанский историк Фёдор Щербина так описывает услышанное им в раннем детстве исполнение хора в соборе Екатеринодара: «Меня поражали волнением и нежностью аккорды звуков, которые в течение получаса наполняли, казалось, весь собор, то гремя и сверкая, как гром перед ожидаемым ливнем, то понижаясь до нежного пения малиновки или чириканья милой ласточки». В певческом хоре проходили службу юноши, одарённые голосом, с 1811 года регенты ежегодно прослушивали в станичных и хуторских церквях казачат и юношей, отбирая их для службы в хоре.

Указом войсковой канцелярии в 1812 году была утверждена форма для певчих. Она состояла из куртки и шаровар синего фабричного сукна, круглой шапки с чёрным околышем и красным верхом пояса из красной ткани и серой суконной шинели со стоячим воротником. Для летнего времени шились парусиновые куртки и шаровары. Летняя форма выдавалась на два года, зимняя – на пять лет. На протяжении XIX века форма певчих менялась: так, в 1860 году были введены погоны из красного сукна и буквами «В. П.» (войсковой певчий).

Начальник Кубанской области и наказной атаман ККВ Николай Карамалин, заботясь о материальном состоянии хора, в своём рапорте на имя Главнокомандующего Кавказской армией от 8 мая 1874 года писал: «Ближайшее ознакомление со свойствами и способностями кубанского казачьего населения, приводит меня к убеждению в пользе распространения в среде казачества музыкального образования,существенно влияющего вместе с другими умственно-образовательными мерами на смягчение нравов и развитие богатых природных способностей, которыми одарены кубанские и особенно черноморские казаки…». Документы по истории певческого хора, воспоминания служивших в хоре, в частности, известного кубанского общественного деятеля Кирилла Живило, свидетельствуют о том, что уже первые регенты хора Константин Гречинский, Гавриил Пентюхов, Михаил Лебедев и другие, наряду с церковной программой готовили с хороном и военно-исторические, народные бытовые песни. Эти концерты проходили в Войсковом собрании, в доме атамана в помещении гимназии, и давались в честь приезда знаменитых людей в Екатеринодар или в честь войсковых праздников. Такие концерты хора слушали императоры Александр II и Александр III, а также наместники императора на Кавказе. В частности, наместник императора на Кавказе генерал Воронцов свидетельствовал о том, что «войсковые певчие поют превосходно». Кирилл Живило, детство которого прошло в «Сичи», как все именовали певческую школу хора, опубликовал свои воспоминания, где описал традиции хора его репертуар. Интересно отметить, что хор имел свой праздник – это день 1 октября, который обычно приурочивали к Покрову Пресвятой Богородицы. «По праздникам», – писал Живило – «обыкновенно хор делился на две части и поздравляли одна часть хора по правую сторону Красной, другая – по левую». Образование певчие хора получали не только в своей школе, но наиболее талантливые обучались в Придворное певческой капелле в Санкт-Петербурге, Московском синодальном хоре, в хоре конвоя Главнокомандующего Кавказской армией и Певческом хоре Дворцовой церкви в Тифлисе.

Выдающуюся роль в истории Войскового Певческого хора сыграл регент хора, композитор и педагог Григорий Концевич. Получив образование в Петербургской Придворной певческой капелле, он был в 1892 году назначен регентом Войскового хора и исполнял эту должность до 1906 год. Благодаря талантливой деятельности Григорий Концевича изменился репертуар хора, стали исполняться светские и народные песни, музыкальные произведения самого Концевича. При его участии в 1903 году для войскового и музыкантского хоров было построено трёхэтажное здание в центре города по улице Рашпилевской. В этом здании, помимо музыкальных классов, размещалась и большая библиотека хора. Впоследствии она была вывезена вместе с казачьими регалиями в 1920 году в Сербию, а затем в США, В 1906 году при хоре открывается училище, которое давало музыкальное и общее образование. Это давало возможность казакам после окончания службы служить регентами в станичных церковных хорах и учителями пения в школах и гимназиях Кубанской области. Огромное внимание Концевич уделял собиранию и сохранению народных песен. Им были опубликованы в семи выпусках малороссийские народные песни из репертуара Войскового певческого хора.

В начале XX века войсковой певческий хор достиг огромных творческих успехов и получил широкую известность на Северном Кавказе. История песенной культуры кубанских казаков тесно связана с военно-историческими традициями казачества. Знание строевых и исторических песен, любовь к пению – неотъемлемая часть казачьего воспитания в семье и обществе. В приказе по Кубанского казачьему войску от 26 сентября 1911 года атаман Михаил Бабыч писал: «Благодаря неустанным заботам и самоотверженной работе длинного ряда регентов, капельмейстеров, заведующих войсковыми хорам, как певческий, так и музыкальный войсковые хоры всегда стояли на высоте своего назначение и современных требований. На протяжении своего векового служения войсковое хоры, кроме неизменной симпатии населения и ближайшего начальства заслужили высочайшее одобрение августейших монархов и похвалы наместников Кавказа».

В структуре Кубанского казачьего войска певческий и музыкантский хоры занимали особое положение. Во-первых, как учреждения культуры, призванные исполнять музыкальные произведения, участвовать в богослужении в войсковом соборе, сохранять народные казачьи песни. А во-вторых – это особый духовный стержень, который укрепляет воинский долг, особую роль казака – защитника Отечества, сберегает семейные и исторические ценности. Войсковой певческий хор принимал участие в главных событиях в жизни кубанского казачества: войсковых и светских праздниках, освящении исторических памятников, в парадах с выносом казачьих регалий, торжественных церемониалах.

Войсковой певческий хор сыграл большую роль в подготовке регентов и музыкантов для станичных хоров и в создании самих станичных и полковых оркестров и хоров, которыми так славилось и гордилось кубанское казачество. В благодарственной речи атамана Михаила Бабыча, обращённого к хорам в сентябре 1911, говорилось: «За свое столетнее существование хоры выпустили не одну тысячу вполне обученных певчих и музыкантов, которые, возвратясь домой, не оставили своего любимого дела и продолжали его в станицах, собирая вокруг себя любителей музыки и пения и создавая небольшие оркестры и певческие хоры, которые имеются теперь в почти каждой станице и прививают населению хорошие и облагораживающие вкусы. Есть крепкая надежда на то, что в новом столетии своего существования они не опустят до уровня музыкально-ремесленных учреждений, а будут сохранять и впредь свое музыкально-художественное и учебно-музыкальное значение».

Ярким событием в начале XX века стало празднование столетнего юбилея певческого и музыкантского хоров Кубанского казачьего войска. Они были созданы одновременно и существовали, дополняя друг друга, выступая и вместе, и раздельно. Празднование столетнего юбилея проходило в городе Екатеринодаре с 25 по 28 сентября 1911 года. В слове, произнесённом за литургией в Войсковом Александро-Невском соборе, священник Арсений Белановский особо подчеркнул значение песни и хорового искусства для воинов-рыцарей, к которым он причислил казаков: «Вы своей песнью о святом и священном для казачьей православной души, можете разбить не оковы бездушия, какие наложена на сердца многих врагами христианства и веры истинной…».

Благодаря сохранившимся историческим документам предстаёт картина празднования – юбилея войскового певческого хора. В Войсковом Александро-Невском соборе 25 сентября вечером состоялся благотворительный концерт хора, 26 сентября хор и музыканты приняли участие в параде и выносе казачьих регалий из Войскового штаба в собор, затем на Крепостную площадь. По улице Красной к помещению хоров на улицу Рашпилевскую был совершён крестный ход, на крепостной площади состоялся молебен и праздничный обед под шатрами. На обед подавали борщ с пирожками, баранину, телятину, салаты, водку, вино и закуски. В Зимнем театре утром 27 сентября состоялся концерт, а вечером – спектакль. Для тех, кто не мог попасть в этот день, концерт и спектакль повторили на следующий. Хор и музыканты получили в подарок юбилейный нагрудный жетон и книгу по истории хора, написанную архивариусом И. И. Кияшко.

Исследователям мало известен тот факт, что юбилейный нагрудный знак, который является символом современного хора, выполненный из серебра в форме лиры с дубовым венком и двумя перекрещивающимися георгиевскими трудами, был изготовлена по проекту заведующего Кубанским Войсковым музеем Иваном Гладким. При внимательном изучении юбилейного снимка, сделанного в Екатеринодаре 26 сентября 1911 года, удалось установить, что во втором ряду справа, четвёртый, сидит Гладкий.

Велика роль Войскового певческого хора в истории и культуре Кубани. Благодаря его деятельности были сохранены и дошли до наших дней песенные и военно-исторические традиции казачества. В документах XIX- начала XX обозначен термин – служение песне. Он отражает и воинскую традицию казаков в знании песен, и умение исполнять их, понимание объединяющей силы песни в сплочении, поднятии бодрости и духа. В походной обстановке, вдали от родных станиц, совместное исполнение поддерживало, укрепляло веру в свои силы, способствовало победам. В одном из писем наказному атаману ККВ певчий войскового хора Арсений Лысак из станицы Плантнировской написал: «...Память службы моей в войсковом певческом хоре искрилась в душе моей на долгие и долгие годы». Певческий хор сохранял ту духовную почву, которая способствовала и возрождению казачьих традиций в конце XX века. Не случайно одним из первых приказов, изданных атаманов Кубанского казачьего войска в эмиграции Вячеславом Науменко, был приказ о присвоении песне «Ты Кубань ты наша Родина», – статуса войсковой песни с почестями, присвоенными народному гимну. Уникальным явлением в истории культуры является сохранение казачьей песни вдали от Родины эмиграции.

До недавнего времени исследователи считали, что после 1920 года войсковой хор распался и был восстановлен только в 1936 году. Но в последние десятилетия из зарубежья вернулись многие казачьи архивы, в том числе в 2000 году в краевой архив и краевой исторический музей поступили в дар документы личного архива атамана Кубанского казачьего войска в эмиграции с 1920 по 1958 годы Вячеслава Науменко. Из документов атамана, воспоминания кубанских казаков стало известно о том, что в 1920-1921 гг. в Сербии заботами генералы Науменко из бывших певчих был восстановлен Кубанский войсковой певческий хор. Известны два его первых регента – С. Соколов и Г. Винников.

Деятельность певческого хора в конце XIX – начала XX века и его преемника –Государственного Кубанского казачьего хора – свидетельствует о том, что пока будет жива народная кубанская песня, будут живы и традиции казачества.

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Комментариев к этой новости пока нет.