Культура:

Завещание Леонида Сологуба (правда и домыслы)

02.05.2023

О нашем земляке, потомственном казаке, художнике-архитекторе Леониде Романовиче Сологубе (1884-1956 гг.) можно найти немало информации, преимущественно в интернете. В ней много неточностей, а порой и путаницы, особенно в отношении завещанного им России.

Автор: Наталья ЩУРИК, искусствовед

4329

Часть I.

Коллекция произведений художника

Основные исследования о жизни и творчестве Л.Р. Сологуба принадлежат кубанским краеведам В.А. Гребенюку, В.П. Бардадыму, Е.А. Котенко, с которыми знаком узкий круг музейщиков. А ведь Леонид Романович оставил немалый след в истории русской культуры начала ХХ века и как архитектор, и как патриот, сохранивший для потомков документальные свидетельства о Первой мировой войне, как непосредственный её участник.

Ещё при жизни Сологуба вышли в свет книги его  о проектах в области зодчества. Ему была посвящена и большая статья в популярном на рубеже ХIХ-ХХ веков журнале «Нива» с публикацией его фронтовых зарисовок. В ней отмечалось, что русское искусство с уходом на войну Л.Р. Сологуба добровольцем «приобрело многое весьма ценное в виде иллюстраций войны и военного быта… Это большой труд неизмеримо большой и значительный и важный, и искусство будущего за него (будет, Н.Щ.) очень благодарно художнику-воину».

Документальный характер произведений Сологуба, большая часть из которых сегодня сосредоточена в фондах ГМИИ им. А.С. Пушкина, с каждым десятилетием приобретает всё большую ценность для российского общества и в целом для мирового сообщества, которое, без сомнения, должно с ними познакомиться, чтобы усвоить уроки истории.

Почему же этого не происходит? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вернуться к истории этой уникальной коллекции.

Леонид Романович, как было сказано выше, ушел на фронт добровольцем (как тогда говорили вольноопределяющимся). И служил в 1-й батарее Лейб-гвардии стрелкового артиллерийского дивизиона. Вот как об этом вспоминала его единственная дочь, графиня Ирина Леонидовна Сологуб (1919-2007 гг.): «Ему говорили: «Зачем Вы это делаете? Вы как пенсионер Академии Художеств, как человек неординарный, дорогой для России человек, талант несомненный, имеете право быть освобожденным от воинской повинности. Он отвечал: «Я же русский человек, я – патриот, не могу работать спокойно, видя, как хотят поработить мою родную землю немецкие бароны». С таким сердцем он ушел на войну. (1) И, по словам дочери, «пожертвовал ВСЕ свое имущество на нужны войны». Это пример, который мы вряд ли найдём в большой массе современных патриотических историй. Он, сын уважаемого ейского купца 2-й гильдии, вынужденный покинуть Родину, захваченную властью безбожников, на долгие годы был заклеймен именем эмигранта. При этом Л.Р. Сологуб так и не принял иностранного гражданства и до конца дней в душе оставался подданным Российской империи.

На чужбине он обосновался в Гааге, имел небольшую мастерскую. Жил и трудился много и честно, организовывал выставки в Европе, пытаясь помочь, прежде всего, своим соотечественникам, русским художникам, оказавшимся в изгнании. Художник гордился тем, что несколько его произведений лично приобрела Королева Нидерландов Юлиана (1909-2004 гг.), дед которой по материнской линии был сыном Анны Павловны, а дед по отцовской внуком Елены Павловны (обе они были дочерьми Императора Павла I).

Единственная жена Леонида Романовича, родившая ему дочь, – Анна Николаевна, принадлежала к знаменитому и богатейшему в России роду купцов-текстильщиков Красильщиковых, внёсших большой вклад в экономическое процветание России. Однако, оказавшись в эмиграции, Ирина Леонидовна всю жизнь прожила более чем скромно. Её родители быстро расторгли брак, она воспитывалась в Париже в интернате, окончив который работала сначала артисткой, потом многие годы в сфере туризма. А свою квартиру на Монмартре смогла купить только после смерти отца.

Её решение передать России немалое художественное наследие Леонида Романовича было выполнением воли художника. Вот как об этом вспоминала графиня: «Когда умер отец, на столе в его комнате я нашла письмо, в котором он завещал России свои военные зарисовки (их было 120). Но я пошла дальше и вместе с ними отправила и картины. Отец писал их в родном Ейске, на Кубани».

В 1987 году Ирина Леонидовна, уроженка Екатеринодара, посетила Краснодар и Ейск. В те же дни газета «Приазовские степи» опубликовала интервью с графиней, в котором она сообщила корреспонденту О. Швед об этой поездке в родные города следующее: «Я была в них, как во сне. Зачем я ездила в Краснодар? У моего отца была большая семья – несколько братьев. Семья имела в этом городе два дома. Я предлагала установить мемориальную доску на доме, где жил отец. Я направила из Парижа несколько писем, выразив желание подарить городу картины отца, и просила дать для картинной галереи особняк. И в Ейск я приехала с предложением передать родному городу отца, его дорогим землякам, краеведческому музею часть картин. Мой отец часто рассказывал об этих городах, я по-своему их представляла и как-то внутренне ощущала родство с ними».

Итак, воля наследницы была выражена публично. Общеизвестно, что, несмотря на горячее желание Ирины Леонидовны подарить Кубани работы отца, этого не случилось. По чьей вине? Чтобы ответить, нужно докапываться, изучать её переписку с чиновниками тех лет. В статье обозревателя газеты «Советская культура» Ю. Соломонова, опубликованной через три года после приезда И.Л. Сологуб в Краснодарский край, рассказывается о её широком жесте для Родины. Там же  можно найти постскриптум автора: «А тут недавно открыл случайно газету «Советская Кубань» со статьей писателя Виктора Лихоносова. Писатель предъявил весьма серьёзный счёт краснодарским бюрократам… «не возьмут в толк, как избавиться от писем русской парижанки И.Л. Сологуб, предлагающей городу картины отца и умоляющей дать для галереи особняк».

В вышеупомянутой статье О. Швед  приводится интересный факт о том, что в послевоенные годы в адрес Ейского музея художник отправил 130 картин, но они затерялись в дороге. Не те ли это работы, о которых упоминает в своём очерке «По ту сторону (Парижский дневник)» (1989 год) известный журналист Э.А. Поляновский? Он был редким гостем в квартире И.Л. Сологуб, которая с гостями из СССР предпочитала встречаться в людных общественных местах, боясь провокаций. Он сообщает о том, что первые 10 работ отца Ирина Леонидовна отправила в СССР ещё в 1956 году, сразу после кончины отца. И далее: «12 октября 1956 года директор Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина А. Замошкин направляет Ирине Леонидовне благодарственное письмо. В порыве великодушия И. Сологуб, кроме военной коллекции, отправляет и другие. Всего – 347 работ. Ей прислали благодарственные письма первый секретарь посольства СССР в Нидерландах Б. Журавлев, зам. нач. Главного управления изобразительных искусств Министерства культуры СССР А. Парамонов.

Через короткое время и она написала Парамонову, поинтересовалась судьбой коллекции. Ей никто не ответил.

Итог. Более чем за 30 лет рисунки Леонида Романовича Сологуба так ни разу (!) и не были выставлены. Все они, кроме первых десяти, были отправлены в архив в городе Загорске и там, в условиях, видимо, далеко не идеальных, пришли в негодность». Может и работы Л.Р. Сологуба, предназначавшиеся Ейскому музею, погибли в Загорске?

К счастью, часть произведений Л.Р. Сологуба (более трехсот единиц) всё же не растворились на европейском антикварном рынке, а стараниями дочери художника, посла России во Франции (1992-1998 гг.) Ю.А. Рыжова, а также И.А. Антоновой нашли достойное место для их хранения ГМИИ им. А.С. Пушкина.

И всё же Ирина Леонидовна была права, желая подарить работы отца, значительная часть которых представляет собой краеведческий материал, именно Кубани. Ведь только сердце кубанского зрителя могут тронуть быстрые зарисовки бескрайних пляжей Ейского залива, усыпанные местной детворой, тихие уголки родного провинциального города с самодельными лавочками и незатейливыми палисадниками,  в окружении которых жил и вырос будущий художник.

Интересную информацию можно обнаружить в статье журналиста А. Куропатченко, опубликованной в газете  «Краснодарские известия» за 20 декабря 2012 года. В ней сообщается, что И.А. Антонова предложила ККХМ им. Ф.А. Коваленко взять произведения Сологуба на длительное экспонирование». Тут же зам. директора музея И.И. Ващенко пояснил, почему этого не произошло: «Увы, у нас нет площадей». Можно предположить, что в основе доброй воли Ирины Александровны лежало то самое желание И.Л. Сологуб, с которой она была долго лично знакома, чтобы произведения Леонида Романович, в конце концов, оказались в Краснодаре, на Кубани.

Частные собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина столь значительны и обширны, что наивно полагать, что когда-нибудь российский зритель сможет стать свидетелем экспонирования в нём коллекции произведений Л.Р. Сологуба во всей её полноте. Из-за нехватки экспозиционных площадей за годы нахождения её в Москве, выставлялись единичные работы художника и очень недолго. В Краснодаре такие площади сегодня есть в ККХМ им. Ф.А. Коваленко. А главное, есть неугасающий интерес к творчеству земляка со стороны широкой кубанской общественности, исследователей его творчества. Изучив коллекцию, можно с уверенностью сказать, что она может быть безболезненно разделена на две части (одна – остаться в Москве, другая –  найти достойное место в экспозиции Краснодарского краевого художественного музея) и всё это в составе Государственного музейного фонда РФ. Это позволило бы издать совместными с московскими коллегами усилиями весь массив произведений Л.Р. Сологуба в виде каталога за счёт средств краевого бюджета. Ведь Леонид Романович прославил наш край своим творчеством и гражданским подвигом. В предполагаемом издании жизнь и творчество художника должны быть представлены всесторонне, как пример достойного служения Родине, бесконечной и неугасающей любви к ней, преданности высоким идеалам творчества, идее русского боевого братства и т. д.

Известно, что после обращения культурной общественности Кубани по поручению губернатора Краснодарского края В.И. Кондратьева в Министерство культуры РФ направлено письмо с просьбой рассмотреть вопрос о передаче части произведений Л.Р. Сологуба в фонды Краснодарского краевого художественного музея им. Ф.А. Коваленко.

В одном из интервью новая директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Е. С. Лихачева выразила мысль о большой роли искусства, обмена музейными коллекциями в духовном сплочении «склеивании» России на современном этапе. Думается, что взвешенное решение вопроса о передаче части произведений Л.Р. Сологуба в Краснодар станет справедливым завершением дела о художественном наследии, завещанном художником Родному краю.

P.S. Рассматривая в декабре прошлого года коллекцию натурных графических листов Сологуба из серии «Ейск», запомнила надпись на рисунке, изображающем   купальню на берегу Ейского залива: «Родина моя, я люблю тебя безумно и безгранично.  Ты мое утешенье и слезы». Подписал эту работу художник уже в эмиграции. В этих словах – вся боль человека, разлученного с Родиной, всю жизнь желавшего вернуться домой, на Кубань, пусть хотя бы в своих произведениях.

Наталья Щурик,

к. и. н., член ВТОО «Союз Художников России», член АИС

В данной статье приводятся слова И.Л. Сологуб, сказанные ею во время встречи с Е.И. Костериной в парижском отеле «Ибис», опубликованные в статье академика Е.А. Котенко (1930-2012) «Художник и его дочь».

Автор выражает благодарность руководству Ейского историко-краеведческого музея им. В.В. Самсонова  за предоставленные фото из фондов музея и информацию, использованную при подготовке данного материала.