Интервью:

Алексей Шипилов: «Мы только приветствуем, если пресса будет освещать судебные процессы…»

23.03.2020

Респондент: Алексей Шипилов

Интервьюер: Редакция «НГК»

2162

6

«НГК»: Алексей Николаевич, узнав, что мы идем на встречу с Вами, знакомые адвокаты попросили  уточнить, изменятся ли сроки изготовления решений в связи с тем, что с 19 марта по 10 апреля введены ограничения в работе судов, связанные с угрозой распространения коронавируса?

А.Н. Шипилов: Если решение состоялось, дело успели рассмотреть, то на сроках изготовления решений и направлении этих судебных актов это никак не отразится. Но, к сожалению, рассмотрение тех дел, которые уже были назначены на этот период времени, мы вынуждены перенести. А по вынесенным делам все работает в обычном режиме. Мы вынуждены перенести те дела, для рассмотрения которых необходима явка граждан.

«НГК»: Раньше у председателя Краснодарского краевого суда было шесть заместителей. Кто сейчас занимает эти должности? Кто Ваши заместители, и за какое направление работы они отвечают? И все ли вакансии заместителей заняты?

А.Н. Шипилов: В штатном расписании осталось также шесть заместителей. На сегодняшний день работают два заместителя – это Сергей Евгеньевич Кротов, он курирует уголовные дела, и 18 марта был назначен еще один заместитель председателя – Ольга Васильевна Борисова, она будет заниматься работой административной коллегии. Остальные 4 места заместителей пока вакантны. На них объявлены конкурсы, работа ведется, будем надеяться, что в ближайшее время на эти должности будут назначены достойные люди.

«НГК»: Алексей Николаевич, с Вашим приходом на место председателя Краснодарского краевого суда судейский состав существенно изменился? Много ли еще открытых вакансий на должности судей?

А.Н. Шипилов: Эта работа текущая. Я не могу сказать, что с моим приходом она радикально изменилась. Судьи уходят в отставку, получают назначения в другие суды. Возникают вакансии, мы работаем в этом направлении планомерно, стараемся формировать некий кадровый резерв. Основной резерв видим в аппарате суда – помощники судей, консультанты. Эти люди  профессионально формируются в судебной системе, знают требования, специфику, законодательство, готовятся непосредственно к этой работе. Чтобы судья сформировался, необходимы не только научные познания, но и практика. Я не хочу сказать, что мы ограничиваемся в подборе кадров только работниками аппарата суда, мы рады любым квалифицированным специалистам, в том числе и из других регионов. Хочу сказать, что здесь, в Краснодарском крае, хороший кадровый резерв, здесь много грамотных, квалифицированных специалистов. Дефицита кадров мы не видим. Я знаю, что Квалификационная коллегия судей Краснодарского края рассматривает кандидатуры на должности судей и из других структур – правоохранительных органов, прокуратуры, следственного комитета. Мы с удовольствием готовы видеть в суде и представителей научной общественности. Двери для всех открыты. Единственное, сейчас требования к кандидатам очень жесткие, и не все проходят эти фильтры при назначении. Повторюсь, работа эта планомерная. У нас нет задачи - проводить зачистку. Мы оцениваем всех по работе, если человек справляется, соблюдает все требования, нет обоснованных жалоб, мы это только приветствуем. Но если, возникают вопросы к коллегам, то тогда подход у нас принципиальный и жесткий. Мы подключаем Квалификационную коллегию судей. По итогам прошлого года у нас семеро судей привлечены к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий. Все эти решения были подтверждены вышестоящими инстанциями.

«НГК»: Это много или мало по сравнению с предыдущими годами?

А.Н. Шипилов: По сравнению с другими субъектами, это много. А давать оценку по годам не совсем корректно, год на год не приходится. 

«НГК»: Алексей Николаевич, раньше закон позволял судьям при подаче декларации о доходах не давать согласие на ее обнародование. Это право у судей сохраняется?

А.Н. Шипилов: На данный момент – да.

«НГК»: А Ваша личная позиция по этому вопросу? Вы когда будете подавать декларацию, дадите согласие на ее опубликование?

А.Н. Шипилов: Я в этом никакой проблемы не вижу. Все предыдущие годы работы я эту декларацию подавал, и мы ее публиковали на сайте суда. И впредь мы будем ее размещать в публичном доступе. А что касается других коллег, поскольку требование закона позволяет им делать соответствующий выбор, соответственно, это на их усмотрение. Давать указания или заставлять публиковать я не имею таких полномочий.

«НГК»: Судейская работа опасная, и государство учитывает опасность этой работы. Обращались ли к Вам судьи Краснодарского края с жалобами на то, что на них идет давление, угрозы и просьбой получить охрану, оружие? 

А.Н. Шипилов: К счастью, за период моей работы на Кубани таких ситуаций у нас не возникало. Будем надеяться, что и не возникнет. Но, к сожалению, нельзя ничего исключать, поэтому законом предусмотрены определенные меры безопасности. В случае, если такие угрозы поступают, судья обращается с заявлением, мы привлекаем соответствующие структуры, при наличии оснований, берем судью под государственную защиту.

«НГК»: А вот случай, когда судья Хахалева об этом заявила публично после того, как она стала фигурантом скандала, был. Как тут быть?

А.Н. Шипилов: Если возникает ситуация с оказанием давления на судью, необходимо ставить в известность руководство своевременно. Если это происходит уже постфактум, уже не имеет смысла просить защиты, но разбираться в этой ситуации мы будем. 

«НГК»: В октябре прошлого года начал свою работу Четвертый кассационный суд общей юрисдикции и Третий апелляционный суд. Есть ли у вас какая-то статистика по отмене решений, вынесенных ранее Краснодарским краевым судом? 

А.Н. Шипилов: Действительно, приступил к работе и кассационный суд,  и апелляционный суд. В настоящий момент они формируют определенную судебную практику. Но поскольку не так много времени прошло с начала их работы, у нас такой статистики на данный момент нет. Естественно, мы отслеживаем те дела, которые отменяются, изменяются, анализируем причины, почему это происходит, какие ошибки допускаются. А они действительно допускаются. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Самое главное здесь, чтобы из этих ошибок сделать правильные выводы. У нас в составе каждой коллегии есть судьи, которые занимаются аналитической работой, обобщением судебной практики, анализом тех дел, которые рассматривает вышестоящий суд. Мы проводим занятия с судьями, обсуждаем это, доводим до всех, чтобы в дальнейшем подобного рода ошибки уже не повторялись.

«НГК»: Известно, что Елена Хахалева возглавила научно-консультативный состав краевого суда. Поясните, пожалуйста, в чем конкретно сегодня  заключается ее работа? 

А.Н. Шипилов: Эта информация устаревшая. В настоящий момент она не возглавляет научно-консультативный состав. Она является судьей Краснодарского краевого суда, но в данный момент находится на длительном больничном.

«НГК»: Ее открытое письмо Президенту РФ – это беспрецедентный случай в стране. Оно каким-то образом обсуждалось в Краснодарском краевом суде? А не так давно Совет судей РФ усмотрел дисциплинарные проступки в ее действиях…

А.Н. Шипилов: По поводу этой ситуации могу пояснить следующее. Мной, как председателем суда, были установлены факты нарушения трудовой дисциплины судьей Еленой Хахалевой. Поскольку она также является членом Совета судей РФ, то, в соответствии с требованиями закона, проверку в  отношении нее может проводить только Совет судей РФ. И решать вопрос о привлечении ее к дисциплинарной ответственности будет только Высшая квалификационная коллегия судей РФ. В связи с этим, материалы были направлены в Совет судей РФ, там была сформирована дисциплинарная комиссия, которая в настоящий момент проводит проверку. После завершения проверки информация будет предоставлена Совету судей РФ и дальнейшее решение уже будет принимать Совет судей РФ и ВККС.

«НГК»: Помните скандал, когда автопроизводители пожаловались на работу судов Краснодарского края президенту , речь шла об исках по защите прав потребителей. Известно, что Краснодарский краевой суд проводил масштабную проверку по делам с участием крупных автоконцернов, истребовал эти дела из городских и районных судов края. Чем закончилась эта история?

А.Н. Шипилов: Что касается данной категории дел - исков к автопроизводителям, дилерам, страховых споров, мы проанализировали  судебную практику по этой категории дел, обратили внимание на ряд вопросов, где нужно внести коррективы с точки зрения позиции Верховного суда и действующего законодательства. Был создан специализированный судебный состав в гражданской коллегии краевого суда, который специализируется на рассмотрении данной категории дел, чтобы был единый подход, чтобы нарабатывалась единая практика. Его возглавляет судья Доровских. Благодаря этому мы сейчас ситуацию выровняли. В целом сейчас проблемы нет.

«НГК»: Это был шум на ровном месте, или все-таки у автопроизводителей  были основания жаловаться?

А.Н. Шипилов: Мне сложно сейчас говорить о причине этой ситуации. Могу сказать, что многие дела, на которые ссылались те же автопроизводители,  проходили все стадии судебного контроля, в том числе и Верховный суд. И Верховный суд признавал эти решения законными.

«НГК»: Алексей Николаевич, скажите, какие меры принимаются для борьбы с коррупцией в судебной системе края? Как выглядит система этих мер?

А.Н. Шипилов: Коррупция – это проблема не только судебной системы. Это проблема всего нашего общества, и она присутствует во всех сферах. Конечно, наиболее болезненно это воспринимается, когда такие факты происходят в судебной системе. Мы не будем отрицать, что такие проблемы у нас тоже имеются. Есть комиссия Совета судей, которая занимается рассмотрением жалоб, обращений на факты подобного рода. В случае необходимости такие обращения передаются в правоохранительные органы. Если правоохранители выявляют факты, то с соблюдением установленной законом процедуры запускается механизм привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. А при наличии признаков состава преступления ставится вопрос о привлечении к уголовной ответственности. Были такие факты, к сожалению, возбуждались уголовные дела в отношении судей, тот же Стародубцев и другие судьи. По итогам прошлого года Квалификационной коллегией судей края привлечены к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий семь судей. На очередную повестку заседания Квалификационной коллегии вынесено тоже два вопроса в отношении двух председателей судов о привлечении к дисциплинарной ответственности, ну а к какому виду – уже будут решать члены коллегии.

«НГК»: Поясните, пожалуйста, у нас, у журналистов, есть Кодекс журналистской этики, а в судейской системе есть подобный документ?

А.Н. Шипилов: У нас есть Кодекс судейской этики, утвержденный VIII Всероссийским съездом судей в 2012 году. На минувшем съезде Совета судей, в него были внесены изменения. И в Совете судей РФ, и в региональном Совете судей действует комиссия по этике, которая  рассматривает жалобы именно с точки зрения соблюдения судьей Кодекса судейской этики. Если нарушение подтверждается, то проводится проверка и может быть поставлен вопрос уже перед Квалификационной коллегией.  

«НГК»: То есть, это документ прямого действия?

А.Н. Шипилов: Да, это документ, который используется регулярно.

«НГК»: Вопрос от адвокатского сообщества. Последнее время защитники жалуются на то, что в судебной системе страны из судов ушло так называемое «судоговорение», состязательность. Вспомним российскую практику, когда на суды ходило множество людей, газеты публиковали на целые полосы речи адвокатов, возникала по громким делам общественная дискуссия, а потом это все ушло… Нынешние судьи не хотят выслушивать адвокатов, комкают их выступления, иногда и вовсе обрывают, мол, все и так понятно. Хотелось бы узнать Вашу личную позицию по этой проблеме, Вы сторонник «словоговорения» в судах, или это атавизм, который уже ушел в историю?

А.Н. Шипилов: Конечно же, адвокат, защитник – это важная и неотъемлемая часть справедливого и объективного судебного разбирательства. И если она будет отсутствовать, то это уже не суд будет. Конечно же, роль адвоката очень важна. Препятствование деятельности  адвоката, незаконное ограничение его выступления, прежде всего, нарушение права на защиту гражданина, если речь идет об уголовном процессе, а также нарушение права на состязательность и равноправие в других процессах – это неприемлемо. Если председательствующий совершает такие действия, то это может рассматриваться как нарушение процессуального закона и является основанием  для отмены или изменения судебного решения. Другой вопрос - наши пожелания к участникам процесса, в том числе и к адвокатам, чтобы при выполнении своих функций они ориентировались на выступления по существу процесса. Участники процесса бывают разные, кто-то пытается на публику играть. Когда участник процесса, то ли это адвокат, то ли прокурор, выступают не по существу, председательствующий вынужден их корректировать, но это должно происходить в исключительных случаях.

«НГК»: Раньше, по статистике, на одного судью краевого суда приходилось по 300 дел в год. После того, как стали применять автоматическое распределение дел между судьями с помощью компьютера нагрузка на судей стала меньше?

А.Н. Шипилов: Меньше она не может быть. Автоматическое распределение дел учитывает сложность дела, количество статей, фигурантов, томов. Когда дело поступает, на стадии регистрации все эти данные в полном объеме вносятся в систему, и автоматическая система учитывает, в том числе, и эти критерии. Дело делу рознь. Одно дело может быть в 100 томов, и его рассматривать нужно будет где-то полгода, а, может быть, и больше. А другое дело можно рассмотреть за час. Поэтому оценивать работу судей исключительно в палочном измерении не совсем корректно. В плане выравнивания нагрузки эта система работает эффективно. Самое главное, ее правильно использовать и корректно вносить данные. Если в целом говорить, то за прошлый год у нас пришлось 600-700 гражданских дел в год на одного судью. Уголовных меньше, но они более объемные.

«НГК»: А сохранилась ли практика выездных судебных заседаний?

А.Н. Шипилов: В апелляционной инстанции это не практикуется. А в случае необходимости по первой инстанции, когда краевой суд рассматривает в первой инстанции, это возможно. К примеру, когда есть необходимость опрашивать свидетелей в большом количестве в отдаленном районе. Вот недавно дело рассматривали по убийству многодетной матери в пос. Псейбай Мостовского района, проводили порядка четырех выездных заседаний. В апелляционной инстанции, где свидетелей, как правило, не допрашивают, уже работают на месте.

«НГК»: Скажите, а Вы, как председатель, ведете прием граждан?

А.Н. Шипилов: Прием граждан не веду, таковы требования закона, чтобы не было вопросов о предвзятости. На прием могут приходить стороны процесса, а данное дело в последующем будет рассматриваться в том же краевом суде, в составе президиума, где я тоже принимаю участие. Поэтому я не могу встречаться со сторонами. Если есть какие-то вопросы ко мне, можно их  присылать в письменном виде. Мы обязательно рассмотрим и примем необходимые меры.

«НГК»: Депутаты разного уровня направляют в адрес председателя суда письма, требования и так далее. Как Вы реагируете на это? Что на этот счет говорит закон?

А.Н. Шипилов: Это в любом случае не процессуальное, неформальное обращение. Оно не подлежит рассмотрению. Мы его возвращаем с разъяснением и просим в дальнейшем воздержаться от подобных запросов. Хочу сказать, что в последние годы таких обращений стало меньше, можно сказать, сошли на «нет».

«НГК»: Не можем обойти вниманием притчу во языцех - оправдательные приговоры. Сколько их было вынесено судьями Крайсуда в прошлом году?

А.Н. Шипилов: Что касается вопроса по оправдательным приговорам, то хочу пояснить, что оправдательный приговор, с точки зрения закона, это один из итогов рассмотрения дела. И в этом ничего удивительного, из ряда вон выходящего нет. Если действительно отсутствуют доказательства по делу, нет данных о причастности, мы ориентируем судей – принимайте соответствующее решение. В 2019 году в краевой суд было обжаловано шесть оправдательных приговоров. Впоследствии только два из них было отменено. Часто в прессе говорят, что оправдательных приговоров мало, в связи с этим судебную систему обвиняют в обвинительном уклоне, я с этим согласиться не могу. Чтобы в этом вопросе давать оценку, необходимо учитывать специфику уголовно-судебной системы. До того как дело дойдет  до суда, оно проходит много фильтров, начиная от стадии доследственной проверки. Затем на стадии возбуждения уголовного дела, прокурорского  контроля,  судебного контроля. Постановления о возбуждении уголовного дела обжалуются в судебном порядке и зачастую признаются или прокурором или судом незаконными и впоследствиии отменяются. На этом этапе отсекается большое количество дел, если бы они дошли до суда, то это  были бы оправдательные приговоры. К тому же процентов 40-45 дел рассматриваются в особом порядке, когда подсудимый признает вину, и вопрос там решается только о наказании. Эта часть дел тоже отсекается. Процентов 10 дел у нас прекращается на стадии досудебного рассмотрения или за примирением сторон, либо по другим основаниям. Эти дела мы тоже не учитываем. Часть дел, тоже достаточно большая, возвращается прокурору в порядке ст. 237 УПК для устранения нарушений. Большинство этих дел потом в суды вообще не возвращаются, прекращаются на стадии предварительного следствия.

«НГК»: А часто сама прокуратура выходит с исками в суд?

А.Н. Шипилов: Прокуратура, точно также как и другие участники процесса, выходит с исками в суд. Они очень активно работают в этом направлении. Это иски о защите прав граждан - дети-сироты, выселение и так далее.

В целом они обоснованные, удовлетворяются судами, но не все.

 «НГК»: Нравится на Кубани?

А.Н. Шипилов: Да, хороший край. И город хороший, красивый. Природа хорошая, климат тоже хороший. 

«НГК»: Спасибо за интервью и откровенные ответы.

А.Н. Шипилов: Вам спасибо.

В ходе интервью была затронута тема взаимодействия судов и СМИ. Алексей Шипилов пообещал подумать над совместными форматами взаимодействия.

«Мы только приветствуем, если пресса будет освещать судебные процессы…» - заверил председатель Краснодарского краевого суда.

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Владимир

24.03.2020 21:25

Алексей Николаевич с уважением относимся к вашим действиям по наведению порядка в краснодаре! Проведите максимальную ротацию кадров, пригласите судей с белгорода, с курска, с брянска, с орла, с владимира, с иркутска и с других городов, россия большая и многие судьи приедут на кубань... Вызовите с пенсии краснодарских и кубанских судей которых уволили или которые сами ушли за последние 10..20 лет, так как не смогли работать в краснодаре и на кубани...и которые готовы работать честно и принципиально...

Жека

24.03.2020 18:44

А что вы хотите от Шепилова? Человек еще не успел въехать в гадюшник под названием кубанское правосудие. Мне понравились взвешенные ответы. Он как ранний Путин не пытается произвести впечатление. Но я Вас уверяю, он себя проявит и скрутит в бараний рог всю эту братию

знающий

26.03.2020 11:08

всю кубано-бригаду, как бы это обидно не звучало, целиком нужно разогнать, и по новой укомплектовать. Не всех надо выгонять, судьи нужны и на сахалине, и на камчатке, да и островов безымянных с нехваткой судей достаточно. В тех местах за такое судейство с них пыль светскую быстро поотбивает сама природа и жители этих суровых регионов. Научат их как уважать закон, старших и простых людей, которые обращаются к ним за помощью, и объяснят, что есть СОВЕСТЬ. И остановите этот беспредел с назначением на должность судьи по блату.

Согласен

24.03.2020 14:18

Кстати один в один ситуация с моей подругой, она напечатана в данной газете "Миссия оказалась невыполнимой". Все тоже самое, по ходатайству в районном суде истребовали, документацию, однако в дело вложили документы которые устраивают лишь администрацию и все. Вот такой справедливый суд. А в апелляционном суде несмотря на многочисленные процессуальные нарушения и незаконное решение суда первой инстанции все было заранее решено. Откровенно нарушили право на защиту и справедливое разбирательство. И это все при одних и тех же обстоятельствах когда увольнение одного работника признано незаконным, а другое законным. ПОЗОР такой судебной системе.

Слушаель сказок

24.03.2020 13:59

послушаешь ну все прям как в сказке. Тогда объясните почему в апелляционном суде по трудовому спору не принимают доказательства, которые подписаны самим ответчиком, и напрямую являются доказательством по иску и это несмотря на то, что ранее судом первой инстанции было удовлетворено ходатайство об их истребовании???? Но по определенной просьбе они этого не сделали, протянув за уши несколько откровенно проигранных заседаний, принято решение вопреки здравому смыслу, в том числе и апелляционным судом. Никто Вам уже давно не верит.

станичник,но другой

24.03.2020 15:15

Уважаемый Алексей Николаевич, всё по делу и в строчку. Вот только про фильтры........ Куда, или как, они исчезли при осуждении и наказании не виновных граждан , по составам и эпизодам вменённых и доказанных впоследствии биосуществу Чикатило. С этим как быть.