Интервью:

Владимир Соловьев: О журналистике по гамбургскому счету

01.12.2020

Респондент: Владимир Соловьев

Интервьюер: Галина Ташматова

1277

5

Г.ТАШМАТОВА: Владимир Геннадьевич, любой руководитель вынужден много времени тратить на организационные и представительские функции. Давайте уделим немного времени глубинным процессам, произошедшим за последние несколько лет в российской журналистике, ведь в погоне за новостями для наших читателей и зрителей мы не торопимся осмысливать, что происходит с нами самими. На минувшей неделе Президент РФ Владимир Путин подписал указ об упразднении Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и Федерального агентства связи. Правопреемником Роспечати и Россвязи стало Министерство цифрового развития. Мы, журналисты, работаем со смыслами. Не кажется ли Вам, что название нового агентства не оставляет сомнений в том, что бумажная пресса в расчёт чиновниками уже не берётся, и, видимо, останется уже в ближайшие годы разве что только в названии нашего профессионального праздника – Дня российской печати?

В.СОЛОВЬЕВ: Подозрение есть. То, что название нового министерства не вбирает в себя и печатную прессу, видимо, не случайно. С коллегами из Экспертного совета Роспечати по итогам двух заседаний в этом году мы поддержали 702 проекта  региональных и местных  печатных СМИ, на которые было выделено полмиллиарда рублей. Среди тех, кто получил   субсидии – 67 изданий, которые выходят на национальных языках. Если бы не эти субсидии, мы бы их потеряли. Очень надеюсь, что субсидии будут выделяться и в дальнейшем. Правда, 10% от запланированной  суммы в этом году забрали на борьбу с вирусом. Не только поддержка печатных СМИ, но и профессионалы из Роспечати: Светлана Дзюбинская, Владимир Григорьев, Всеволод Пуля должны, на мой взгляд, быть востребованы новым министерством. Офис Роспечати расположен рядом с небоскрёбом, в котором располагается новое министерство, и разумно было бы оставить коллег в своём помещении, чтобы налаженные коммуникации с печатными СМИ не претерпели потрясений при реорганизации. Мы живём в переломное время перехода к цифровому обществу, но наше общество ещё не готово к отказу от печатных СМИ. В Санкт-Петербурге 23 октября прошёл  XVIII Форум средств массовой информации Северо-Запада. Форум проходил в этом году из-за пандемии в сокращённом виде – всего один день, с ограниченным числом участников. Редакторы подняли вопрос о том, что печатная периодика с прилавков сетевых магазинов исчезла. В отделах магазинов  в лучшем случае можно увидеть глянец, а общественно-политические издания давно уже с полок повыбрасывали, освободив место под мандарины и картошку. И это при том, что вначале этого года, когда вводили карантинные меры, правительством был составлен суточный  список жизненно необходимых товаров, в который были внесены и  периодические печатные издания. Пробыли они, правда, в нём недолго, и вот теперь с коллегами по СЖР мы пытаемся их туда вернуть. В своём выступлении  на заседании Торгово-промышленной палаты я попросил  президента ТТП Сергея Николаевича Катырина в порядке законодательной инициативы обратиться в правительство, к премьер-министру Михаилу Мишустину с предложением – вернуть печатные СМИ в список ежедневных жизненно-важных товаров. Кстати, вначале июня Союз журналистов России и Национальная ассоциация телерадиовещателей направили премьер-министру Михаилу Мишустину письмо с просьбой внести уточнения в Постановление Правительства РФ № 434 от 03.04.2020 о снятии ограничений по группам ОКВЭД, а также по организационно-правовой форме вещателя или СМИ, не относящегося к малому и среднему бизнесу. Однако ответа мы до сих пор так и не получили.

Г.ТАШМАТОВА: Пресловутые прямые договора на информационное обслуживание органов власти со СМИ сегодня несколько изменились, появились закупки, тендеры. Казалось бы, проходят они открыто, каждый может в них поучаствовать и даже победить. На деле же мало что изменилось, любой тендер готовят под конкретное СМИ, а у нежелательного победителя есть реальная перспектива – попасть в реестр недобросовестных поставщиков, поскольку заказчик будет препятствовать всеми силами выполнению техзадания. Получается, что старый способ работы власти  с лояльными СМИ как был, так и остался, а тех, кто пытается использовать  новый демократичный инструмент, ничего, кроме серьёзных неприятностей, не ждёт. Обсуждался ли этот вопрос на площадках СЖР? Как Вы считаете, нужно ли поднимать эту проблему на уровне правительства, президента?

В.СОЛОВЬЕВ: Средства массовой информации – это глаза и уши общества. Они должны подмечать недостатки, открыто говорить о них и добиваться их искоренения. Ведь кто, кроме нас и активных граждан, будет это делать?! Всегда существовали противники гласности и любители лакировки действительности. Восемь фотографий главы региона, или района в одном номере газеты для кого-то красиво и правильно. А если критика, так сразу топот: «Как они посмели»?! Так ведут себя недальновидные руководители. Есть Закон РФ «О СМИ», запрещающий цензуру, и пора уже к этому привыкнуть. Ситуация во взаимоотношениях власти со СМИ в российских регионах сильно отличается. На федеральном уровне такого уже давно нет. Представители госструктур, крупного бизнеса, встречаются с главными редакторами за чашкой чая и высказывают друг другу всё, что их волнует, делают соответствующие выводы. На уровне отдельных регионов, районов, городов попытки добиться контроля над прессой, конечно же, есть, но не везде. Я очень много езжу по России, за годы   работы в должности председателя СЖР 3 раза облетел земной шар. Кстати, сегодня ровно 3 года, как на XVII Съезде Союза журналистов России меня избрали председателем СЖР. Отлично знаю ситуацию на местах – она очень разная. На мой взгляд, тут  многое зависит не только от власти, но и от искусства руководителя СМИ.  Перетягивание каната при распределении бюджетных денег то открыто, то подковёрно было и будет, и декретом его не запретишь. Ну, а если совсем  жёстко будут поступать, то обращайтесь в Союз журналистов России. Весной этого года при СЖР начал работу Центр правовой поддержки СМИ. Помощь оказываем журналистам и средствам массовой информации бесплатно.  Если требуется, осуществляем защиту СМИ в судах. Даже если журналист не является пока членом СЖР, всё равно помогаем, когда обращаются к нам за помощью.

Г.ТАШМАТОВА: Многие руководители пресс-служб крупных компаний размещают рекламу в СМИ на условиях отката. Руководство СМИ в этом участвует и всячески поощряет такое «сотрудничество». А как же наша  прямая функция – быть аудиторами от народа? Сложившаяся практика  компрометирует звание журналиста. Нужно ли с этим бороться и можно ли, на Ваш взгляд, переломить ситуацию, как это сделать?

В.СОЛОВЬЕВ: Это вопрос практически риторический и философский. Коррупция существует в разных странах и в разные эпохи, в нашем журналистском сообществе, как и в других, она тоже есть. Всё мы это понимаем, а началось это на изломе прошлого и нынешнего веков, когда глядя на экран телевизора, мы все понимали, сколько стоит тот или иной репортаж. Обвинять в этом конкретно кого-то сложно, заниматься коррупцией, все понимают, опасно, а ловить, наказывать, заставлять мы не можем. Но говорить об этом, безусловно, надо. Тут каждый решает сам для себя.

Мы намерены создать специальную электронную базу по каждому случаю воспрепятствования профессиональной деятельности российских журналистов, добиваться тщательного расследования и наказания виновных.

Г.ТАШМАТОВА: В последнее время на многочисленных семинарах, которые проводят специалисты успешных СМИ для региональщиков, постоянно звучат советы: «продаём лояльность аудитории к СМИ», «монетизируем доверие к СМИ» и т.д. Не кроется ли за этими мыслеформами опасность утраты средствами массовой информации нравственной составляющей  нашей профессии, не превратит ли погоня за монетизацией журналистов в менял?

В.СОЛОВЬЕВ: Это ещё одна опасность. То, что тридцать лет назад называли «джинсой» и осуждали в журналистском сообществе, теперь называют «нативной рекламой», читают лекции о том, как с ней работать. Мне довелось присутствовать недавно на одном мастер-классе, так волосы дыбом встали. Оказывается, можно продать буквально каждую строчку на сайте! Это перебор и совсем не честное зарабатывание денег. Люди не дураки  раскусят, ведь мы привыкли читать между строк, даже если не указано, что «публикуется на правах рекламы». Встречается иногда, правда, ну, очень талантливая «джинса», это ещё куда ни шло. А когда издание от корки до корки состоит из одной «джинсы», кто ж его читать будет?!

Г.ТАШМАТОВА: В любом профессиональном сообществе есть этические регуляторы. У нас это Кодекс журналистской этики, но нет механизма, который бы в случае нарушений журналистами этических норм давал  оценку их проступку. Критикуя других, мы должны иметь на это моральное право. В современной российской  журналистике немало примеров, когда носители профессии совершают проступки, порочащие звание журналиста.  Подобная практика публичного обсуждения в профессиональной среде существует во многих странах с развитой демократией. Есть ли что-то похожее у нас в России?

В.СОЛОВЬЕВ: Прежний Кодекс профессиональной этики российского журналиста, принятый Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года,  перестал отвечать духу времени, ведь когда его составляли, не было электронных СМИ, телеграм-каналов.Международная федерация журналистов (IFJ) приняла новую глобальную Хартию журналистской этики в 2019 году. Ее поддержали более 500 000 журналистов со всего мира, делегация российских журналистов тоже участвовала в голосовании. Этот документ, ставший основой этических стандартов современной журналистики во всём мире, опубликован на сайте Союза журналистов России. Советую всем членам СЖР внимательно его изучить и неукоснительно ему следовать. В Уставе СЖР есть норма, которая позволяет исключить из Союза журналистов за неоднократные нарушения этических и иных норм, она работает. Сергей Доренко после нападок на мэра Москвы Лужкова был исключён из состава Союза журналистов. Есть у нас и коллегия по жалобам на прессу, которую возглавляет один из соавторов Закона РФ «О СМИ» Михаил Федотов, есть Большое жюри. По итогам их работы издаются целые тома. Хотя решение этих органов носит рекомендательный характер, однако оно имеет огромный вес. Когда  Владимир Познер выразился публично о разрезе глаз китайцев, и Большое жюри опубликовало свое решение о недопустимости подобных публичных высказываний, Познер публично извинился. В последнее время в Большое жюри поступает не так много жалоб, чаще обращаются в Центр правовой поддержки.

 В Москве 3 ноября был избит охранниками фотокорреспондент «Коммерсанта» Жданов, снимавший витрину на Кутузовском проспекте. Нападавшие потребовали показать фотографии, он отказался, и его начали бить. Журналист выполнял свой профессиональный  долг и подвергся физическому насилию. Полиция возбудила уголовное дело по статье 116 УК РФ «Побои». Я обратился к главе Следственного комитета России  Александру Бастрыкину, попросил взять это дело под личный контроль. Я считаю, что к напавшим на журналиста должна быть применена статья 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». По максимальной планке эта статья предусматривает  лишение свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет. Те, кто посягают на жизнь и здоровье журналиста должны знать, что за этим последует неотвратимость наказания.

Г.ТАШМАТОВА: Статья эта была принята в 1996 году, 24 года назад, а прецеденты её применения в судебной практике в России есть?

В.СОЛОВЬЕВ: Прецедентов воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов по стране немало. Насколько мне известно, в судебной практике российских судов всего несколько случаев применения этой статьи, два-три – не больше. Мы намерены создать специальную электронную базу по каждому случаю воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов, добиваться тщательного расследования и наказания виновных по каждому факту, чтобы все знали, что журналист – лицо, выполняющее общественный долг, и общество стоит на его защите!

Г.ТАШМАТОВА: Газеты, радио, телевидение с каждым годом всё больше уходят в Сеть. Появились и новые критерии сетевой журналистики – «индексы цитирования» в «Яндексе» и т.д. У каждого из них свои требования к подаче материалов, заголовочному комплексу. Соблюдение этих требований, на мой взгляд, убивает журналистику как таковую. Материалы пишутся под одну матрицу, безлико, стандартно. Традиционная российская журналистика, в которой было место для личной позиции автора, сопереживанию, нравственным исканиям, не воспринимается агрегаторами, а значит, обречена, потому что рекламодателю требуются высокие показатели цитируемости в поисковых системах. Это чрезвычайно важный вопрос, если российские журналисты не будут формировать общественное мнение, то за них это будет делать кто-то другой. Есть ли тут над чем  задуматься?

В.СОЛОВЬЕВ: Мы живём в переломную эпоху перехода к цифровому обществу. Цифровизация коснулась всех сфер жизни, не только журналистики. Роботы решают, что талантливо и что нужно людям. Если это не соответствует общественным запросам, то стоит подкрутить «Яндекс», а не нас – журналистов. Договариваться нужно на берегу, и критерии отбора для агрегаторов должны учитывать не только интересы российского общества, но и его традиции.

Г.ТАШМАТОВА: В истории российской  журналистики немало ярких примеров служения профессии, когда журналисты выполняли свой профессиональный долг ценой жизни. Как часто Союз журналистов России вспоминает о них? На центральном телевидении крайне редко что-то об этом можно увидеть. Но ведь подобное отношение не способствует тому, чтобы в российском обществе формировался запрос на честную, неподкупную журналистику.

В.СОЛОВЬЕВ:  В фойе Союза журналистов России висит 78 портретов  погибших российских журналистов. Вспоминаем о погибших коллегах 15 декабря, в День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей. Все региональные отделения СЖР в эти дни проводят вечера памяти. Мы собираем семьи погибших в ресторане, устраиваем вечера памяти. Вспоминаем о погибших коллегах и 8 сентября,   в  День Международной  солидарности журналистов. В Большом зале Московской консерватории в сентябре этого года состоялось вручение премии СЖР «Солидарность». В этом году она была вручена находящемуся в тюрьме  Джулиану Ассанжу и обозревателю «МК», писателю, правозащитнице, члену Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Еве Меркачёвой. Отец Джулиана передал по телефону просьбу сына – передать полагающееся ему вознаграждение семьям погибших журналистов.

Премия «Солидарность» появилась только в этом году. Ею отмечают журналистов, проявивших гражданское мужество в отстаивании свободы слова и преданных своему профессиональному долгу. Вдовам собкора «Останкино» Виктора Ногина и оператора Геннадия Куренного, трагически погибших в Югославии, были вручены ключи от белых автомобилей «Фольксваген поло», предоставленных нашими спонсорами. Помогаем детям погибших журналистов с поступлением в вузы. Проводим при содействии специалистов МЧС курсы для журналистов, работающих в горячих точках, выдаём сертификаты тем, кто отучился. Даже если  полученный опыт сохранит хотя бы одному журналисту жизнь, то делаем это не зря! А то, что на центральном ТВ показывают мельком эту работу…На мероприятии  бывает 8-10 камер, а в эфире идут так называемые БЗшки, синхроны. В новости всё не впихнешь…

Г.ТАШМАТОВА:  Экс-председатель Союза журналистов России Виктор Богданов на одном из форумов в Сочи как-то сказал, что журналист и деньги возьмет, и правду напишет. Вы согласны с этим утверждением, возможно ли это в принципе?

В.СОЛОВЬЕВ: Если только очень хитрый и очень талантливый журналист. Но, по-моему, это невозможно.

Галина ТАШМАТОВА, главный редактор «Новой газеты Кубани»

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Юлия

12.12.2020 13:56

А что с памятником погибшим журналистам обещали в Москве его возвести, Богданов в Дагомысе про это говорил. В интернете про то что установили ничего нет. Кто знает?

Игорь

04.12.2020 12:11

Все-таки журналисты и их председатель крутые ребята. Держатся друг за друга, есть корпоративная солидарность, не то что у нас-адвокатов. Конкуренция такая, что готовы посадить друг друга ни за что. Не понимают того, что с каждым может произойти подстава. Вон даже племянница губернатора срок получила, а что ж про простых смертных тогда говорить. Я вам ребята завидую белой завистью. А наши боссы, тилькэ за сэбэ.

Инна

03.12.2020 18:16

С удовольствием прочитала это интервью. Даже не могла подумать какая непростая жизнь у журналистов. Председатель человек интересный , видно, что душой болеет за своих журналистов. А вопросы меня поразили своей глубиной и смелостью. Ни разу не встречала, чтобы два профессионала так честно рассказывали на людях о своей профессии. Респект журналистам!

Анжелика

02.12.2020 15:47

Хорошее интервью)

Рунгильда

01.12.2020 18:03

Молодец Галина Васильевна , все вопросы по существу.