Интервью:

Константин Зуев: «Я выжал максимум и сожалеть не о чем»

01.03.2023

Респондент: Константин Зуев

Интервьюер: Ярослав УШАКОВ

4651

– Константин Александрович, что для Вас сегодня футбол?

– Сегодня футбол занимает в моей жизни не так много. Да, есть ФК «Милиция», за который всегда играю, отдаюсь на поле. У меня травма колена, пока не получается в полной мере помочь команде. Раньше это была моя жизнь. Сейчас девятилетний ребёнок обсуждает контракт Криштиано Роналдо, сколько он получает миллионов долларов. Когда я в 1995 году смотрел «Спартак» и болел за них в группе европейского чемпионата, я не думал о том, где буду играть и как. Цель была – стать профессиональным футболистом. Раньше  девяносто процентов своего времени тратил на футбол – это тренировки, игры, сборы, переезды и т. д. Сейчас в моей жизни главное – семья.

В какой момент футбол стал смыслом вашей жизни, и за какой клуб болели в детстве?

– За «Спартак» московский болел. С шести лет загорелся футболом, когда привёл меня брат в тихорецкую ДЮСШ. Я всегда хотел быть футболистом, не было другой мысли. Когда мне было 5 лет, семья переехала из Павлодара в Тихорецк, здесь я начал заниматься в ДЮСШ. Далее был дубль «Жемчужины» (Сочи) и приглашение Молдованова в «Краснодар-2000».

– Расскажите о той команде, её личностях.

– Клуб тогда назывался «Центр-Р», основателем был А. Б. Молдованов, царствие небесное, он всю душу вложил в команду, делал для неё абсолютно всё, старался собрать лучших ребят из края и даже России. Там я с Ореховым познакомился, жили в одной комнате. Личностей было много, тот же Паскотин, Южанин, сам Александр Борисович, всё на нём держалось. Мы выходили во Вторую лигу, ездили на «пульку», проходившую в Пятигорске в конце года и проиграли в финале местным ребятам.

Когда «Жемчужина» вылетела в Первую лигу, дубль практически прекратил существование, а Тихович, который меня позвал в основной состав команды, за который я даже сыграл на Кубок, выйдя на замену в Нальчике, ушёл в ФК «Рубин». Было приглашение пойти вместе с ним, тогда Лёню Лазариди забирал, меня хотел взять и ещё одного парня. Александр Борисович (Молдованов) предложил переехать в его клуб со словами: «Год поможешь команде и уедешь дальше». Так и получилось, год помог клубу и уехали с Тлисовым, Олейником Сашей в «Черноморец», которые играли в «Кубке УЕФА» (ныне «Лига Европы»), заняв шестое место в Премьер-лиге. По ходу сезона к ним ездили ещё летом, у их тренера Байдачного был цикл такой, что каждую неделю была двусторонняя игра, в которой мы участвовали, поэтому нас знали и сразу подписали контракт.

Насколько сложно было адаптироваться к футболу нового уровня в «Черноморце» и почему потом оказались в Первой лиге?

– Это было очень сложно, честно говоря. Я пришёл, когда команда была на ходу, участвовали в еврокубках, попали в ходе жеребьёвки на испанскую «Валенсию». Снытко, Призетко, Свистунов – игроки сборной Украины, Коваленко, пусть и  немного «пропал» уже Костя, выпал из футбола на какое-то время, хотя команда тогда заняла столь высокое место во многом благодаря ему. Тогда они обыгрывали всех москвичей, Костя забивал очень много, внёс большой вклад в итоговый результат. Были местные – это Лев Майоров, царствие небесное, Манук Какосьян – игрок сборной Армении, Машкарин Денис. Команда была очень сильная, но что-то тогда не пошло у нас в «Черноморце». Начали хорошо, в первых домашних матчах обыгрываем ЦСКА и чемпионский «Спартак» со счетом 2:1, а потом «посыпались», едем в Волгоград – проигрываем, и пошло всё вниз, Байдачный ушёл, пошла чехарда с тренерами, которых поменяли раз пять. Тяжёлый сезон, учитывая, что он был первым в Высшей лиге. В конце года получил травму, тогда же начались проблемы с задней поверхностью бедра, несколько раз «дёрнулся», не долечился и получил рецидив. У меня было приглашение от Юрия Павловича (Сёмина) в «Локомотив». Мы их обыграли со счётом 2:1 в Новороссийске, когда «Локо» боролись за медали, а мы – за выживание. Я с травмой поехал с ними на сборы в Испанию, Италию, восстанавливался. Не подошёл клубу ввиду травмы, потом пришлось поехать на месяц лечиться в Германию, после чего вернулся и набирал форму.

«Кубань» 2004 года – худший коллектив по личному признанию в одном интервью. В том же году Вы отправились в аренду в «Динамо» (Махачкала) и вернулись в «Кубань» Хованца в 2005 году. С каким настроем вновь ехали в Краснодар?

– Назаренко Леонид Васильевич меня позвал, набрал хорошую форму, неплохо играли, потом свои «подводные течения», пришёл другой тренер. Потом вернулся из аренды в «Кубань» в 2005 году, даже в конце 2004 года, тренировал Хованец, который приехал и никого ещё не знал, и все начали с чистого листа. Был плюс: все находились в одинаковых условиях. Предсезонку провели в Краснодаре на базе, потом полетели в Турцию. Шанс давал всем, смотрел всех, и это было плюсом, относился ко всем одинаково. Я себя зарекомендовал, но понимал, что пока не являюсь игроком стартового состава, хотя на сборах выходил с первых минут. Чувствовал, что он на меня рассчитывает, но сезон в составе не начну. Однако, получилась такая ситуация, что играли две кубковых игры с питерским «Зенитом», сыграли у них со счётом 0:0, а в Краснодаре проиграли со счётом 1:0, и Андрей Топчу удалился. В первой игре его место занял я и играл потом уже постоянно.

Что касаемо Ешугова, не скажу, что он не нравится как специалист, у нас просто не получилось. У него свои взгляды на футбол, не видел он меня. Хотя потом мы с ним неоднократно встречались, общались, жали руки, к друг другу вопросов нет. В 2004 году Назаренко с Хованцем начинали работать, но потом хорватский специалист привёз своих помощников, и не знаю, как там получилось, но Леонид Васильевич просто ушёл.

14 октября, 2005 год, Махачкала. Местное «Динамо» против «Кубани». Причём против во всех отношениях: сперва удалили из подтрибунки службу безопасности жёлто-зелёных, затем нанесли вред футболистам в перерыве матча – Вам, Топчу, Кантонистову, Герасимову. Как это было изнутри, и что испытывает футболист в подобные моменты? Это был единичный случай подобного рода?

–  Да, со мной это было в первый и последний раз. Такого больше никогда не было. Было лишь с «Кубанью» в 2006 году, когда в подтрибунке столкнулись команда на команду в матче с «Тереком» (Грозный), матч проходил в Кисловодске. Игра была «на ножах», мы вели со счётом 1:0, потом – со счётом 1:1, в конце забили победный мяч и выиграли. Были «зацепы» на поле, потом в подтрибунку зашли и «стенка на стенку» столкнулись. Но не так долго это продолжалось, там возня скорее была. Быстро разняли, все разошлись по раздевалкам, и потом даже руководители «Терека» зашли и извинились. Ничего такого не было там.

История, поступок или фраза во времена  тренерства Павла Яковенко, наиболее удивившая Вас.

– Фраза одна сразу приходит на ум... Олег Иванов с травмой голеностопа пришёл к врачу, врач отправился с отчётом к Павлу Яковенко, каждый вечер он отчитывался. Сообщил, что Олег не может тренироваться, на что последовал такой ответ: «У меня две травмы может быть у футболистов: смерть и перелом. Других травм для меня не существует». И всё, Олег тренировался.

Насколько контактный человек Яковенко? Футболисты часто общались с ним по личным делам?

Может, он с кем-то общался, вызывал, но я видел минимум общения. Был у него пару раз, и всё. Это был человек, понимаешь, как в армии, он сказал – всё. И правильно это, неправильно, беспрекословно должно исполняться. Я считаю, если бы тому коллективу с огромным числом талантов дать какую-то свободу, возможно, всё пошло бы иначе.

– В тот период было много перспективной молодёжи в команде. Допускаете, что они перешли к менее требовательным в плане дисциплины тренерам?

– Считаю, что так и произошло, например, с Олегом Ивановым. Он просто дал слабину и поэтому не использовал потенциал. Это моё мнение. У человека потенциал был просто нереальный, считал, что как минимум он будет основным игроком сборной России и ведущего клуба России, а то и заграницы.

При Яковенко Вы переквалифицировались в опорника, играли надёжно даже с травмой. Насколько сильной физически, а главное, психологически была «Кубань» 2006 года?

– Это была команда с огромным потенциалом. В тот год мы с любым могли играть на равных, даже с Премьер-лигой, без разницы, я в этом уверен. Именно в тот год. Никаких проблем с психологией, и уж тем более с физикой, точно ни у кого не было. Помню, чувствовал большое удовлетворение от того, что вышли тогда в Премьер-лигу.

– Кто был лидером не только на поле, но и в раздевалке «Кубани» в 2006 году?

– Виталий Калешин, наш капитан, лидером был однозначно. Хотя в начале сезона его могли убрать из команды, как и Олейника Сашу, это было в Турции на сборах. Я, Андрей Топчу, Андрей Ушенин, Саша Орехов, Вова Герасименко, Андрей Дикань тогда ходили и просили Яковенко не делать поспешных выводов. Он тогда всё-таки нас выслушал, было лишь пару игр, когда тренер у Виталика просто капитанскую повязку забрал, но потом она к нему вернулась. Лидер, однозначно.

С приходом Ешугова Вы не часто играли в стартовом составе, даже футболисты задавались вопросом «почему». Что происходило в закулисье «Кубани» в 2007 г., и в чём заключается главная причина вылета из Премьер-лиги, на Ваш взгляд?

Вмешательство руководителей нашего края, я уверен в этом. Если бы они оставили команду в покое, смуту не вносили – никто бы не вылетел. В первом круге при Назаренко шли на пятом месте. Побед, правда, было мало, много ничьих, но играли неплохо.

– По окончании сезона в 2007 году у Вас были предложения из Премьер-лиги. Был ли интерес из-за границы, и почему приняли решение перейти в Первую лигу в ФК «Ростов»?

– Да, из-за границы были предложения. Разговаривали о переходе в «Рубин» к Бердыеву. ФК «Терек» звал меня. Был вариант уехать в Турцию и Грецию. Даже не вспомню названия клубов. Александр Борисович (Молдованов) мне предлагал уехать за границу. Вариант с Грецией отпал на стадии переговоров, а с Турцией говорили, что вот-вот надо вылетать на подписание контракта, но что-то не срослось, а потом время поджимало, надо было готовиться к сезону, и сказали, что Долматов хочет видеть меня в «Ростове». Я сразу собрал вещи и улетел к ним на сборы в Турцию. Тогда было некое сожаление, хотелось остаться играть в Премьер-лиге, но понимал, что не всё зависит от меня. Спокойно отнёсся к этому. Тем более, в Ростове была хорошая команда, хорошие условия для неё, по приезде мне там понравилось.

– Самые запоминающиеся для Вас матчи в футболке «Кубани»?

– Ух, даже не помню. Хованец сказал, что буду играть в старте, звучало для меня это как шанс, который нужно просто использовать. Я понимал, что если хорошо сыграю, использую свой шанс, то место в составе будет моим. Тем более, у Хованца не было любимчиков, повторюсь, ко всем относился одинаково. Вышел, доказал и играл потом всегда.

Меньше двадцати тысяч болельщиков, по-моему, ни на одной игре у нас не было. Мы являлись самой посещаемой командой лиги. В том году попали на игру ПФК «Кубань» – ФК «КамАЗ». Болельщиков мало, говорю супруге: «Глянь на трибуны. Когда мы выходили на поле в 2006 году, это была невероятная поддержка при заполненном стадионе». Двадцать, двадцать пять, двадцать восемь тысяч... я всё помню, помню, как поддерживали:» Вперёд, «Кубань»!». Это оставило яркие впечатления, конечно.

– Самый возмутивший и восхитивший Вас случай в матче или сразу по его окончании?

– Возмутивший – это, когда «Ростов» не продлил со мной контракт, и это была чисто околофутбольная возня. Я даже не хочу об этом говорить. Перед сезоном в 2009 году была встреча с болельщиками, человек вставал и задавал вопрос: «Почему с Зуевым не продлили контракт?» Мне звонили ребята потом, говорили, что не ответили на этот вопрос, сказали, что всё к руководству.

– После «Ростова» было пять футбольных коллективов, за которые выступали. Как изменился футбол и Ваше к нему отношение на закате карьеры, сравнительно с началом футбольного пути?

В начале карьеры ты понимаешь, что шёл к этому всю жизнь. Первый профессиональный контракт подписал в 16 лет с дублем «Жемчужины», но двигался к Высшей лиге, это была цель. Как уже говорил, футбол занимал девяносто процентов моей жизни. А потом…  Взять Первый дивизион – это такая возня, борьба за выход-вылет, закулисные интриги. Все понимают, кто как выходит, как судят, и как решаются вопросы, ни для кого не секрет. И, знаешь, накатывает некое разочарование. Доходит до смешного, когда приезжаешь в город, не буду называть какой, играть в Первой лиге, судья звонит и говорит: «Дайте немножко денег, я вам помогу, ребят. Что-то местные ничего не дают». А потом: «Ах, нет?! Ну, тогда я вас бесплатно убью!» И он нас просто» закапывает», два удаления, и просто без шансов вообще. Когда ты с этим сталкиваешься, то понимаешь, что футбольного там остаётся процентов двадцать, всё остальное – околофутбольная борьба.

Когда знаешь, что ребятам говорят руководители: «Ребят, сегодня надо лечь», и люди ложатся, потому что им сказали, а они хотят играть, у них контракты и т. д. Знаю такие случаи.

– Сталкивались лично с подобными ситуациями?

Да. Я отказался. И потому не продлил контракт с одной из команд потом.

– С кем из футболистов общаетесь по сей день?

Это наши местные, Олейник Саня, да и вся ФК «Милиция». С Робиком Зебеляном общаемся. Недавно проводили матч памяти А. Б. Молдованова, юбилей, поиграли хорошо, на уровне, у меня травма уже была с коленом, просто пришёл посмотреть. Увидел тех, кого давно не встречал, с огромным удовольствием.

– Как восприняли исчезновение «Кубани» в 2018 году? Сегодня» Кубань» просто новая или новая, но по-старому?

– Честно, удивило, что тогда позволили команде обанкротиться. Я понимаю, откуда это шло и знаю, что было неизбежно с той политикой, которую проводили в клубе. Позволили, несмотря на протесты, тогда болельщики и мне звонили, чтобы принял участие в акции «#ЖивиКубань», в которой принял участие, как и многие экс-футболисты. Удивило, что допустили, конечно, но не стало это сюрпризом, потому что рано или поздно этот пузырь должен был лопнуть. Так и произошло. Единственным вариантом для наших властей было просто обанкротить клуб и начать всё заново, но они не учли, что той «Кубани» уже нет, и не будет. Есть «Кубань», но для меня это не та «Кубань». Я понимаю, что она заняла место нашей «Кубани», но уверен, что для подавляющего большинства она не станет той «Кубанью». Это было большой ошибкой наших властей, что они позволили так команде умереть. Её в любом случае нужно было спасать через низшие дивизионы и выходить потом... как «Ротор», по-моему. А они позволили этой команде исчезнуть, а потом кричали: «Мы сделаем новую "Кубань»! Но у этой команды уже новая история, своя. А та история ушла вместе с той «Кубанью».

– Была ли футбольная мечта? Она осуществилась?

– Ребёнком мечтал стать профессиональным футболистом. Естественно, когда ты достигаешь Второй лиги в 16 лет в составе дубля «Жемчужины», и потом Тихович зовёт в основной состав главной команды, то видишь, что шансы дают, и их нужно  использовать. Тогда, конечно, уже мечтал за сборную сыграть. Я до этого не дорос и близко. Даже глядя на карьеру Виталика Калешина, недоумевал, почему этот человек ни разу не сыграл за сборную, и его не вызывали? Кто-то говорил, что он старый в тот момент, когда вышел на пик с «Рубином», был. Но там же был защитник Кузьмин, а его почему-то вызывали в сборную, хотя он был такого же возраста, как Калешин. В чек попадал «33 лучших». Вот это вызывало недоумение. Почему так у нас в России, даже не дали шанса? Если брать мою карьеру, то у меня много травм было. Достойные предложения как, например, в «Локомотив», когда Юрий Павлович звал, были. Возможно, что-то и получилось бы, если бы не повреждения. Но, всё равно, я доволен тем, что поиграл на высшем уровне, что-то увидел. Никакого сожаления у меня нет, и чувства, что я что-то не использовал,  никогда не было и никогда не будет. В общем, учитывая все обстоятельства, я, наверное, максимум выжал.

– Вы выступаете за ФК «Милиция», расскажите кратко о команде и сокомандниках.  Кем работаете сейчас?

– Команда у нас очень весёлая, сам знаешь, сколько у нас людей поигравших, которых знает каждый болельщик в нашем городе. Большая семья, проводим вместе достаточно много времени, отмечаем разные праздники: Крещение, Новый год, день рождения, свадьбы, юбилеи, рождения детей – всё стараемся отмечать вместе. Коллектив большой, сплав молодости и опыта. Все мы, конечно, стареем, вот мне уже скоро 42, есть и постарше ребята, лидеры команды: Коваленко, Комличенко,  Цацкин. Калешин лишь на год меня старше, тоже играет, Бузникин подтянулся к нам, Олейник Саша, много молодёжи приходит. Руководители стараются продлить футбольную жизнь людям поигравшим, всё для этого делают и сами получают удовольствие, выходя на поле. Играем с этими людьми, проводим время, все получают большое удовольствие. Боевая команда, никому никогда не уступаем, сегодня 4:0 «пятилетку» (ред. академия футбола в Краснодаре), против молодых ребят играем, причём ветераны у нас задают тон. Работа моя абсолютно не связана с футболом, это сфера строительства, алмазная резка и бурение.

– Не думали о работе в футболе?

– Была мысль детским тренером поработать, даже была практика в одном из филиалов академии ФК «Краснодар», после окончания обучения, но «Краснодар» отпал сразу. Не хочу ничего говорить об этой команде, у них свой подход, но мне он не понравился. Постажировался немножко и сказал: «Нет, спасибо, извините». Если человек играл в футбол, пускай и на высочайшем уровне, это не значит, что из него получится хороший тренер.

Сейчас очень много возни в прессе с ситуацией Мостового. Какой он был великий футболист, никто не оспорит, как и то, что делал на поле. Но он везде пишет, что должен тренировать клуб Высшей лиги, и это как минимум должна быть какая-то московская команда. Я с этим не согласен, конечно. Футболист – одно, а тренер – совсем другое. Если человек никогда не играл в профессиональных лигах, то это не означает, что он не сможет тренировать. Но это тяжелее, путь его будет длиннее и тернистее. 

– Вспомните, пожалуйста, момент, когда поняли, что не зря занимались футболом всю жизнь.

– В 1998 году я сидел в дубле «Жемчужины», не являясь основным игроком дублёров. Как-то мы играли, я вышел на замену, а Тихович, тренер главной команды, приезжал на все игры. Отыграл минут тридцать, подошли после игры и сказали: «Тихович тебя видел, тридцати минут хватило. Собираешь вещи, переезжаешь на базу, теперь будешь там тренироваться и готовиться». Я тогда понял, что шансы будут, надо только их использовать, и даже тридцати минут иногда хватает, чтобы тебя заметили, не надо целого сезона.

– Вспомните яркий случай с каким-либо фанатом.

– В 2006 году с кем-то играли, после матча иду к автобусу, а там всегда болельщики собирались. Кричит мужик: «Костя, Костя, подойди!» Подхожу, он говорит: «Я твой болельщик, подари футболку», пытаюсь ему объяснить, что у меня нет, мы их сдали уже, на что слышу: «Я в «М.Видео» работаю», и ушёл. Проходит дня три, вспоминаю, что человеку вроде обещал и, представь, я прихожу в «М.Видео» в ТК «Красная Площадь», помню, что Саша его зовут. Говорю: «У вас тут Саша работает», они мне: «У нас много Саш». Объясняю, что за «Кубань» болеет, и мне сразу: «А-а, ну понятно, сейчас позовём». Выходит этот Саша, он аж опешил. Я с футболкой стою, восемнадцатый номер. Обещал – отдал. Мы с ним, кстати, много после этого общались.  Пишет как-то, что ему за футболку десять тысяч предложили, а я ему: «Саша, больше не дадут, отдавай!» Но он наотрез отказался – себе, сказал, оставит.

В Ростове, когда играл, там болельщик один, когда мы выходили на поле кричал: «Зуев, я за тобой слежу!». Каждую игру, представляешь, он вставал и орал на весь стадион!? У нас был пресс-атташе Максим, заходит как-то к нам в тренажёрку, я спросил кто это такой.

– Кость, ты чего, это твой болельщик персональный, фанатеет от тебя

– Так, а что он так орёт-то?

– Он решил так поддерживать тебя перед игрой, я его, кстати, знаю.

 Обещал нас познакомить, но что-то не срослось.

Отношение к ФК «Краснодар».

– Три-четыре раза был на стадионе только из-за детей. Есть она и есть, несмотря на все эти еврокубки, не притягивает. У меня почему-то всегда такая мысль, что-то с этой командой не так, понимаешь!? Возникает ощущение, что, несмотря на их ресурсы, они никогда не станут чемпионами России. У меня такое чувство, что я приехал по работе или отдохнуть в условный Санкт-Петербург, играет «Зенит» – «Спартак», к примеру, и я пришёл как нейтральный болельщик. У меня нет ощущения, что эта команда наша, городская. Дома, бывало, когда в еврокубках играли, включал телевизор и на вопрос жены, болею ли я за «Краснодар» отвечал: «Да боже упаси». Она мне непонятна как команда.

– Рубрика «#ПростиСпасибоВосхищён». Главный вопрос – кому и кем?

Спасибо Александру Борисовичу Молдованову, в первую очередь. Много мне помогал советами Назаренко Леонид Васильевич, тоже хотел бы сказать огромное спасибо этому человеку. Двум людям. Но, конечно, Александр Борисович стоит особняком. Вся моя футбольная жизнь прошла рядом с ним, помогал мне везде.

Прости... Даже не знаю. На поле накал страстей, там нельзя быть равнодушным.  До матча ты можешь обниматься, но на поле друзей нет. Когда ты выходишь, то знаешь, что не должен уступить, так как хочешь выиграть. На поле можно много лишнего сказать, но это игра. Не думаю, что за подкат какой-то мне надо извиниться. Исподтишка я никогда никого не бил, это сто процентов, никогда не провоцировал из-за спины. Не считаю, что на поле должен перед кем-то извиниться, не помню такого.

Восхищён... Кумир всегда был один – Зидан. У нас в группе недавно опять возник вопрос – «Месси или Роналдо». Виталик Калешин сильно за Месси агитирует. По мне, так футболист без слабых сторон – это Зидан. Если про личное восхищение, вспомню Тихонова. Будучи в сочинской «Жемчужине» во второй заход в 2011 году, играли с «Химками», ему уже за сорок лет, а он просто лучший. Человек, который настолько профессионально относился к себе, партнёрам и то, что он на поле делал, будучи лидером, восхищало. Даже Яковенко в «Химках» когда работал, признал, что Андрей должен быть в команде, хотя изначально был настроен против его присутствия в футбольном коллективе. У Яковенко свои были взгляды, но там люди «надавили», чтобы он остался, и ему дали шанс, в итоге был капитаном и лидером.

Блиц. Короткий вопрос – короткий ответ.

Топ-3 тренеров, с которыми работали?

– Два хватит, Хованец и Назаренко.

- Топ-3 футболистов, с которыми играли в одной команде?

– Естественно, Калешин. Думал, что добьются невероятных успехов Орехов и Иванов с их-то потенциалом. В «Ростове» – это Осинов, Штанюк, Кульчий. Это люди, у которых было чему поучиться.

Топ-3 футболистов, против которых играли?

– Не помню.

Самый странный человек на Вашем футбольном веку?

– Возможно, Байдачный. Человек много говорил, но то, что говорил, не означало, что он так думает. Всё было абсолютно наоборот.

– Главное личное и футбольное качество Константина Зуева?

-  Характер. Вся эта череда травм, большой период занимает процесс восстановления. Другой, может быть, уже закончил бы давно.

– Обратитесь к болельщикам исторической «Кубани».

– Хочу поблагодарить людей за поддержку, я прекрасно помню, как нас поддерживали, как после игры встречали, когда выходили из подтрибунки к автобусу. Всю эту поддержку чувствовал и прекрасно помню, спасибо вам большое и человеческое за всё, что было и делалось. Естественно, мы старались для болельщиков. Выходишь на поле, а там минимум тысяч восемнадцать, и все поддерживают. Редко такое встретишь, особенно у нас в России.