Интервью:

Владимир Федянин: «Все виды выплат поступают без задержек»

21.03.2022

Респондент: Владимир Федянин

Интервьюер: Татьяна Гусельникова

3634

«НГК»: Владимир Владимирович, прежде всего, расскажите о ваших кадрах. Есть ли изменения в кадровом составе, полностью ли укомплектован штат?

В. Федянин: В руководящем составе – да. Начальники и заместители начальников отделов укомплектованы, а среди специалистов есть пока вакансии, это неизбежно, текучка всегда была, есть и будет. Но все поставленные задачи Региональным отделением и филиалами выполняются своевременно и в полном объеме.

«НГК»: Напомните, пожалуйста, какие основные направления деятельности Фонда?

В. Федянин: Основная задача Фонда – это выплата пособий по беременности и родам, по уходу за ребенком до 1,5 лет и на рождение ребенка, но самый большой объем – это оплата листков нетрудоспособности. Кстати, с 1 января 2022 года листки нетрудоспособности формируются в электронном виде (электронный листок нетрудоспособности).

«НГК»: Говорят, что, когда разрешили больничные листы оформлять дистанционно, их количество резко выросло. Так ли это?

В. Федянин: Я бы не сказал, что резко, но выросло, процентов на 20-25, но в первую очередь это связано с тем, что был пик заболеваемости. При этом оформление листков в электронном виде позволило значительно уменьшить число контактов с больными пациентами, в том числе и медицинским работникам. Мы тоже очень переживали на этот счет, потому что должны были своевременно оплатить листки нетрудоспособности, которые к нам поступают. Была озабоченность, а справимся ли мы с возросшим объёмом? Справились! Сейчас уже этот поток спал. А с 15 марта уже прекратилось дистанционное открытие электронных листков нетрудоспособности.

«НГК»: Скажите, а прежняя структура – 20 филиалов Фонда по краю – не претерпела изменений?

В. Федянин: Ничего не изменилось. Самые крупные филиалы – в Краснодаре, их два в городе. Есть крупные филиалы в Сочи, Новороссийске. Затем так называемые территориальные или кустовые:

Курганинск, Армавир, Динская, Горячий ключ, Тихорецк. Например, в Армавире – филиал, а в районах (Новокубанский, Успенский, Отрадненский) – представительство. Представительство у нас в каждом районе. Есть небольшие филиалы – Темрюк, Анапа, Туапсе, Геленджик, обслуживающие один муниципалитет, такой формат сложился уже давно.

«НГК»: По поводу электронной очереди на санаторные путёвки для инвалидов. Очень много было вопросов на эту тему. Расскажите, как это сегодня работает. Какие особенности обеспечения путевками в этом году?

В. Федянин: Сначала я объясню, почему в принце появляется очередь, почему нет возможности ездить на лечение каждый год. Как формируется бюджет, за счёт которого покупаются путёвки. При получении соцвыплат, которые инвалиды получают ежегодно, они получают право на санаторно-курортное лечение, проезд и лекарства. Лекарства – это не наша тема, а санаторно-курортное лечение и проезд обеспечиваем мы. Хотя скажу, это не основное направление нашей деятельности, это деятельность, которая поручена государством и финансируется не из бюджета Фонда, а из федерального бюджета, как и обеспечение техническими средствами реабилитации.

На санаторно-курортное лечение инвалиду положено, если он получает в денежном выражении, 1 878 рублей в год. То есть, если инвалид отказывается от путёвки, он идёт в Пенсионный фонд и получает эту сумму. Если же человек отказывается от денежной выплаты и просит путёвку, то вот так складываются цифры.

В крае более 400 тысяч инвалидов, включая детей, из них примерно 120 тысяч человек отказались от денежной выплаты. Далее мы 120 тыс. человек умножим на 1800 рублей и получаем около 200 млн рублей. Койко-день по Постановлению Правительства РФ в этом году стоит 1461 рубль, и если умножим на 18 дней, то получим 26 тыс. рублей – стоимость одной путёвки. Таким образом, если бы все 120 тыс. человек к нам пришли за путевками, то легко посчитать, сколько путёвок можно предложить на 200 млн рублей: делим 200 млн рублей на 26 тыс. рублей и получим примерно 7 700 путевок, которые мы можем предложить из 120 тыс. человек.

К сожалению, имеет место слабая информированность граждан, которые и от денег отказались, и к нам не приходят. За путёвками обращаются 28-30 тысяч человек из 120 тысяч. И получается, что потребность 30 тыс. путевок, а возможность – 7,7 тыс. путевок, поэтому и образуется очередь.

«НГК»: На этот год очередь уже сформирована?

В. Федянин: Очередь ведётся постоянно, она электронная, размещена на нашем сайте. И люди, кто давно пользуется услугами санаторно-курортного лечения, в реальном времени отслеживают, когда их очередь подойдёт. Очередь не разделяется ни по категориям, ни по профилям заболевания, она для всех единая. Только по дате подачи заявления. На этот счёт много вопросов приходит, особенно от мамочек и опекунов детей-инвалидов. Мы проводим круглые столы на тему обеспечения путёвками, также ведём другую разъяснительную работу. На этот счёт, по поводу очерёдности, ещё в 2016 году было несколько решений Верховного суда РФ. Эти решения закрепили то, что очередь сама по себе законна, правильно создана и альтернативы ей пока нет.

«НГК»: То есть, возможность ежегодного получения путёвки отсутствует из-за недостатка финансирования, хотя в законе эта возможность прописана.

В. Федянин: В законе говорится – «не чаще одного раза в год». Когда к нам вопросы по средствам реабилитации поступают, они поступают резонно. А с путёвками пока, к сожалению, такая.

«НГК»: Как раз мы подошли к вопросу о средствах реабилитации. Недавно этот вопрос поднимали в Общественной палате г. Краснодара. Расскажите, каков порядок приобретения этих средств?

В. Федянин: На сегодня есть три способа обеспечения инвалида техническими средствами реабилитации (ТСР). Первый способ – по контрактам, которые мы заключаем, и поставщики доставляют изделия получателям. Второй вариант – человек может купить сам и предоставить чеки нам на оплату. И третий способ, он появился в сентябре прошлого года, – это электронный сертификат. Какие возможности даёт этот сертификат? Человек приходит к нам с заявлением, говорит: «Мне нужна коляска». Деньги от Фонда социального страхования поступают на карту «МИР», но не напрямую, а резервируются в Федеральном Казначействе до момента покупки. Как только происходит транзакция по карте, казначейство перечисляет деньги продавцу. Принцип оплаты по электронному сертификату такой же, как при покупке банковской картой. Использовать сертификат можно в торговых точках, подключенных к национальной системе платёжных карт. В Краснодарском крае таких пока немного, но их количество постепенно растёт.

«НГК»: Хватает полученных в Фонде денег на изделие?

В. Федянин: Как определяется стоимость. Что инвалиду необходимо, определяет Бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ). То, что написано в индивидуальной программе реабилитации или абилитации инвалида (ИПРА), только этим мы и обязаны обеспечивать. При этом мы понимаем, что кресла-коляски разные и необходимость у разных людей в разных колясках. Параметры прописываются по антропометрическим данным, а также по разным опциям – регулировки спинки, подголовника, подлокотников и так далее. И если перейти с компенсации к электронному сертификату, там стоимость изделия определяется одинаково по последнему исполненному контракту в регионе. Почему возникают проблемы? Есть одна недоработка. Минтруд обещает сделать классификатор, где будет более чётко прописано – какая коляска, какой протез. МСЭ работает по этому классификатору. Уже давно нам обещали этот классификатор, но в этом году сказали – точно он уже будет. К примеру, в ИПРА написано – «протез бедра модульный». Человек идет и покупает себе дорогой хороший протез. А у нас по последнему исполненному контракту протез бедра модульный идёт по 100 тыс., а человек покупает, к примеру, за 300 тыс. рублей. Мы не можем ему 300 тыс. рублей оплатить, мы законом ограничены, мы можем ему отдать только 100 тыс. В чём большое преимущество электронного сертификата? В том, что когда человек пришел с заявлением, мы сразу определяем цену, и на карту сумма уходит в 100 тыс. Он идёт и покупает за 150, за 200 тыс., это его право, но он сразу понимает, сколько у него денег на карте. Когда появится новый классификатор, будет более подробное описание, тогда проще будет и Бюро МСЭ изначально описывать, какое изделие необходимо, и нам будет проще либо поставить по контракту, либо выплатить компенсацию. На данный момент самый оптимальный вариант – это классификатор и электронный сертификат. Обещают новый классификатор сделать уже во втором квартале этого года. Сейчас мы стараемся пропагандировать электронный сертификат. Всем удобно – и инвалиду, и нам. Деньги наши в казначействе, оттуда на счёт инвалида переходят и все. 

В отличие от санаторно-курортного лечения, по техническим средствам реабилитации в последние годы ту потребность, которую мы заявляем, столько денег и получаем. Если где-то пробелы в необеспечении, то это уже наша недоработка. Финансирование по обеспечению ТСР идёт стабильно. Была задолженность в полгода по выплате компенсаций, но сейчас компенсация за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации выплачивается вовремя. А все остальные выплаты у нас и ранее вовремя выплачивались.