Культура:

Академия детских душ

22.11.2022

В гостях у «Новой газеты Кубани» побывали люди, которые должны встретиться в жизни каждому ребёнку

Автор: Денис Шульгатый

552

«Дети должны жить в мире красоты, игры, сказки, музыки, рисунка, фантазии, творчества», – так считал выдающийся педагог-новатор Василий Сухомлинский. Коллектив творческих педагогов краснодарского Центра творчества «Содружество» не на словах, а на деле следуют этому завету: каждый день здесь открываются двери для множества мальчишек и девчонок, которые выбирают себе занятие по душе. Гости редакции – старший педагог, режиссер Наталья Константинова и директор Центра Марина Лященко, – рассказали журналистам, как из скромного театрального кружка вырос прекрасный центр, ставший «вторым домом» для сотен талантливых детей.

«НГК»: Для начала, расскажите немного о себе.

Наталья Константинова: Можно сказать, что я стояла у истоков театральной студии «Гелиос». Поначалу это был театральный кружок, я им руководила с момента его основания, с 1991 года. Кружок работал тогда при районном Доме пионеров и школьников. Сейчас же, спустя тридцать два года, театральный кружок из шести человек вырос в коллектив, где обучается больше 260 детей.

Марина Лященко: Я – директор Центра творчества «Содружество», учреждения дополнительного образования, подведомственного департаменту образования города Краснодара. Поскольку мы учреждение муниципальное, то все дети у нас обучаются бесплатно. Центр творчества был создан в 1978 году – и был Домом пионеров и школьников Октябрьского района города Краснодара. В 1991 году, после объединения Первомайского и Октябрьского районов в Центральный округ, преобразовался и наш центр, который объединил творческие коллективы из двух разных районов.

«НГК»: Центр достаточно ли приспособлен, чтобы выполнять свои задачи, хватает ли для этого помещений, оборудования, кадров?

Марина Лященко: Мы с 2006 года находимся на ул. Чапаева, 85/1, в здании бывшей школы № 28. Там сейчас расположены три организации, работающие с детьми, включая наш Центр. До 2006 года мы располагались на ул. Шевченко, 2, именно там первоначально работала театральная студия «Гелиос».

«НГК»: В смысле родилась?

Наталья Константинова: Нет, родилась она всё же в Первомайском районе. Это уже потом, после объединения, мы перебрались на улицу Шевченко.

Мария Лященко: Наверное, я в Центре работаю с 1998 года, после первого курса пришла сюда на работу. Большая заслуга предыдущего руководителя Центра заключается в том, что такое объединение всё же появилось.

«НГК»: Хотелось бы поближе познакомиться с Натальей Андреевной – основателем театральной студии.

Наталья Константинова: Я закончила Краснодарский институт культуры, была среди первых выпускников тогда ещё молодого вуза.

«НГК»: Вы помните своих преподавателей? Кто стоял у истоков вуза?

Наталья Константинова: Я помню Михаила Нагли, я при нём поступала и училась, а остальные так часто менялись, что уже и не припомню. А вот Михаил Владимирович запомнился хорошо – замечательный педагог и человек, с которым у меня связано много тёплых воспоминаний.

«НГК»: А кроме вас из вашего выпуска кто-то ещё работает по профессии?

Наталья Константинова: В Краснодаре – нет. Это был заочный курс, и большая часть студентов были приезжие. Все разъехались, к сожалению, я давно потеряла с ними связь. Я же после окончания вуза двадцать лет проработала в Астрахани, на военном заводе, где я также организовала театральный коллектив, получивший впоследствии звание «Народного театра». Там я работала, конечно же, со взрослыми. Работать с детьми я стала случайно. Уже вернувшись в Краснодар, я зашла во Дворец пионеров, чтобы устроить дочку в какой-нибудь театральный коллектив. Там меня спросили о специальности и, узнав о моём образовании и опыте работы, предложили работать тут. Первые кружковцы были из класса моей дочери – пять девочек и один мальчик. Из этого скромного кружка вырос тот огромный коллектив, который есть у нас сейчас.

«НГК»: Как составляется репертуар, кто определяет, какую пьесу ставить?

Наталья Константинова: Определяем легко – мы не ограничиваем режиссеров в выборе спектаклей.

«НГК»: У вас работают настоящие режиссеры, их много?

Наталья Константинова: Да, это их специальность. Среди них моя дочь, Екатерина Константинова, педагог по сценической речи, ещё один педагог Александр Куриленко работает у нас уже лет двадцать, да и остальные режиссеры все заканчивали наш Краснодарский институт культуры.

«НГК»: При вашей студии есть официальные ставки режиссеров?

Наталья Константинова: Ставка режиссера у нас, строго говоря, одна. Все остальные идут как педагоги дополнительного образования: по сценической речи, по актёрскому мастерству, есть педагог-хореограф, педагог по сценическому движению, по вокалу. Это все выпускники нашего вуза, а зачастую – и воспитанники «Гелиоса».

«НГК»: Театр – это люди одной крови, единомышленники. Это так? Сколь велика у вас текучка?

Наталья Константинова: У нас есть бессменный костяк педагогов, начиная с моей дочери, Екатерины Константиновой, уже названного мной Александра Куриленко, Юлии Кочерга, есть и другие, кто работает у нас с основания.

Случается, что кто-то уходит. Всё-таки работа с детьми – это тяжелый труд. Интересный, но тяжелый, и очень ответственный. Из молодежи не все выдерживают… Понимаете, за каждым режиссером у нас закреплены группы детей, и если режиссер уходит, то группа остаётся без педагога, как в школе без классного руководителя. Нам приходится срочно искать другого! Надо сказать, что особо и не ищем, специалисты сами к нам приходят.

«НГК»: За годы существования театральной студии, сколько постановок было? Судя по количеству программок, у вас репертуар прямо как в Большом театре…

Марина Лященко: Мы с Натальей Андреевной, когда планировали отмечать тридцатилетие театра, то собирались провести большое юбилейное мероприятие. Именно тогда мы и подсчитывали примерное количество спектаклей, поставленных за все годы. Вот сейчас у нас идёт 32-й сезон, в репертуаре этого сезона около семи спектаклей. Тут говорилось о режиссерах, – что один уходит, приходит другой, – так вот мы подсчитали, что каждый режиссер ежегодно выпускает две работы. Одна ориентирована на старших ребят, а вторая – на детей младшего возраста. То есть репертуар выстраивается таким образом, чтобы он соответствовал зрителям разных возрастов. У нас создан худсовет, который включает в себя не только педагогов студии «Гелиос», но и педагогов всего Центра, которые руководят театральными объединениями, но фактически работают на базе школ. Эти школьные коллективы называются по-другому, это не «Гелиос», но это тоже наши педагоги. По договору со школами по безвозмездной аренде в школах города наши педагоги обучают детей театральному искусству. Есть и такие педагоги, которые работают в школьных театральных студиях уже более 25 лет! Репертуар на новый год мы утверждаем в конце октября-начале ноября предыдущего года. Стараемся какие-то спектакли подгадать к «Неделе театра» – это последняя неделя марта. А основная масса премьер, как правило, приходится на конец мая-начало июня.

«НГК»: Перечислите, пожалуйста, что в репертуаре вашего театра идёт в нынешнем году?

Наталья Константинова: В данный момент у нас есть два спектакля для детей младшего школьного и дошкольного возрастов – «Алиса в Стране Чудес» и «Дорогою добра». Для старших возрастов – «Сказка о попе и работнике его Балде». С этим спектаклем мы выезжали на фестивали, занимали первые места. Как-то незаметно мы уже привыкли брать Гран-при. Также есть спектакли по произведениям Тэффи, а для возраста 14 и выше у нас также идут три спектакля: «Хроники Главного Города», «Тевье-молочник» и «Реверсия жизни».

«НГК»: А свои драматурги у вас есть?

 Наталья Константинова: Ну, мы же говорили уже – это сами педагоги. Режиссеры сами ищут темы для постановок. Для того чтобы найти материал, нужно, прежде всего, учитывать способности актёров своей группы, на что они способны.

Марина Лященко: Я хочу немного дополнить Наталью Андреевну, когда мы говорили, что режиссер отталкивается от детей: это не просто слова. Мы находимся и в центре города, как многие считают, в «элитном районе». На самом деле тут проживает очень разный контингент, в том числе много и неблагополучных семей с детьми, состоящими на учёте в полиции. И таких ребят у нас очень много, причём они порой попадают к нам неожиданно даже для себя. Был случай, например, когда ребёнок шел мимо, попал под дождь и забежал к нам переждать непогоду. А у нас как раз в это время начинался показ спектакля. Я этого ребёнка за руку отвела в зал посмотреть, посадила в зале, а в скором времени он уже был в списках нашего театра. То есть эти дети, по большому счету, приходят «с улицы». Именно на них педагог и ориентируется. Помимо основных сотрудников, я бы хотела отметить и работу нашего педагога-психолога, который идёт бок о бок с режиссером, помогает ребёнку раскрепоститься, убрать зажатость. А если говорить о том, как утверждается спектакль, то, конечно, всё это обговаривается совместно со всеми. Я не скрываю, говорю, что иногда меня даже удивляют наши ребята своими смелыми проектами. «Не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира», как говорится. И чаще всего я доверяю их выбору, а потом сама удивляюсь, что у них в очередной раз всё получилось. Все эти репетиции, бесконечные сборы, определённые организационные сложности – всё это есть. При всех сложностях я иду навстречу: мы передвигаем занятия, освобождаем зал, идём на иные издержки – и конечный результат стоит того!

«НГК»: А примы свои у вас есть? А интриги, как в любом театре?

Наталья Константинова: Конечно, всё есть. И романтика есть, и пары у нас создаются из кружковцев, всё как полагается. Есть и более печальные поводы – в память о двух погибших участниках нашего Центра, у нас была постановка в память об Анне Поляковой и Данииле Константинове.

Марина Лященко: Вообще, репертуар театра действительно большой, вот здесь вы можете видеть афишу «Мучных младенцев» – это был очень интересный спектакль, ориентированный на ребят среднего и старшего подросткового возраста. Эту афишу ребята разрабатывали сами, они её придумывали – то есть они являются непосредственными участниками создания спектаклей на всех его стадиях. К нам приходят дети из разных социальных центров и уходят под впечатлением. И не только дети – даже специалисты разных социальных служб порой говорят: «Мы потрясены». А ведь они работают с трудными подростками. Получается, что мы буквально открываем перед «трудными» детьми новые горизонты, ведь можно воспитывать и театром. Когда не только у этих детей, но и педагогов, которые с ними работают, меняются представления о том, как театр воздействует на детей, – это дорогого стоит. Педагоги начинают работать с детьми в другом ключе, учатся с ними общаться заново посредством силы искусства.

Наталья Константинова: Когда я начинала работать, во всех школах были театральные коллективы. И мы, как Центр, ходили и отсматривали их постановки и репетиции, проводили фестивали, выявляли талантливых детишек. К сожалению, всё это почему-то прошло. Но сейчас, слава Богу, начинает восстанавливаться, и интерес к театру у ребят повышается.

Марина Лященко: Год назад Президент РФ подписал указ о том, что в каждой школе в нашей стране должен быть театральный коллектив. Министерство образования и науки Краснодарского края и департамент образования Краснодара провели большую работу, в результате которой к 1 сентября 2022 все школы Краснодара открыли свои театральные коллективы. И наш Центр «Содружество», как единственный, кто имеет такую давнюю историю, по приказу департамента образования эту работу возглавил. Сейчас мы являемся кураторами от департамента образования по школьным театральным коллективам. Мы знакомим коллег друг с другом, делимся опытом, оказываем методическую помощь.

Эта работа только началась, но у нас уже есть колоссальные результаты. Благодаря этому мы в сентябре-октябре смогли провести первый общегородской театральный фестиваль среди образовательных организаций «Театр, в котором играют дети». В фестивале приняли участие более сорока детских учреждений – это и учреждения дополнительного образования, и общеобразовательные школы, и детские сады. Постановки поразили многообразием: это и «Дюймовочка», и «Муха-Цокотуха», и Шекспир с «Ромео и Джульеттой», и даже постановка по произведениям Евгения Евтушенко. Идея вывести на сцену фестиваля коллективы, которые сформировались на базе школ, и поддержать их принадлежит директору департамента образования г. Краснодара Алексею Сергеевичу Некрасову. Он абсолютно правильно рассудил, что ждать нечего, нужно начинать сразу и основательно. Награждение победителей театрального фестиваля проходило прямо в администрации города, нас поддержала вице-мэр Лилиана Николаевна Егорова. С её легкой руки фестиваль состоялся, и Бог даст, станет ежегодным. Была церемония награждения в фойе органного зала администрации города. И в этом, конечно, огромная заслуга Натальи Андреевны: кто бы мог предположить тридцать лет назад, что на одном энтузиазме небольшой театральный коллектив вырастет в такой масштабный проект.

«НГК»: По вашим ощущениям, захватывает ли театр современных детей, интересен ли он им? Если сравнить советских детей с нынешними: у тех был недостаток информации, а у этих переизбыток…

Наталья Константинова: Честно говоря, я не вижу большой разницы. Если ребёнок увлечен этим, он отдаст свою душу театру. Как это было раньше, как это есть и сейчас. Помню один момент, когда к нам пришла компания с улицы – «сорвиголовы». Они нецензурно выражались, вели себя развязно, и когда они ушли, то мы решили, что их больше не увидим. Но уже на следующую репетицию они пришли аккуратные, причёсанные, приодетые – и стали работать. Причём все, кто тогда пришел, стали очень хорошими людьми, занимались в театре самозабвенно, мы великолепные спектакли с ними делали – «Чипполино», «Конёк-Горбунок». Мы и сейчас работаем с Борисом Мирошниченко, он известный в Краснодаре ведущий – один из ребят моего первого выпуска.

«НГК»: А есть ли в репертуаре вашего театра постановки о жизни современных детей, об их проблемах. Эти проблемы отличаются от детских проблем 30-летней давности?

Наталья Константинова: Вы знаете, детские проблемы особо не отличаются. Да, сейчас, может быть, дети более развиты, потому что у них есть телефоны, есть компьютеры, более быстрые способы получения информации. Но дети остались те же, и проблемы у них те же. Даже не проблемы, а в целом отношения. У нас в театре, например, много пар, которые после окончания школы поженились, а впервые познакомились именно в театре. Дети любят театр, они живут в нём и ведут здесь себя совершенно по-другому, чем их сверстники. Это все замечают – и родители, и педагоги. Наши дети очень отличаются от других детей. Причём с самого раннего возраста. У нас есть студия раннего развития «Солнышко», она тоже первоначально сформировалась на базе «Гелиоса», а сегодня это самостоятельная образовательная программа – туда мы берём дошкольников. У них преподаётся и актёрское мастерство, и хореография, и вокал, и декоративное творчество, и азбуковедение. Три дня в неделю малыши занимаются, по два часа – по полчаса на каждый предмет. И когда они идут в школу, все отмечают, что наши «солнышки» очень отличаются от других детей.

Марина Лященко: Сейчас эта студия охватывает более 70 человек – от 4 до 7 лет. Мы не ставим задачи сразу научить их читать и писать, но мы развиваем их творчески, мы создаём ту базу, которая позволит им в дальнейшем определиться. Если им интересно мастерство актёра, они идут в театральную студию «Гелиос». В целом формируется база, которая позволяет и родителям, и педагогам, и самим детям познать способности ребёнка, понять на ранней стадии, чему отдать предпочтение.

«НГК»: Отсев детей большой?

 Марина Лященко: На самом деле бывает по-разному – всё зависит от разных факторов, в том числе и от родителей. Ребёнок, как губка, впитывает ту среду, которая его окружает. Если родитель говорит, что нет, моему ребёнку это не нужно, то с этим ничего не поделаешь. Надо довериться педагогу, и скоро становится понятно, к чему тянется ребёнок. Мы это делаем не для того, чтобы дети обязательно стали актёрами, режиссерами или художниками, а для того, чтобы они становились разносторонней культурной личностью. Центр весьма разносторонен – из наших стен вышли и представители бизнеса, достаточно успешные. У нас более 15 лет работает детская киностудия «Кадрик», которой руководит Надежда Пащенко. Если ребёнок «не видит» себя в кадре, он может найти себя в работе «за кадром». У Надежды Дмитриевны 37 выпускников, поступивших и окончивших ВГИК, МГУ Ломоносова, – это ребята, которые сейчас работают мастерами художественного кино, документалистами и так далее. Наш центр – это кузница кадров, которые потом получают Гран-при различных фестивалей, любительского и профессионального кино. То есть ребята, которые не нашли себя в чём-то одном, вполне могут перейти и в другие сферы. Но при этом родители отмечают такие особенности, когда ребёнок, занимаясь вокалом, например, развивает у себя и потрясающие математические способности – через нотную грамоту, через чувство такта, отсчёта. То есть вещи, которые благоприятно влияют на развитие тех способностей, которые заложены в ребёнке. У нас есть, конечно, текучка, когда ребёнок, прозанимавшись пять лет, уходит, но, тем не менее, приятно получать отзывы вроде «Как хорошо, что мы начинали вместе с вами».

«НГК»: Кстати, о родителях, с ними бывают проблемы?

Наталья Константинова: Ещё как бывают. С родителями бывает гораздо тяжелее, чем с детьми. Приведу пример, когда мы на Шевченко ещё работали, к нам ходил ребёнок с дефектом речи. Мы посоветовали родителям показать его специалисту, так нам мама такой скандал устроила. Забрала ребёнка и больше его к нам не приводила. И таких случаев очень много. С родителями нужно очень тонко обращаться, и то бывает по-разному…

Марина Лященко: Я добавлю к вопросу о том, что находят дети в нас, – все они приходят сюда с потребностью утолить какой-то свой личный голод. Это может быть и голод к элементарному человеческому общению: ребёнку может и не нужна первая роль, он готов прыгать волчонком в «Маугли», если это позволяет ему влиться в коллектив. Повторюсь: у каждого за плечами стоят личные мотивы, разные семейные ситуации. Главная задача педагога – разглядеть в ребёнке вот этот голод. Утолив его, ребёнок уже не будет совершать какие-то неблаговидные поступки или какие-то действия против собственной жизни. Они приходят за общением, творческим развитием, самоутверждением. У нас есть дети с ограничениями по здоровью. Была, например, девочка, которая не говорила два года. Она приходила на занятия, кивала, давала понять, что понимает, о чем её просят. Но при этом до двенадцати лет, – а она пришла к нам в десять, – ребёнок молчал. Она мастерила, выполняла задания, создавала прекрасные произведения прикладного искусства, становилась победителем конкурсов, но при этом не произнесла вслух ни слова! В школе та же была история: письменные задания были выполнены на «отлично», устные – полный провал. И только дома, как рассказывала мама, она что-то отвечала крайне редко. И когда через два года она шепотом сказала, что у неё день рождения и попросила разрешения принести торт – педагог замер от счастья. После этого случая ребёнок проходил к нам ещё полтора года. Сейчас эта девочка нормально общается, сейчас учится в девятом классе. Какой шок стоит за этим, какая ситуация – непонятно, но это факт из нашей жизни. Среда в нашем Центре позволяет ребёнку быть собой. И если ребёнок чувствует себя здесь комфортно, результаты обязательно будут!

«НГК»: Всё, что вы рассказываете, – просто фантастика. Наши читатели не поверят, что всё это бесплатно. Ведь начинаем привыкать к тому, что   платить нужно везде. Ну или какие-то поборы неофициальные с родителей существуют.

Марина Лященко: Нет, у нас все программы реализуются на бесплатной основе. Но нам, конечно, бывает, нужна помощь. И она приходит! В том числе и благодаря поддержке депутатов Городской думы, которые всегда откликаются наши просьбы. Нам, например, много помогал бывший зампред Гордумы Виктор Тимофеев, также Дмитрий Оберемченко, Александр Дьяченко. Это люди, которые слышат наши просьбы и откликаются, за что спасибо им огромное. Кто-то из наших артистов вырос и стал руководителем, например, мебельной фирмы или ещё кем-то, помогают по собственной инициативе, кто чем может. Какие-то неликвиды нам передают для реквизита, делают добровольные пожертвования. Мы всегда открыты для тех, кто может и готов нам помочь. Кто-то помогает с типографией, кто-то –реквизитом, занимается пошивом костюмов. Бывают, конечно, случаи, когда мы обращаемся за помощью и к родителям, но это ни в коем случае не связано с какими-то платными образовательными услугами. Мы берём ребёнка вне зависимости от какого-то материального положения семьи – от ребёнка требуется только дисциплина и выполнение определенных требований.

Наталья Константинова: У нас в каждом коллективе, в каждой группе есть родительский комитет, который очень хорошо нам помогает: морально, работает с родителями, отвечает на всякие вопросы, сопровождает на фестивали. Более того, появляется тенденция, что и сами родители принимают участие в спектаклях. У нас есть родительница, у которой восемь приёмных детей – и все они у нас в театре. Знали бы вы, как они мамой гордятся! Есть у нас и папа, у которого и дети тоже ходят к нам, и сам он принимает участие в наших постановках. Наше «Содружество» проверено временем.