Культура:

Природы лёгкое дыханье

09.02.2024

С 1 февраля по 31 марта 2024 г. «Художественная галерея «САНТАЛ» и АНО КПСОЦР Наследие поколений представляют персональную ретроспективную выставку Заслуженного художника Республики Адыгея Владимира Михайловича Мехеда (1924–1998) «Природы лёгкое дыханье»

Автор: Редакция «НГК»

1228

В экспозицию вошли 57 живописных работ. Это пейзажи Северного Кавказа и ландшафты средней полосы России. Выставка посвящается 100-летию со дня рождения мастера.

Среди кубанских живописцев Заслуженный художник Республики Адыгея Владимир Михайлович Мехед в своём творчестве синтезирует традиции картины-пейзажа и этюда, написанного на пленэре. В его работах порой присутствует вольная игра с непредсказуемым результатом. Но в любом случае он приходит в поэтизации духа «тихой жизни» русской провинции.

Владимир Мехед – выпускник Краснодарского художественного училища. Он родился в 1924 году в Майкопе, в семье, далёкой от искусства. Отец был сапожником, мать воспитывала троих детей. Они жили в хате с глиняным полом, как многие в то время. Увлечение рисованием пришло в детстве. Мальчик постоянно срисовывал понравившиеся картинки, используя для этого любой клочок бумаги, а сверстникам заявлял, что обязательно станет художником. Все мечты оборвала война. В 1942 году Владимир Мехед был призван в армию, в кавалерийский полк. И лишь в 1947 году был демобилизован в звании младшего сержанта и должности командира кавалерийского отделения. Началась мирная жизнь, учёба в вечерней школе. Поступление в художественное училище было абсолютно осознанным и твёрдым. У него к тому времени уже была семья. И жена с дочерью на время его учёбы переехали из Майкопа в Краснодар. Студенту пришлось совмещать учёбу с работой. Вместе с маленькой дочерью они ходили в окрестности города на этюды. Уже тогда начинающий художник осознал, что главным его жанром станет пейзаж.

Надо сказать, что традиции пленэрной живописи на юге России, в Екатеринодаре возникли ещё в начале ХХ века. Мехеда учили не только Г. А. Аветисян и В. В. Тевторадзе, но и природа той широты, на которой возник французский импрессионизм. Но Мехед не стал «французом». Декоративные черты его живописи подпитывались с одной стороны европейским импрессионизмом, с другой – атмосферой адыгейской народной культуры, основанной на декоративно-прикладном искусстве. И всё это было замешано на русской реалистической школе живописи. В 1957 году вся семья вернулась в Майкоп, художник был принят в Адыгейские художественно-производственные мастерские, где он проработал до конца своей жизни. Началась жизнь, наполненная творчеством, участием в городских, краевых, союзных и международных выставках. Работы закупали музеи, частные собрания в СССР, РФ и за рубежом. Много лет он провёл в Домах творчества СХ в Гузерипле, Теберде, Горячем Ключе, Академической даче им. И. Е. Репина, дважды возглавлял Адыгейское отделение Краснодарской организации СХ РСФСР. Первые картины, представленные на выставке, созданы в 1960-е годы. Это было время расцвета изобразительного искусства в СССР. Его творчество начинается в эпоху оттепели и совпадает с поколением шестидесятников с их поисками в области художественных новаций. Мы видим в его работах и влияние «сурового стиля», и неоромантизм. Главный жанр Мехеда – пейзаж-картина, часто написанный на пленэре. Лёгкость, эскизность, передача состояния природы сочетаются с единством композиции и цельности колорита.

Чем ярче художник, тем больше различных влияний он способен переварить и сплавить их в единое целое своего собственного искусства. С одной стороны импрессионизм И. И. Левитана и реализм А. К. Саврасова, с другой – романтическая эстетика И. К. Айвазовского и А. И. Куинджи, а с третьей – живописные приёмы советских художников-пейзажистов, в течение многих лет работавших в Доме творчества СХ «Академическая дача». Это был тот фундамент, на котором Мехед строил свою эстетику.

Он писал окрестности Майкопа, ландшафты средней полосы России и Краснодарского края. Создавал пейзажи индустриальные и городские, сельские, горные и степные. Особой любовью его были окрестности Вышнего Волочка, куда в самом начале творческого пути стал ездить на «Академическую дачу», чтобы писать пейзажи в тех местах, где работали прославленные русские мастера ХIХ века. Самая ранняя живописная работа на выставке, датированная 1965 годом, это «Лоси» – этюд, написанный в окрестностях Вышнего Волочка, судя по всему, с натуры. Была поставлена задача: мгновенно вписать в золотой осенний лес три фигурки животных, объединив их с фоном в единое целое. В живописных приёмах этой ранней работы чувствуется ещё влияние позднего Валентина Серова, но здесь же художник уже мыслит как самостоятельный композитор, выстраивающий планы, передающий состояние, умеющий акцентировать главное. Этюды «Баньки» (1976. Картон, масло) и «Вышний Волочёк» (1980. Картон, масло) тоже написаны на «Академичке». Помимо преклонения перед красотой среднерусской природы, он был заворожен своеобразной прелестью русской глубинки, живущей ещё патриархальным укладом, вне глобальных
цивилизационных задач ХХ века. Деревянные дома – полусельские-полугородские, бельё, которое сушится прямо на улице перед покосившейся избой, женщина, стирающая одежду в реке. Вся эта архитектура, река, стаффажная фигура, погружённые в тяжёлые тёмно-синие сумерки и лунный свет, осветивший сцену стирки – простой эпизод из жизни глубинного народа – пропитаны любовью к человеку и русской земле. Имя майкопского художника стало известным за пределами юга России после того, как в краткой художественной энциклопедии «Искусство стран и народов мира», изданной в 1971 году, была напечатана его работа «Весна».

В семидесятые годы были приобретены для Краснодарского художественного музея им. Ф. А. Коваленко два лучших пейзажа-картины «Хлеба колосятся» (Холст, масло. 100х202) и «На реке Белой». (Холст, масло. 1970-е годы). Здесь присутствуют приёмы, которые останутся у него на всю жизнь. Он стремится увидеть мир большим, а небо и земля сливаются в единое гармоническое целое. Недаром его композиционный приём в этих работах близок аксонометрии, в которой две параллельные линии выходят за пределы земли и встречаются в космосе. Он видит землю как космическое тело с точки зрения парящей птицы и понимает, как она прекрасна. Мехед уже в ранний период сочетал два типа пейзажа: пейзаж-картину и этюд, написанный на пленэре. Его называли мастером горного пейзажа, хотя он писал и предгорья, и равнины. Как правило, это была сельская местность со стаффажными фигурками людей и животных. Вместе со своим другом, живописцем из Ставрополя, Заслуженным художником РСФСР Павлом Моисеевичем Гречишкиным Владимир Мехед выезжал в горы, и там они уходили от будничных забот, пребывая между небом и землёй, на лоне природы, которая только для них сияла своей красотой. Необычно то, что многие пейзажи написаны в сумерках или глубокой ночью, когда люди погружаются в глубокий сон. Но именно в это время воздух в горах становится особенно прозрачным и достаточно небольшого костра вдали, чтобы увидеть окрестности. При отсутствии солнечного освещения краски оптически сливаются в единую тёмно-синюю, тёмно-фиолетовую или почти чёрную цветовую гамму. Но Мехед умел различить в темноте ночи горные вершины Северного Кавказа и едва различимые сельские домики, фигурки людей и огни ночных костров, подчёркивающие космическую пустоту земли. Он умел видеть мир, в котором всё неопределённо и насыщено неоднозначными смыслами. Не выделяя предмет из среды, отказываясь от фона, создавал пространство, пластически воплощающее концепцию единства мироздания. Все эти работы, которые он начал писать в 1970-е, можно объединить в одну серию «ночных» пейзажей. Будучи человеком своей эпохи, членом Союза художников и занимая в этом Союзе административные посты, Владимир Михайлович в этой серии выразил свои глубоко личные чувства к природе.

В отличие от парадно-праздничных официозных пейзажей, в которых преобладали зовущие светлые дали пшеничных полей и мажорная теплота колорита, у Мехеда были подчёркнуто камерные работы с тёмной, часто холодной гаммой. Формально художник писал этюды маслом на картоне, но, по существу, у него получались картины с высокой степенью обобщения.

Высокая степень лиризма в сочетании с монументальностью позволяет отнести серию «ночных» пейзажей к лиро-эпическому жанру.

В СМИ о его пейзажах писали, что они мрачные, суровые, холодные и наводят на размышление о вечности мироздания. Едва ли сам художник был согласен с первым утверждением, как, к примеру, А. П. Чехов негативно реагировал на то, что его называли певцом сумеречных настроений. Мехед не был мрачным, он был реалистом не столько по стилю, сколько, по сути, то есть умел видеть природу с точки зрения её создателя.
Развивая традиции русской пейзажной живописи, Владимир Мехед внёс свой вклад в формирование южно-российской региональной школы пейзажного искусства, основанного на сохранении правдивого и при этом любовного диалога с натурой. Через природу юга или севера, он создал лирическую историю своей страны и народа, являющегося частью природы, её венцом. В творчестве Владимира Мехеда присутствует истинная, непарадная любовь к своей Родине и созерцательное отношение к миру. Он передал в ландшафтах средней полосы, лесах и полях, горах Северного Кавказа, сельских поселениях и провинциальных городках всю красоту России.
 

Член АИС Татьяна Соколинская