Культура:

Про творческие кооперативы и «русскую» идею

10.11.2023

Интервью с Айтечем Хагуровым, членом Союза писателей России, лауреатом премии им. Е.Ф. Степановой о ситуации в краевом отделении Союза писателей России

Автор: Редакция «НГК»

3754

Корр.: Айтеч Аюбович, в литературных кругах края много говорят о новой писательской организации «Союз писателей Кубани». Её официальная презентация состоялась недавно в Литературном музее Кубани. В чём причина, в чём цель её создания? У нас уже есть краевое отделение Союза писателей России. Вы что не согласны с программой, с уставом этой авторитетной писательской организации? Вы альтернатива ей?

А. Хагуров: Ни в коем случае, в уставе нашей организации, опубликованном в первом номере журнала «Огни Кубани», нет ни одного пункта, противоречащего уставу Союза писателей России. Это выдающееся творческое объединение нашей страны. В нём столько талантливых поэтов и писателей! Как можно не уважать такую организацию?!

Корр.: В чём же причина конфликта?

А. Хагуров: Причина в личности председателя регионального отделения Союза писателей России – С. Макаровой. Мы – учредители «Союза писателей Кубани» – категорически отвергаем её методы и стиль работы и ничего не имеем против писателей, входящих в региональное отделение Союза писателей России. Свидетельствует об этом то, что в своём журнале мы опубликовали работы писателей из окружения Макаровой: Т. Немчиновой, А. Ильяхова и других.

Корр.: С чего начались ваши расхождения со Светланой Макаровой, что стало поводом?

А. Хагуров: Повод точно был. Несколько лет назад мы, группа писателей, решили дать рекомендацию для вступления в Союз писателей России Инне Казимировне Силенок. Она известна своими музыкально-литературными концертами. Афиши можно видеть по всему городу. Можно по-разному оценивать её вокальное мастерство и художественно-литературный дар. Но то, что она делает в плане пропаганды нашей литературной классики, заслуживает и признания, и уважения. И вообще она человек с высокой гражданской ответственностью. В сентябрьском номере нашего журнала «Огни Кубани» мы опубликовали очерк Силенок «Думаю о детях Луганска», в котором автор ярко и талантливо рассказывает о своих поездках в зону боевых действий.

Так вот, несколько лет назад поэты и писатели: В. Архипов, В. Динека и я, дали рекомендации И. К. Силенок для вступления в Союз писателей России и пошли на заседание правления, где предстояло решить вопрос о её приёме.

И там у меня раскрылись глаза на С. Макарову, которую я представлял до этого другой. Властный бюрократ сидел за столом, отчитывал нас за рекомендации и хамил нашему кандидату типа: «Чего вы тут передо мной дёргаетесь!» Инна Казимировна не дёргалась, сидела спокойно, солидная замужняя женщина, мать.

В конечном счёте, Макарова заявила Силенок: «В мою организацию вы не попадёте!» Честно говоря, я был поражён тем, на сколько изменилась Светлана Макарова с 90-х годов, за время своего председательства. Я пошёл на отчётно-выборное собрание краснодарского отделения Союза писателей России, и при всех высказал ряд критических замечаний в её адрес, и задал вопрос о том, что она сделала конкретно для развития литературы в нашем крае за отчётный период. Если вы думаете, что она стала отвечать на этот вопрос, то ошибаетесь. Макарова перечислила бесчисленное множество презентаций, собраний, совещаний и конкурсов, на которых она сама председательствовала, и стало ясно, что именно в этом формализме она видит смысл работы председателя краевого отделения. Я попытался дополнительным вопросом выяснить, что у нас происходит с прозой, поэзией, но вернуть её к теме не удалось. Кстати, её супруг Василий Дворцов, член Правления СП России, присутствовавший на этом собрании, ситуацию воспринимал более адекватно. Тогда же он предложил в отчётном докладе председателя и правления впредь выделять разделы прозы и поэзии. Там же, на собрании, я предлагал переизбрать Светлану Макарову, выдвигал альтернативные кандидатуры, но меня не поддержали.

По-моему убеждению, в региональном отделении СП России, в его правлении сложилась нездоровая обстановка. Она насаждается самой С. Макаровой и попахивает уже культом её личности. Макарова единолично решает, кого принимать или не принимать в Союз, кого изгнать из его рядов, и возразить открыто ей никто не решается. Яркий пример я привёл выше, когда она единолично решила не принимать И. К. Силенок. Она единолично решает, когда на какую литературную премию кого выдвигать, и получается, что все у неё в долгу, некоторым образом повязаны этим. Отсюда и обстановка низкопоклонства и угодничества, зашкаливающее самомнение самой Светланы Макаровой. А правление краевой писательской организации смирилось с таким положением.

Главные литературные события в Краснодарском отделении Союза писателей можно определить так: Макарова уехала в Москву, Макарова собирается приехать из Москвы, Макарова, наконец, приехала из Москвы. Члены правления в основном заняты тем, что следят за этой её периодической миграцией в столицу и из столицы на Кубань.

Проблема в том, что в крае у нас нет литературного процесса, который складывается из взаимодействия писателя – критика – читателя. Хорошие книги поэтов и прозаиков не становятся событиями литературной жизни Кубани. Всё это подменяется персоной Макаровой, её самомнением и амбициями.

Вспоминаю случай, когда в Литературном музее готовились отмечать, ещё при его жизни, юбилей Виктора Лихоносова. Нужно было содействие С. Макаровой как председателя отделения. От всех организационных дел юбилея она отстранилась фразой: «Он меня не любит». Любой регион нашей страны гордился бы таким земляком!

Корр.: И никто, кроме Вас, этого не замечает?

А. Хагуров: Все видят, но критикуют только за кулисами. Их трусость для меня загадка. На том собрании, где я предлагал переизбрать Светлану Макарову, хотя открыто меня никто не поддержал, после собрания, за кулисами, многие пожимали мне руку и благодарили «за геройство».

Корр.: А как же она Вас допустила в Союз?

А. Хагуров: То были другие времена. Кстати, и Макарова была другая. В 2006 году меня рекомендовал В. Лихоносов (я его не просил, он был инициатором, после прочтения моего «Журавлиного крика»), к нему присоединился известный всей стране писатель из Москвы, наш земляк, Гарий Немченко, рекомендовал также меня Пётр Придиус и Иван Бойко. Так что не принять меня было невозможно.

Корр.: С чем еще Вы не согласны в работе председателя Макаровой?

А. Хагуров: Творческий союз – это кооперация, а в кооперациях закон разрешает другую логику движения средств, чем в государственных учреждениях, в которых движение каждого рубля регламентируется официальными нормами.

Творческие союзы (коллективы) всегда нуждаются в финансах и пожертвованиях. Другое дело, что движение этих средств внутри Союза должно быть прозрачным, понятным всему коллективу.

Вот мы создали журнал «Огни Кубани». Члены нашей организации скинулись, отдали деньги Н. Скударному, он сделал наш первый номер. Нам до копейки известно, как были потрачены собранные средства на журнал. Так и должны делаться дела в любом творческом коллективе.

В связи с этим я Макаровой хотел бы задать вопрос: «Сколько финансовых средств поступило в отделение, от кого и на что они были израсходованы?»

Корр.: Вы думаете, ей будет сложно ответить на такой вопрос?

А. Хагуров: Знаю, что такие вопросы она не любит. Как-то поэт Владимир Архипов попросил её дать план работы краснодарского отделения. Макарова ему ответила: «Я вас, любопытных стариков, закопаю». Вот такой у нас председатель творческой организации, готовый исполнять роль могильщика.

Корр.: Ну, и вторая часть извечного российского вопроса?

А. Хагуров: Нужен свежий ветер перемен в краснодарском отделении Союза писателей России, необходима смена засидевшегося председателя отделения. За всю историю нашего края никто не сидел 20 лет в этом кресле. В порядке исключения бывали на этом посту два срока. А в этом кресле побывали очень достойные талантливые люди, известные за пределами нашего края: Анатолий Знаменский, Юрий Абдашев, Виталий Бакалдин, Пётр Придиус…

Будучи творческим человеком, невозможно совмещать творческую и организаторскую работы долго.

На мой взгляд, у С. Макаровой недостаточно широкий гуманитарный кругозор, чтобы быть исключением из правил. Вряд ли эта поэтесса по памяти вам прочитает что-то из Гарсии Лорки или из философско-поэтических шедевров «Фауста», сомневаюсь, что она знает, о чём спорят смертельно больные герои «Волшебной горы» Т. Манна, что она может назвать хотя бы одну работу Николая Лосского или любого другого творца великой «русской идеи». Думаю, что стиль её работы и мёртвая хватка за кресло председателя – следствие недостаточного уровня культуры и образования. Вкусившей власть Светлане Макаровой я бы посоветовал податься в Москву, где у неё сложилась семья, где она занимает должности в головных писательских организациях, в них реализовывать свои амбиции и повышать в Москве свой профессиональный уровень.

А толпящимся у её «трона» в надежде на очередную благосклонность членам правления краевого отделения Союза писателей России советую очнуться! Человек – звучит гордо, ещё в школе нас этому учили. Или вы те, кто создал песню, подобную стону и навеки духовно почил?