Культура:

Вьетнамка с русскою душою

06.06.2021

Татьяна Выонг влюблена в русскую поэзию и сама пишет стихи

Автор: Денис Шульгатый

1590

2

В преддверии Дня Пушкина редакцию «НГК» посетила удивительная девушка, от которой буквально исходила радость бытия и любви к русскому языку

Русская литература, как известно, – явление мирового масштаба, известное и любимое далеко за пределами России. Так что нет ничего удивительного в том, что её притягательное влияние могут испытывать представители всех рас и национальностей как в нашей стране, так и за её пределами. Впрочем, недавняя гостья «НГК» как раз сочетала обе эти стороны – с одной стороны, она безусловная россиянка, рождённая в Краснодаре, здесь же закончившая школу и поступившая в университет. С другой стороны, она чистокровная вьетнамка, чьи родители познакомились ещё на исторической родине, вместе приехали в СССР да так и остались. И здесь же одна из их дочерей, Татьяна Выонг, настолько прониклась всей красотой и величием русской литературы, что со временем и сама стала писать стихи. Несмотря на молодость дебютантки, стихи её получили признание у маститых писателей как Краснодара, так и Москвы.

Сейчас Татьяне (урождённой Выонг Тхи Фыонг Тхао) восемнадцать лет, впервые она начала писать стихи в десять лет.

– Тогда это были ещё не стихи, а, скорей, короткие зарисовки о природе, которые я записывала в записной книжке. А однажды к нам в гости пришёл краснодарский писатель Игорь Ясинский, друг и однокурсник моего отца. Он записал некоторые мои стихи, отредактировал и выпустил в газете… кажется, «Солнышко» она называлась. Стихи были о Луне, о природе – это вообще наиболее часто повторяемый мотив в моём творчестве.

Отцветают яблони в саду,

Тихо льется во дворы тепло.

Я тебя давно уже не жду.

Как цветы и травы – отцвело.

Сладко спит заоблачный туман,

Зорька светит золотом вдали.

Я совсем не помню старых ран:

Их с весною ветру унесли.

(Татьяна Выонг)

После публикации в «Солнышке» у Татьяны на несколько лет наступило некое творческое затишье до четырнадцати лет.

– Тогда у меня пробудилась сильная жажда чтения, – рассказывает Татьяна, – вот прямо осознанное желание читать буквально всё, что видишь, впитывать в себя текст. Я до сих пор с особой ясностью вспоминаю, как я покупаю книги в магазинах. И тогда же вновь появилось желание писать: когда я поняла, что слишком многое впитала в себя, мне хочется отдавать это, делиться этим.

Вопреки стереотипам о юных поэтессах, Татьяна писала не о любви и страданиях – в своих стихах она пыталась отразить определённую жизненную философию.

– Я долго размышляла о причинах своей грусти, – рассказывает девушка, что-то пыталась найти в книгах: что-то находила, что-то – нет. И все эти попытки осознать себя, так или иначе, нашли тогда и находят сейчас отражение в моём творчестве. Я очень много размышляла о природе, о космосе – одно из первых моих стихотворений было посвящено Юпитеру. Тема жизни, смерти, вечности, человеческого взросления – всё это было мне интересным. То есть глобальные темы, которые в том возрасте было мне очень сложно осознать, но которые мне всё равно хотелось отразить в своём творчестве.

Пламя земли – кровь.

В цвете небес – время

Помнить твоя роль.

Память – твое бремя.

Мир позади – мглист,

Все в нем – давно немо.

Но впереди жизнь.

Но впереди – небо.

– По сути, стремление читать у меня появилось с раннего детства, – рассказывает Татьяна, – несмотря на то, что мои родители вьетнамцы, меня окружали русские бабушки, одна из которых была моей няней. У меня было много сборников русских сказок, а став постарше я открыла для себя стихи Александра Пушкина и Сергея Есенина – это первые мои взрослые авторы. Конечно, я росла на Пушкине – я его и дома читала, и в школе мы его проходили. И хотя, к сожалению, не все они сохранились в моей памяти, тем не менее все они остались в моём сердце.

Разумеется, говоря о поэзии, да ещё и в преддверии Дня Пушкина, мы не могли не обратить внимание на символическое сходство имени молодой поэтессы с именем одной из наиболее известных героинь Александра Сергеевича. Как призналась сама девушка, Татьяна Ларина ей «симпатична», хотя самое любимое произведение у Пушкина для неё – «Дубровский».

– Но из всех поэтов самое сильное влияние на меня оказал Роберт Рождественский, – признаётся Татьяна – это был именно тот автор, которого я искала очень долго. Когда я прочла его где-то в восьмом классе, то сразу поняла, что это даже не любовь, это какая-то высшая точка привязанности. Во многом именно его творчеством я вдохновляюсь, в какие-то трудные моменты своей жизни я всегда открываю сборник его стихов.

Отражается, разумеется, в творчестве Татьяны и её национальное наследие – несмотря на любовь к русской классике и воспитание среди русских людей, определённые мотивы, имеющие особую значимость во вьетнамской культуре, появляются и в её стихах. Тема родины, тема матери, материнского дома, семьи – всему этому придают во Вьетнаме особое значение, и Татьяна, так или иначе, впитала всё это. То, какое значение придают семейным узам во Вьетнаме, можно понять по одному простому факту – даже на интервью Татьяна пришла с отцом, поддерживающим дочь в её начинаниях. Он сопровождает дочь в поездках на поэтические семинары в Москву. Да и сама Татьяна считает, что её философия жизни отчасти перешла к ней от отца.

– У меня было стихотворение «Моя родина», – рассказывает Татьяна, – где я задавалась вопросом, где же мой настоящий дом – там или здесь? Мои предки, моя родина – там, во Вьетнаме, но страна, в которой я росла, чей хлеб я ела – это же Россия. Вопрос о том, где моя Родина, для меня остаётся очень важным, и окончательного ответа на него у меня нет.

В то же время, по словам Татьяны, ещё больше, чем книги, на неё повлияли окружающие её люди.

– Как бы я ни искала себя в книгах, всё же большую часть своей жизни я старалась понять людей, что меня окружают, – рассказывает она, – каждый человек, которого я встретила на своём пути, он что-то своё оставил во мне. Именно поэтому мне порой очень трудно бывает с кем-то расставаться. Я считаю, что мне очень повезло с друзьями, с учителями, с преподавателями в университете, с родителями, наконец.

Дальнейшее творческое становление молодой поэтессы произошло с её приходом в краснодарскую библиотеку имени Некрасова, где она стала одним из участников кружка «Родное слово», возглавляемого кубанским поэтом Владимиром Архиповым.

– Когда я попала в мир людей, которые пишут так же, как и я, – рассказывает девушка, – примерно такого же возраста, такого же уровня понимания жизни, для меня это было что-то совершенно необыкновенное. Тогда и начался новый этап в моей жизни. Я уже не просто писала «в стол», как раньше: я писала, чтобы кто-то услышал, смог это понять и принять в себя. Спустя некоторое время я стала участником сначала общегородских семинаров, лучших из участников которых направили потом на краевой семинар, проводимый краевым отделением Союза писателей России. На этот семинар я отобрала десять стихотворений, и там я уже выступала перед большой аудиторией. Для меня это довольно страшно, потому что это был первый опыт, когда меня слушала обычная аудитория, которая может либо принять твоё творчество, либо не принять. Моё стихотворение «Береговая охрана» было воспринято очень противоречиво, но, тем не менее, по итогам я стала одним из победителей краевого семинара, после чего я прошла на всероссийский семинар уже в Союзе писателей России. Вообще, я дважды побывала на семинарах в Москве – в 2019 и 2020 году, причём на второй семинар я попала без предварительного отбора на краевых семинарах, как победитель предыдущих. Первое посещение столицы стало для меня настоящим открытием, – дело в том, что я вообще мало путешествую, – до этого единственным моим дальним странствием стала поездка во Вьетнам. Но там я ездила к родственникам, меня окружали родные лица, и я не чувствовала, что я где-то очень далеко –да и было-то мне всего пять лет. А это было вот прямо путешествие – мы с папой первым дело поехали к Кремлю. Конечно, я впечатлилась столичными масштабами: после Краснодара, где я всё-всё знаю, это было для меня настоящим потрясением. А на следующий день, собственно, начался тот самый семинар. В актовом зале Института культуры меня поразило то ощущение поэзии и литературы, которое, казалось, пронизывает всё вокруг. Я сразу поняла, что это особенное место, где собираются особенные люди. Нас разбили на группы, в которых мы и занимались несколько дней. Семинар прошёл в очень дружелюбной атмосфере под руководством мастеров, помогающих и наставляющих нас. С другими участниками семинара мы также очень сдружились, даже играли в снежки. Совершенно необыкновенная атмосфера: когда тебя понимают, когда вы на одной волне, когда вам есть чем поделиться с такими же, как ты, тем, что наполняет тебя.

После всего вышесказанного, неудивительно, что следующим этапом творческого пути вьетнамской поэтессы с русской душой стало поступление на филологический факультет КубГУ.

– Никакого иного выбора я сделать просто не могла, – признаётся Татьяна, – потому что русский язык – это моя любовь!

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Ольга

07.06.2021 10:07

Потрясающая девушка! Читаешь о ней и понимаешь, насколько одухотворен человек и какая чистая у нее душа! Счастья и удачи тебе в жизни, Танечка! Пусть на твоем жизненном пути встречаются только добрые люди!

Читатель НГК.

06.06.2021 20:21

Какое приятное, одухотворённое лицо. Хочется пожелать Татьяне с русскою душою встретить добрых и открытых людей. Человек крылатый способен подняться над суетой и мелочностью бытия, а эта способность у девушки есть. Так что смело вперед, к вершинам!