Культура:

Вилла Terra dell solle на острове Капри

23.05.2023

Завещание Леонида Сологуба (правда и домыслы) Часть 2

Автор: Наталья ЩУРИК, искусствовед

1323

Часть 2. Начало читайте здесь 

В аннотациях и статьях коллег-искусствоведов нередко можно встретить высказывание, воспринимаемое читателем скорее как утверждение. Оно звучит так: «В конце 1980-х годов по завещанию отца И.Л. Сологуб подарила СССР его виллу, расположенную на острове Капри». Название виллы Terra dell solle в переводе с итальянского означает «Земля солнца».

Известно множество произведений художника Леонида Сологуба, написанных на Капри. Что связывало нашего соотечественника, земляка с этим дивным курортом?

Чарующая райская красота и живительный воздух Капри, расположенного в Неаполитанском заливе, сделали его одним из самых излюбленных и дорогих мест отдыха европейцев со времён первых римских императоров. Он манил к себе артистов, писателей и художников. Русские живописцы, выпускники Императорской академии художеств полюбили и прославили остров в многочисленных своих произведениях. Одним из первых учеников Академии, кто побывал на Капри, был самый «итальянский» из русских художников – С.Ф. Щедрин. За успехи в учёбе он был награждён пенсионерской поездкой в Италию (1812 г.). Отсюда он привёз впечатления, лёгшие в основу знаменитых каприйских произведений («Грот Матроманио на острове Капри», «Терраса, обвитая виноградом»). Вслед за ним этот уникальный остров запечатлели и другие пенсионеры Академии, такие как И.К. Айвазовский («Лунная ночь на Капри, «Море у острова Капри» и т. д.) и его ученик Л.Ф. Лагорио, а также Г.П. Кондратенко.  И всё же на протяжении ХIХ века посещение русскими художниками Капри не было массовым.

Пророческими оказались слова И.С. Тургенева, посетившего остров и написавшего Г.П. Данилевскому: «… весь остров – настоящий «Храм Богини Природы», скоро, я уверен, новое поколение русской интеллигенции изберёт остров Капри местом своего паломничества, и кто знает, может быть, мы увидим на нём сильную русскую колонию, состоящую из художников и писателей» (1871 г.).

В 1902 году на Капри поселился петербургский художник М.М. Огранович, проживший здесь всю оставшуюся жизнь и создавший бесценную коллекцию картин об этом чудном месте. Весной 1908 года остров посетил художник  М.В. Нестеров. Здесь он написал немало этюдов природы Капри. На одном из них (коллекция Государственной Третьяковской галереи) изображён цветущий куст миндаля. Позже, переработав, художник поместил его в композицию стенописи Покровского храма Марфо-Мариинской обители, изображающую святых Марфу и Марию у Христа. И это неслучайно, ведь Нестеров считал остров с  его уникальной природой раем для глаз и души.

В 1911 году художник Леонид Сологуб совершил пенсионерскую поездку по  Европе, права на которую он получил, победив, за год до этого, в конкурсе на проект здания Государственной Думы. По словам дочери художника И.Л. Сологуб, в тот год он впервые посетил Италию, остров Капри. Чем, кроме природы, привлекал русских этот итальянский курорт?

Приезду русских на Капри в первое десятилетие ХХ века во многом способствовала всем известная деятельность М. Горького. Здесь он жил, начиная с 1906 года. А уже в 1913 году писатель писал, что на острове было много русских, среди которых насчитывалось не менее 600 нижегородцев.

На острове вокруг А.М. Горького образовалась колония революционеров, готовивших на фоне идиллических пейзажей «самую кровавую русскую драму ХХ века». Писатель имел большие деньги для приглашения сюда представителей пролетариата (вспомним знаменитую каприйскую школу) и не только. На Капри у Горького, кроме В.И. Ленина и А.В. Луначарского, бывали такие знаменитости, как  Ф.И. Шаляпин, И.А Бунин, Л.Н. Андреев, а  также художники, Б.И. Анисфельд, С.А. Сорин, В.Д. Фалилеев, И.И. Бродский, К.А. Вещилов.

Надо пояснить употребляемый термин «вилла». В.М. Косарев, один из учеников каприйской школы М. Горького, в своих воспоминаниях так описывал дома на Капри: «Многие дома-виллы и пристройки к ним высекаются в скалах, иногда на большой крутизне. Из камня, добытого тут же, строится передняя стена, кроется крыша – постройка готова».

Бывал ли в гостях у писателя Сологуб, неизвестно. Но друг Леонида Романовича, прославленный русский импрессионист К.И. Горбатов поселился на острове именно по приглашению М. Горького, а потом жил здесь в эмиграции постоянно с 1922 по 1927 год. Есть мнение, что Сологуб также поселился (или купил собственную виллу?) здесь сразу после эмиграции.

Подтверждается ли это его произведениями?

К сожалению, «каприйские», преимущественно пастели и живописные картины Леонида Сологуба в основном не датированы и не имеют названий, поэтому трудно говорить о том, в какие годы точно он бывал на острове, приезжал ли сюда часто, подолгу ли здесь жил и т. п. Судя по костюмам персонажей произведений Сологуба, на Капри он писал в начале ХХ века, есть также работы, датированные 1940-ми годами.

В 1937 году на острове превосходный портрет 53-летнего Леонида Сологуба сангиной выполнил его друг по Академии художеств А. Е. Яковлев. Яковлев и В.И. Шухаев были последними пенсионерами Императорской Академии художеств. Посланные Академией в Европу вместе они работали на Капри летом 1914 года. Яковлев так полюбил остров, что, эмигрировав, приезжал сюда постоянно. Как установила искусствовед Е.Н. Каменская, художник имел здесь мастерскую и завещал развеять свой прах над Капри.

Но вернёмся к вопросу о подаренной графиней Ириной Леонидовной Сологуб СССР вилле на этом чудесном острове.

Достоверно известно, что в эмиграции Леонид Романович посещал остров с дочерью. Во время парижской встречи с Е.И. Костеровой Ирина Леонидовна Сологуб рассказывала, что после смерти отца она «решила ещё разок увидеть «голубую мечту» детства – остров Капри» и том, что во время  путешествия на остров у неё родилась мысль приобрести хотя бы «клочок земли» здесь. Следует ли из этих слов, что у Леонида Романовича никакой виллы на Капри не было, что приезжал он сюда время от времени в качестве путешественника или гостил здесь у своих друзей? Что же тогда решила подарить СССР графиня Сологуб?

Обратимся к статье  Ю. Соломонова в «Советской культуре» под названием «Человек – не остров» за 1990 год. В ней автор повествует о том, как Ирине Леонидовне удалось приобрести долгожданный кусочек земли на райском острове: «Нашла участок, оставленный в наследство хозяином, имеющим бесчисленное количество родственников… стала ездить по этим родственникам, собирать подписи, дающие ей право купить эту землю. И купила-таки!» Далее приводится текст её письма, обращенного к Президенту СССР М.С. Горбачеву. В письме есть такие строки: «Я глубоко солидарна с необходимостью срочно, не откладывая, строить очаги единой общечеловеческой цивилизации – международные центры культурного диалога… Это предоставляет мне счастливую возможность принести Вам в дар, для цели создания международного центра культуры на Капри, помнящем имена великих россиян, – принадлежащий мне участок».

Через пять лет после смерти И.Л. Сологуб в «Новой газете» (по решению суда признана иноагентом) вышла ещё одна статья Ю. Соломонова под названием «Примите виллу, Михаил Сергеевич!». В ней обозреватель сообщал подробности первой встречи Ирины Леонидовны с Горбачевым и  истории с её попыткой подарить землю на Капри. Но в ней журналист публикует сведения, противоречащие тем, что приведены выше в первой статье и без каких-либо пояснений: «Она примчалась из своего Парижа в Рим не просто руку «владыке» пожать, а, как она сказала, подарить… виллу на Капри. «Так папа завещал, – очень строго сказала она, – ну, конечно, не самому Михаилу Сергеевичу. России он мечтал подарить. Папа хотел, чтобы на виллу всегда могли приезжать работать и отдыхать русские художники»… Он (Леонид Сологуб, Н.Щ.), конечно, рассчитывал, что дочь вручит его дар не советской власти. И она, вольно или невольно, ждала изменений в России, переживая одного за другим советских вождей». Далее автор статьи пишет: «Чуть позже, снова попав на юг Италии, я добрался до верхнего уровня острова Капри, нашел участок и некое подобие виллы».

Так кто же в действительности покупал землю на Капри – отец или дочь? И когда на упомянутом участке появился дом, который на итальянский манер принято называть виллой?

Обратимся к информации, которую приводит другой журналист, которому графиня доверяла документы из своего архива, Э. Л. Поляновский в упомянутом «Парижском дневнике» 1989 года.

«Сологуб годами – участок к участку – подкупала на Капри землю. Теперь этой земли – 10 га. Она решила завещать её нашей стране. Готова была организовать здесь какой-нибудь, скажем, международный экологический и метеорологический центр (но хозяева земли – мы).

В МИД СССР, в секторе Франции, я ознакомился с перепиской по этому поводу. Посольство СССР во Франции запрашивает МИД. МИД запрашивает посольство СССР в Риме. Получив ответ не по существу, запрашивает вторично. Подключается Министерство культуры СССР. И т. д. и т. п. Переписка бесконечна и безрезультатна.

В секторе МИД, занимающемся Италией, мне говорили, что итальянские законодатели не позволят нам получить эту землю – юридически, исходя из их закона, шансов почти нет.

– Скажите, – спросил я, – если бы на нашем месте оказались американцы или французы. Они бы эту землю получили?

– Безусловно! – дружно ответили мне (собеседников было несколько). – Они бы это дело не упустили.

Значит, законодательство всё-таки позволяет?

– Обращались ли вы к независимым крупным международным юристам, скажем, в «Инюрколлегию».

– Нет.

Да, собственно говоря, переписка-то вся крутится между своими, на международную арену никто не вышел, мы ни от кого не получили отказ, ни одного «нет».

Ирина Леонидовна Сологуб свои выводы сделала:

– В России всегда всё первое: спортсмены – первые, армия – первая и чиновники – первые. Последний вариант мне предложили: пусть там будет международный дом художников. Пусть, я согласна. Но принадлежать это должно всё-таки России.

Надо сказать и о том, что хочет Сологуб взамен:

1. Перевезти на Родину прах отца.

2. Приехать в СССР на два месяца для работы над диссертацией об отце.

3. В Краснодаре, в доме, где они жили, сделать что-то вроде культурного центра…

МИД запросил Министерство культуры СССР, и начальник Управления внешних сношений министерства В. Гренков ответил, что заинтересованности в приглашении Сологуб на два месяца нет.

Конечно, зачем Министерству культуры культурный центр в Краснодаре, который организует какая-то эмигрантка? За то, что ты чего-то не сделаешь, отвечать не надо, а вот если что-то сделаешь, да вдруг не то, – тут ответ держать придётся. Не Родине служим, не Отечеству – себе.

Но как же ставить точку в той самой переписке, хотя бы для отчета? В секторе Франции мне сказали: «Сологуб со своей землёй на Капри лицемерит». И объяснили: мы ей предложили землю продать, а нам – деньгами… а она отказалась.

Я не поверил бы. Если бы в дипломатической переписке не увидел этих строк: в связи с тем, что процедура передачи земельных участков в дар является весьма сложной, пусть И. Сологуб их продаёт, а деньги передаст нам. В связи с её отказом возникает вопрос об искренности её намерения.

Вас приглашают на званый ужин, а вы: «Я не приду, я лучше деньгами».

Итак, Э.Л. Поляновский, который имел доступ к документам по Капри, никакой дом не упоминает. Возможно, что сам дом был очень скромным, даже по советским меркам, и его журналист не посчитал нужным упоминать.

Интересен конец истории с землёй на Капри. На встрече с Е.И. Костеровой в Париже И.Л. Сологуб не без сожаления сказала: «Из моей затеи с землёй ничего не вышло. Я стала понимать, что мой искренний порыв души никому не нужен. А тут ушёл Горбачев, распался СССР». На вопрос Елены Ивановны о том, подарила бы она Горбачеву (СССР) землю спустя годы для создания Дома творчества для художников, графиня ответила: «Нет… Я разочаровалась в Горбачеве». И не в нём одном, а в огромной бюрократической системе, помешавшей большому и благородному делу.

Сколько наших замечательных художников могло бы посетить это уникальное для творчества место, создай там зарубежную базу для живописцев! Надо сказать, что для её организации Ирина Леонидовна даже юридически оформила фонд с красивым названием – Terra dell sole, с официальным адресом на Капри на Туринской улице. В моём архиве хранится открытка с каприйским видом, вложенная в маркированный конверт этого фонда и адресованная послу России во Франции (1992-1998 гг.) Ю.А. Рыжову. На открытке была надпись, свидетельствующая о большой любви Ирины Леонидовны к Капри, которую она хотела передать нашим художникам. «Дорогой, дорогой! Юрий Алексеевич! Так хотелось бы погулять с Вами по тропинкам Terra dell sole. Послушать тишину Вселенной и проникнуться чистотой воздуха и запахом деревьев. Но надо уезжать и покидать всю эту красоту. Жаль, нестерпимо жаль… Остаюсь, как всегда Ваша подданная, Ирина Сологуб».

Ирины Леонидовны не стало в 2007 году. Как распорядилась она землёй на Капри? Интересно было бы всё же узнать, кому досталась земля на далёком  острове, приютившем её отца-изгнанника из России. Раз за разом Леонид Романович возвращался на Капри. Возможно, за светлыми воспоминаниями молодости – времени, когда он не сомневался, что, получив новые впечатления для творчества, он обязательно привезёт их домой. Похоже, что в эмиграции  остров навевал Сологубу чувство невыразимого утешения от разлуки с Родиной, которыми проникнуты все его «каприйские» произведения.

Ниже публикуются произведения К. И. Горбатова, К.А. Вещилова,  Л.Р. Сологуба, на которых, по мнению автора данной статьи, изображен предполагаемый дом Сологуба на Капри.

Л.Р. Сологуб 

К.А. Вещилов

К.И. Горбатов

Наталья Щурик,

к. и. н., член ВТОО «Союз Художников России», член АИС