Расследования:

Гости, которым мешают хозяева

17.03.2022

О том, как в Темрюкском районе издеваются над дочерью ветерана ВОВ

Автор: Татьяна Гусельникова

7807

На протяжении многих лет жительница Темрюкского района борется за своё жильё и право просто спокойно жить и работать. Небольшую пристройку 90-х годов, сделанную с разрешения сельсовета, признают самоволкой, а с пенсионерки-учительницы требуют ещё и уплаты судебной неустойки.

В советские времена учитель Людмила Травкина получила квартиру в 4-х квартирном одноэтажном доме старой постройки по ул. Карла Маркса, 75 в ст. Тамань. Людмила Ивановна вселилась в однокомнатную квартиру по ордеру с двумя детьми, позже забрала к себе и пожилую маму – ветерана ВОВ. Таманский сельсовет выдал Травкиной и свидетельство о собственности на землю. На четыре квартиры полагалось 12 соток земли, Травкиной досталось три сотки. Местные власти обещали со временем улучшить условия проживания. Но, как говорят, нет ничего более постоянного, чем временное. К 1991 году Людмила Травкина приватизировала квартиру.

В конце 80-х годов в соседнюю квартиру вселилась семья Алехиных, прибывших с Украины. Так как квартиры были крошечными и неблагоустроенными, семьи, кто раньше, кто позже, стали делать пристройки. Первыми пристройки сделали Алехины, не обсудив свои намерения с соседями. Начала делать пристройку и Людмила Травкина, получив на неё соответствующее разрешение в сельской администрации и согласовав пристройку с главным архитектором, как того требовал закон в начале 90-х годов. Чету Алехиных это явно не устроило и с их стороны начались докучливые придирки к Травкиной по самым разным вопросам. Дошло даже до того, что глава семейства Владимир Алёхин, увидев, что Людмила Травкина возвела стену веранды, одним ударом снёс эту стену, чуть не травмировав зятя и дочь Людмилы Ивановны, у которых на руках был полуторогодовалый ребёнок. Пришлось снова вызывать строителей и за свой счёт восстанавливали стену.

Воспитание не позволяло Людмиле Ивановне отвечать соседям такими же кощунственными методами. Поначалу она пыталась убеждать и прощать, а затем пыталась избегать Алехиных.

В 1992 году соседка Наталья Алехина устроилась работать в Таманский сельсовет. А в начале 1994 года Алехины подали в суд жалобу, в которой поставили под сомнение законность пристроек семьи Травкиных. В процессе судебных заседаний выяснилось, что со стороны Травкиной нарушений нет. Но при этом выяснилось и совсем уж невероятное – истица Наталья Алехина каким-то образом оказалась прописанной в квартире Травкиной, при том, что документов на квартиру Травкиной и землю под ней истица не представила!  Тем, как это стало возможным, судья почему-то тогда не заинтересовалась.  А ведь этот факт, который всплыл в ходе судебного заседания, должен был стать предметом отдельного изучения правоохранительными органами. Кроме того, получив из суда документы, Людмила Травкина увидела, что её соседка и её квартиру приватизировала. При этом в ходе самого судебного заседания Алехина не представила документы ни на квартиру, в которой проживала, ни на квартиру Травкиной. В итоге Алехины были вынуждены отказаться от иска, а факт с их пропиской в чужой квартире замяли.  

Но несмотря на то, что вскрылось это вопиющее беззаконие, Алехины семью Травкиных в покое не оставили.  

В 1998 году дома по улице начали подключать к газу. Людмила Ивановна одна из первых оплатила проект подключения, но газа дождалась только спустя (!) 11 лет, в то время как остальным её соседям газ вскоре провели незамедлительно. И это при том, что престарелая мама Людмилы Ивановны, Мария Парфеновна Васичкина, являлась участницей Великой Отечественной войны. Газовики разводили руками: «Соседи не дали вам разрешение на подключение к газу». Хотя всем остальным хозяевам этого небольшого дома проводили газ без чьего-либо согласия. При этом, как рассказывает Травкина, за врезку, технические условия и техпаспорта ей пришлось оплачивать дважды, квитанции она хранит до сих пор. В краевом департаменте ТЭК в 2008 году ей так и ответили, что «из-за несогласия ваших соседей проведение работ по газификации невозможно».

Но если без газа ещё как-то можно прожить, то как же прожить без воды? Но и через это прошла семья Травкиных.

– У нас во дворе стоял общий кран, напор воды всегда был хороший, а в соседнем дворе вода шла тонкой струйкой.

– Людмила, вода не доходит до тех домов, будем менять общую трубу, будешь участвовать? – спросили меня соседи из близлежащих домов.

–  У нас сильный напор, но, если не идёт у вас, давайте, – ответила я. –Планировалось, что каждый себе проведёт, – рассказывает Людмила Ивановна. – Соседские мужчины копают траншею, я с ними вышла с лопатой, они сказали, что сами справятся, я предложила заплатить за работу. Через некоторое время привезли трубу и положили вдоль нескольких домов. Три дня я караулила, чтобы показать «Водоканалу», где сделать мне врезку, а на четвёртый день пришла с работы – а труба уже глубоко в траншее и засыпана землёй. Теперь соседи с водой, а нас оставили без. Обращения в «Водоканал» не дали никакого результата, – рассказывает о своих мытарствах Людмила Ивановна.   

–  Мы жили без воды три года. Пожилая мама с колясочкой ездила на святой колодец за водой, благо соседка разрешала нам у неё со двора воду брать, но там тоненькая струйка шла, мы вставали в 4 утра, чтобы набрать воды, мучились. А когда соседка умерла, племянница впустила квартирантов, которые запретили брать воду. Мама как-то набрала водички, а они ей в ведро веник засунули, – еле сдерживая слёзы рассказывает пожилая женщина. 

Потом всё-таки воду провели, но, когда появилась из-под земли струйка, хотя трубы были новые, воду снова отрезали, откуда могла появиться течь?! Мастера тогда говорили, что предположительно целостность трубы нарушена искусственным образом. Только после вмешательства руководства краевого «Водоканала» и обращения к заместителю прокурора Краснодарского края Игорю Бабаеву Травкины снова смогли пользоваться водой. 

– А сколько жалоб я получила за то, что занимаюсь дома с детьми английским языком! Я, наверное, на тот момент была единственная учительница в Тамани, которая зарегистрировала ИП, чтобы заниматься с детьми. Полиция приходит – я показываю документы, что я предприниматель. «Что ему надо», – удивлялся полицейский и уходил. Это настоящее выживание, – рассказывает Людмила Ивановна.

– Самое больное было то, что Алехина приносила от администрации приглашения на праздничные мероприятия, когда они уже прошли. Мама всегда из-за этого переживала. Она ведь участница войны, с моим отцом они дошли до Берлина, – рассказывает Людмила Ивановна, уже не пытаясь сдерживать слёз.

Не вынеся всех этих издевательств, в 2002 году мама Людмилы Травкиной скончалась.

– Я в то время уехала к детям, как рассказывают соседи, они зашли в комнату, а она в лужи крови лежит. Я написала заявление в полицию, но сказали, что у неё была сердечная недостаточность. Да, поиздевались над ней Алехины… 

– Он раньше пил сильно. «Зато трогать меня не будет», – говорила мама и давала ему деньги, – рассказывает Людмила Травкина, вспоминая с содроганием те времена.

Похоронив маму в мае 2002 года, Людмила Травкина обратилась в паспортный стол, чтобы поменять паспорт, тогда все меняли паспорта. В новом паспорте соседка по кабинету Натальи Алехиной чиновница Куликова выписала Травкину из её квартиры и вписала в квартиру Алехиных, не поставив год прописки. С какой целью это было сделано? Только благодаря бдительности и настойчивости Травкиной ей поставила новый штамп с пропиской, как положено.

Руками администрации

Второй раз подать в суд иск о сносе пристроек Травкиной Алехины по закону не могли, поэтому решили, а может, кто надоумил, сделать это руками районной администрации.

Муж Алехиной обращается в администрацию Темрюкского района по вопросу законности пристроек Травкиных. В январе 2021 году специалист управления муниципального контроля районной администрации Галина Устименко проводит внеплановую проверку. Выявив «нарушения земельного и градостроительного законодательства», она направляет материалы проверки в департамент по надзору в строительной сфере Краснодарского края, также администрация обращается в суд с иском о признании самовольной реконструкцию и просит «обязать привести объект в первоначальное состояние». Помимо того, что районные власти требуют снести пристройку, которой уже 30 лет, так ещё и хотят получить судебную неустойку в 1000 рублей за каждый день неисполнения решения суда.

Как говорится в иске администрации, согласно техпаспорту 2015 года, общая площадь квартиры № 4 составляет 31,1 кв. м, что соответствует сведениям ЕГРН. Согласно разрешительным документам Таманского сельсовета 1993 года, Травкиной разрешено строительство пристроек общей площадью 48, 04 кв. м.

Таким образом, как посчитали в администрации, общая площадь её квартиры должна составлять 79,14 кв. м. «Фактически, в ходе проведения проверки выявлено, что пристроенная к квартире № 4 жилая комната представляет собой двухэтажное помещение, что ещё больше увеличивает площадь квартиры». То есть Травкина, по мнению властей, реконструировала квартиру с отклонениями от разрешительной документации. А тот факт, что второй этаж – нежилой и является чердаком, а общая площадь квартиры оказалась менее 79, 14 кв. м, это администрация опустила. Она взяла во внимание тот факт, что сделанные в 90-е годы пристройки не отражены в техпаспорте 2015 года, копию которого они получили в БТИ и предоставили в суд.

«Новая газета Кубани» сделала запрос в ГБУ КК «Крайтехинвентаризация - Краевое БТИ». В ответе за подписью руководителя Владимира Пушкарева сообщается, что «согласно материалам учётно-технической документации инвентарного дела № 25505 последняя регистрация текущих изменений по данному объекту капитального строительства проводилась техниками-инвентаризаторами 22.02.2011 и 25.06.2015 соответственно, о чём свидетельствуют технические паспорта, выполненные по состоянию на указанные даты».  

А о том, что Людмилой Травкиной был заказан ещё один технический паспорт от 5 апреля 2021 года, изготовленный в отделе по Темрюкскому району и подписанный его начальником Сергеем Лазутиным, и в котором отражены все пристройки, в краевом БТИ, оказывается, не в курсе. Как так могло получиться?! Может, Владимиру Ивановичу Пушкареву стоит проверить Темрюкский отдел?!

В ходе судебного разбирательства Людмила Травкина подала встречный иск, объяснив, что пристройку делала в 1993 году по характеристикам, указанным в постановлении Таманского сельсовета. А в 1994 году, закончив работы, получила справку – заключение о соответствии параметров завершённого строительством объекта ранее выданному разрешению. Однако ей не удалось в установленном порядке оформить право собственности на реконструируемый объект, так как на межевание потребовалось согласие соседей, которые, естественно, ей его не давали. Несмотря на то, что женщина уже оплатила всю стоимость услуг по изготовлению строительного паспорта, земельного дела, топосъёмки, разбивки технических условий, никакие работы проведены не были. Кстати, квитанции она все сохранила, и суммы там не малые.  

После личного приёма у главы Темрюкского района Фёдора Бабенкова она получила ответ, в котором было указано, что в связи с несоответствием фактической площади квартиры (71,5 кв. м) с выданным ранее разрешением  (79,14 кв. м) в административном порядке легализовать пристройки не представляется возможным и посоветовали обратиться в суд. Что она и сделала, подав встречный иск.

Таким образом, есть определение Темрюкского народного суда от 07.10.1994 года, предметом рассмотрения которого были пристройки. И есть три паспорта БТИ – 2011, 2015 года, в которых пристройки отсутствуют, и 2021 года, в котором указаны все пристройки с датами их возведения.

 

Кроме того, есть заключение эксперта ИП Набиевой Л. И., в котором говорится, что «реконструируемый объект соответствует п. 3 ст. 222 ГК РФ», то есть законен. Есть экспертиза, выполненная судебно-строительным экспертом Волошиным в рамках судебного дела, который пояснил, что нарушений технических регламентов не выявлено, а отклонение от предельных параметров, установленных Правилами землепользования и застройки поселения, допустимы. Кроме того, в суде эксперт пояснил, что, учитывая материалы, из которых была сделана пристройка, выполнена она была до 2015 года. 

Так в чём была сложность для судьи Темрюкского районного суда Сергея Коблева установить истину?! 

Несмотря на абсурдность ситуации, судья Коблев удовлетворил иск администрации, а во встречном иске Травкиной отказал. Суд обязал Людмилу Ивановну привести объект в первоначальное состояние путём сноса, да ещё взыскал неустойку в размере 1 тыс. рублей за каждый день неисполнения решения суда!

Людмила Травкина подала апелляцию на это решение, в ближайшее время Краснодарский краевой суд приступит к рассмотрению жалобы.

«Почему в БТИ в 2021 г. мне не выдали к моему в бумажном варианте паспорту БТИ 2021 г. электронный вариант на диске? Без электронного варианта нельзя узаконить мои пристройки. Я оплачивала в 1995 г. за оформление техпаспорта, ничего не сделали. Сказали, что надо сначала сделать межевание дома. В 2021 г. оплатила заново и снова ступор. Деньги берут и ничего не делают. У меня нет ни одного поддельного документа на квартиру и на землю. Мои пристройки не узаконивают. У Алёхиных куча сомнительных первичных документов, и их пристройки узаконили и без общего межевания. Прошу Лазутина (сотрудника БТИ г. Темрюка) пояснить происходящее».

Надо сказать, что департамент по надзору в строительной сфере Краснодарского края, куда также обратилась администрация Темрюкского района, усмотрев у пожилой женщины «нарушения» при строительстве объектов, 29 июня 2021 года прекратил производство по делу об административном правонарушении по ч. 1. ст. 9.5 КоАП РФ (Нарушение установленного порядка строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капитального строительства, ввода его в эксплуатацию). Только вот получить это постановление на руки Людмиле Ивановне удалось лишь спустя полгода – 29 декабря 2021 года.

Правоохранителям на заметку

Вернёмся к семье Алехиных. По некоторой информации, со слов прежней владелицы квартиры Лидии Ивановой, она предоставила прибывшим с Украины Алехиным жилье временно, но Алехины просто не захотели оттуда съезжать. В распоряжении «Новой газеты Кубани» имеется копия договора дарения от 29.03.1991 года, согласно которому Иванова Лидия Дмитриевна якобы дарит своей сестре Алехиной Наталье Николаевне квартиру № 3 в доме № 75 по ул. К. Маркса в ст. Тамань. Но в «документе» отсутствуют подписи сторон, но есть подпись и печать нотариуса. Только не указана фамилия нотариуса и дата регистрации им документа. 

Возникает вопрос, если у Алехиной был так называемый договор дарения, почему она его не предоставила в суде в 1994 году? В договоре указывается оценка квартиры – 1 330 рублей, но в это время аналогичная квартира Травкиной стоила в два раза больше – 2 700 руб.  Да и Лидия Иванова не приходится сестрой Алехиной.

Как пояснил «Новой газете Кубани» глава Таманского сельского поселения Максим Хорошилов, Наталья Алехина действительно работала в сельской администрации, она там проработала с 1992 года по 2005 год и была уволена  с должности делопроизводителя военно-учетного стола  в связи с сокращением штата. Но ходят слухи, что ушла она со скандалом. Об этом молодой глава поселения мог и не знать. Говорят, что после ухода из чиновниц, Наталья Алехина поработала грузчицей на хлебозаводе, а затем устроилась помощницей нотариуса. Неужели, её опыта было достаточно для этой работы?! Но вскоре и оттуда она уволилась, сейчас работает уборщицей.  Мы не берёмся утверждать, что во время её работы помощницей нотариуса и мог появиться «договор дарения», но правоохранительным органам не мешало бы проверить этот факт и опросить «дарителя» Лидию Иванову.

Почему с появлением соседей жизнь Людмилы Травкиной и её семьи превратилась в ад, догадаться несложно. Прописка Алехиной в квартире Травкиной, изменение размера земельного участка под домом, необъяснимые исправления в  архивных документах наводят вполне на определённые мысли, травля учительницы Травкиной и её мамы-ветерана ВОВ происходила на глазах у многих. Но никто не решился перечить Алехиным и защитить слабых женщин.

Если бы не законопослушность Людмилы Травкиной, её аккуратность в сборе и хранении документов, терпение и сила воли, она бы уже давно, скорее всего, лишилась бы своего законного жилья.

Но почему власти Темрюкского поселения и района все эти годы не замечали откровенного геноцида по отношению к Травкиной и её родным?  

В начале марта в Темрюкском районе избран в очередной раз глава района. Редакция надеется, что у Фёдора Бабенкова на новом сроке хватит времени и сил на то, чтобы разобраться в этой ситуации, вывести на чистую воду тех, кто посягал на чужое имущество, и защитить дочь ветерана ВОВ, ветерана труда Людмилу Травкину.