Культура:

Баян Кубани

06.08.2020

«Новая газета Кубани» продолжает серию публикаций о наших знаменитых земляках

Автор: Денис Шульгатый

486

0

«Новая газета Кубани», в сотрудничестве с заслуженным работником культуры Кубани, историком Наталией Корсаковой продолжает серию публикаций о наших знаменитых земляках. Очередная историческая статья посвящена кубанскому казаку, офицеру Русской Императорской армии, писателю, общественному деятелю, организатору артистической группы «Кубанские джигиты» - Федору Ивановичу Елисееву.

Побег из Красной России

Федор Иванович Елисеев (1892 -1987) родился в большой казачьей семье в станице Кавказской Кубанской области. В своих воспоминаниях Елисеев писал: «Вижу ее мою родную и любимую станицу. Вижу ее вольно раскинувшуюся по высокому кубанскому берегу, мою прекрасную, мою цветущую, вольную. Боже, Боже! Знаешь ли ты нашего горя?! Пойдем и выплачем в уединении печаль души…» Воспоминания Елисеева – это жизнь и судьба целого поколения русских в 20 веке, его тревожные, горькие и порою трагические скитания на чужбине.

Рядом со станицей находился черкесский аул, где Елисеев научился у своих друзей искусству джигитовки и проникся уважением к традициям горцев. В семье Елисеевых гордились тем, что три сына получили военное образование и стали офицерами. В Первую Мировую войну они сражались на Кавказском фронте: сам Федор Иванович участвовал в легендарном рейде сотника Гамалия в Месопотамию. За боевые отличия Федор Елисеев был награжден семью орденами.

Семья Елисеевых. Слева направо: отец Иван Гаврилович Елисеев; брат Георгий Елисеев; бабушка Прасковья Степановна; в центре стоит брат Андрей Елисеев с супругою; сестра Надежда Елисеева; Федор Елисеев; мать, Дарья Петровна Елисеева. станица Кавказская 1917 г.

По возвращению казачьих частей с фронта братья Елисеевы – Андрей, Георгий и Федор - стали активными участниками антибольшевистской борьбы. Уже 2-го февраля 1919 года Федора Елисеева назначают командующим полком, в чине есаула. Изредка заглядывал в родной 1-й Кавказский полк дивизии Бабиева, стоявший по соседству. Как вспоминал сам Федор Елисеев: «В полку был наш старший брат Андрей, сотник, и еще 2-3 старых «кавказца», подъесаулы В.Н. Кулабухов и И.И. Храмов. Поговорить было о чем…

- Почему Есаул Елисеев не первопоходник, а командует нашим Корниловским полком? – обратились к Походному Атаману генералу Науменко в Екатеринодаре два есаула полка, первопоходники, старше меня по выпуску из военного училища, но… с занятием Екатеринодара, устроившиеся там, в тылу.

- Поезжайте на фронт! И как старшие в чине – Вы примете полк! – разумно ответил генерал Науменко».

12 апреля 1919 года, одним и тем же приказом по ККВ, Федор Елисеев был произведен в чин войскового старшины «за выслугу лет на фронте» и в полковники – вновь, за боевые отличия. Красные люто мстили братьям Елисееевым за их участие в Белом движении: еще в марте1918 года их отец, как и многие казаки, были расстреляны большевиками в станице Кавказской. Погиб в боях в Крыму младший брат Георгий, а в апреле 1920 года в плен Красной Армии попали Федор и Андрей. Вместе еще с 80 кубанскими офицерами они перенесли заключение в тюрьмах Екатеринодара, Ростова, Костромы и Екатеринбурга. Федор Елисеев в мае 1921 года бежал и через всю Сибирь, Урал, Пермь, Вятку, Вологду, Петрозаводск, и Олонецк. Часто пешком, пробираясь в непроходимых лесах и болотах, в конце концов он перешел в Финляндию.

Судьба оставшихся членов семьи более трагична. Андрей был сослан в лагеря Перми, где его следы потерялись. В 1921 году, когда в казачьих областях начался голод, умерла бабушка Федора Елисеева. Остались его мама и младшая сестра. О гибели семьи и разорении станицы Елисеев узнал из нескольких писем матери. Из Финляндии в 1921 году он написал письмо в станицу, и каким-то чудом оно дошло до адресата. Мать послала три письма в ответ, где она рассказала Федору, что их имущество и дом были конфискованы. Сама женщина была внесена в списки на выселение в Сибирь, ей не разрешили ночевать в родном доме, принудив неприкаянно скитаться по станице. Из ее письма Елисеев узнал о страшной гибели его 19-летней сестры Нади в 1921 году, что до конца дней стало для него незаживающей раной. Глава ЧК Кавказского отдела арестовал девушку и увёз заложницей в хутор Романовский. Через два месяца ей удалось сбежать и спрятаться у знакомых в Краснодаре. Вскоре выяснилось, что девушка беремена и заражена сифилисом. Не получив медицинской помощи, Надя выстрелила себе в живот украденным у чекиста револьвером, но умерла лишь три дня спустя от заражения крови. Несколько месяцев Елисеев посылал матери деньги в банк Кавказского отдела, но получить их ей не удалось, так как ей заявили, что эти деньги принадлежат государству. Умерла Дарья Елисеева в 1936 году.

На коне по белому свету

В Финляндии в г. Хамина, кроме самого Федора Елисеева, на лесопильном заводе работали 20 кубанских казаков. В 1924 году Елисеев предложил создать артистическую группу «Кубанские джигиты» и начать гастроли в европейских государствах. В своих воспоминаниях Елисеев писал: «Культом джигита и наездника я был захлестнут с того возраста, когда ручонками мог дотянуться до гривы лошади и взобраться ей на спину». В 1925 году, заработав неплохой капитал, группа переезжает во Францию: В то же время в Париже начал свою работу казачий цирк, организованный адвокатом Саказаном и бывшим генералом Добровольческой армии Андреем Шкуро. Федор Иванович, получил от Шкуро, которого он знал еще по Гражданской войне, письмо с приглашением и выехал в Париж. Здесь на Елисейских полях расположилась созданная Саказаном и Шкуро цирковая труппа, состоявшая более чем из 250 казаков. До 1934 года джигиты гастролировали по всей Европе. В те годы Елисеев начинает и свою семейную жизнь: первый раз он женился в 1923 году в Финляндии на дочери русского эмигранта и дворянина Ольге Неклюдовой. В Париже они расстались в 1931 году: супруга не смогла выдержать неустроенной походной жизни. В 1932 году на джигитовке в Париже, с Елисеевым случилось несчастье, которое могло стоить ему жизни: он нечаянно выстрелил из пистолета не в воздух, а себе в грудь. Ранение оказалось тяжелым, средств для лечения не было. На помощь пришло русское благотворительное общество. Так Федор Елисеев познакомился с Инной Сольницкой, которая ухаживала за ним после операции. Вместе они создали дружную и счастливую семью.

Не забывает он и об общественной деятельности: в городе Виши полковник Елисеев назначается представителем Кубанского войскового атамана генерал-майора В. Г. Науменко, начальником армейской рабочей группы РОВС, активно помогает Русскому зарубежному союзу военных инвалидов генерала-от-кавалерии Н. Н. Баратова. В 1930—1933 гг. в Париже Обществом ревнителей Кубани под руководством Ф. И. Елисеева были выпущены три номера иллюстрированного журнала «Кубанское Казачество» (около 100 стр.) и журнал «Россия» № 7, посвящённый Кубанскому казачьему войску (свыше 50 гравюр и фотографий, 50 стр.), в котором приняли участие атаманы Краснов, Богаевский, Науменко и другие казачьи деятели.

Кубанские казаки-джигиты. Франция 1925 год

Казаки в Азии

В 1934 году Федор Елисеев подписывает контракт на большие гастроли в Юго-Восточной Азии. Казаки два года гастролировали в городах Индии, - от Бомбея до Калькутты, - на острове Ява, в Индокитае, Гонконге, Камбодже и Шанхае. Вместе с Елисеевым кубанское искусство джигитовки прославляло по всему миру более 70 казаков. Среди них талантливые наездники – Гаврила Солодухин из станицы Ильинской, Савва Понасенко из Уманской, Василий Гамалий из Переяславской, Андрей Крикливый из Ахтырской, Георгий Рябчук из Пашковской и многие другие. Как пишет историк Сергей Балмасов, в своей книге «Иностранный легион»: «Всюду своими сложными и даже опасными для жизни выступлениями он вызывал восхищение: принц Сиама, султаны Малайи и индийский магараджа лично приезжали для того, чтобы посмотреть на прославленного джигита. В 1938 г. кубанский атаман, генерал Науменко назначил Елисеева своим представителем на Дальнем Востоке «для установления и поддержания связи с лидером Российской Дальневосточной эмиграции атаманом Семеновым» Вторая мировая война застала Елисеева в голландской колонии, на острове Суматра»

С началом войны Федор Елисеев поступает в Иностранный Легион, куда был зачислен в чине лейтенанта. Как писал он сам в своей брошюре «В Индокитае против японцев и в плену у них, 1945»: «Я не был огорчен, что вместо чина капитана переименован в лейтенанты. Во французской армии капитан должен командовать ротой. Я - конник. Пехотного строя не знал. Не знал и строевых уставов службы их армии. Естественно, я не мог быть командиром роты».

В 1945 г., прикрывая отход батальона легионеров, раненый, Елисеев попадает в плен японцам. Как офицер русской императорской армии, да еще и казак, лейтенант Елисеев вызвал у японцев необычайный интерес, поэтому его не казнили. После освобождения в 1946 г. возвращается во Францию. За боевые отличия в Легионе Елисеев награждался девять раз, в том числе орденом Круа де Герр (Военного Креста) 2-й ст. с золотой звездой на ленте. Эта награда соответствует Георгиевскому кресту в Русской императорской армии. Эту награду вручал генерал Сабаттье, командующий Французскими войсками в Китае. В выписке из приказа о Елисееве говорилось: «Офицер… исключительного хладнокровия, своим спокойствием и презрением к опасности вызывал восхищение среди подчинённых во время ежедневных боев…»

В Нью-Йорке

В 1949 году Федор Иванович с семьей переезжает из Франции в США. В начале 50-х годов он еще принимает участие в гастролях джигитских казачьих групп в европейских странах. Сохраняя ясность ума и хорошее физическое состояние, на казачьих вечерах в Русском Доме в Нью-Йорке, он плясал лезгинку даже в 95 лет. В США Федор Иванович активно участвует в общественной жизни: долгое время он был хранителем кубанских казачьих регалий в Войсковом музее, избирался постоянным членом Кубанского войскового совета, вел обширную переписку с кубанцами, проживающими на всех континентах, а главное – писал труды по истории. Известный историк русского зарубежья С. В. Волков высоко оценил труды Елисеева: «Фёдор Иванович Елисеев — не только боевой офицер, но один из наиболее крупных военных историков и мемуаристов русского зарубежья. Он оставил тысячи страниц произведений, посвященных истории полков Кубанского казачьего войска, начиная с предвоенного времени. Собственно, большую часть того, что было написано в эмиграции по истории кубанских частей, составляют именно труды Ф. И. Елисеева. Да и за исключением ряда высших руководителей Белого движения и профессиональных военных историков, пожалуй, никто другой среди русской военной эмиграции не оставил такого обширного наследия. Свод воспоминаний Ф. И. Елисеева о полках Кубанского казачьего войска, в которых ему довелось служить, по объёму, степени подробности и насыщенности фактическим материалом практически не имеет себе равных в такого рода литературе и является ценнейшим источником по истории Первой мировой и Гражданской войн…»

Федор Елисеев в день 90-летия. 1982 год

В общей сложности, Елисеевым написано и издано более 100 трудов по истории кубанского казачества, Первой мировой и гражданской войн. Огромную известность получили его труды: «С Корниловским конным полком Кубанского войска», «Нью-Йорк 1956-1960», «Наш полк в месяцы революции 1917-1918 г.г.». «Нью-Йорк 1961», «На коне по белу свету», « В Индокитае против японцев и плену у них в 1945», «История войскового гимна Кубанского казачьего войска и наш полк» и многие другие. Благодаря исследованиям Елисеева стала известна история создания войскового гимна песни «Ты, Кубань, ты наша Родина», которая сейчас является гимном Краснодарского края. Слова песни написаны на Кавказском фронте, священником Константином Образцовым, музыка также написана на Кавказском фронте терским казаком, композитором, руководителем хора Главнокомандующего Кавказской армии Михаилом Колотилиным (1863-1917). Сейчас гимн в обработке кубанского композитора Виктора Гавриловича Захарченко, является официальным гимном Краснодарского края.

В середине 60-х годов Федор Елисеев ведет переписку с единственной живой из всей семьи младшей сестрой Марией Жуковой и старыми друзьями, узнает о судьбе семьи. В своих письмах он пишет о тоске по родным местам, о том, что вне Родины нет счастья. В газете «Прикубанская искра» кто-то опубликовал одно из писем, назвав его «Крокодиловы слезы белоэмигранта». Эту заметку также кто-то прислал Елисееву в Нью-Йорк. Елисеев с горечью написал сестре: «Неужели до сих пор в моей родной станице Кавказской живут нелюди». Больше писем на родину он не посылал.

Умер Федор Иванович Елисеев 3 марта 1987 года в Нью-Йорке. 

- Если когда-нибудь кубанские историки составят синодик великих кубанцев, - убеждена Наталия Корсакова, - то Федор Иванович Елисеев будет в его первых рядах.

Наталия КОРСАКОВА.

Записал Денис ШУЛЬГАТЫЙ

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Комментариев к этой новости пока нет.